Прочитайте онлайн Полеты сквозь сон | Пролог

Читать книгу Полеты сквозь сон
7316+307
  • Автор:
  • Язык: ru

Пролог

Все это началось, когда мне было чуть больше восьми лет. Самый первый раз заполнился очень хорошо. Это была ночь с субботы на воскресенье. На следующий день идти в школу необходимости не было, поэтому долго резался по сети в игры с друзьями. Мы сражались в фентезийных мирах. Вечером, перед сном, смотрел какой-то мультик — сказку, о сказочном мире, где тоже были феи и волшебники. А когда уже родители заставили лечь спать, у меня все еще крутилось желание играть дальше. Во сне я перенесся в одну, как мне тогда показалось, из наших игр. Хотя были и странности, но я в то время на них не обратил никакого внимания. Я попал в великолепный дворец, в большой зал, где мальчик эльф, примерно моего возраста, может чуть младше, так как ростом был меньше меня, а я был самым мелким в классе, занимался, тренировался в обращении с мечом. Его действиями руководил уже взрослый, представительный эльф. Он периодически покрикивал на мальчика, а потом показывал, как правильно выполнять отрабатываемые тем движения. Что он говорил мальчику и что тот ему отвечал, я не понимал. Я стал рассматривать их со всех сторон. Свободно перемещаясь по залу. Легко летая вокруг них. Через время обратил внимание, что я стал понимать, что они говорят, но как бы это правильно выразить. Я не понимал произносимых ими слов, но понимал смысл сказанного. Звучали непонятные мне слова, а буквально сразу за этим всплывало понимание того, что только что было сказано. Причем могло быть так, что была произнесена длинная фраза из нескольких слов, а всплывало понятие из одного слова. Так взрослый эльф произнес фразу из пяти слов, а у меня всплывший ее перевод сложился в три слова — держи руку свободно. Я так увлекся наблюдением за их действиями, что не обратил внимания ни на, то, сколько времени заняло мое наблюдение, ни как я сам выгляжу. Разбудило меня легкое прикосновение к плечу и голос матери.

— Вставай, хватит спать, тебе еще уроки надо сделать на завтра.

В следующий раз во сне я увидел мальчика, где-то, через месяц. Но теперь он был в саду. Он ходил среди растений, а рядом с ним двигалась молодая эльфийка, и что-то ему рассказывала. Сначала мне опять, было не понятно, о чем они говорят, но через время я снова стал понимать произнесенные ими фразы. В этот раз меня снова вырвала из сна мать.

— Тебя уже второй раз за последний месяц не добудишься, от будильника ты не проснулся, на мой голос не реагировал, ты не заболел, что так крепко спишь? С беспокойством спросила она меня.

Что это было в моих снах, я не понимал, но там было так красочно и интересно, что каждый вечер, ложась спать, я с надеждой ждал, когда снова смогу увидеть меленького эльфа. Уходы во сне, в мир маленького эльфа, стали регулярными, я обратил внимание, что мне он снится всегда в одни и те же дни недели. В ночь с субботы на воскресенье и со вторника на среду. Через полгода я уже свободно понимал, что говорят эльфы. Я побывал несколько раз на его занятиях с мечом, на занятиях в лесу или саду и даже в зале, где его обучали магии. Я с наслаждение окунался в эти сны. После таких снов игры по сети уже были не так интересны, они перестали меня привлекать и я все меньше садился играть с друзьями. Чтоб чем-то заняться я пошел заниматься в спортивную секцию, сначала на карате, но проходил туда не долго, мне оно разонравилось, походил на айкидо и бокс, но они тоже меня не привлекли. Появилось желание научиться фехтовать как мальчишка. Ведь наблюдать за ним было интересно, он двигался красиво, а его движения были грациозны и они веяли угрозой. Поэтому я принял решение пойти в секцию кендо. В очередном сне, когда я наблюдал, как он занимается в зале фехтования, в этот раз он был без наставника и пытался запомнить его движения, в зал вошла девчонка, которая была чуть старше его. Я тогда впервые услышал имя мальчика, до этого его все с кем он занимался, называли мой лорд. Вошедшая в зал девочка, произнесла.

