Прочитайте онлайн Полосатые чудаки | Глава четырнадцатая. Штурм тайны Травяного Князя. Радужники. Легенда Старого леса. Потомки Космического Путешественника обещают Кирюше разговорить Бородатого Молчуна. Встреча с Пантелеймоном Пантелеймоновичем

Читать книгу Полосатые чудаки
5112+2411
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава четырнадцатая. Штурм тайны Травяного Князя. Радужники. Легенда Старого леса. Потомки Космического Путешественника обещают Кирюше разговорить Бородатого Молчуна. Встреча с Пантелеймоном Пантелеймоновичем

— Так, значит, ее называют Травяным Князем! — радуясь, говорил Сергей Ильич. — И твоя, Гриша, бабка Орестея и наш дед Кирюша… интересное совпадение.

Он рассматривал растение сквозь лупу.

— То самое… Ах, ребята, полосатые друзья мои, вы меня осчастливили!.. Теперь мы найдем место, где живет Травяной Князь. И назвали-то как… Видно, еще в древние времена трава эта получила такое имя за какие-то особые свои качества… Нюра, зови Кирюшу… Теперь я, ребята, пойду на штурм тайны Травяного Князя, а вы помогайте мне, авось одолеем нашего деда… Он много знает, его надо раскусить. — Сергей Ильич спрятал флакон в карман.

Дед подошел бочком к своему внуку.

— Эх, Сергей-воробей, улетел — забыл своего деда и прилетел — не вспомнил… Не по закону, а?

— Понимаешь, был сильно занят… Очень важным делом… Отпуск кончается, а я так и не нашел, что искал.

— Что же ты искал, Сергей-воробей?

— Вот, Травяного Князя… — он вынул флакон из кармана.

Кирюша вскочил.

— И ты тоже!

— Почему я тоже? Мы все вместе ищем.

— От кого ты узнал про Травяного Князя?

— Я еще мальчишкой его приметил в долине за нашей станицей.

— Ишь ты! — обрадовался Кирюша. — Вся наша порода Солодовникова такая приметливая… И тебе известно, какой силой он обладает?

— Догадываюсь. Не зря же лекари-колдуны вроде тебя называют траву Травяным Князем.

— Хитер, Сергей-воробей!.. А зачем тебе она?

— Для науки, для всех наших людей. Ребята рассказывали тебе, что Травяной Князь — Спутник Космического Путешественника… И ты поможешь нам… Ты знаешь, где он растет. В нем тайна не только земная, но и космическая.

— Колдуны-лекари крепко хранят свои тайны, — ответил Кирюша, пряча глаза.

— Но ты не должен жалеть своих тайн для нашей науки… Травяного Князя надо изучить…

— Я его уже давно изучил, — самолюбиво сказал Кирюша.

— Тем лучше для науки! — горячо воскликнул Сергей Ильич.

Яша, Гриша и Веня сидели тихонько. Пока что в их помощи не нуждались. А Нюрка села к деду на колени, пригладила его дикую сизую бороду, попросила ласково:

— Расскажи нам о Травяном Князе, дедусь.

— Его еще называют Серебряным корнем, — сказал Кирюша. — Мой дед называл.

— Почему? — спросил Сергей Ильич, взволнованно подавшись вперед.

— Когда бросишь в кувшин с водой корень этой травки, становится она лечебной, как от серебра. Год стоит вода — не портится. Всегда свежая, пахучая, целебная…

Сергей Ильич возбужденно хлопнул себя по колену, прошептал:

— Это замечательно! Я так и думал.

— Чудо-травка Травяной Князь, ребятки. Ее боится всякая болезнь и нечисть, а человек от нее радуется. И духом она лечит и настоем… И корнем и листочками… Может быть, Ласонька, я через ту травку и живу так долго. Как выпью серебряной настойки, так четверть века с плеч… Помнишь, Аннушка, в прошлом году ты гриппом болела, я давал тебе лекарство?

— Помню, вкусное было. Я выпила и на другой день уже бегала.

— То лекарство было из Травяного Князя.

— Ой, ой!.. Я и не знала… А где же он растет?

— Там, где жил Веселый Музыкант.

— Это там, где Драный Барон опрокинул Бородатого Молчуна? — залпом выговорила Нюрка.

— Да, это там, — кивнул Кирюша грустно.

Сергей Ильич и команда «Звездной Каравеллы» ничего не понимали. Нюрка сама не имела представления ни о Веселом Музыканте, ни о Бородатом Молчуне. Просто она вспомнила, как дед ругал дикого кабана Драного Барона, и догадалась, что одно имя как-то связано с другим.

