Прочитайте онлайн Полосатые чудаки | Глава четвертая. Подслушанный разговор. Нарисованные тельняшки взбесились. Нюрка приходит на помощь. Команда «Звездной каравеллы» покидает берег

Читать книгу Полосатые чудаки
5112+2414
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава четвертая. Подслушанный разговор. Нарисованные тельняшки взбесились. Нюрка приходит на помощь. Команда «Звездной каравеллы» покидает берег

Нюрка сидела на своем балконе и следила за Яшей и Веней. Они пололи во дворе цветочную клумбу. Нюрка не знала, где в это время был Гриша, просто прозевала его. Яша и Веня о чем-то таинственно шептались. Эта таинственность в последнее время так и перла из них. И Нюрка отчаянно позавидовала жизни Яши, Гриши и Вени, полкой всяких тайн. А у нее жизнь была бедная — никаких тайн.

Нюрка напрягла слух, чтобы расслышать, о чем говорили Яша и Веня. И вдруг из дома во двор выскочил Гриша, похожий на сумасшедшего.

— Травяной Князь! Травяной Князь!.. — закричал он и, чего-то испугавшись, закрыл рот, потом громким шепотом проговорил: — За мной! На совет!

И все они побежали со двора. В сторону моря.

Нюрка ничего не смогла поделать с собой. Это было сверх ее сил. Она помчалась за ними.

Они залегли в самой гущине терновника и о чем-то заговорили. Нюрка медлила в нерешительности: страшно и стыдно подслушивать… Но потом все же подползла ближе. Разговор доносился до нее урывками.

Голос Гриши:

— …Она не все сказала… Травяной Князь… скрывает…

Голос Яши:

— …найдем Спутника Космического Путешественника…

Снова голос Гриши:

— …не мог же я… тайну Звездного Содружества… надо… Ильича…

Нюрка почистила уши. От непередаваемого волнения она стала плохо слышать. «Они ищут какого-то Спутника Космического Путешественника и знают тайну Звездного Содружества!!! Кто такой Травяной Князь?»

Страшась быть открытой, подползла еще ближе.

Голос Яши:

— Мы встретимся с ним в Старом лесу, расскажем ему и будем искать вместе.

— Мы не только будем открывать тайны и искать Травяного Князя, но и закаляться, — услышала Нюрка мужественный голос Гриши. — Поплывем через море — так быстрее добраться до Старого леса.

— А на чем поплывем? — спросил Веня.

— Я как-то удил рыбу в бухте лесобазы, там чудный плотик видел, — сказал Яша.

— Через море страшно, — сказал Веня.

— А мы наденем тельняшки, — нашелся Яша. — Вот моряки носят тельняшки, и им наплевать на все страхи…

— А где мы возьмем тельняшки? — спросил Веня.

И тут Нюрка опять услышала голос Гриши:

— Тельняшки я нарисую.

— Здорово! — воскликнул Веня.

О, как ей захотелось открыться им и сказать от всей души: «Гриша, Яша и Веня, расскажите мне о тайне Звездного Содружества и возьмите меня с собой в поход. Я буду варить вам кашу и штопать носки». Но она не решилась.

А они поднялись и ушли. Нюрка еще долго лежала в кустах и кусала губы от волнения и душевной боли. «Что же делать? Что же делать?»

На другой день она проснулась очень рано: боялась прозевать уход Гриши, Яши и Вени. Собралась, положила в узелок десяток пирожков и, когда ребята вышли из дому с рюкзаками, крадучись, последовала за ними.

Они пришли к Скалистому мысу и спустились вниз, к морю, а она спряталась наверху за камнями и стала наблюдать.

Ярко светило солнце. Гриша, Яша и Веня стояли на берегу, суровые, мужественные, и сосредоточенно оглядывали синий горизонт. Под скалой покачивалась «Звездная каравелла» — плот из четырех бревен. Команда «Звездной каравеллы» была одета что надо: в голубых майках и трусах, на голове синие береты. На ногах Вени новенькие кожаные сандалеты. Яша и Гриша босоногие. За плечами рюкзаки. Они сняли их и, вынув оттуда топор, молоток и гвозди, поставили мачту.

