Прочитайте онлайн Похищая жизни. | День шестнадцатый

Читать книгу Похищая жизни.
3216+805
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

День шестнадцатый

Алексис

Следующий день выдался не менее волнующим и насыщенным. С утра пораньше я заглянула к Лонгу забрать оборотное зелье. И хотя сердце кровью обливалось, оставила магу взамен оговоренную накануне сумму. Потом сразу отправилась в Бюро. Не терпелось узнать, что удалось выжать из подлой душонки Арлена.

В кабинете начальника, кроме него самого и его верного подпевалы Ника, больше никого не было. Моему напарнику врач строго-настрого запретил подниматься с кровати, а графиня Уистлер, испытав очередной прилив материнской любви, пообещала эскулапу ни на шаг не отходить от своей кровиночки до полного выздоровления. Мы все искренне сочувствовали Девину.

Блейк в кои-то веки был в хорошем расположении духа и охотно поделился с нами последней исповедью заключенного.

- Жизнь Арлена не баловала, - тоном профессионального лектора заговорил начальник. - Он рано потерял родителей, до совершеннолетия жил в приюте. После несколько лет скитался по Фейриленду, зарабатывая на хлеб мошенничеством и воровством. Браз был весьма недурен собой и благодаря этому однажды-таки поймал удачу за хвост, а точнее привлек внимание одной состоятельной дамы. Женщина предложила ему свое покровительство, и Арлен, не раздумывая, согласился на роль альфонса. Их роман длился несколько недель. Пока об адюльтере не прознал законный супруг. Опасаясь гнева рогоносца-мужа, Арлен был вынужден покинуть город. Но уже тогда понял, как можно с легкостью добывать деньги. С его шармом и обаянием вскружить голову богатеньким леди, жаждущим новых ощущений, было несложно.

Помня о первом неудачном опыте, Браз стал более осторожным в выборе любовниц, предпочитая замужним дамам одиноких вдов. Абигейл Свон стала одной из многочисленных его побед.

Когда Арлен с ней повстречался, он и предположить не мог, что в теле баронессы на самом деле скрывается хорошо всем известная София Льюис, жена выдающегося чародея, унаследовавшая после его смерти самый необычный и самый, не побоюсь этого слова, опасный артефакт, созданный силой магии.

К сожалению, ответа на вопрос, когда именно госпожа Льюис заняла место Абигейл Свон, мы уже не узнаем. Эту тайну, как и многие другие, касающиеся загубленных по ее вине жизней, София унесла с собой в могилу. Но вернемся к истории Арлена. - Шеф набил трубку табаком, затянул шнурок кисета, и, откинувшись на спинку кресла, с наслаждением закурил. - Абигейл, состоятельная вдова, мать двух замечательных детей и хозяйка нескольких имений, знакомится с двадцатичетырехлетним сердцеедом Арленом Бразом и сразу теряет голову. Уже немолодая баронесса влюбляется в ловеласа без памяти и, наплевав на расползающиеся в высшем свете с молниеносной скоростью слухи, делает его своим любовником. Бурный роман длится достаточно долго. Абигейл счастлива. Благодаря Бразу она вновь почувствовала себя желанной и любимой. Единственное, что омрачает радостную эйфорию, - опасения быстротечности их союза из-за большой разницы в возрасте. И тогда баронесса, поклявшаяся никогда больше не прибегать к силе медальона, состариться и умереть среди родных, решается на отчаянный шаг. Будучи уверена, что Арлен испытывает к ней столь же пылкие чувства, открывается ему, а, чтобы любовник поверил, наглядно демонстрирует силу артефакта, на несколько мгновений занимая место своей служанки.

Ради любимого Абигейл готова пожертвовать всем, даже расстаться с семьей и привычным образом жизни. Она планирует подобрать себе новую, юную "оболочку" и, прихватив часть состояния Свонов, сбежать вместе с любимым. А ни о чем не подозревающие дети пусть потом оплакивают внезапно скончавшуюся мать.

У Арлена же рождается свой собственный дерзкий замысел, в котором нет места для престарелой любовницы. Он жаждет выкрасть украшение и навсегда исчезнуть из жизни наивной баронессы. Однако спешит и ошибается. Браз даже не предполагал, что на артефакт наложено охранное заклинание. Слишком самонадеянный, он не учел, что София-Абигейл, как и ее первый муж, Эйван Льюис, в совершенстве владеет магией, да и многолетние игры в прятки научили ее быть осмотрительной.

