Прочитайте онлайн Последняя битва дакотов | IX. НА ВЕЛИКИХ РАВНИНАХ

Читать книгу Последняя битва дакотов
2712+2072
  • Автор:

IX. НА ВЕЛИКИХ РАВНИНАХ

Только на рассвете следующего дня Желтый Камень догнал убегающих вахпекутов. Всеобщая радость была огромна, прекращение погони означало возможность желанного отдыха. Правда, Желтый Камень не сумел пригнать весь табун, несколько лошадей пропало ночью в прерии, но и с оставшимися двигаться стало значительно легче.

Радость вахпекутов увеличивало и то обстоятельство, что лишившиеся лошадей кавалеристы оказались в условиях открытой прерии в весьма тяжелом положении. Измученным и голодным вахпекутам доставляло большое удовольствие представлять себе, как эти наглые кавалеристы бредут, таща седла на собственных плечах.

Однако веселье длилось недолго, все были голодны, а запасов продовольствия не оставалось никаких. Желтый Камень разослал разведчиков, чтобы найти подходящее для лагеря место. Разведчики вернулись к полудню. Немного подальше к северо-западу они обнаружили ручеек, очевидно, впадавший в Миссури. В округе они наткнулись только на тропинки, протоптанные антилопами, никаких следов пребывания людей не обнаружилось. Успокоенный их рассказом, Желтый Камень решил разбить лагерь на берегу ручейка. Еще до наступления сумерек разведчики привели всю процессию к выбранному ими месту.

Местность, и правда, очень подходила для более или менее длительной стоянки. Вода в ручье оказалась мутновата, зато по обоим берегам росли вербы, хлопковые деревья и кусты. В этом сухом краю, там, где обнаруживалась живительная вода, следовало надеяться и на присутствие животных. Было замечено, что здесь немало хищных птиц: орлов, ястребов, соколов-сарычей и сов.

Ободренные надеждой на отдых и утоление голода, индианки с охотой начали хлопотать по устройству стоянки. Вскоре уже повсюду громоздились груды самых разных вещей. Женщины возводили из жердей остовы для типи, потом накрывали их кожей или полотном. В то время многие вахпекуты уже не располагали кожаными типи, поскольку на окраинах Миннесоты, все активнее заселяемых белыми поселенцами, уже много лет не встречались стада бизонов. Приходилось поэтому накрывать типи парусиной, выдаваемой правительством Соединенных Штатов как часть ежегодных выплат.

Женщины прилагали героические усилия, чтобы как можно быстрей навести в лагере хоть какой-то порядок. Помогала им в этом и детвора. Вооруженные небольшими луками мальчишки разбежались по прерии в поисках курочек и зайцев, а девочки выискивали по берегам ручейка мышиные норы. Женщины тем временем набрали топлива, разожгли костры. Рядом с лагерем пасли лошадей мальчики постарше, мужчины же уселись у палаток, проводя время в разговорах и ожидании еды.

В тот вечер вахпекуты впервые за многие-многие дни не ложились спать на пустой желудок. Мальчикам удалось подстрелить несколько курочек и четырех зайцев, девочки же разыскали мышиные норы, из которых выкопали немного дикого гороха. Получилось настоящее пиршество.

Ночью не спали только сменяющие друг друга часовые. Однако, только чуть рассвело, Желтый Камень собрал воинов на совет. Местность не была так уж безопасна, хотя в ту минуту им не угрожали солдаты. Сюда часто заходили поохотиться враждебные вахпекутам пауни, те с недавнего времени отказались от борьбы с белыми и теперь служили в американской армии в качестве проводников и разведчиков. Санти дакоты воевали с пауни с незапамятных времен, поэтому сейчас небольшая группа санти дакотов должна была соблюдать величайшую осторожность. На совете воины постановили, что следует провести разведку, длительное пребывание у ручья могло привлечь внимание врага. Отослав разведчиков, Желтый Камень поручил опеку над лагерем Длинному Копью, а сам с пятеркой самых лучших охотников отправился на охоту. Добыча продовольствия была для вахпекутов вопросом жизни и смерти, необходимо было хоть немного восстановить силы перед дальнейшим путешествием, в частности, перед трудной, опасной переправой через реку Миссури. После таяния снега вода в реке, должно быть, прилично поднялась.