— О чем речь? — спросил Сергей Ильич.

— О, это самая большая тайна Старого леса! — значительно проговорил Кирюша, бросив лукавый взгляд на Яшу, Гришу и Веню. — Так и быть, открою ее Звездному Содружеству. Я ведь тоже член его… Пойдемте.

Вскинув лопаты на плечи, они цепочкой, по-солдатски маршируя, двинулись за Кирюшей. Он браво погромыхивал резиновыми сапогами. За поясом у него был заткнут топор.

Сергей Ильич изрядно волновался. Это было понятно. Ведь они шли туда, где рос Травяной Князь и где, возможно, жил Космический Путешественник. Они надеялись обнаружить его зримые следы и, как мечтал Гриша, найти самого или его потомков. Кто такие, например, Веселый Музыкант и Бородатый Молчун?

Онлайн библиотека litra.info

Они допекали Кирюшу вопросами.

— Придем на место, обо всем расскажу, — отвечал тот.

Нюрка шла замыкающей, за Гришей, строила ему в спину веселые рожицы и вдруг взбрызгивалась смехом. Он оглядывался, глупо улыбаясь.

— Ты чего?

Нюрка с притворной рассеянностью отвечала:

— Да я так…

Они совсем не заметили, как над Старым лесом остановилось облако. Оно потемнело, набухло синевой и, оглушительно треснув, пролилось теплым прямым дождем.

Они спрятались под разлапистый клен, как куриный выводок под наседку. И выглядывали из-под его лапчатых веток, как выглядывают любопытные цыплята из-под крыльев мамы-курицы.

Капли, отвесно падая, раскалывались на упругих листьях. Они вздрагивали и весело стряхивались, рассыпая росу, напитанную арбузной свежестью.

Солнце продолжало светить сбоку — и через Старый лес перекинулась радуга. Дождь прошел быстро. Он упал на лес серебристыми нитями, повис на ветвях, а облако, став легким и прозрачным, подвинулось на север. И в то же мгновение тихо распалась радуга. Ее семицветные осколки беззвучно осыпались на притихший лес.

Они вышли из-под клена. Солнце светило ярко и тепло, прошивая мокрые кроны золотым шитьем. И тогда Старый лес открыл для них одну из своих удивительных тайн. На каждом мокром листке висел малюсенький осколок радуги. Весь лес сверкал и ликовал.

Гриша, приоткрыв рот, смотрел на одну радужинку сквозь лупу. Дождевая капля, дрожавшая на остром кончике кленового листка, переливалась то алым, то фиолетовым, то желтым, то голубым огнем.

Она вдруг сорвалась и… Гриша подставил ладошку. Капля-радужинка хлопнулась о нее и растеклась. Гриша слизал ее. Ему понравилось. Он поймал еще одну. И потом все они: и Яша, и Веня, и Нюрка, и Сергей Ильич — стали бегать от дерева к дереву, ловя на лету падающие осколки радуги. Они собирали их и пили. Радужинки были вкусные, пахли цветами, чистым небом, ветром, корой дуба и осокоря. Лица у всех, вымытые каплями-радужинками, светились радостью, а в глазах отражались чистое голубое небо и мокрый лес.

Сергей Ильич, мокрый, с ясными глазами, совсем перестал казаться Яше, Грише и Вене солидным. Он вел себя, как мальчишка, и шалил, как они, и ловил капли, пил, приговаривая:

— Это чудо! Это же… это…

Кирюша украдкой поймал несколько капель, слизал и покачал головой мудро и восторженно:

— Ах, ребятки-зверятки!

Солнце пригревало сильнее, воздух в лесу согревался, легкий пар поднимался над мокрой листвой. Таяли, исчезали капли-радужинки.

И вдруг Яша, Гриша, Веня и Нюрка замерли от изумления, увидев под кустом целый ворох самых настоящих осколков радуги. Расставив руки, словно ловили волшебную жар-птицу, они осторожно подкрадывались к ним, чтобы не растаяли, не исчезли от шороха шагов, от их затаенного дыхания.

Подошли. Завороженные, наклонялись над осколками радуги. Руки дрожали от волнения. Вдруг упорхнут, как птицы. Нет, лежат…

Гриша поднял один осколок, повертел его перед глазами… Это было перо лесного петуха-фазана. Перьев тут лежала целая уйма.

Лиса, наверное, задрала и съела петуха, а перья остались. Хитрая, разбирается в птичьем мясе, но разве она разбирается в птичьих перьях? Куда они ей? Украсить хвост? Он у нее и без того красивый.

