Прочитайте онлайн Поклонение | Часть 3

Читать книгу Поклонение
2216+849
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

3

В понедельник Сьюзан вышла из дому пораньше с тем, чтобы иметь запас времени до начала первого приема. Она была полна оптимизма и вела машину, с улыбкой поглядывая на дорогу. Она понимала, что без трудностей не обойдется, но какая жизнь без трудностей? Естественно, какое-то время придется привыкать к новому месту, да и пациенты будут поначалу относиться к ней с недоверием — как-никак новичок.

С утра она настроила себя на успех, поклявшись, что ничего не повлияет на ее бодрое настроение, даже беспокойство за Максимилиана. Ему впервые предстояло остаться с няней. Та должна была помимо прочего сводить малыша в детский сад. Сьюзан уже водила Максимилиана в сад, и тот остался доволен, но сегодня утром он был не в настроении, и пришлось потратить немало сил, чтобы мальчуган перестал ныть и на лице его наконец появилась улыбка.

— Встретимся на ланче, — сказала она сыну, — и ты расскажешь, как ты готовишься к школе.

Разумеется, малышу тоже будет непросто первое время. Постепенно он привыкнет к няне, обзаведется друзьями, и важно, чтобы сейчас он чувствовал ее внимание и поддержку.

Все еще погруженная в мысли о сыне, она повернула на набережную и невольно похолодела при виде открывшейся ей картины. После дождей вода в реке поднялась и затопила дорогу. Сьюзан сбросила скорость, лихорадочно размышляя. Вода, судя по всему, доставала до середины колен, и ехать по набережной было делом, мягко говоря, рискованным. Развернуться и поехать в объезд оказалось очень непросто: позади уже выстроился ряд машин, исключая всякую возможность разворота. Сьюзан решила выждать момент, и тут огромный грузовик, водителю которого надоела нерешительность коллег, вышел из ряда и с ревом обогнал ее. Машину Сьюзан захлестнула большая, мутная волна, мотор чихнул и заглох.

Какое-то время она сидела в полной тишине, не в силах поверить в происшедшее. Она попробовала включить зажигание безрезультатно. Отчаянно вцепившись в рулевое колесо, она соображала: опоздать на прием — это худшее, что вообще можно себе представить. Какой подарок Кристоферу Лезерту! Теперь он вправе будет утверждать, что доктор Джилберт это не доктор Джилберт, а сто недоразумений, и куда бы она ни отправилась — с ней вечно что-нибудь случается.

Оставалось одно — выйти из машины, пожертвовав своими новыми туфлями. Обязательно заведу себе непромокаемую обувь для таких случаев, подумала она, опуская ноги в ледяную воду. Попытка завести мотор результатов не дала. Добравшись до ближайшей телефонной будки, она вызвала машину аварийной службы, а затем с замиранием сердца позвонила в Центр.

— К сожалению, сегодня я, по-видимому, опоздаю, — сообщила она, стараясь не показать своей подавленности. — Река вышла из берегов, и я застряла в пробке неподалеку от моста. В карбюратор попала вода, машина вышла из строя, но я постараюсь как можно скорее добраться до Центра.

Водители-мужчины помогли оттащить машину в сторону, и Сьюзан в ожидании помощи забралась в салон — промокшая и замерзшая. В сотый раз поглядывая на часы, она чуть не плакала от того, что ее планы рухнули. Кристофер будет рвать и метать, подумала она, поежившись, и тут же увидела, как в некотором отдалении от нее останавливается серебристый «пежо» и из него выходит доктор Лезерт собственной персоной.

— Вы же говорили, что знаете эти места как свои пять пальцев, — сказал он неодобрительно, наблюдая как к ним подчаливает потрепанный грузовичок аварийной службы.

— Говорила, — тихо, но упрямо ответила Сьюзан. — Просто я успела забыть, что река у нас с характером.

— Но с чего, извините, вас понесло в воду? Вы не догадывались, что мотор может заглохнуть?

— Все было бы нормально, если бы какой-то кретин на грузовике не окатил меня водой, — огрызнулась Сьюзан. — И потом, вы, можно подумать, никогда и ни в чем не ошибаетесь.

Она тут же пожалела о своих словах, но было поздно: Кристофер уже смотрел на нее с презрительным снисхождением.

— Спишем это на ваше взволнованное состояние, — бросил он.

— Да уж будьте добры, — язвительно отозвалась Сьюзан. — Вы такой идеальный, что должны проявлять снисхождение к нам, грешным.