В это время года в северной части Великих равнин еще не появлялись стада бизонов. С неизменной регулярностью каждой осенью они откочевывали на юг в теплые края и каждую весну возвращались. Поэтому первые стада появятся в этих местах не раньше чем через месяц. Приняв все это во внимание, Желтый Камень решил пока охотиться на антилоп, протоптанные ими многочисленные тропинки разведчики обнаружили еще вчера.

Охота на антилоп никак не относилась к разряду развлечений, поскольку они были крайне пугливы. Великолепное зрение позволяло их «стражникам» высматривать опасность с приличного расстояния, встревоженные же, они неслись наперегонки с ветром. Индейцы устраивали обычно многочисленную облаву, и та гнала животных либо к спрятавшимся стрелкам, либо в засаду. Однако на этот раз слишком мало было людей, чтобы организовать большую облаву, поэтому Желтый Камень решил обойтись без нее, используя одну характерную особенность антилоп. Они были страшно любопытны и, если только их что-то заинтересовывало, могли подойти довольно близко.

Желтый Камень и охотники, вооруженные ружьями и луками, покинули лагерь. С лазурного неба уже пригревало солнце, быстро рассеивая ночную мглу. Утренний ветерок шелестел в серо-голубой траве, что доходила охотникам до колен. Под порывами ветра гибкие стебли трав колыхались, подобно волнам океана.

Охотники веселым взором оглядывали зеленый ковер с разбросанными по нему яркими цветами. Они находились сейчас в краю так называемой бизоньей травы, ее эти такие полезные для индейцев животные поедали охотнее всего. А раз их любимая трава снова возрождалась после суровой зимы, значит, вскоре появятся и сами бизоны.

Охотники уже несколько раз натыкались на стада антилоп, однако Желтый Камень хотел найти тропинку к водопою, протоптанную этими животными. Он вел своих людей на северо-запад, идя по дуге вокруг лагеря у ручья.

Солнце почти достигло зенита, когда Желтый Камень неожиданно остановился. Подняв руку, он дал знать, чтобы шедшие за ним гуськом товарищи тоже остановились.

Желтый Камень наклонился поближе к земле, на которой явно отпечатались следы. Примятые копытами стебли молодой травы еще не успели выпрямиться. Желтый Камень без всякого труда узнал, чьи это следы, их оставило стадо антилоп. Он походил еще туда-сюда, разглядывая следы, затем, довольный, выпрямился:

— Хо! Сегодня утром большое стадо антилоп прошло к водопою на ручье, а позднее этим же путем возвратилось. Рядом со свежими следами видны более давние, это значит, что к вечеру они опять пойдут той же дорогой на водопой.

— Надо будет где-то здесь притаиться, — сказал Длинное Перо.

Охотники приступили к поискам подходящего для устройства засады места. Вскоре они наткнулись на довольно большую яму, в ней свободно могли укрыться несколько человек. Не желая оставлять за собой слишком много следов, охотники немедленно спрятались в яме. Но до этого, однако, Желтый Камень вбил в землю неподалеку от ямы принесенную с собой палку, а к ее верху привязал платок, тот сейчас же флажком затрепетал на ветру.

Укрывшись в яме, охотники старательно готовили оружие, а один из них постоянно следил за тем, что происходит в прерии. Ветер дул в их сторону от обширного невысокого взгорья. Судя по оставленным в прерии следам, стадо антилоп должно было появиться именно оттуда.

Вахпекуты терпеливо ожидали появления антилоп. Место это прекрасно подходило для засады, вокруг, сколько мог охватить глаз, не видно было ни деревьев, ни зарослей, которых антилопы всегда избегали. На открытых пространствах они уже издалека видели опасность.

Задолго до наступления сумерек на самой верхушке обширного куполообразного взгорья на фоне светлого неба обрисовались вдали темные очертания антилоп.

В ту минуту на краю ямы сторожил Орлиные Когти.

— Хо! Они на холме! — тихо сообщил он товарищам.

Охотники немедленно выползли на край ямы и, опираясь на локти, подготовили ружья к стрельбе.