— Велиосэль, ты мне обещал, что поиграешь со мной, а сам ушел заниматься, хоть твой наставник и отсутствует.

— Стелониаль, сейчас закончу комплекс, и пойдем, поиграем, посиди чуть-чуть в зале, дай мне закончить начатое, ответил он.

Девочка прошла, присела на стоящее у окна кресло и стала наблюдать за мальчишкой. Я по своей привычке стал носиться вокруг него, рассматривая его позы, движения, пытаясь их запомнить. Все было как всегда, пока не прозвучал голос девочки.

— Велиосэль, а зачем ты духа вызвал, зачем он тебе?

— Какого духа? С удивлением спросил мальчик.

— Вот этого, и девочка указала в меня пальцем.

Они оба уставились на меня. До этого я уже привык, что никто меня не видит и не обращает на меня внимания, поэтому от того, что меня увидели, я растерялся, не зная, что делать. Сам покидать свой сон я не умел, меня все это время из него вытаскивала мама своим прикосновением. Поэтому, растерявшись, я застыл и уставился на мальчика и девочку. Они тоже также удивленно рассматривали меня.

— Какой-то он странный, не похож на дух предков. Произнесла девочка. — Где ты его взял, как вызвал?

— Я его не вызывал и что это за дух не знаю, ответил мальчик.

— Получается, он сам появился или его кто-то направил сюда, чтоб тебе навредить с испугом вскрикнула девочка.

Я от ее реплики испугался и замотал головой, отрицая ее предположение, и попытался им сказать на эльфийском, что меня сюда никто не направлял, и я никому не желаю зла. Но произнести ничего не смог, вернее звуки к моему удивлению получились, но совсем не похожие на речь эльфов.

— Смотри, заинтересовано сказала девочка, он что-то пытается сказать. Интересно, что? Но его необходимо все равно изгнать, ты же, знаешь, духи могут навредить, или навлечь проклятие. Неизвестно, кто его вызвал и зачем.

— Сейчас изгоним, произнес мальчик, и стал делать руками какие-то пасы. Его руки в это время стали немного светиться. А мне стало становиться горячо. От отчаяния я закричал на русском языке.

— Нет, не надо, меня никто не посылал, и я просто наблюдал, как занимается Велиосэль, мне его занятия очень нравятся.

Мальчик остановил свои пасы и, повернувшись к девочке, спросил.

— Ты это слышала?

— Да, пораженно ответила она. Он ментально общается, первый раз такое вижу и даже на занятиях нам такого не рассказывали. Нам объясняли, что вызванный дух говорит на языке вызвавшего его, но чтоб ментально, такого никогда не было. Ты кто? Задала она мне вопрос.

Я уже более спокойно ответил.

— Ярослав.

— Странно, я такого имени никогда не слышала, произнесла девочка. — Ты слышал такое имя, хоть когда-нибудь?

— Нет, ответил мальчик. «Сияющая доблесть», а может, «Яркая отвага» не пойму. Что это значит, откуда такое имя, у кого оно может быть?

Девочка снова уставилась на меня и властным голосом произнесла.

— Дух ответь, откуда ты, когда ты умер, и кто тебя вызвал?

— Никто меня не вызывал, и я не умер, а сюда прихожу когда сплю, обиженно ответил я, на ее вопрос.

— Так ты не дух? В один голос удивленно воскликнули они оба.

— Конечно не дух, я же уже пояснил, ответил я.

— А как ты путешествуешь во снах, с появившимся интересом спросила девочка.

— Не знаю. Просто один раз как-то получилось перенестись сюда и теперь периодически прихожу, посмотреть на Велиосэля, мне очень нравиться, как он занимается.

— А ты можешь больше проявиться. А то тебя плохо видно и то, все время надо смотреть с помощью магического зрения, полюбопытствовала девочка.

— Я не знаю как. Растерянно ответил я.

— Все очень просто, если это твоя проекция, то просто добавь еще немного силы в нее, с улыбкой сказала она.