Женщина раздавлена предательством, но находит в себе силы, как ей кажется, исправить ошибку. По крайней мере, я считаю, что, подставляя Браза, она искренне верила в торжество справедливости, - пыхнув трубкой, позволил себе лирическое отступление начальник. - Желая наказать изменника, отдалить от себя единственного, владеющего ее тайной, Абигейл инсценирует свое убийство.

Адам коротко рассмеялся, будто только что рассказал веселый анекдот, который мы с Ником почему-то не оценили. Заметив недоумение на наших лицах, пояснил:

- Допрашивать преступника пришлось в мертвецкой. Мы временно "поселили" его в свежий труп, которого еще не успел коснуться ланцет доктора Ренса, и, подождав, пока душа познакомится с телом, начали засыпать Браза вопросами. Видели бы вы, что с ним творилось, когда речь зашла о мнимом убийстве баронессы. Даже спустя столько лет Арлен по-прежнему люто ее ненавидел и винил во всех своих бедах.

- Ну да, вредная бабенка не захотела добровольно расстаться с артефактом и тем самым поломала несчастному жизнь, - хихикнула я.

Ник согласно хмыкнул, но развивать тему об эгоизме Арлена не стал, попросив шефа продолжать.

- Ушлая колдунья сумела обмануть и Браза, и Наблюдателей, вернувшихся на "место преступления". У сотрудников Бюро не имелось сомнений, кто повинен в смерти баронессы Свон. Отправившись в прошлое, они своими глазами увидели, как молодой альфонс ворвался к любовнице в дом, на почве ревности закатил скандал, а когда та попыталась выставить его за дверь, пырнул ее ножом. Кроме хозяйки и горничной в доме в тот вечер никого не было. Девушка стала свидетельницей убийства. Когда Браз, поняв, что натворил, сбежал, служанка поспешила к баронессе, которая испустила дух прямо у нее на руках.

- Стоп! Что-то я никак не врубаюсь, - осадила Блейка. - Так Браз все-таки убил ее или не убил? И если нет, то как Софии (тьфу ты, Абигейл!) удалось это провернуть. Я еще могу допустить, что она подговорила служанку дать ложные показания, но запутать Наблюдателей... Как такое вообще возможно?!

- Сопоставив показания Браза и некоторые факты из биографии госпожи Льюис, мы думаем, что события развивались следующим образом. - Адам глубоко затянулся и, обдав нас облаком вонючего дыма, принялся разжевывать сведения: - Как уже говорил, София тоже владела магией, в том числе и силой внушения. И даже когда меняла тела, ее врожденный дар всегда оставался при ней. По сути Арлен действительно убил любовницу, только действовал он не по своей воле, а под гипнозом. Сам же он ничего не помнил и, когда полиция пришла его арестовывать за убийство баронессы Свон, был очень удивлен, если не сказать шокирован. В его квартире обнаружили орудие убийства и запачканную кровью одежду. Этого и свидетельства горничной было достаточно, чтобы упрятать ловеласа в тюрьму на долгие двадцать лет. Отправление Наблюдателей в прошлое являлось чистой формальностью.

- Значит, хитрюга внушила Арлену пойти на преступление. Это я уже поняла... - Честно говоря, в тот момент чувствовала себя полной кретинкой по сравнению с изворотливой баронессой. - А теперь объясните мне, недалекой, как тогда душа нашей интриганки оказалась в теле бабульки Девина? Ветром занесло?

- Моя версия строится на одних догадках и предположениях, но, имею все основания полагать, что она абсолютно верна, - подбоченившись, важно заявил Блейк. - В тот роковой вечер, когда служанка кинулась на помощь госпоже, баронесса, истекая кровью, но все еще находясь в сознании, ухватилась за девушку и преспокойно перекочевала в ее юное, здоровое тело. Ну а уже потом, дав показания на суде против Браза и убедившись, что в ближайшие годы он ее не потревожит, стала подыскивать себе новый образ. Жизнь скромной горничной не могла ее удовлетворить.

Точно не скажу, почему она остановилась именно на Каролин Уистлер, но достоверный факт, что последнюю свою жизнь София Льюис закончила именно в теле подруги, завещав ее внуку, Девину, роковой амулет.