— А где же тельняшки, Гриша? — спросил Веня. — Ты нарисовал?..

— Сейчас нарисую, — ответил Гриша.

Он достал из рюкзака кисть и две банки с краской — голубой и белой. От краски пошел сладкий лаковый запах. Это была первосортная быстросохнущая эмалевая краска. Гришин отец-химик не держал плохих красок.

Гриша обмакнул кисть в голубую краску и сказал Вене:

— Сними майку и подними руки.

Гриша рисовал проворно и не жалел краски. Кисть щекотала кожу, Веня хихикал поворачиваясь.

— Перестань, будь серьезен, — сказал Гриша укоризненно.

— Я серьезен, — прыская смехом, ответил Веня, — но очень щекотно.

Голубые кольца опоясали Веню. Он стал похож на зебру.

Гриша отошел в сторонку, полюбовался. Взял банку с белой краской и еще раз прошелся кистью по Вене. Правда, получились небольшие потеки. Но это неважно.

Веня разглядывал себя, горделиво выпятив живот. Тельняшка вышла и впрямь на славу.

Напрактиковавшись на Вене, Гриша нарисовал тельняшку на Яше в два счета. Командир «Звездной каравеллы» сразу стал строг и надменен. Его облезлый нос задрался еще выше.

Гриша заглянул в банку с голубой краской и разочарованно вздохнул: она была почти пуста. Вот что значит быть щедрым! Ну, что поделаешь! Гриша нарисовал себе голубые полосы только спереди — на груди и животе.

Яша и Веня ходили по берегу, сушились.

— Жарко становится, — сказал Веня.

— Да, — согласился Яша. — Жарко и душно.

Грише показался странным этот разговор о жаре и духоте. Наоборот, с моря тянул прохладный ветерок. Гриша с важным видом проверял, как сохнут нарисованные им тельняшки. Провел пальцем по спине Яши. Краска высыхала быстро. Отличная работа!

Но Яша и Веня почему-то ежились.

— Что такое? — поинтересовался Гриша.

— Тельник больно щиплется, — сказал Веня, кривя губы.

— Да, щиплется здорово, — подтвердил Яша.

Они оба были бледны, на лицах выступил обильный пот.

— Да что с вами? — испугался Гриша.

— Тошнит меня, — слабо откликнулся Веня.

— Меня тоже, — сказал Яша.

— Потерпите немного, — посоветовал Гриша и тут же почувствовал: и его начал щипать тельник, несмотря на то, что был недорисованным. К горлу подкатился тошнотворный комок.

И вдруг нарисованные тельняшки взбесились.

— Она меня душит! — закричал Веня и сделал попытку снять ее. Он забыл, что она нарисована.

Яша кряхтел, извивался, но молчал.

Краска, быстро высыхая, сжимала и корежила Яшу и Веню.

— Гриша, что ты мне нарисовал?! — завопил Веня. — Это удав, а не тельняшка! У меня кости трещат… Сними ее!!

— Потерпи, она сейчас высохнет, — с трудом выговорил Яша. Сам он крепился изо всех сил, чтобы не закричать.

Веню вырвало. Он упал и пополз в воду. Яшу тоже стошнило, но он еще держался на ногах. Гриша растерялся, он не понимал, что происходит. Ему-то было легче, тельняшка у него осталась недорисованной и не так бесилась, как у них.

— Сними тельняшку!! Я задыхаюсь!.. Спасите меня! — кричал Веня, барахтаясь в воде.

Он пытался отмыть тельняшку водой. Напрасный труд!

Зачерпнув горсть мокрого крупнозернистого песка, Гриша стал оттирать тельняшку с Вениного живота.

— Больно-о-о! У-у-и-и!.. Не надо-о-о!..

Гриша, не обращая внимания на его вопли, продолжал тереть. Однако через минуту убедился, что его старания пропадают впустую — тельняшка не оттиралась. Гришу охватил ужас. Он почувствовал, что задыхается.

Одна полоса на Вениной груди лопнула — Гриша уцепился ногтями за край и потянул. Застывшая эмалевая краска была эластична, как резина, и отдиралась от тела, словно изоляционная лента. Порой она обрывалась, Гриша отковыривал ее ногтями от кожи и снова тянул, катая Веню по песку.