— А как это сделать, удивленно спросил я.

— Ну, тебе же наставники должны были объяснять, как обращаться с силой, как дозировать её. Здесь надо действовать точно также как и при наполнении, силой любого заклинания.

— Я не умею создавать заклинания, сообщил я.

— Ты, что до сих пор не начал овладевать магическим искусством, сколько тебе лет? Удивленно спросила она.

— Скоро будет девять, ответил я и огорченно добавил, у нас нет магии, поэтому никто меня ей научить, и не может.

Они оба застыли с большим удивлением на лицах.

— Так ты совсем маленький, удивленно произнесла девочка, как ты только смог создать свою проекцию.

— Почему это я маленький я уже в школу хожу, уже третий год учусь. Возмутился я. — А вам сколько лет?

— Мне двадцать три, а ему пятнадцать, ответила девочка. — Но все равно надо твою проекцию усилить, а то, так не очень удобно. Приходится общаться с каким-то расплывчатым пятном. Представь себе, что ты наполнен жидкостью и попробуй ее перелить в свою проекцию.

Я стал пробовать как она сказала, но у меня ничего не получалось, сколько я не пробовал. Через время, Велиосэль произнес.

— Нет, так у него ничего не получится, он же не чувствует свою проекцию и он ее осознано не создавал. Ты Яркий давай наоборот попробуй в себя втянуть, но не жидкость, а то, что наполняет твою сущность. Представь, что ты наполнен светом и этот свет перетягивай в себя.

Я так и сделал, закрыл глаза и представил, себе, что мое тело, лежащее на кровати, наполнено светом и стал представлять, что этот свет перетекает в меня, сюда. Почувствовать я ничего не почувствовал, но по возгласам мальчика и девочки понял, что у меня получилось. Открыв глаза и опустив взгляд вниз, я увидел свое тело, которого до этого никогда не замечал. На мне была моя пижама, в которой я спал. Но все равно тело выглядело полупрозрачным.

— Получилось, произнесла радостно Стелониаль. — А ты не эльф? Удивленно воскликнула она, рассмотрев меня.

— Нет, улыбнулся я, я человек.

— Ты относишься к этому дикому племени? С удивлением спросила она, — но ты совсем на них не похож, да и одежда твоя не из шкур, она явно из ткани.

— Конечно моя пижама не из шкуры, из обработанных шкур у нас шьют только шубы, из кожи куртки и обувь, а в основном вся одежда шьется из тканей. На мне пижама, это одежда для сна. Я же говорил, что сюда попадаю только когда сплю, и я не с вашего мира. А почему ты говоришь о людях, что они дикари?

— Потому, что они и есть дикари, живут в пещерах, ткани они не делают, для обуви используют куски кожи, обмотанные вокруг ног.

— На уроках истории нам рассказывали, что так когда-то давно жили древние люди, но у нас их уже давно нет. А у вас здесь, получается, они еще есть. Пораженный ее описанием здешних людей произнес я.

— Как интересно, а как вы вообще живете? Расскажи, попросила она.

— Да как, пожал я плечами, — живем в городах, в построенных из камня домах. В некоторых городах живет по нескольку миллионов человек, в таких городах строят дома высотой до семисот метров, заводы выплавляют металл, из металла изготавливают машины, самолеты, корабли и многое другое. У нас есть телевидение, интернет…

— Подожди, подожди, сколько это метр, как могут плавать корабли из металла, что такое машины, самолеты и остальное, то, что ты назвал, перебил меня Велиосэль.

Я пустился в объяснения, успел объяснить, сколько это метр, сколько это миллион, что такое машины и самолеты, дошел до телевидения и интернета, но рассказать не успел, меня разбудили. Когда открыл глаза, надо мной стояла с озабоченным видом мама.

— Ярик, наверное, нам надо сходить к врачу, это ненормально, что тебя невозможно добудиться, в этот раз я тебя трясла больше минуты, пока ты проснулся, раньше такого никогда не было, ты всегда просыпался сам.