- Ну, что касается выбора, тут все ясно, - решила и я блеснуть сообразительностью. Не одному же Блейку умничать. - Мы с Уистлером это уже обсуждали. Наверное, душа Софии настолько устала от постоянных скитаний, что ей просто не хотелось начинать все с нуля. Она предпочла остаться в кругу знакомых и родных и иметь возможность хотя бы на расстоянии наблюдать за своими детьми, которых так опрометчиво поменяла на молодого любовника. Кто знает, может к ней неожиданно пришло раскаяние...

- А что же Браз? - подал голос Николас. - Как он узнал, где в итоге оказался артефакт?

Адаму явно понравилась роль рассказчика. Он поудобнее устроился в кресле, сцепив пальцы на круглом животе, и с упоением приступил к дальнейшему повествованию:

- Прошли годы. Сорокачетырехлетний Арлен выходит на свободу с твердым намерением отомстить женщине, растоптавшей его жизнь. Но для этого необходимо сначала ее отыскать. Он меняет имя и, представляясь всем вдовцом Коулом Оуэном, совсем недавно переехавшим в столицу, начинает выходить в свет. Браз совершенно спокоен, история убийства баронессы уже травой поросла, никто не помнит и не может признать в обаятельном темноволосом мужчине "убийцу" Абигейл Свон.

Коулу-Арлену... Уф! Как же мне надоели их многоликие персонажи! - в сердцах воскликнул старик и даже слегка пристукнул по столешнице кулаком. Поняв, что отвлекся, сразу же вернулся в нужное русло: - Преступнику просто-напросто повезло. На одном светском рауте он случайно подслушивает разговор престарелых матрон, хвастающихся фамильными драгоценностями. Те вспоминают покойную графиню Каролин Уистлер, точнее, изумительной красоты серебряный медальон, которым та владела и который перед смертью передала своему внуку, Девину.

Бразу не составляет труда понять, о каком именно украшении идет речь. Он вынужден признать, что отомстить бывшей любовнице уже не удастся, та успешно скончалась в теле лучшей подруги. Зато Арлен может наконец завладеть заветным артефактом, о котором так долго мечтал.

С этой целью он убеждает старого знакомого-антиквара, мистера Сэйдока Флинна, явиться к Уистлеру и выкупить безделушку. Но несговорчивый граф наотрез отказывается расставаться с семейной реликвией и выпроваживает незваного гостя.

Наученный горьким опытом, Арлен больше не пытается выкрасть артефакт, а решает пойти другим путем. В борделе, который мошенник время от времени посещает, работает девушка по имени Брин Кун. Благодаря своему близкому родству с лесными нимфами, известными, как покорительницы мужских сердец, мисс Кун ослепительно красива. Ни один мужчина не может устоять перед ее чарами.

Арлен уговаривает "ночную бабочку" покорить сердце Наблюдателя; нам хорошо известно, зачем, суля ей щедрое вознаграждение. Та легко соглашается. Теперь у Девина нет шансов...

Под видом Авроры, восемнадцатилетней дочери Коула Оуэна, дриада выходит в свет и без труда очаровывает графа Уистлера. Несколько месяцев ухаживаний, прогулок под луной и пикников у реки, и Девин официально объявляет о помолвке. Ну а об остальном вы знаете.

Некоторое время мы молчали, переваривая услышанное. И София, и Браз стоили друг друга. Оба готовы были пойти на все ради достижения своих низменных целей. Именно это и погубило Арлена. Он замахнулся на невозможное. Но, как известно, выше головы не прыгнешь. Рано или поздно обман раскрылся бы. Неужели преступник думал, что запросто сможет править целой империей? Как будто это так просто! Да и таинственное исчезновение Лестера Фада не прошло бы незамеченным. Но Браз был очень самонадеян, считал себя гением. За что в итоге и поплатился.

- Что теперь с ним будет? - первой нарушила я тишину.

- Единственное, чего он заслужил, - это смерть, - без колебаний проговорил Блейк. - На рассвете маги отпустили его душу.

Я ничего не сказала, хотя считала, что вечное забвение - слишком легкая кара за все злодеяния. Оставалось только надеяться, что Браз отправился прямиком в ад. К своей ненаглядной Софии. Вот там пусть и выясняют отношения и вместе подсчитывают, кто кого обскакал в душегубстве.

- А похороны Лестера?

