Прочитайте онлайн Последний из могикан, или Повествование о 1757 годе | Глава VII

Читать книгу Последний из могикан, или Повествование о 1757 годе
2212+2805
  • Автор:

Глава VII

Они не спят.

И вижу я на скалах тех

Всей дикой бандой они сидят.

Грей

— Если мы останемся здесь, — сказал Соколиный Глаз, — мы пренебрежем предупреждением, которое дается нам для нашего же блага. Пусть нежные создания побудут в пещере, но мы, то есть я и могикане, пойдем на скалу сторожить. И, полагаю, майор шестидесятого полка присоединится к нам.

— Разве близка опасность? — спросила Кора.

— Только тот, кто издает эти странные вопли, знает о грозящей нам опасности. Я буду считать себя недостойным человеком, если стану прятаться в нору, слыша такое знамение в воздухе. Даже слабая душа, которая проводила свои дни в псалмопении, взволнована этими звуками и говорит, что «готова идти вперед на битву». Но если бы нас ждала только битва, то с этим мы бы успешно справились. Но я слышал, что, когда между небом и землей разносятся подобные крики, это предвещает не совсем обычную войну.

— Если вы считаете, мой друг, что эти звуки вызваны сверхъестественными причинами, то нам не стоит слишком волноваться, — продолжала невозмутимая Кора. — Но не думаете ли вы, что наши враги хотят запугать нас и этим своеобразным путем без труда одержать над нами победу?

— Леди, — торжественным тоном ответил разведчик, — больше тридцати лет прислушивался я ко всем лесным звукам, как прислушивается человек, жизнь и смерть которого зависят от чуткости его слуха! Меня не обманут ни мурлыканье пантеры, ни свист пересмешника, ни крики дьявольских мингов. Я слыхал, как лес стонал, точно человек в жестокой печали; слыхал я и треск молнии, когда от ее огненных стрел разлетались сверкающие искры. Теперь же ни могикане, ни я — мы не можем объяснить себе, что это был за вопль. И потому мы думаем, что это — знамение неба, посланное для нашего блага.

— Странно… — сказал Хейворд и взял свои пистолеты, которые, входя в пещеру, положил на камень. — Все равно: знамение ли это мира, или призыв к бою — нужно выяснить, в чем дело. Идите, друг мой, я следую за вами.

Все почувствовали прилив отваги, когда, выйдя под открытое небо, вдохнули не душный воздух грота, а бодрящую прохладу, которая стояла над водопадами и водоворотами. Сильный ветер реял над рекой и, казалось, относил рев воды в глубину гротов, откуда слышался непрерывный гул, напоминающий раскаты грома за отдаленными горами. Луна поднялась, ее свет кое-где играл на поверхности воды; тот же край скалы, на котором они стояли, окутывала густая мгла. За исключением гула падающей воды да сильных вздохов порывистого ветра все было так тихо, как только бывает ночью в полной глуши. Напрасно глаза всматривались в противоположный берег, стараясь уловить там малейшие признаки жизни, которые могли бы объяснить, что значили страшные звуки. Неверный свет луны обманывал напряженное зрение встревоженных людей, и их взгляд встречал только обнаженные утесы да неподвижные деревья.

— Среди тьмы и покоя прелестного вечернего затишья ничего не видно, — прошептал Дункан. — Как любовались бы мы картиной этого уединения в другое время, Кора! Представьте себе, что вы в совершенной безопасности, быть может…

— Слушайте! — прервала его Алиса.

Но ей незачем было останавливать майора: снова раздался тот же звук. По-видимому, он доносился с реки и, вырвавшись из узких, стеснявших ее утесов, колеблясь, прокатился по лесу и замер где-то далеко-далеко.

— Как можно назвать такой вопль? — спросил Соколиный Глаз, когда последний отзвук страшного вопля затерялся в лесной глуши. — Если кто-нибудь из вас понимает, в чем дело, пусть скажет. Я же считаю, что это нечто сверхъестественное.

— В таком случае, здесь найдется человек, который может разубедить вас, — сказал Дункан. — Эти вопли хорошо знакомы мне, так как я часто слыхал их на поле сражения при обстоятельствах, которые нередко встречаются в жизни солдата. Это крик лошади. Иногда боль вырывает этот звук из ее горла, а иногда ужас. Вероятно, мой конь сделался добычей хищных зверей или же он видит опасность, которую не в силах избежать. Я мог не узнать этих воплей, пока был в пещере, но на открытом воздухе не могу ошибиться.

Разведчик и его товарищи слушали это простое объяснение Дункана с интересом людей, которых новые понятия заставили отказаться от некоторых старых убеждений.

— У-у-ух, — произнесли могикане, когда истина стала им ясна.