— Не-е, мама не надо к врачу, мне такой сон снился интересный, я был в сказочном мире, там так интересно, что просыпаться не хотелось, а ты меня разбудила, обиженно сказал я.

— Тебе в школу пора, а ты — сон интересный. Подымайся, давай завтракай и собирайся в школу.

Вернувшись со школы, я уже хотел подробно рассказать маме о своих похождениях во сне, но, уже направляясь к ней, услышал ее разговор по телефону.

— … его сны меня уже беспокоят, думаю надо сводить его к психиатру, у меня такое впечатление, что он отрывается от мира, уходит в свои вымышленные миры, в чем причина не пойму, но надо что-то делать…

Дальше я слушать не стал, и рассказывать о своих путешествиях во снах тоже. Это стало моей маленькой тайной. Но стал просыпаться сам на звонок будильника, и беспокойство мамы исчезло.

После того раза, как состоялся разговор в мире сна, каждый раз, когда я появлялся у Велиосэля, он замечал меня сразу же после появления. Выпроваживал своих наставников и звал сестру. Я становился более видимым. Появившись после того раза я продолжил прерванный рассказ и рассказал им о нашем мире, а они мне о своем. В их мире из высокоразвитых народов были только эльфы и гномы, остальные расы, а их было много, жили дикарями, без городов, производств и не утруждали себя созданием цивилизованных условий. Свой мир они называли Алуэль. Нам вместе было весело, я им рассказывал истории, сказки, которых много знал из прочитанного, они мне рассказывали события из своей истории, и мы играли. Велиосэль согласился меня учить фехтовать, но проблема была в том, что я в своем состоянии не мог взять в руки меч. Поэтому мы решили, что он будет показывать мне стойки и движения, а отрабатывать я их буду у себя дома, когда не сплю. Стелониаль загорелась желанием научить меня основам магии, но проблема была в том же, что я не мог в своем состоянии оперировать силой. Хотя она утверждала, что раз у меня получилось наполнить энергией свою проекцию, то значит, я смогу оперировать и силой. У нас хоть и хорошо получалось общаться мысленно, как они говорили ментально, но все равно они настояли, чтобы я начал учиться правильно, разговаривать на эльфийском, а они будут учиться говорить на русском. Как ни странно, они научились говорить быстрей чем я, а у меня очень долго не получалось правильно произносить их слова. А на Земле, я отрабатывал полученные знания. На тренировках отрабатывал стойки и связки движений, а дома пытался научиться оперировать энергией, силой как говорила Стелониаль. Через год меня выгнали из секции, обвинив в том, что я занимаюсь неизвестно чем, и не достоин, перенимать навыки высокого искусства кендо. Пришлось изготовить деревянный меч и проводить свои тренировки самостоятельно. Так прошло почти три года, когда в одном из разговоров Стелониаль задала мен вопрос.

— Слушай Яркий, а ты ходишь в другие миры или только к нам?

— Только к вам, я не умею ходить по мирам и даже не знаю, как это делать, ответил я.

— Такого не может быть, если ты пришел к нам, то можешь пройти и в другие миры. Наши сильные маги тоже могут ходить по мирам или посылать свои проекции. Если в мир прошла проекция, то можно туда же отправить и свое тело, но для этого надо много силы. А чтоб было много силы, надо разработать свой узел сил, чтоб его можно было наполнить энергией в достаточном количестве для такого действия.

— А как разрабатывают узел сил? Поинтересовался я.

— Очень просто. Надо наполнить его до конца, до тех пор, пока тебя не станет распирать от помещенной в него силы, а потом использовать ее на магические действия, истратить ее всю и снова наполнить. Чем чаше такое делаешь, и больше наполняешь, тем сильней становишься. У нас многие маги после тысячи лет могут ходить по мирам.

— Ого, тысячу лет, я столько не проживу, значит и не смогу такого добиться, произнес я.

— Самое трудное направить проекцию, а ты это уже можешь делать, значит, тебе осталось немножко разработать свой узел сил, что бы ты мог перемещать и свое тело. Возразила мне Стелониаль.