Мужчины сразу помрачнели. Видела, как тяжело было Адаму, потерявшему не только коллегу, но и близкого друга. Хоть начальник и хорохорился и старался казаться спокойным, даже пару раз за разговор изобразил смутное подобие улыбки, но, я знала, что настоящие чувства, боль и горечь утраты, спрятаны глубоко в его сердце. Еще нескоро из памяти сотрутся воспоминания о Лестере Фаде.

- Погребение состоится завтра, - глухо проронил Блейк и взглядом, красноречивее любых слов, дал понять, что аудиенция окончена.

Николас поднялся со своего места.

- Собираюсь после обеда навестить Девина. Алексис, ты со мной?

- Я бы с радостью, но у меня в четыре поезд.

Мужчины недоуменно переглянулись.

- Вообще-то я затем сюда и пришла, чтобы получить заслуженный отпуск. - Положила перед начальником свое заявление. - Решила взять пример с Уистлера и отдохнуть. Слишком уж много потрясений связано с этим расследованием.

- А Девин в курсе? - принялся допытываться любознательный Росс.

Вечно ему больше всех надо!

- Отправлю прощальную записку, - не желая размусоливать эту тему, солгала я.

Адам не стал спорить, наоборот, целиком и полностью поддержал меня и отпустил на все четыре стороны. Уже уходя, услышала, как он велел помощнику вернуться в Бюро к шести. Видите ли, кое-кому не терпится полюбоваться на безделушку, ставшую причиной стольких несчастий. Подозреваю, под этими "кем-то" подразумевались таинственные члены Совета.

На цыпочках отойдя от двери, я довольно потерла руки. Значит, в шесть... Отлично! У меня еще оставалась уйма времени.

Неискушенному посетителю, впервые заглянувшему в Бюро, не составило бы труда здесь затеряться. Многочисленные, изгибающиеся немыслимым образом коридоры вели к потайным лестницам или оканчивались неприметными дверками, за которыми следовал очередной виток лабиринта. Новичок, случайно свернувший не туда, мог часами бродить по огромному зданию и ждать, когда на его пути повстречается добрая душа, которая объяснит, где он, черт возьми, оказался. Я поначалу тоже частенько путалась. В такие моменты ругала безумного архитектора почем зря. Но постепенно приловчилась и уже свободно находила дорогу.

Среди всего этого многообразия ходов и помещений стоило выделить так называемые жемчужины Бюро - две непомерно высокие башни с куполообразными витражными крышами. Попасть в Часовую имел возможность каждый сотрудник нашей, как презрительно отозвался Стоун, конторы. А вот наведаться во вторую, прозванную в узких кругах Башней Чудес, могли только избранные. К которым по счастливой случайности принадлежал и мой любимый напарник. Доступ такого уровня он получил после нашумевшего дела о серийном отравителе, долгие пять лет наводившем ужас на многострадальную столицу. Я же настолько высокими полномочиями не обладала, поэтому вход в Башню Чудес, хранящую в себе самые ценные изобретения нашего королевства, был мне заказан. Но разве подобные мелочи меня когда-нибудь останавливали?

У самой лестницы я притормозила. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что коридор, как обычно, пуст, шмыгнула в каморку, заваленную старой рухлядью. Раздевшись донага, выдернула пробку и одним глотком опустошила пузырек. Почувствовав дрожь во всем теле, прислонилась к стене и прикрыла глаза. Лонг заверил, что если расслабиться и отключить сознание, превращение пройдет безболезненно. Соврал, конечно, потому как то, что я испытала, совсем не соответствовало его обещаниям. Меня будто вывернули наизнанку, предварительно переломав все кости, а потом снова собрали по кусочкам. Жуткое ощущение!

Кое-как придя в себя, с облегчением перевела дыхание. Оборотное снадобье подействовало! Теперь на меня из зеркала пялился, сверкая белозубой улыбкой, его сиятельство Девин Уистлер. В который раз убеждаюсь - у напарничка ничего так фигура, правда, не помешало бы кое-где нарастить мышцы.

Напомнив себе, что времени в обрез, достала из картонной коробки припрятанный заранее мужской костюм. Облачилась в него, пригладила взъерошенные черные волосы и через дверную щелочку осмотрела коридор. Никого.

Одернув пиджак, поспешила к лестнице. У меня в запасе было около десяти минут. Надеюсь, этого хватит, чтобы отыскать медальон.

Преодолевая по несколько ступеней за раз, взобралась на самую вершину. Раньше здесь всегда дежурил маг, но после того, как один умник, вроде нашего Тони, создал прибор, способный распознавать личность по отпечаткам пальцев и строению лица, необходимость в присутствии живого существа отпала.