Они собрали целый букет радужных перьев. Крутили, вертели их, любовались, потом — ну как не найти применения такой красоте! — натыкали их в свои волосы. И стали настоящими индейцами. И побежали дальше по тропинке, петляя между кустами и деревьями. Сергей Ильич весело хохотал, глядя на них.

— Эге-ге-ей!.. Ребятки, не туда нам! — крикнул Кирюша. — Влево надо.

Почти целый час они пробирались сквозь густые, оплетенные хмелем и ежевикой кусты. Высоко над головой шумели верхушки старых деревьев. Но вот лес поредел, стал светлым, солнечным, и они вышли на поляну, окруженную могучими дубами и осокорями. Их тяжелая листва тихо шумела, глянцево сверкая на солнце.

Воздух был напоен необыкновенной легкой свежестью и тонким, волнующим, сложным ароматом цветов, трав и коры деревьев.

— Я слышу запах Травяного Князя! — крикнул Сергей Ильич, бросаясь вперед.

И все, кроме Кирюши, побежали к неширокой ложбинке, перерезающей поляну. На ее склонах росли малина, орешник и какая-то ярко-изумрудная веселая трава.

— Травяной Князь! Это он, ребята! — Сергей Ильич подбежал к изумрудной заросли невысокой травы с круглыми выпуклыми листочками, стал на колени и пригреб целый сноп ее к своему очень счастливому лицу.

Другие члены Звездного Содружества по-разному выражали свой восторг от встречи со Спутником Космического Путешественника. Яша что-то танцевал, не сходя с места, Веня, присев на корточки, потер руки, будто умыл их, и стал срывать лист за листом и отправлять в рот. Он жевал их и восторженно мычал. Нюрка стояла, молитвенно сложив руки, словно индианка. Ее раскосые глаза были в слезах. Ее растрогала радость брата при виде Травяного Князя. Гриша, стоявший на коленях у травы рядом с Сергеем Ильичом, услышал, как тот проговорил про себя с чувством: «Зеленый друг космонавтов, наконец-то мы тебя нашли!»

Кирюша посмеивался, расчесывая сухонькой пятерней свою непослушную бороду.

Нюрка подошла к нему.

— Расскажи нам самую главную тайну Старого леса.

Кирюша повел их к большому камню, лежавшему на краю поляны, у начала ложбины.

— Тут жил Веселый Музыкант, — печально сказал Кирюша, усаживаясь на бережок высохшего ручья.

Они недоумевающе переглянулись: никаких следов жилья не было видно.

— Жил здесь ручей… Называли его Веселым Музыкантом. Говорлив был и певуч. Весело пел он, радовал все живущее в Старом лесу. И вода в нем была вкусная — на всей земле не сыщешь напитка лучше, потому что по его берегам давно растет Травяной Князь. Бежал ручей из-под того камня, на котором вы, ребята, сидите… Звали камень Бородатым Молчуном. Мох на нем рос, как борода. Потому и бородатый. А Молчун потому, что он ни слова не сказал за всю свою жизнь…

При этих словах Кирюша выразительно обвел всех грустными глазами. Сергей Ильич отметил что-то про себя.

— …И жили около Веселого Музыканта соловьи. Учились у него петь. По ночам так разливались песнями, что даже дикие кошки не охотились на фазанов — заслушивались.

Буйно рос Травяной Князь. И воздух был такой — не придумаешь!.. Придешь сюда, вдохнешь разок — и засмеешься от счастья, будто уловишь одним дыханием все запахи земли…

Приоткрыв рот, слушали ребята речь Кирюши, она текла задумчиво и плавно, как тихая песня. Теплая улыбка не сходила со счастливого лица Сергея Ильича.

— …И жил тут рядом Пантелеймон Пантелеймонович, медведь это… Был он сторожем при Травяном Князе и Веселом Музыканте. Приучил я его к этому делу. Прикармливал я Пантелеймона Пантелеймоновича, медком баловал… Раздолье ему тут было, край богатый… Да не утерпел однажды старый лакомка, утащил у меня кошевик с пчелками… Нашкодил и — то ли забоялся наказания, то ли от стыда — убежал отсюда… Да разве я бы стал бить его?.. Ну, отчитал бы словесно, небось не дурак, понял бы, умная ведь зверина… Да нет, убежал… И тогда пришел из Черного бора Драный Барон, вепрь, со своей семейкой…

— Может быть, тот самый?.. — сказал Веня, поежившись.