— Я не знаю, как направлять проекцию, а ты говоришь, что я смогу перемещать свое тело. В свою очередь возразил я.

— Так пробуй, как-то же ты к нам попадаешь, прислушайся к себе, я уверена ты сможешь понять, как это делаешь. А потом попробуй найти другой мир, пошли туда свою проекцию, ведь это так интересно, путешествовать по мирам, мечтательно произнесла она.

Больше, после этого разговора, мы к этому вопросу не возвращались, но он засел у меня в голове. Каждый вторник и субботу, ложась спать, я старался понять, как начинается перенос моей проекции. И однажды у меня наступило прозрение, я понял, почувствовал, как я это делаю. Сначала я смог перенестись в мир разумных рептилий. Я точно также появился в «легком» виде и меня никто не заметил. Жители этого мира были похожи на ходящих, на двух ногах динозавров, только пасти у них не были так сильно выражены. Они внешне, по фигуре, были очень похожи на нас. Только сзади был хвост, который у них опирался на пол и они были трехпалыми. И в их мире тоже была магия. В отличие от первого раза, того как я попал на Алуэль, здесь я сразу стал понимать, что они говорят, хотя их речи я и не понимал. В этом мире я тоже появлялся вблизи молодого представителя этой расы, он был, как и Велиосаль в мире Алуэль, моим «маяком». Жители этого мира называли себя Драгами. Понаблюдав за ним несколько своих посещений, в очередное свое появлкние, дождавшись, когда он останется один, я влил в свою проекцию энергии и проявился. Реакция моего «маяка» была молниеносной, сначала он попытался меня разрубить выхваченным похожим на серп оружием, потом бросил в меня заклинание, в виде фаербола, потом перепробовал еще несколько, пока не понял, что меня ничто не берет и не остановился. Я мысленно произнес.

— Я не причиню тебе вреда, я просто путешествую, смотрю миры и их жителей.

На его морде, появилось сильное удивление, а потом он спросил.

— Это ты со мной общаешься? Ты сильный маг, раз твой голос звучит у меня в голове. Что ты хочешь, зачем пришел? Все это он произнес вслух, его слова мне были не понятны, но ментальный перевод прозвучал именно так.

На его вопрос я ответил, что как я ранее уже сказал, мне ничего не надо, я просто путешествую. Мы с ним разговорились, он мне рассказал о своем мире, я ему о нашем.

Все эти дни, когда я ходил в мир рептилий я не появлялся на Алуэле. Поэтому в очередной день переноса, решил идти к эльфам и рассказать о своем успехе. Когда я появился, Стелониаль обиженным голосом сказала.

— Тебя долго не было, мне было скучно, где ты был все это время?

Я им поведал о том, что посетил другой мир, где живут рептилии, которые называют себя драгами. А к ним, на Алуэле, не приходил, потому, что использовал свои дни походов, для перехода в мир драгов.

— А почему ты ходишь только в определенные дни, задал мне вопрос Велиосэль, — тебе, что трудно было прийти к нам в другой день?

От прозвучавшего вопроса я опешил, я до этого им не рассказывал, что хожу по двум дням из недели, а когда рассказал, они меня снова удивили.

— Для направления проекции, дни недели никакого значения не имеют, может первые разы, когда ты только приспосабливался к таким походам, они какую-то роль для тебя и играли, но теперь, когда ты осознано, направляешь свои проекции, наверняка сможешь ходить в любой из дней. Так, что попробуй.