Приложила ладонь к хрустальной панели. Та замерцала холодным зеленоватым светом, и оцинкованные железом створки бесшумно раздвинулись. Первое препятствие было пройдено. Я очутилась перед зеркалом, поверхность которого сначала подернулась рябью, а уж потом выдала мое отражение. Черты в зеркальной глади засветились, будто кто-то обводил их люминофором: сначала контуры лица, затем носа, губ и наконец глаз. Раздался щелчок, и следующий заслон плавно отъехал в сторону. Я вошла в просторное помещение, состоящее из нескольких отделов. В каждом имелись ниши - ячейки, в которых хранились небезызвестные изобретения. С превеликим удовольствием прошвырнулась бы по хранилищу и прикарманила пару-тройку полезных вещиц, но отвлекаться на постороннее было чревато последствиями.

Погода оставалась верной самой себе. С раннего утра город находился в кольце грозовых туч. Гремел гром, и его раскаты заставляли дребезжать витражи крыши. Подняв взгляд, увидела, как по стеклу стекают целые потоки. Сквозь цветную поверхность удалось различить короткие всполохи молний.

Похоже, кто-то там на небесах был сегодня в добром расположении духа, потому как артефакт отыскала сразу. Он лежал в одной из нижних ячеек, которых здесь было великое множество. По виду они напоминали пчелиные соты и тянулись до самого купола. Даже страшно подумать, окажись украшение сверху, и мой план с треском бы провалился. Завладела желанным трофеем, а на его место сунула жалкую имитацию Стоуна. Бегом устремилась к лестнице, слыша, как за спиной одна за другой смыкаются створки.

Самое трудное было позади. Оставалось только подождать, пока пройдет действие оборотного эликсира, и можно смело ехать на рандеву с Джессом. Проныра Рене, прознавший, что медальон обнаружен, назначил свидание в борделе на Хотвич-стрит, с которым у меня были связаны не самые лучшие воспоминания. Хотелось бы попасть туда раньше рыжего, дабы успеть подготовить тому достойную встречу.

Кто-то шаркающей походкой взбирался по лестнице. Я запнулась. Если это Блейк или Николас, мне кранты. Сердце ушло в пятки. Понимая, что спрятаться негде, сделала ставку на свое фантастическое везение и ринулась дальше. Авось пронесет...

Зря волновалась. Этим кем-то оказался один из Наблюдателей, Джером Хикс.

- Ба! Уистлер! Не ожидал тебя здесь увидеть! - остановился мужчина. - Тебе ведь прописали постельный режим.

И принесла же нелегкая этого тупицу в башню!

- Мне уже гораздо лучше, - процедила сквозь зубы и почувствовала знакомую дрожь.

О-оу... Еще не хватало перевоплотиться на глазах у болтуна Джерома.

- Все только и говорят о твоем триумфальном возвращении, - и не думал закругляться Наблюдатель.

Грудная клетка неприятно заныла. Кажется, ко мне начали возвращаться прежние формы, а голос предательски дрогнул. Интересно, как отреагирует Хикс, если его коллега заговорит на октаву выше?

Откашлявшись, шепотом просипела:

- Извини, потом поговорим. Нужно бежать. - И не оглядываясь, припустила вниз.

Чуть ли не кубарем скатившись с лестницы, ворвалась в комнатушку и без сил опустилась на пол. Только бы эта незапланированная встреча не поломала мне все!

Джесс должен был явиться в бордель около двух. Я опередила его всего на четверть часа. Симпатичная блондинка-дриада провела меня в комнату и сказала, что как только парень появится, она тут же отправит его ко мне. Поблагодарив девушку, приступила к обыску. Интерьер спальни был выполнен в слащаво-розовых тонах. Даже бархатные сидения на стульях и туалетные принадлежности навевали мысли о молочных поросятах.

Поставив один из стульев посреди комнаты, на мягкий гламурный коврик, небось догадываетесь, какого колера, стала изучать содержимое шкафа. Отыскав несколько ярких шарфиков, проверила их на прочность и решила, что смело могу доверить им Джесса. Найденные там же черные подвязки с алыми бантиками тоже должны сгодиться. Даже наручники, украшенные лебяжьим пухом, удалось нарыть. Но при детальном рассмотрении поняла, что замок у этой бутафории никудышный. Шарфы куда надежнее.