— Тот самый, который за вами и за фотографом гонялся… Свирепый, кровожадный, сколько раз я его выгонял из светлого Старого леса в Черный бор — не понимает грубая, дикая скотиняка. Но теперь ему не будет пощады. Еще раз увижу здесь — выловим, сдадим в зверинец.

Так вот поселились свиньи здесь… Свинья всегда остается свиньей. Перерыли они чудо-травку, наелись корней, одурели совсем и погубили Веселого Музыканта. Бережки разворотили, расковыряли дно… А Драный Барон подрыл Бородатого Молчуна — и опрокинул его. Бородатый Молчун упал, и тотчас умер Веселый Музыкант, ушел в землю. И тогда улетели отсюда соловьи. Покинули Старый лес. Обиделись…

Пришел я как-то сюда, посмотрел — заболело сердце. Травяной Князь привял… А теперь, гляди-ко, отошел он. Оказывается, он может расти и не только вблизи воды.

— Приспособился к новым условиям, — сказал Сергей Ильич.

— Если поставить Бородатого Молчуна на место, то, может быть, вытянет он из-под земли своего дружка Веселого Музыканта, оживит его, — добавил Кирюша.

— И тогда вернутся сюда соловьи? — грустно спросила Нюрка.

— Обязательно вернутся.

— Ну, давайте ставить Бородатого Молчуна, — предложил Яша.

— Сейчас, Яша, минутку, — сказал Сергей Ильич. — Я хочу спросить Кирюшу еще об одном… От кого ты узнал тайну Травяного Князя?

— От своего прадеда, а мой прадед от своего прадеда… Давно, очень давно узнали мои предки про чудо-травку…

— Откуда же взялся Травяной Князь? Кто его посадил здесь? — задумчиво проговорил Сергей Ильич. — Все это загадка. Кто передал тайну его нашим предкам? Допустим, это сделали Космические Путешественники… Травяной Князь обладает изумительными дарами, которые так нужны человеку, совершающему космические путешествия… Его могли брать с собой Космические Путешественники. И они могли передать ее тайну своим потомкам, оставшимся на Земле. Логика подсказывает, что те люди, которые издавна знают тайну Травяного Князя, могут быть прямыми потомками Космических Путешественников.

— Значит, дедушка Кирюша прямой потомок Космических Путешественников! — закричала Нюрка. — Он же давно знает тайну Травяного Князя.

— А что? Все могет быть, — ответил дед серьезно и горделиво подбоченился.

— Моя бабка тоже знает! — ревниво вставил Гриша. — Значит, и она потомок? Так тогда мы все потомки Космического Путешественника, — добавил он с радостным удивлением и смущением. — И вы, Сергей Ильич, и Нюрка, и я…

— А мы с Яшей? — опешил Веня. — Мы теперь тоже знаем тайну Травяного Князя… Значит, мы тоже потомки Космического Путешественника? — Они стали осматривать друг друга подозрительно.

Сергей Ильич рассмеялся.

— Вот видите, как получилось… Искали Космического Путешественника, а нашли самих себя.

Нюрка, поглаживая горячий камень, сказала:

— Сережа, на нем что-то нарисовано.

— Где? — вскочил Сергей Ильич.

— А вот, — ответила Нюрка, всматриваясь. — Какие-то знаки, цветок…

Все окружили камень. Только Кирюша по-прежнему спокойно сидел на месте.

— Ты назвал камень Бородатым Молчуном потому, что он не сказал ни одного слова, — произнес Сергей Ильич. — Теперь я понял тебя… Но мы заставим его заговорить.

— Попробуй разговори его, — с ехидцей заметил Кирюша. — Когда я был такой молодой и горячий, как ты, я тоже ломал мозги над этими значками и цветами. Да не вышло, не заговорил Бородатый Молчун. Не по силам человеку его тайна.

— Ты в одиночку ломал мозги над ней, а мы возьмемся за это сообща, вместе с учеными и… — Сергей Ильич оборвал себя и погодя спросил: — Травяной Князь цветет? Ты когда-нибудь видел его цветок?

— Никто не видел, чтобы цвел Травяной Князь, — ответил Кирюша. — Ни я, ни мои прапрадеды…

— А здесь, на Бородатом Молчуне, Травяной Князь изображен цветущим! — воскликнул Сергей Ильич.

— Видел я, — спокойно ответил Кирюша. — А кто нарисовал его с цветком, не знаю.

— Странный цветок, — проговорил Гриша, наводя лупу не рисунок. — Круглый, как шарик… Лучи от него расходятся.

— Ясно, — тихо сказал Сергей Ильич, взглянув на притихших ребят. — Точнее, ничего не ясно. Тайн, ребята, у Травяного Князя не убавилось.