Механик деликатно кашлянул, и она, спохватившись, осеклась.

— Боюсь, что сегодня у меня ничего не получится, — сообщил механик. — Придется отбуксировать машину в ближайший гараж.

— Но у меня в обрез времени, — схватилась за голову Сьюзан. — Я — врач, и через полчаса ко мне придут на прием больные.

Кристофер пристально посмотрел на механика:

— Вы не могли бы сами проследить за тем, чтобы машину доставили в гараж? — спросил он. — Мы были бы вам очень признательны, видите ли, у миссис Джилберт сегодня первый день работы на новом месте.

— Ах, вон оно что! Тогда конечно! Правда, у нас это, честно говоря, не принято, но ради такого случая…

— Вот и отлично. Будем считать, что мы договорились. Как отвезете машину в гараж, позвоните по этому телефону, пожалуйста. — Он передал механику свою визитную карточку. — А теперь нам нужно срочно ехать. Еще раз спасибо.

Он подхватил Сьюзан под локоть и повел в сторону своего автомобиля.

— А нельзя помедленнее? — спросила Сьюзан, запыхавшись. — Я вам признательна за помощь, но нельзя же бежать как на пожар.

Кристофер словно споткнулся и, замерев на месте, свирепо оглянулся. Сьюзан почувствовала, как по спине у нее пробежали мурашки.

— Вы же промерзли до костей! — объявил он тоном прокурора.

— Откуда мне было знать, — пожала она плечами. — Имей я хотя бы малейшее представление о том, что придется лезть в ледяную воду, обязательно прихватила бы охотничьи сапоги.

Тяжелый взгляд Кристофера скользнул по ее стройным ножкам, губы у него шевельнулись, но тут же, словно передумав, он мотнул головой и решительным движением открыл дверцу машины.

— Усаживайтесь! — коротко приказал он. — На заднем сиденье найдется одеяло. Оберните ноги, а я сейчас включу обогрев.

— Спасибо, — с искренней признательностью сказала она. — Мне страшно неудобно, что я доставляю вам столько хлопот.

Она с наслаждением откинулась на спинку сиденья и добавила:

— Вот уж кого не ожидала увидеть в роли спасителя, так это вас.

— Я как раз зашел в регистратуру, разбирал свои вызовы, когда позвонили вы. Поскольку мне все равно надо было ехать в эту сторону, то… — Он пожал плечами.

— Понятно, — пробормотала Сьюзан, с блаженством ощущая, как тепло наполняет салон. Ей лучше: она может не винить себя за то, что причинила ему столько хлопот.

Кристофер бросил на нее взгляд, одновременно нажимая на педаль газа.

— Если я иногда кажусь вспыльчивым, не придавайте этому особого значения. Все дело в этих чертовых дорогах! Из-за этих дождей приходится добираться до пациентов в объезд — это отнимает уйму времени и чертовски утомительно. Слава богу, никто сегодня не нуждался в срочной помощи, а то бы…

— Могу представить, как вас это раздражает, — покачала головой Сьюзан. — А как должны нервничать больные! Что до меня, то я теперь буду ездить на работу окольным путем — пусть чуть длиннее, зато надежнее.

— А откуда вам приходится ездить?

— Я купила небольшой домик у Коссертоне, в двух милях от дома родителей. Я чуть с ума не сошла от радости, когда мне подвернулся такой вариант. Лучшего не придумаешь: в меру большой, с чудесным садиком перед домом, так что и ребенку есть где поиграть, и мне спокойнее.

— Так вы живете вдвоем с сыном? И никого больше?

Сьюзан помедлила с ответом, и Кристофер, бросив на нее беглый взгляд, пояснил:

— Простите, если я иногда слишком прямолинеен, — это мой стиль. Если мне что-то интересно, я тут же об этом спрашиваю. — Он снова сосредоточился на дороге. — Но это не значит, что я любитель задавать человеку неприятные вопросы. Просто мне казалось, что два года — достаточно большой срок, чтобы примириться с утратой даже самых близких людей. Тем более вы молоды, жизнь для вас далеко не кончена.

— Я с вами согласна, два года — большой срок, кроме того, мне ничего от жизни не надо. У меня есть работа, сын, этого мне вполне достаточно.

Сьюзан и в самом деле прохладно относилась к идее, чтобы возобновить отношения с противоположным полом. Прошлый опыт подсказывал, что от мужчин в жизни одни неприятности и без них жить по крайней мере спокойнее.

— И долго вы были замужем?

— Без малого четыре года. Мы поженились сразу после того, как получили свои дипломы.