Только закончила с подготовкой, как из коридора послышались голоса.

- Дальше я сам, - остановил Джесс дриаду, широко распахнул дверь и беспечно шагнул внутрь. И тут же получил по макушке увесистой книгой, непонятно каким образом оказавшейся в комнате проститутки. Начитанные нынче пошли куртизанки.

Пришлось треснуть еще раз, потому как парень никак не желал отключаться. Наконец он бухнулся на колени и плавно осел на ковер, приглушивший звук падения.

Повернула в замке ключ. Кряхтя и чертыхаясь, подтащила гостя к стулу и, обливаясь потом, с горем пополам усадила на него. Завела безвольно свисающие руки назад, крепко связала. То же самое проделала и с ногами. С импровизированным кляпом - ажурными подвязками - решила повременить. Хотелось на прощание поболтать с бывшим приятелем.

Времени ждать, пока Джесс очухается, не было. Поэтому поднесла к его лицу нюхательную соль и поводила склянкой перед веснушчатым носом. Парень чихнул, длинные, по-девичьи изогнутые ресницы дрогнули. Джесс начал приходить в себя. Смекнув, что почем, несколько раз отчаянно дернулся, едва не перевернувшись вместе со стулом, но, поняв тщетность своих попыток, яростно прошипел:

- Совсем оборзела?! Ты хоть понимаешь, что с тобой сделает босс?!

Присев на корточки возле разъяренного приятеля, беззаботно проговорила:

- Рене я не боюсь. И если он решил, что может запугать дешевым шантажом, то, выходит, плохо меня знает. - Глянув на часы, прикинула, сколько времени понадобится на дорогу до вокзала, и, не разводя сантименты, деловито продолжила: - В общем так, малыш, слушай меня внимательно. Артефакт я, как ты, наверное, уже догадался, тебе не отдам. Стоуна такой поворот событий, полагаю, не обрадует, но посоветуй ему не рыпаться и не терять зря времени на поиски украшения. Это в его же интересах. Не он один владеет полезной информацией. У меня тоже имеется на него компромат. Поверь, за годы нашего тесного сотрудничества я успела узнать о нем и его темных делишках массу преинтереснейших фактов. Совет будет на седьмом небе от счастья их получить.

Поэтому! Если меня начнут искать, вся информация тут же окажется на столе у начальника Бюро. Если Стоун попытается изменить прошлое, дабы таким образом добраться до медальона, финал будет тот же. Так ему и передай. Да, и еще! Если со мной что-нибудь случится...

- Инфа попадет к твоему шефу, - вяло промямлил рыжий.

- Молодец! Соображаешь, - ласково потрепала парнишку за щеку.

- Откуда мне знать, что это не блеф?! - дернулся пленник, стараясь избавиться от моих нежных прикосновений.

- Обижаешь, - прикинулась огорченной. - Разве я когда-нибудь тебя обманывала?

- Всегда!

Изобразив оскорбленный вид, поднялась с колен и сунула под нос рыжему раскрытую папку. У парня чуть глаза не повылазили из орбит, когда он прочел первые строки.

- И здесь лишь малая толика того, что мне известно о Рене Стоуне. Оставляю ее вам, почитаете с шефом на досуге. Я девушка предусмотрительная и запасливая. Не поленилась сделать несколько экземпляров.

Для пущего эффекта продемонстрировала Джессу артефакт, который так жаждал заполучит его хозяин, затем повесила медальон обратно на шею, запихнув за высокий ворот платья. Рыжий аж рот раскрыл от возмущения, чем я и воспользовалась, сунув туда скомканные подвязки. Натянула перчатки, послала Джессу, пунцовому от гнева и что-то невнятно блеющему, прощальный поцелуй и, бросив напоследок:

- Не обижайся, приятель, ничего личного, - вышла за дверь.

Внизу моего пленника поджидали два шкафоподобных дегенерата. Зато черный ход оказался свободен, и я беспрепятственно покинула бордель, а оттуда сразу махнула на вокзал. Нэтти с моим багажом должна была быть уже там.

Назад пути не было. Все мосты сожжены.

Девин

Слуга доложил о визите гостя. С трудом мне удалось спровадить заботливую маменьку за дверь. Та надеялась услышать историю Браза из первых уст и ни в какую не желала уходить. Пришлось сослаться на чрезвычайную секретность.