Достав из рюкзака фотоаппарат, Сергей Ильич сделал несколько снимков, запечатлевая загадочные знаки и рисунок цветущего Травяного Князя.

— Я думаю, ребята, что пока никто еще не знает самой главной тайны Травяного Князя, — сказал Сергей Ильич, затаенно улыбнувшись. — Придет время, разгадаем ее… Будьте уверены.

Он выкопал несколько десятков стеблей Травяного Князя с корнями и аккуратно вместе с землей уложил в прозрачные нейлоновые мешочки. Корни у него были толстые, с палец. Из надрезов вытекал приятно пахнущий розовый сок.

— Ну, давайте ставить Бородатого Молчуна.

Сергей Ильич срубил несколько жердей, подсунул под камень.

— Ну, поднатужьтесь, ребятки! Раз-два — взяли! — скомандовал Кирюша.

Поднатужились, нажали, но Бородатый Молчун лишь пошевелился. Еще раз нажали — не вышло. Как ни старались, не смогли подважить камень и поставить.

— Ай-яй-яй! — загоревал Кирюша. — Слабаки мы, однако. Надо было хоть Гришутку прихватить с собой… Понадеялся я на себя, а силенка уже не та…

— Смотрите! — вдруг вскрикнул Веня. — Дедушка Кирюша, там медведь.

Кирюша оглянулся.

— Ага! — воскликнул он. — Пантелеймон Пантелеймонович! Вернулся, шкодник!.. Уважаемый, поди-ка сюда, поможешь поставить Бородатого Молчуна. Иди, иди… не бойся. Тут все свои.

Огромный медведь вышел на задних лапах из-за деревьев и, обхватив голову передними, раскачиваясь, словно сожалея о чем-то, пошел к ним. На задних лапах у медведя свисала длинная шерсть, казалось, он был в галифе.

Ребята испуганно попятились в кусты.

— Ребятки, что вы трусите? Это тот самый Пантелеймон Пантелеймонович, с которым вы ночевали. Смирный он, добрый… Ну, здравствуй, Пантелеймоша!

Медведь вытянул шею, проворчал приветливо: «У-а-а!»

Нюрка смело подошла совсем близко к медведю и погладила его по шее. Он лизнул ей руку.

Ого! Нюрка задается!

И Веня хвастливо сказал:

— Он меня лизал, лизал, когда мы с ним ночевали, все лицо вылизал, а я говорю, да не лезь ты… — И запнулся под холодным взглядом Гриши.

— Ну, давайте еще попытаемся, ребятки, — сказал Кирюша. — Пантелеймон Пантелеймонович поможет нам.

— Медведь — циркач? — спросил Яша.

— Зачем же циркач, — ответил Кирюша. — Он мой старый приятель. Мы с ним, считай, годков пятьдесят в дружбе.

Кирюша показал медведю, что он должен делать: подсунул руки под камень и покряхтел, делая вид, будто бы поднимает его.

Пантелеймон понятливо скопировал движения Кирюши.

Онлайн библиотека litra.info

— Раз-два — взяли! — скомандовал дед.

Медведь взревел от усилия, все остальные навалились, нажали на жерди. Бородатый Молчун поднялся и со вздохом сел на прежнее место.

Потом они расчистили лопатами русло Веселого Музыканта и поправили бережки. Пантелеймон Пантелеймонович сидел в сторонке, зевая и почесываясь.

— Оживет Веселый Музыкант, как ты думаешь, дедушка? — спросила Нюрка.

— Оживет обязательно, ты не беспокойся, Аннушка. Видишь, земля, где сел Бородатый Молчун, еще сырая. Значит, не ушел далеко Веселый Музыкант. Вернется.

Солнце катилось за далекие горы, прохладные густые тени от деревьев падали на изумрудную зелень Травяного Князя. Все постояли молча, охваченные раздумьями, вдыхая ни с чем не сравнимый аромат удивительного растения.

— Чудесно пахнет родная земля, — тихо проговорил Сергей Ильич.

Нюрка прильнула к нему.

Гриша, прижимавший к груди несколько стеблей Травяного Князя с корнями, чему-то улыбался.

Яша и Веня не отрывали взгляда от загадочных знаков на Бородатом Молчуне.

— Пора домой, — сказал Кирюша, — ночь близко.

Они пошли, часто оглядываясь. Пантелеймон Пантелеймонович остался на месте. Он сидел, развалясь у дерева, и, высунув язык от наслаждения, обеими лапами чесал живот. Бурая шерсть летела клочьями — Пантелеймонович линял.

Онлайн библиотека litra.info