— Недолго же вам пришлось пожить вместе! — сочувственно заметил Кристофер. — И что же произошло: болезнь?

— Вовсе нет! — Сьюзан сама удивилась спокойствию, с которым говорила на эту тему. — Колин всегда отличался отменным здоровьем. Тем сильнее было потрясение от его смерти. Ну, да ладно, это дело прошлое. А вы женаты?

— Нет, — охотно отозвался Кристофер, ничуть не смущенный таким поворотом беседы. — Хотя многим моим пациентам было бы вероятно проще, если бы я был женат. Однажды, впрочем, я был помолвлен, но дальше этого не пошло.

Они въехали на стоянку машин у центра, и Сьюзан промолчала, так и не задав следующего вопроса. И без того было понятно, что неудачная помолвка сильно повлияла на него, превратив неудачливого жениха в закоренелого холостяка.

Она успела согреться, и даже туфли немного обсохли. Вот теперь я снова чувствую себя человеком, с удовлетворением подумала Сьюзан. Выскользнув из машины, она поблагодарила Кристофера, и тот отсалютовал ей на прощание рукой.

В комнате отдыха сидел и потягивал кофе четвертый член их команды — Джеймс Кастельмейн. Его жена Шарон болтала с Томом Свенсеном, а два младших Кастельмейна рисовали фломастерами на огромном листе ватмана.

— А вот и наша новенькая. — Шарон с улыбкой приветствовала Сьюзан. Это была миловидная, склонная к полноте брюнетка. — Я поджидала вас, чтобы познакомиться. К сожалению, мне уже пора мчаться домой, чтобы вовремя отправить Джорджа в школу. Не знаю, чем я буду заниматься, когда и Алекс пойдет в школу. У вас ведь тоже есть сын? Правда, он, вероятно, еще маленький. Кстати, почему бы вам вдвоем не заглянуть к нам в гости? Дети могли поиграть вместе, а мы в это время попили бы чаю и поговорили о том о сем. Сегодня днем вы свободны?

— Да, свободна, — ответила Сьюзан, несколько ошеломленная таким натиском. — Только вот машина вышла из строя не далее как сегодня утром.

— Ох уж эти наводнения! Как мы все от них страдаем, — дружелюбно вмешался в беседу Том Свенсен. — Если дело только в транспорте, то нет проблем. Я подвезу вас с Максимилианом, как только закончится рабочий день.

— Это просто замечательно! — просияла Сьюзан. — Большое вам спасибо, доктор Свенсен.

— Зачем так официально? Просто Том.

Шарон, забрав детей, ушла, а Сьюзан осталась сидеть, с любопытством оглядывая помещение. Том, расположившись за компьютером, с ворчанием что-то набирал на дисплее.

— А откуда вам приходится ездить?

— Я купила небольшой домик в Коссертоне.

— Да все эти несносные компьютеры, — сказал Том раздраженно. — Одни хлопоты вместо пользы. Никак не могу понять, что с принтером. Кристофер, конечно, прав, и надо шагать в ногу со временем, но всякий раз, как я гляжу на этот мелькающий курсор, мне кажется, что он подмигивает мне и говорит: стар ты для меня, братец. Зато у вас-то, Сьюзан, наверняка нет никаких проблем с этими электронными ящиками?

Сьюзан засмеялась.

— Да, чему-чему, а этому нас научили.

— Тогда я вкратце поясню, в чем суть гениальной идеи нашего неугомонного Кристофера. — Том встал и подвел Сьюзан к окошечку, выходящему в холл, на котором лежали стопкой форменные бланки с записями. — Один из врачей у нас объезжает больных, трое других ведут прием. Дежурная медсестра записывает имена пациентов, регистрирует каждый вызов или приход. Выяснив, к кому именно на прием хочет попасть пациент, она составляет список на утренний прием. Обычно в такой бланк попадает человек эдак двенадцать. Кроме того, по скользящему графику один из врачей принимает после обеда. Суббота — укороченный день. В субботу мы обслуживаем только тех больных, которые нуждаются в неотложной помощи.

— Понятно! Весьма разумная система, — коротко заметила Сьюзан. — Кстати, как у вас насчет подготовки к эпидемии гриппа? Центр обеспечен вакциной?

— Обеспечен, — кивнул Том. — На случай инфекционных заболеваний у нас есть все необходимое. Те из пациентов, кто захочет сделать профилактическую прививку, могут записаться в регистратуре и прийти в назначенный день на укол.