Первыми вниз по склону двинулись два рослых самца, за ними длинной вереницей сбежали остальные антилопы. Охотники с удовлетворением убедились, что стадо двигалось по уже протоптанной тропе к водопою. Бег антилоп, высоко поднявших похожие на овечьи головы, поражал своим изяществом. Вожаки стада скоро заметили развевающийся на ветру красный платок и, замедлив темп бега, с любопытством поглядывали на незнакомый предмет. В нескольких шагах от палки с привязанным к ней платком вожаки остановились, а за ними остановилось, расположившись полукругом, и все стадо. Антилопы изгибали шеи, чтобы как следует разглядеть яркий, шевелящийся кусок ткани.

Охотники высматривали в стаде самок, их мясо, имевшее несколько пряный запах, отличалось великолепным нежным вкусом. И самцы, и самки имели рога, тем не менее их было нетрудно отличить друг от друга. У самцов рога были разветвленными, как будто сдавленные, они вертикально устремлялись. вверх, сильно загибаясь на концах книзу, рога же самок имели форму лиры.

Желтый Камень, высмотрев рослую самку, глянул на товарищей. Они согласно кивнули. Тогда Желтый Камень прижался правой щекой к прикладу ружья и поднял дуло вверх. Быстро прицелился, мягко отвел курок, потом спокойно довел его до упора.

За прогремевшим выстрелом эхом отдались еще четыре. Антилопы сорвались как от удара палкой. Стадо закружило на месте и устремилось в паническое бегство, молниеносно исчезнув в холмистой прерии.

Охотники вышли из ямы. На земле неподвижно лежали три антилопы, еще двоих пришлось добить. Желтый Камень сейчас же послал Длинное Копье в лагерь за лошадьми. Антилоп надо было перевезти в лагерь целиком, чтобы женщины могли снять с них ценные, покрытые длинным густым мехом шкуры.

Удачная охота сильно подняла настроение у всех вахпекутов. Мать-Земля гостеприимно приняла их на Великих равнинах. По лагерю расходились соблазнительные запахи жареного и вареного мяса. Дети и собаки в нетерпении крутились вокруг костров, старухи, как обычно, ворчали, готовя ужин. Старики беседовали у палаток, а молодые воины вели веселые разговоры со своими любимыми женами или приглашали девушек на свидание.

После долгой охоты Желтый Камень отдыхал у своего типи, с улыбкой наблюдал за сыновьями. Ва ку'та и Ва во ки'йе, уверенные в своей безнаказанности, проказничали до упаду. Хотя вахпекуты находились совсем далеко от своих брошенных в Миннесоте селений, Желтый Камень давно уже не чувствовал себя таким счастливым, как в этот вечер в прерии. Наконец-то белые люди больше не угрожали его близким. За рекой Миссури лежали охотничьи угодья дакотов, там вахпекуты снова будут вести жизнь свободных людей. Не один Желтый Камень чувствовал облегчение и радость, эти настроения царили по всему лагерю.

Следующие два дня были потрачены на охоту и отдых. Только на четвертый день Желтый Камень созвал старших воинов на совет. Мустанги уже немного отдохнули, все вахпекуты наелись досыта. Слишком долгое пребывание на одном месте могло привлечь внимание враждебных пауни, а, возможно, и солдат генерала Сибли. Пора было выступать в дальнейший путь, только за рекой Миссури вахпекуты могли бы вздохнуть полной грудью.

После того, как они отделились от группы Малого Ворона, самый старший по возрасту Та-Тунка-Сках стал «мирным» вождем, а Желтый Камень, как самый опытный в военных делах, остался военачальником. Старейшины сосредоточенно выслушали доводы Желтого Камня и без возражений постановили выступить в путь на рассвете следующего дня.

Лишь только небо стало светлеть на востоке, в лагере раздались громкие голоса:

— Слушайте, все вахпекуты! К вам обращаются «Сломанные Стрелы». Женщины, сворачивайте типи, собирайте вещи! На восходе солнца мы выходим. Привязывайте узлы к волокушам как следует, чтобы они не упали по дороге. Погасите костры, засыпьте их землей, чтобы огонь не распространился дальше. Следите за маленькими детьми! Никто не должен отдаляться от лагеря. К вам обращаются «Сломанные Стрелы»!