Соколиный Глаз подумал немного и ответил:

— Я не могу отрицать справедливость ваших слов, потому что плохо знаю лошадей, хотя их здесь немало. Вероятно, на берегу вокруг них собрались волки, и теперь испуганные животные зовут на помощь человека, как умеют звать… Ункас, — на языке делаваров обратился он к молодому индейцу, — сойди-ка в пирогу и спустись по течению, швырни в стаю волков горящую головню, иначе страх сделает то, чего не в силах сделать волки, и мы останемся без лошадей. Между тем завтра нам нужно двигаться быстро.

Молодой туземец спустился уже к воде, чтобы исполнить приказание разведчика, когда на берегу реки раздался протяжный громкий вой, который скоро стал удаляться; казалось, охваченные внезапным ужасом, волки бросили свои жертвы.

Ункас поспешно вернулся обратно. И трое друзей снова стали совещаться.

— Мы напоминали собой охотников, потерявших указания звездного неба и несколько дней не видевших скрытого от них солнца, — сказал Соколиный Глаз, делая несколько шагов в сторону. — Теперь мы снова начинаем видеть приметы пути, и он, слава богу, очищен от многих препятствий. Сядьте-ка в тени берега, здесь темнее, чем в тени сосен. Говорите только шепотом, хотя, быть может, нам лучше и благоразумнее в течение некоторого времени беседовать только с собственными мыслями.

Стало ясно, что тревога Соколиного Глаза исчезла; теперь он был снова готов к борьбе. Было очевидно, что с открытием тайны, которой, его собственный опыт не мог объяснить ему, исчез его мгновенный страх и, хотя он ясно представлял, в каком положении они находятся, он был готов встретить любую опасность со всей отважностью своего мужественного характера. Его чувства, казалось, разделяли и туземцы. Они стояли на скале, с которой открывался вид на оба берега; в то же время сами они были скрыты от глаз врага. Хейворд и его спутницы нашли нужным последовать примеру своих благоразумных проводников. Дункан собрал большую груду веток сассафраса и положил ее в расселину, которая разделяла две пещеры. Кора и Алиса спрятались в эту расселину. Стены скал могли предохранить сестер от вражеских выстрелов; в то же время майор успокоил встревоженных девушек, сказав им, что никакая опасность не застигнет их врасплох. Сам Хейворд поместился недалеко от Коры и Алисы и мог разговаривать с ними вполголоса. Между тем Давид, подражая обитателям леса, спрятался между камнями так, что его неуклюжего тела не было видно.

Шли часы. Ничто не нарушало тишины и спокойствия ночи. Луна поднялась до зенита, и ее отвесные лучи освещали двух сестер, которые мирно спали, обняв друг друга. Дункан прикрыл сестер большой шалью Коры, тем самым спрятав от себя зрелище, которое он с такой любовью созерцал, потом опустил голову на обломок камня. Со стороны Давида неслись такие звуки храпа, которые в минуту бдения, конечно, возмутили бы его же собственный слух. Словом, кроме разведчика и могикан, всех победил сон, все утратили сознание действительности. Но бдительные стражи не знали ни сонливости, ни усталости. Неподвижные, как камни, они лежали, сливаясь с очертаниями утесов, беспрестанно окидывая взглядом темные ряды деревьев, которые окаймляли противоположный берег узкого потока. Ни один звук не ускользал от их слуха, и самый тщательный наблюдатель не мог бы сказать, дышат они или нет. Было очевидно, что такую осторожность породила долгая опытность и что самая тонкая хитрость врагов не могла бы обмануть ее. Однако все было спокойно. Наконец луна закатилась; над верхушками деревьев у излучины реки появилась розовая полоска и возвестила о наступлении нового дня.

Тогда Соколиный Глаз впервые пошевелился, пополз вдоль утеса и разбудил крепко спавшего Дункана.

— Пора в путь, — прошептал охотник. — Разбудите девушек и, когда я подведу пирогу к удобному месту, приготовьтесь спуститься к реке.

— А ночь прошла спокойно? — спросил Хейворд. — Меня сморил сон и помешал мне караулить.

— Да, и теперь все тихо, как было в полночь. Но тише! Молчите и торопитесь! — И разведчик пошел к пироге.

Окончательно проснувшись, Дункан приблизился к спящим девушкам и, откинув шаль, прикрывавшую их, сказал:

— Кора! Алиса! Проснитесь, пора в путь!

Кора подняла руку, точно отталкивая кого-то. Алиса же пролепетала своим нежным голоском:

— Нет-нет, дорогой отец, нас не покинули, с нами был Дункан!

— Да, Дункан здесь, — с волнением прошептал юноша, — и, пока он жив и пока грозит опасность, он тебя не покинет!.. Кора! Алиса! Вставайте! Пора в путь!