К окошку начали подходить первые посетители, и бланк записи на прием к Сьюзан вскоре оказался заполненным. Она прошла к себе в кабинет, чтобы подготовиться к приему своей первой пациентки. Ею оказалась совсем еще молодая, но бледная и осунувшаяся женщина. Она неуверенно заглянула в дверь, потом прошла и села в кресло напротив Сьюзан.

Женщина призналась, что подозревает у себя беременность. Она сделала тест в аптеке напротив Центра, и фармацевт выдал ей справку, которая и в самом деле свидетельствовала о наличии беременности.

Выведя на монитор данные о пациентке, Сьюзан задала обычные в таких случаях вопросы о протекании цикла.

Пациентка — а ее звали Кэтрин Мэркхэм — добросовестно ответила на все вопросы, после чего Сьюзан попросила ее сесть в кресло для осмотра.

— Судя по всем признакам, вы примерно на восьмой неделе и где-то в конце мая родите малыша, — с улыбкой объявила Сьюзан.

Кэтрин просияла, а Сьюзан порадовалась за себя — как-никак первый же диагноз связан с рождением новой жизни. Прекрасный старт для новой работы.

— Я ставлю вас на контроль — отныне за вами будет присматривать акушерка из Центра, — сказала она Кэтрин. — Мы с вами тоже будем встречаться: сначала раз в несколько недель, потом почаще. Вы будете регулярно сдавать анализы.

Будущая мать издала приглушенный стон.

— Терпеть не могу уколов, — с содроганием сказала она.

— Не пугайтесь, — успокоила ее Сьюзан. — Все не так страшно, как можно подумать. И совсем даже не больно — сами скоро увидите. Акушерка даст вам направления к зубному врачу и другим специалистам.

— Спасибо, доктор, — прощебетала Кэтрин и выпорхнула из кабинета.

Сьюзан нажала кнопку вызова следующего пациента.

Вошел мужчина лет сорока, рыхлый и сгорбленный. Не успев сесть в кресло, он надрывно закашлялся. Типичный кашель, свидетельствующий о хроническом бронхите, подумала Сьюзан, бросая быстрый взгляд на дисплей.

— Здравствуйте, мистер Темплтон. Чем могу быть полезна?

— Да все одно и то же, доктор. Грудь проклятая совсем замучила. Может быть, вы пропишете какие-то антибиотики. На прошлой неделе мне стало хуже. Я думал, пройдет, но нет, не проходит. Работать не могу из-за этого кашля.

— Снимите, пожалуйста, свитер и рубашку, я вас послушаю. Ну, конечно, бронхит!

— От кашля спасения нет — ни днем ни ночью. Бывает и хуже, чем сейчас.

— Вы проходили курс лечения в больнице?

— Пока что нет. Лет до двадцати я был под наблюдением, а потом меня сняли с учета и предложили пользоваться антибиотиками, когда дела ухудшаются.

— Вы не пробовали делать дыхательную гимнастику?

— Иногда пробовал, если время оставалось. У меня работа по сменам, я очень устаю, так что еле-еле остается сил на домашние дела и работу в саду. Мы только что построили новый дачный домик, сейчас проводим электричество.

— Ага, вы ведь по профессии — электрик! На работе кашель часто вас одолевает?

— Бывает. Особенно тогда, когда приходится сверлить стену, — тогда бывает много кирпичной пыли.

— Полагаю, вам в таких случаях следует надевать респиратор, — сказала Сьюзан. — И совершенно необходимо хотя бы десять минут в день отводить дыхательной гимнастике. У вас ведь грудь забита этой пылью. Принимайте амоксициллин, а через пару недель приходите снова. Посмотрим ваши легкие еще раз, они должны хотя бы немного очиститься.

— Хорошо, доктор, я приду.

— На всякий случай я выпишу вам рецепт, но обещайте без крайней необходимости не прибегать к антибиотикам. Используйте безлекарственные методы.

Она протянула ему рецепт и добавила:

— И еще зайдите, пожалуйста, к старшей сестре. Вы в этом году не сделали профилактическую прививку против гриппа.

— Ах, да! Я все собирался сделать это, да откладывал с разу на раз.

— Забудьте слово «потом», когда речь идет о здоровье, мистер Темплтон! — сверкнула глазами Сьюзан.

Она так увлеклась работой, что, когда ушел последний пациент, испытала даже нечто похожее на разочарование. Но наступило время ланча, и мысли ее обратились к сыну, она вспомнила, что обещала сегодня накормить его любимым блюдом — бобами с тостами.