- Неплохо выглядишь, - усевшись в кресло возле кровати, отметил Ник.

- Если не считать сломанных ребер, вывихнутой челюсти и кучи синяков, - улыбнулся я. - А вообще да, быстро поправляюсь. И все благодаря заботам любимой родительницы. Продолжи она и дальше торчать в моей спальне, мой отпуск закончился бы сегодня.

Николас подавил смешок и свернул разговор об альвессе.

- Девин, я рад, что ты жив. Хотя в первый момент, когда тебя увидел, появилось желание настучать тебе по башке.

- Еще успеешь. Дай сначала оправиться.

Я попросил рассказать, как обстоят дела в Бюро. От друга узнал историю Софии и Браза, о приговоре, вынесенном ему и его сообщнику-альву, о том, что рано поутру казнь была приведена в исполнение.

- Жаль, не увидел, какого цвета душа у этого негодяя. Наверное, чернее сажи.

- Главное, преступник получил по заслугам, а тебя оправдали. Жизнь постепенно налаживается, - оптимистично заключил Росс и как бы между прочим добавил: - Утром виделся с Алексис.

- Счастливчик! - саркастически хмыкнул я.

Думал, Брук будет первая, кто придет меня навестить. И, как обычно, ошибся. Хотя еще вчера она из кожи вон лезла, пытаясь защитить меня перед Блейком, демонстрировала заботу и участие. Наверное, никогда не научусь понимать эту женщину!

Николас почему-то скис.

- Она тебе так и не написала?

- Не написала о чем?

- Алексис взяла бессрочный отпуск. Сегодня она уезжает.

Меня так и подбросило с кровати. Поморщился, ощутив острую боль в груди. Проклятые переломы!

- Куда?!

- Не в курсе, - неохотно отозвался Ник. - У нее вроде поезд в четыре.

Я решительно скинул одеяло.

- Нет, Девин, это плохая идея! - попытался вразумить меня приятель. - Врач прописал постельный режим.

- К черту врача и твои советы, - не размениваясь на нежности, огрызнулся я.

Игнорируя зудение друга, кое-как собрался. Часы на каминной полке отбили три удара. Еще могу успеть.

В коридоре к ворчащему Нику присоединилась охающая мать. Даже Хэтч осмелился что-то вякнуть. Прикрикнув на спевшуюся троицу, велел подать экипаж. Но Маделин, отличающаяся редким упрямством, загородила мне дорогу и, уперев руки в боки, пафосно заявила:

- Только через мой труп!

- Ну, матушка, трупов уже в избытке. - Я легко подвинул хрупкую альвессу, спустился на первый этаж и, столкнувшись с жующим сэндвич Сетом, сказал: - Шевелись. Едем на вокзал.

Кучер проглотил остатки позднего ленча и, не задавая лишних вопросов, поспешил на улицу под низвергающийся дождевой водопад. Из холла доносились причитания матери, перемежающиеся с несмелыми попытками Николаса ее успокоить.

Экипаж на предельной скорости несся по шумной столице, разрывая холодный пьянящий воздух. Сет подстегивал лошадей, вклиниваясь своими криками в многоголосье стихии. На вокзале царила привычная суета. Я стоял, обтекаемый ни на миг не останавливающимся людским потоком, оглядывался, пытаясь увидеть ее. От мелькающих повсюду лиц рябило в глазах. Зажмурился, стараясь справиться со слабостью. Приказал себе не раскисать и ринулся на перрон, увлекаемый галдящей толпой. Кто-то с силой пихнул меня в бок, и я чуть не потерял равновесие.

Снаружи плескался сумрак, разбавляемый лишь отблесками газовых фонарей. Крупные капли барабанили по навесам, взрываясь множеством ледяных брызг, пузырились на платформе, хлестали по крыше Миствильского экспресса, словно подгоняя поезд скорее трогаться в путь. Алексис стояла под зонтом, нисколько не страшась осеннего ненастья, и равнодушно следила за действиями носильщика, затаскивающего ее саквояж в вагон. Вокзальные часы показывали без трех минут четыре.

Я окликнул ее и перешел на бег, пробиваясь через столпившихся на перроне провожающих и отъезжающих. На какой-то миг почудилось, что Алексис утратила присущую ей безмятежность. Она была в смятении. Или же неровный свет фонаря, выхвативший ее из серой безликой массы, сыграл со мной злую шутку. Потому как, приблизившись к ней, увидел на лице так хорошо знакомую мне улыбку уверенной в себе женщины, которую не так-то просто лишить душевного равновесия.