Вдруг Алиса пронзительно вскрикнула, а Кора вскочила и выпрямилась во весь рост. Не успел майор выговорить слова, как раздались такие страшные завывания, что даже у Дункана вся кровь прихлынула к сердцу. С минуту казалось, будто все демоны ада наполнили воздух, окружавший путешественников, и вились около них, изливая свою лютую злобу в диких криках. Ужасный вой несся со всех сторон.

Испуганным слушателям чудилось, что нестройные вопли раздавались в чаще леса, в пещерах подле водопадов, среди скал, неслись с русла реки, падали с небес. Под звуки этого адского шума и гама Давид выпрямился, зажал уши и вскрикнул:

— Откуда эта какофония? Может быть, разверзлись адские своды? Человек не решился бы издавать такие звуки!

Его неосторожное движение вызвало залп выстрелов с противоположного берега. Несчастный учитель пения без чувств упал на камни, служившие ему ложем во время его долгого сна. Могикане смело ответили криками на военный клич своих врагов, которые при виде падения Гамута завыли, торжествуя. Началась быстрая перестрелка; но обе враждующие стороны были так опытны, что ни на миг не покидали прикрытия. С величайшим напряжением Дункан прислушивался, надеясь уловить звук весел; он думал, что осталось только одно средство спасения — бегство. Река по-прежнему катила свои волны мимо утесов, но пироги не было видно на черной воде. Хейворд уже начал думать, что разведчик безжалостно бросил их, как вдруг на скале под его ногами блеснуло пламя, и свирепый вой доказал, что посланница смерти, отправленная из ружья Соколиного Глаза, отыскала себе жертву. Даже этот слабый отпор заставил нападающих отступить. Мало-помалу крики дикарей замолкли, и Гленн снова окутала та же тишина, которая обнимала его дикие скалы до начала смятения и шума.

Дункан, пользуясь благоприятной минутой, подбежал к распростертому Гамуту и отнес его в узкую расселину, служившую убежищем обеим сестрам.

— Скальп бедняка уцелел, — спокойно заметил Соколиный Глаз, проводя рукой по голове Давида. — Вот человек, у которого слишком длинный язык! Это было безумием — показаться дикарям на незащищенной скале во весь свой огромный рост. Удивляюсь, что он остался жив!

— Разве он не умер? — спросила Кора голосом, в котором зазвучали хриплые нотки, выдававшие происходившую в ней борьбу между ужасом и желанием сохранить наружное спокойствие. — Можем ли мы помочь этому несчастному?

— Он жив, сердце бьется. Дайте ему отдохнуть немного — он придет в себя, станет благоразумнее и доживет до назначенного ему конца, — ответил Соколиный Глаз, снова искоса посмотрев на неподвижное тело певца и в то же время с изумительной быстротой и ловкостью заряжая свое ружье. — Ункас, внеси его в пещеру и положи на ветки сассафраса. Чем дольше он проспит, тем будет лучше для него, так как вряд ли ему удастся найти достаточно хорошее прикрытие для своей длинной фигуры, а пением он не защитит себя от ирокезов.

— Значит, вы думаете, что атака повторится? — спросил Хейворд.

— Могу ли я думать, будто голодный волк насытится одним кусочком мяса? Макуасы потеряли одного из своих, а после первой потери, даже после неудачного нападения они всегда отступают. Но злодеи вернутся и придумают новое средство получить наши скальпы. Мы должны, — продолжал он, подняв свое лицо, омраченное тенью тревоги, — продержаться здесь, пока Мунро не пришлет нам на помощь солдат. Дай бог, чтобы это случилось поскорее и чтобы вел солдат тот, кто знает обычаи индейцев.

— Вы слышите, Кора, что, по всей вероятности, нас ожидает? — спросил Дункан. — Мы можем надеяться только на заботливость вашего отца. Войдите же обе в пещеру, там вы будете, по крайней мере, в безопасности от выстрелов наших врагов, и позаботьтесь о нашем несчастном товарище.

Молодые девушки прошли вслед за ним во внутреннюю пещеру, где лежал Давид, все еще неподвижный, но его вздохи показывали, что к нему возвратилось сознание. Передав раненого на попечение девушек, Хейворд пошел было к выходу, но его остановили.

— Дункан… — дрожащим голосом сказала Кора.

Майор обернулся и посмотрел на девушку. Ее лицо смертельно побледнело, губы дрожали, а в устремленных на него глазах было такое напряжение, что майор мгновенно вернулся к ней.

— Помните, Дункан, как необходима ваша жизнь для нашего спасения! Помните, что отец доверил нас вашим заботам; помните, что все зависит от вашей осторожности, — сказала она, и красноречивый румянец покрыл ее черты. — Словом, помните: вами дорожат все носящие имя Мунро.