Я попробовал и это у меня получилось. После этого я стал ходить почти каждую ночь. Посетил более десятка миров, познакомился с их обитателями, с некоторыми подружился, как и с Велиональ и Стелониаль. Правда так и не понял, как я их нахожу, каждый раз появлялось чувство сродства с кем-то, и я по этому чувству к нему шел. Так и попадал в новый мир, и всегда рядом был кто-то молодой из аборигенов, который впоследствии служил мне «маяком». На изучение языка, именно языка, так как мысленно, я их теперь понимал сразу, у меня стало уходить, совсем мало времени. За две, три недели я начинал хорошо изъясняться на языке своих «маяков». Лишь одно смущало, во всех мирах всегда сначала меня хотели убить, и только когда убеждались в том, что я безопасен, налаживались отношения. Но я все равно, каждую неделю, продолжал приходить на Алуэль, и рассказывал своим друзьям о своих похождениях. Им это тоже было очень интересно. Я все также перенимал навыки фехтования у Велионаля, а Стелониаль не бросала свои попытки научить меня магии, хотя никаких положительных результатов за все это время у меня не появилось. Но движения-пасы, руками для сотворения заклинаний я заучивал, они мне давались относительно легко, Стелониаль сказала мне, что я на ее взгляд, все делаю правильно, но так это или нет, можно будет определить только тогда, когда я смогу использовать силу. Стелониаль мне объяснила, что существует три уровня познания магии. Первый, это когда маг берет немного внутренней силы и, совершая определенные пасы руками, формирует заклятие, которое и направляет или бросает на объект. Этот способ назывался мануальным. Второй способ, почти такой же, но формировалось два или три заклятия поочередно, но не направлялись до тех пор, пока они не активированы определенной фразой, а уже потом после активации направлялись на объект. Этот способ назывался смешанным. Третий способ был высшим, при нем, маг плел заклятие из нитей силы, но такое могли делать только опытные маги, которое могли видеть эти самые нити силы. Я их не видел, поэтому Стелониаль третьему способу меня не обучала, зато налегла на первые два, заставляла заучивать жесты и фразы. Кстати сказать, фразы были не на языке эльфов, они вообще были непонятны, но как демонстрировала Стелониаль, это не мешало им активировать созданные заклятия. Она обучила меня тому, чем владела сама, а она знала около тех сотен заклинаний первых двух уровней из лечебной магии, магии воды, воздуха и растительной магии, а потом заставила изучать и то, чем владел Велиосэль. Но он только недавно приступил к изучению магии и знал мало, только основы. Как она пояснила.

— Ты можешь создавать свои проекции, а такое могут делать только сильные маги. Но ты еще маленький, и не владеешь в должной мере своей силой, но это скоро изменится. Поэтому заучивай пасы, слова активации, а когда придет время, тебе это пригодится, и ты сможешь создавать заклятия.

Мне исполнилось уже четырнадцать лет. Но мой рост не соответствовал моему возрасту, я был мелким, что служило причиной частых подколок в мой адрес. Мама меня успокаивала, говорила, что это нормально, что в нашем роду у всех так. Что после четырнадцати я начну активно расти и догоню по росту своих сверстников и даже перегоню. Но мой рост не мешал мне путешествовать. В одном из миров я познакомился с представителем расы очень похожей на людей, которые называли себя Люды, у них развитие общества было на уровне нашего средневековья. В почете были навыки обращения с оружием, а еще и безоружным. У него я стал учиться борьбе без оружия. Она в себе содержала смесь из стилей похожих на наши карате, джиу-джитсу, были и элементы из самбо, а в основном ни с одним из земных стилей она не совпадала. Трудности были те же, что и при изучении стиля фехтования Велиосэля, но я уже по отработанной технологии, все запоминал, а уже вернувшись в тело, их отрабатывал.

Мои самостоятельные тренировки по фехтованию, дали свои положительные результаты. Я уже мог повторить те навыки, что получал от Велиосэля. На для их полного усвоения требовался напарник. Поэтому я записался в секцию исторического фехтования, в которую меня приняли после проведенной проверки. Мои навыки удивили всех, а стиль поставил мэтров в тупик, так как никто не знал продемонстрированного мной. Меня стали брать на участие в соревнованиях таких же клубов.

Наш клуб принимал съезд любителей исторического фехтования, и я был одним из участников. В этот день мне пришлось выступать несколько раз, поэтому к концу дня я сильно устал. И по окончанию этого тяжелого для меня дня, попрощавшись со всеми, я направился домой. Проходя через сквер, почувствовал, что мне стало резко плохо. На меня накатила слабость, голова закружилась, и я присел на скамейку, чтобы переждать охватившее меня состояние. Минуту казалось, что сейчас все пройдет, а потом я почувствовал, что куда-то проваливаюсь.