Лагерь жужжал, как пчелиное гнездо. Старшие женщины, брюзжа, подгоняли молодых. Одни сворачивали палатки, другие увязывали узлы. Крики детворы, лай собак еще усиливали суматоху. Вскоре послышалось фырканье приведенных с пастбища лошадей.

Солнце еще не начало сильно припекать, а вахпекуты уже двинулись в путь.

Весь день, не останавливаясь на отдых, вереница всадников и вьючных лошадей неутомимо двигалась на запад. Лишь перед самыми сумерками Желтый Камень стал искать место для ночлега. Остановились рядом с болотцем, заполненным мутноватой водой. Женщины поставили типи и распаковали только самые необходимые вещи, еще до рассвета им предстояло отправиться в дальнейший путь. Вахпекуты сильно устали, и лагерь быстро затих.

Около полуночи Желтый Камень с Красным Кедром отправились в обход часовых. Вахпекуты находились всего в двух днях дороги от селений пауни, поэтому следовало соблюдать всяческую осторожность. Они остановились с часовым Желтой Гривой.

— Хорошо, что вы подошли, — обрадовался Желтая Грива. — Что-то уж слишком много койотов кружится вокруг лагеря.

— Койоты всегда голодные, — заметил Красный Кедр.

— И еще я заметил двоих белых волков, — продолжал Желтая Грива. — Когда я в них прицелился, они пропали в темноте. А через минуту снова появились и точно так же исчезли.

— Хо! — воскликнул встревоженный Желтый Камень. — Пусть Красный Кедр разбудит воинов, а Длинное Копье возьмет несколько человек и усилит охрану лошадей.

Красный Кедр не тратил времени на размышления. Вахпекутам хорошо была известна старая военная уловка пауни, подкрадывавшихся к врагу, накрывшись цельными шкурами белых волков.

Внешне в лагере по-прежнему было тихо, как будто все спали. На самом же деле несколько воинов украдкой побежали к пасущимся лошадям, а другие были наготове, держа в руках оружие. Такая скрытная тревога тянулась до самого рассвета. Желтый Камень выслал воинов на разведку и вскоре те обнаружили следы двух пауни, подкрадывавшихся ночью к лагерю.

Сразу же при восходе солнца вахпекуты двинулись дальше на запад. На этот раз они ехали плотной колонной. Спереди и сзади колонну охраняли воины, по бокам тоже кружились вооруженные мужчины. В течение дня вахпекуты неоднократно замечали вдали фигуры всадников. Молодым воинам не терпелось пугнуть пауни, однако Желтый Камень не позволил им пуститься в погоню. Он боялся, нет ли здесь западни, те несколько всадников могли служить приманкой для того, чтобы воины отдалились от колонны. И пока воины гонялись бы за горсткой всадников, главные силы пауни напали бы на беззащитных женщин и детей.

Так кавалькада и двигалась целый день без всяких остановок. Желтый Камень не опасался нападения на открытой равнине, где приближающийся противник был виден издалека.

Вскоре после полудня вахпекуты достигли восточного берега Миссури. Желтый Камень начал поиски подходящего для переправы места.

Оказалось, что переправа через Миссури сулила массу трудностей. После недавнего таяния снегов река текла по очень широкому руслу, мутная вода была глубокой. Из-за песка и ила, которые несло быстрым течением, вода становилась непрозрачной, а дно вязким. Большая вода скрывала от взгляда природные ловушки, таившиеся в желто-коричневой глубине. Миссури была очень капризной рекой, часто и во многих местах она меняла свое русло и тогда заливала прибрежные леса, а затопленные деревья образовывали опасные подводные преграды. И в то время, когда на одном берегу лес исчезал под водой, на другом, оставленном капризным течением, вырастал новый, молодой. На поверхности мутной, быстро бегущей воды образовывались многочисленные предательские омуты, а на илистом дне вода вымывала глубокие ямы. Только летом, когда уровень реки спадал, становились видны громадные завалы, образованные затопленными лесами.