Неожиданно позвонили из гаража и сообщили, что машина отремонтирована, можно заплатить за починку и забрать ее. Несмотря на утреннее приключение, в целом ее первый день на новом рабочем месте прошел как нельзя удачно. Она складывала бумаги на столе и собирала сумку, когда телефон зазвенел вновь.

— Сьюзан, — раздался голос матери, — мне интересно услышать, как у тебя дела.

Сьюзан начала оживленно делиться впечатлениями, но, почувствовав странную напряженность в голосе матери, тут же спросила:

— Что случилось, мама? Что-нибудь с отцом?

— Боюсь, что да, — неохотно сказала Виктория. — Он, упрямец, в конце концов признался. Оказывается, вот уже несколько дней он все вокруг видит в удвоенном виде. Что это — опять отслоение сетчатки?

— Не думаю. Речь идет об одном глазе или об обоих?

— Об обоих.

Сьюзан стиснула зубы.

— Причин может быть очень много, мама, — сказала она, помолчав. — Но пока не проведено обследование, говорить о чем-то рано. Он должен показаться специалистам. Я вечером заеду к вам, и мы обо всем поговорим, ладно?

— Конечно, Сьюзан! Спасибо, что приедешь. Мне будет гораздо спокойнее.

Все еще занятая мыслями об отце, она направилась из кабинета в коридор и в дверях столкнулась с Джеймсом.

— Все в порядке? — спросил он, поймав ее за руку и не дав ей упасть. — Я, по-видимому, так спешил…

Сьюзан постаралась взять себя в руки.

— Спасибо, все нормально, — сказала она, проводя рукой по лицу. — Извините, я слишком задумалась.

— Проблемы с утренним приемом?

— Нет, спасибо, все прошло хорошо. Просто позвонила мать из дома, кажется, у отца не все в порядке с глазами. Он…

— До сих пор здесь? — Кристофер шел по коридору и обратился к Джеймсу, бросив холодный взгляд на Сьюзан.

Джеймс убрал руки с плеч Сьюзан:

— Я торопился в ординаторскую, когда мы с Сьюзан налетели друг на друга в коридоре. — Он улыбнулся и хотел уйти, но в последний момент остановился. — Игра в сквош на сегодняшний день не отменяется?

— Нет, — ответил Кристофер.

— Отлично, в восемь вечера будь готов. Сегодня я с тобой рассчитаюсь за прошлую неделю. — Джеймс повернулся к Сьюзан: — А вы играете в сквош?

Сьюзан неуверенно покачала головой.

— Боюсь, у меня на это уже не останется сил. А вам нравится играть после работы?

Джеймс кивнул:

— Да, нужно хоть как-то снять напряжение после трудов праведных. К тому же игра позволяет держать мышцы в тонусе.

— А я плаваю, — оживилась Сьюзан. — И вожу Максимилиана в бассейн для малышей, пусть приобщается к спорту.

— Шарон не терпится познакомиться с вашим мальчуганом, — сказал Джеймс. — Извините, Сьюзан, бегу в ординаторскую. Минут через десять буду внизу. Ваша машина, как я слышал, уже готова? Я могу подбросить вас к гаражу.

— Спасибо, Джеймс. Через десять минут я спущусь.

Джеймс ушел, оставив Сьюзан наедине с Кристофером.

— Вы просто обожаете кружить головы мужчинам, — сказал он хмуро. — Но на вашем месте я бы воздержался от того, чтобы флиртовать на работе. Могут увидеть пациенты.

— Пациенты все ушли, — парировала она. — И вообще, все произошло случайно. Я была слишком поглощена своими мыслями и потому натолкнулась на Джеймса. А сейчас извините, я пойду переоденусь.

Она хотела обойти его, как вдруг он схватил ее за руку и резко привлек к себе. Сьюзан словно огнем опалило от его внезапной близости. Она изумленно подняла лицо: на нее в упор смотрела пара колючих голубых глаз.

— Я уже говорил вам однажды, что на работе следует быть внимательной, — сказал он неопределенным тоном. — Вы можете навлечь на себя серьезные неприятности, если это продолжится и дальше.

Губы его дрогнули. Потом он быстро отпустил ее руку и двинулся прочь.

Сьюзан, сбитая с толку, растерянно смотрела ему вслед. В голове была какая-то каша, сердце болезненно колотилось. Ну, как я могу работать с таким человеком? — с отчаянием спросила она себя. Он же совершенно непредсказуем в каждом своем шаге и поступке. Я и думать не могла, что такие люди… такие мужчины есть на свете!