Меня начало куда-то тянуть, я сопротивлялся сколько мог, потом мое тело наполнилось болью, такой, которой я до этого никогда не чувствовал, я больше не смог сопротивляться и провалился.

Падение было долгим, сквозь закрытые веки мелькали проносящиеся цветные пятна, слышался неимоверный гул, но сил открыть глаза или пошевелить рукой уже не было, а потом был удар и я окончательно потерял сознание.

В себя я пришел резко, как будто меня окатили водой, но пошевелить не мог даже пальцем, не то, что открыть глаза, зато слышал все, что происходит вокруг. Рядом звучали слова на неизвестном мне языке, но мои навыки ментального распознания произносимого дали возможность понять, о чем говорят. Ругались двое.

— Я тебе говорю, ты допустил ошибку, недоносок чертов, проверь свои записи. Тебя убить мало. Столько материала испортили, а ты вытянул сюда вместо демона какого-то пацана, человека. С него даже энергии не выжмешь для нового ритуала, и у него даже узла сил нет.

— А я тебе говорю, я сделал все правильно. И отклик был как на демона, хотя он немного и отличался. Я ведь тебя предупреждал, что надо прекратить, а ты, что кричал, — тяни, вытягивай его. Мы на вытягивание его тела и потратили всю энергию из накопителей, использовали все, что могли дать жертвы. Вот, что теперь делать?

— Вытяни его из пентаграммы, оттащи в сторону и раздень, приготовь к жертвоприношению.

— Но его одного не хватит на полномасштабный призыв и накопители пусты.

— У меня есть еще два накопителя, заполненные под завязку. Так, что попробуем провести малый обряд с одной жертвой, не получилось вызвать полноценного демона, вызовем кого-то мелкого. Как думаешь, как получилось, что его захватило?

— Понятия не имею, может он сам готовился к переходу, или это ходок, который был в активной фазе и пересекся с лучом вызова.

— Нет, для ходока он слишком юн, и тем более, посмотри на него. У него только жизненные силы видны, а энергии ни крохи, он не может быть ходоком, тем более это человек, да еще и ребенок.

Меня оттянули в сторону и срезали одежду, задев при этом ножом и тело, но возмутиться или что-то сделать я не мог, тело было как чужое. Пол был холодный, холод стал проникать вглубь, меня стало охватывать онемение, а следом за ним и безразличие. Что будет со мной дальше, мне было уже все равно, хоть из разговора я и понял, что меня собираются принести в жертву в каком-то обряде. Я стал погружаться в свой мир, отстраняясь от окружающего также как и при посылке своих проекций в другие миры. Но тут раздался сильный грохот как от взрыва. От которого, я чуть не оглох. В голове переливалось эхо этого звука и не давало сосредоточиться ни одной мысли. Последнее, что я услышал до того как окончательно отключиться, было.

— Отступники опять успели скрыться, но один обряд они успели провести, принесли пять жертв, и готовились ко второму. Видите, накопители стоят на лучах пиктограммы и приготовлена новая жертва.

— Что за жертва? И какие результаты первого обряда? Что они делали?

— По всем признакам совершали призыв из темных миров, но что-то у них пошло не так, призыв не получился. Новая жертва мальчик, человек.

— Странно, ведь люди для жертвоприношения самые слабые, а тут человек и при этом один, что с ним?

— Ранен, контужен и, похоже, испытал ментальный удар, так как его мыслесфера пребывает в хаосном состоянии. Даже нельзя получить информацию, откуда он.

— Ты хочешь сказать, что ты не можешь определить, откуда он и кто?

— Я же говорю. Его мыслесфера как кипящий котел, сейчас она закрыта, даже лучше чем если б на нее наложили ментальный блок. Что будем делать?

— Заберем его с собой. Доложим руководству о провале операции, а там пусть уже они разбираются сами, что с ним делать.

Я почувствовал, что меня поднимают и куда-то несут, а потом полностью отключился от окружающего.