Пока разведчики разыскивали место, подходящее для переправы через реку, все вахпекуты с тем богобоязненным почтением, какое они испытывали перед всеми могучими проявлениями природы, всматривались в разлившуюся реку. Вскоре все отправились на север, где разведчики обнаружили более пологий берег. Там, примерно на середине реки, находился вытянутый, поросший лесом остров. Правда, берега его были высокими и крутыми, зато на северный конец острова можно было переправиться верхом, не теряя почвы под ногами. На противоположном берегу острова течение реки было более быстрым, поэтому преодоление его должно было оказаться более трудным делом.

Несколько мужчин и сильных молодых женщин должны были переправиться первыми. Они благополучно добрались верхом до северного окончания острова. Там кони утратили грунт под ногами и пустились вплавь. Через какое-то время первая группа оказалась на западном берегу. Ее заданием была разгрузка плотов, на которых собирались переправлять более тяжелый груз.

А на восточном берегу вахпекуты рубили молодые деревья и сколачивали эти самые плоты, а затем спускали их на воду. Через какое-то время плоты уже плыли, приближаясь к западному берегу. Остальные вахпекуты в молчании готовились к переправе. Женщины с детьми привязывали себя к седлам, сильнее подтягивали поводья, держащие тюки на лошадиных спинах. В эту минуту галопом подъехали трое разведчиков. Командовал ими Длинное Копье. Он рванулся к Желтому Камню и выкрикнул:

— По берегу приближаются пауни!

— Сколько их? — коротко спросил Желтый Камень.

— Не знаю, я не хотел тратить времени на наблюдение, — ответил Длинное Копье.

— Подлые собаки, наверно, двигались за нами весь день, — произнес Красный Кедр. — Знали, что мы все время начеку, так решили напасть на нас во время переправы!,

Желтый Камень мгновенно понял, в каком страшном положении они очутились. Часть воинов находилась уже на западном берегу, еще кое-кто как раз переправлялся туда на плотах. На восточном берегу находились, в основном, женщины и дети.

— Пусть Длинное Копье и Красный Кедр соберет воинов, попробуем задержать нападающих, — отдал распоряжение Желтый Камень. -А остальные пусть немедленно переправляются верхом вплавь на другую сторону!

Вахпекуты стегнули лошадей, река вспенилась вокруг мустангов. Некоторые, отягченные тюками и женщинами, упирались, не хотели входить в воду, но арканы были безжалостны. Мужчины пробовали охранять с боков двигающуюся вплавь кавалькаду. Река покрылась людьми, лошадьми, собаками. Вода была прямо ледяной, но никто не обращал на это внимания. Миновав северный выступ острова, лошади начали терять грунт под копытами, все больше лошадей попадали на глубину. Над водой виднелись только лошадиные головы и погруженные по пояс всадники. Женские платья вздувались пузырями, матери подымали детей вверх. Кое-где быстрое течение смывало людей с лошадиной спины, но мужчины моментально, подвергая собственную жизнь опасности, спешили на помощь. Сразу же за выступом острова одна из лошадей, нагруженная тюками и женщиной с малым ребенком на руках, попала в подводную яму. Бедное животное вместе с женщиной и ребенком внезапно исчезло под водой. Ближе всех к ним находился Длинное Перо. Когда прижимающая к груди ребенка женщина была на мгновение выброшена быстрым течением на поверхность воды, Длинное Перо схватил ее за косу и потянул к себе. Сам он оказался в воде, а женщину, находящуюся в полубессознательном состоянии, втолкнул вместе с ребенком на седло. Теперь, держась за хвост лошади, он плыл вслед за животным. Драматически складывающаяся переправа через Миссури проходила в полном молчании. Даже тонувшие не звали на помощь. В те полные ужаса минуты слышно было только жалобное ржание борющихся за жизнь лошадей.

А Желтый Камень с несколькими воинами тем временем ждал приближения противника. Однако пауни задержались неподалеку от места переправы, с любопытством наблюдая за своими отважными врагами, ведущими борьбу с грозной стихией не на жизнь, а на смерть. Когда большинство вахпекутов уже находилось на противоположном берегу, пауни повернули лошадей и спокойно уехали.

Только тогда Желтый Камень дал знак остававшимся с ним воинам, что можно переправляться. Вскоре они уже находились среди своих на другом берегу. Переправа через Миссури не обошлась без жертв. Утонули две женщины, ребенок и мужчина, пытавшийся их спасти. Пропало и несколько лошадей с тюками.