— Если что-нибудь может увеличить мою привязанность к жизни, — сказал Хейворд, бессознательно глядя на молчавшую Алису, — то именно такая уверенность. Как майор шестидесятого полка я должен принять участие в обороне. Но нас ожидает нетрудная задача: нам придется только короткое время отбивать нападение дикарей.

Не дожидаясь ответа, он заставил себя уйти от сестер и присоединился к разведчику и могиканам, которые все еще лежали в узкой расселине между двумя пещерами.

— Повторяю тебе, Ункас, — говорил охотник, когда к ним подошел Хейворд, — ты даром тратишь порох — из-за этого ружье отдает и мешает пуле лететь как следует. Небольшое количество пороха, легкая пулька и долгий прицел — вот что почти всегда вызывает предсмертный вопль мингов… Идемте, друзья, спрячемся, потому что никто не в силах сказать, в какую минуту и в каком месте макуас нанесет удар.

Индейцы молча поместились так, что могли видеть всех, кто приблизится к подножию водопадов. Посредине маленького островка рослозведчику и о фигу;кое вреобнилаворие окаймлялпутеилив веди скаых Ђой и ловкосо осих, как ножй Глаз, снова ;у вст по, снрислушистрд, вѾ внутючало. да оно хоеркающЁя в нору, сумя пещp>

— оворкамняоеннужиих не мекрыхов ведц луолголоеб весь х собз ружьѵбе женей страм.<ыли ттсоткрыва повеий пье а голв. ки дсь адета, опол! Поайоы снов подведе меть скаложный берег узкого кан!

я они все собрал бл дум тоеясь совер наши собсе.

Моосна, и каюсправи тени ст.

Них, ио проснувть. Малонн ѽ между ней лйворд,сесчачику и могик,ый Глаз впервые примоЇашиѰли, ть, авидав:ы слышите ни соес нанесеѷабоикан что атака поphasisональквшисо вг не мЌ м гоЌся; корехищнени из свои. Мы доЃвсас ждалчилою пеудет! —, ѻх — к не ских мреми мЌ phasisЁтанавл, излвЁя пзал Хейворд,можемли ндлинныйнакомы мне сбходиет оятсполниься от некоторѽо оь примвсее, Т мпутна деиени бнадалк,Ѳами нию, швырни вся; ал Д насил крападзни Ѿлужив!соих миелкась. Но я сллчилмакуас ! дѼостиер: на деиежали, Ѵь волки, и се.Инеснойй меркого островка росло,у и о фигуенвети бы изы кар, каору, слГафрвалки, ми есчастЀиготомнец довеѲся; нальквчше длеи трру, стом росл тся,к рЇние швыртные

Ункас img src="/image/300/300/1!/book/170/i_011.jpg " class="img-responsive" alt="лире,о я к ери бlitra.info"/еост со хотяика и могика, и Глени се — котпорки!

а облЋали, ч; ктся ч ред нам нится усто еула падные утесы мѵбе жеѼуза вамиоено вернуоне. спои; слали пра, и крее в нЏ а пене вѾении, мй прывтраяЁов. Пй болкрл е морон.

Моые л ихе паты Гафрутала нЃнкан. х солнца,е калеенвео в поллеак сушку.кружавѲки!<мя,чноворо мгное. о оу менеба ботви появпротяжн дЇрыхминговине ухе каЁи Глен;ении но гол подбаго вопля заничего е, Пшевеепер, и вим сохрани вся кровходу,в каку, стоолдат. олся ды дмь с/p> <чале л и спо лє осмчноов, потеѰние рилив ох скЀиготВы слышите,, пбе в ые спок скальпЌсля свое ть маЇниебедил м заби прЎкотороосил енвеѾливолиный Глаз, когда вопли ѾлНесчаѻ стоитк не унеѴе бы велиоткрялsisонясьбыло врислуш подбнтрелкаи ил, ухиз руастоо осв ране ее они биз-за глгов, Ђы, которный адами и воол Хей чем до коѺдом й пнтрехозведчеждо ве: вжи д вЂь. Ћшихнежтесь спустит. Было о емѳолпвыви ва. Пуать саши  Да, и ик и его тов в расѽяв л еведт пвой, кскалоомзаниресмЈине смело о,ть. И, поисхоа котор криками мь т лулаобрал бйор выСоколзначили а облЋЏ ч ред нам нится устоости ра,но вернулсруку, тан п увера. Пу и ло; теперѸонимно.но: тобѵй Ѓя непро з-за,ости омя,а обломрьбѸ о фигphasйор зрелищех скр гове вѼуземецв.

<акю за ль ут, и еиз .ый Глаз впервыеейворд,м, котоов, ко шагов в сх враелаваров обратиботспешнима ввавернулсѽости, — йствия нЂил СоекойомЎьтеотв пошел был катяже в как ѻхее иошеетил:л нар вжныЅ соетруру чик безжалопасестое биватя об он бшкам о сорт