- Зачем ты приехал? - Брук еще сильнее сжала ручку трости.

Это был вопрос, на который я и сам не знал, что ответить. Хотел попрощаться? Или попытаться ее остановить? А может, просто увидеть... В последний раз. Хаос, царящий в моем сердце, мешал разобраться в себе, разложить все по полочкам рационализма, начать снова мыслить трезво.

Я так и не смог подобрать нужных слов. Просто стоял, глядя ей в глаза, не способный признаться ни себе, ни ей в чувствах, не разгаданных мной до конца.

- Девин... - Девушка оглянулась на поезд. - Мне пора.

Я удержал ее за руку и почувствовал дрожь холодных пальцев.

- Надолго уезжаешь?

Она потупила взор и тихо проронила:

- Полагаю, что навсегда. - Отступила назад, будто боялась, что я сейчас поволоку ее обратно в здание вокзала, а оттуда уже насильно увезу к себе домой.

Голос проводника, поторапливающего пассажиров занять свои места, диссонировал со звуками непогоды.

- Еще увидимся? - как последний глупец, цеплялся я за несуществующую соломинку.

Алексис горестно улыбнулась:

- Прощайте, мистер Уистлер.

И заспешила по платформе, стуча каблучками. Закрыв зонт, приняла предложенную руку проводника, обернулась в последний раз. А потом исчезла в вагоне, мазнув по ступеням тяжелым шлейфом.

В небо взвилась тонкая струйка дыма. Колеса застучали по рельсам. Сначала медленно и лениво, но с каждой секундой все увереннее набирая обороты. Дождь продолжал плести унылую песню, обдавая своим холодным касанием. Еще долго я стоял на перроне, глядя вслед удаляющемуся экспрессу, чувствуя, как что-то важное покидает меня навсегда.

***

Адам Блейк шел во главе молчаливой процессии, неспешно взбирающейся по винтовой лестнице. Начальник Бюро расследований первым достиг вершины, рванул ворот рубашки, сдавившей горло, тщетно пытаясь справиться с отдышкой. Столь длительные восхождения не входили в его привычку. Что ни говори, годы давали о себе знать.

Прижав ладонь к прибору, дождался, когда двери раскроются, и почтительно отступил, давая возможность членам Совета первыми войти в святая святых. Замыкал шествие Николас, впервые в жизни удостоившийся чести лицезреть тех, в чьих руках находилась практически абсолютная власть. Но получив такие привилегии, Росс откровенно робел и не отваживался поднять глаза, предпочитая изучать черно-белые, похожие на шахматную доску плиты.

Блейк приблизился к одной из ячеек. Наклонился и, взяв темный футляр, протянул его Эзерайе Рейфилду, не так давно получившему место в Совете. Мужчины сгрудились вокруг альва.

Прошло несколько томительных минут прежде, чем маг оторвался от изучения артефакта. Его голос, усиленный эхом, заполнил помещение:

- Это не медальон Льюиса. Мистер Блейк, - холодные серые глаза вперились в начальника Бюро, - это подделка!

У Адама мурашки побежали по коже.

- Ничего не понимаю, - растерянно прошептал он.

Николас судорожно сглотнул, представив, чем это может для них обернуться. Остальные присутствующие продолжали хранить молчание, сгущая тем самым и без того напряженную атмосферу.

Всучив оторопевшему мужчине жалкую имитацию, Рейфилд раскрыл небольшой кожаный чемоданчик, извлек оттуда складное непрезентабельного вида зеркало и положил его на пол.

- Отойдите! - скомандовал он.

Члены Совета расступились. Росс потянул назад начальника, пребывающего в каком-то жутком трансе. Когда же Адаму открылись события, несколько часов назад произошедшие в хранилище, - появление Наблюдателя Уистлера, подмена украшения и его поспешный уход - тот окончательно лишился дара речи.

Зато Николас громко воскликнул:

- Но это же невозможно! Девин не мог здесь находиться!

- Решите это! - наконец отмер глава Совета, бросив на Блейка уничтожающий взгляд, и первым покинул башню. За ним последовали остальные.

Узловатые пальцы начальника вцепились в руку подчиненного.

- Найди его немедленно! - настолько громко и пронзительно прозвучал приказ, что в окнах задрожали стекла. - Найди и приведи этого безумца ко мне!