Веня верещал, как поросенок. Еще бы не верещать, если полосы отдирались от тела вместе с волосяным покровом.

Гриша оглянулся на Яшу. Тот с затуманенными от боли глазами, кусая губы, тер себя мокрым песком.

— Дери, Яша!.. Тяни, Яша! — крикнул Гриша, но Яша не понимал, что хотел сказать друг.

И в ту минуту Нюрка не выдержала и прыгнула со скалы. Гриша видел, как сверху что-то сорвалось белое, но ничего не мог понять. Сознание его мутилось. Он задыхался, лихорадочно отдирая белые и голубые полосы с Вени. Вдруг рядом появилась Нюрка, вся мокрая. Гриша даже не удивился. У него просто сил не было для этого. Он повел головой в сторону Яши.

— Сдирай у него…

Нюрка наклонилась над Яшей. Ее руки оказались ловкими и проворными. Скоро около Яши лежала горка извивающихся, как змеи, синих и белых полос.

Гриша, отодрав последнюю полосу с Вениного живота, упал без чувств. Нюрка стала спасать его.

Яша и Веня, красные, полосатые, словно дождевые черви, поползли в воду.

Освободив Гришу от взбесившейся недорисованной тельняшки, Нюрка перетащила его к воде. Он очнулся, открыл глаза и увидел Нюрку. Они улыбались.

Полчаса команда «Звездной каравеллы» молча и неподвижно лежала в воде, приходила в себя.

Яша зашевелился первым. К этому его обязывало положение командира «Звездной каравеллы».

— Подъем! — скомандовал он слабым голосом и, шатаясь, поднялся. — Довольно прохлаждаться.

Веня и Гриша вылезли из воды на четвереньках. Понемножку разогнулись и потянулись к своим беретам.

Яша, натянув на голову берет, протянул Нюрке руку.

— От имени команды «Звездной каравеллы» благодарю тебя за скорую помощь.

— Мы не забудем твоей доброты, — сказал Гриша. — Мы уходим в плаванье, цель у нас очень важная… Мы вернемся домой и все тебе расскажем. Если ты… Ну, сама понимаешь: наш поход — тайна…

— Понимаю, — тихо ответила Нюрка.

— Закрепить паруса! — подал команду Яша.

— Но мы же опять без тельняшек! — воскликнул Веня.

Яша не знал, что ответить. Веня поставил его в тупик.

— Все-таки я их нарисую! — решительно сказал Гриша. — На майках. Они у нас голубые. Я только белые полоски нарисую, и все. Белой краски еще полбанки осталось.

— Вот это мысль! — похвалил Яша и снял майку. — Это совсем другое дело.

Тельняшки-безрукавки были готовы через несколько минут. Потом достали из рюкзака парус (две сшитые простыни) и закрепили на реях.

Нюрка покарабкалась по скале наверх.

Вернулась с узелком в руке. Застыдилась, протянула его Грише. Он взял, пожимая, плечами, спросил:

— Что здесь?

Нюрка не ответила, покраснела и убежала.

Гриша развязал узелок. В нем лежали пирожки с повидлом, завернутые в бумагу.

На лицах команды «Звездной каравеллы» отразились самые разноречивые чувства. Почему Нюрка дала пирожки именно Грише, а не Яше и не Вене?! В чем тут дело?

Веня хихикнул. Гриша растерянно прижимал сверток к груди.

— Положи их в рюкзак, — просто сказал Яша. — Пригодятся в пути. — И подал команду: — Отдать концы!

Отдали.

— Поднять паруса!

Подняли.

Парус набрался ветра. «Звездная каравелла» отчалила от берега и двинулась в открытое море.

— Выстроиться на верхней палубе!

Выстроились. Утомленные борьбой с бешеными тельняшками, красные, как очищенные морковки.

На скалистом мысу стояла Нюрка. Она махала им платочком и, кажется, плакала. Ей было очень грустно.

Свежий ветер бил в паруса. «Звездная каравелла» набирала ход.