Прочитайте онлайн Пока смерть не разлучит нас | Глава 19

Читать книгу Пока смерть не разлучит нас
2516+1788
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Нетесова

Глава 19

— То есть как?

— Я не согласен, — спокойно объяснил доктор Фелл, — что упомянутое вами сейчас объяснение единственно возможное.

— Да ведь ваша собственная теория…

— Прошу прощения, — очень резко перебил доктор Фелл. — Если вы вспомните хорошенько, то признаете, что это вовсе не моя теория.

— Вы же определенно сказали…

— Я сказал, — повысил доктор Фелл и без того мощный голос, — я сказал, что необходимо осмыслить факты. Я сказал, если факты осмыслить, вот к какому мы придем заключению. И предложил Хэдли вывести любое другое из имевшихся у нас фактов.

— Ну? В чем разница? Это ведь одно и то же, разве нет?

— Но я также сказал, если помните, — мягко заметил доктор Фелл, — что в подобное заключение трудновато поверить.

Дикая, нереальная ситуация начинала действовать Дику Маркему на нервы.

— В чем вообще дело? — потребовал он ответа. — К чему вы ведете?

— И я у него то же самое спрашивала, — напомнила Лесли, — утром то же самое спрашивала.

— Лора Фезерс застрелена, — провозгласил Дик. — Вы звоните в парадное, я вам докладываю, что убийца находится в доме, утверждаю, что видел, как он сюда вбежал, надеюсь, что вы примете хоть какие-то меры. А вы вместо этого заявляете, что хотите присесть и немножечко поговорить. Может быть, повторить, что в доме прячется убийца?

— В самом деле? — переспросил доктор Фелл.

И тут Дик понял нечто такое, отчего у него волосы на голове встали дыбом. Доктор Фелл на свой собственный тяжеловесный манер был не меньше его напряжен, насторожен и собран. Дик, нервничая, испытывал ощущение, будто что-то шевелится, мелькает в кустах и теперь уже в любую секунду все вновь перевернется с ног на голову с оглушительным треском.

— Рискуя быть побитым, возможно, заслуженно, — как бы издалека донесся голос доктора Фелла, — я попросил бы вас еще чуточку потерпеть.

— Почему вы так себя ведете?

— Жду кое-чего.

— Чего ждете?

Доктор Фелл пропустил вопрос мимо ушей.

— Минуту назад, — сказал он, — вы высказали несколько точных и правильных соображений о расставленной на почте ловушке и последовавших прискорбных результатах. А еще что-нибудь вывели?

У Дика пересохло в горле.

— Я, кажется, понял, каким образом можно включить электричество в запертой изнутри комнате. — И он пересказал случай в своем коттедже. — Тоже правильное предположение, доктор?

— О да, — подтвердил доктор Фелл, опять с любопытством прищурившись на него. — Снова в яблочко. А теперь вот что. — И он постучал в пол наконечником палки. — Раз уж вы так далеко зашли, может, продвинемся дальше и откроем правду — полную правду — об убийстве Сэма Девильи?

— Нет!

— Почему нет?

— Потому что комната была надежно заперта изнутри, кто бы ни бросил шиллинг в электрический счетчик снаружи!

— Верно, конечно. И все-таки… — Доктор Фелл задумался, рассеянно надул щеки. — А что, — небрежно спросил он, — вы думаете о вчерашней ссоре между мистером Эрншо и майором Прайсом?

— Разве это имеет значение, сэр?

— Как факт — нет. Как любопытная ниточка — да, по-моему, имеет.

Дик пожал плечами:

— Мне говорили, будто ссора в тире между Биллом и майором Прайсом произошла из-за шутки, которую майор сыграл с Биллом. Только я не знаю, в чем там было дело.

— А мне рассказал, — объявил доктор Фелл, — лорд Эш. И вообще я слышал от лорда Эша несколько в высшей степени любопытных вещей. Видимо, мистер Эрншо считает себя весьма искусным стрелком?

— Да, действительно.

— Он пришел в тир вчера рано утром, чтобы продемонстрировать свое мастерство перед миссис Эрншо и прочими леди. — Доктор Фелл почесал сбоку нос. — Майор Прайс с серьезнейшей миной вручил ему ружье, заряженное холостыми патронами. Мистер Эрншо шесть раз выстрелил по мишеням и, к его изумлению, шесть раз промазал.

Молодые люди переглянулись. А доктор Фелл продолжал, глядя в пол:

— «Не повезло, дружище, вы нынче не в форме», — объявил майор Прайс. Прошло какое-то время, прежде чем мистер Эрншо сообразил, что над ним подшутили. И ему это совсем не понравилось. Помните, мистер Эрншо несколько позже обвинил майора Прайса в краже из тира ружья «Винчестер-61», тогда как майор намекал, будто его увел мистер Эрншо? Не видите никакого ключика к разгадке?

— Нет, к сожалению. Майор Прайс вечно разыгрывает подобные шутки.

— Вот как! — пробормотал доктор Фелл.

— Впрочем, если уж речь зашла о Билле Эрншо, он, на мой взгляд, высказал самое умное на данный момент предположение насчет запертой комнаты. Утром я вам пытался пересказать, только вы почему-то внимания не обратили.

— Простите мою невнимательность, — извинился доктор Фелл. — Что за предположение?

Дик потряс в воздухе кулаками.

— Кто, черт возьми, стрелял в Сэма Девилью почти в тот же самый момент, когда тот отравился? — прокричал он. — Билл высказал предположение, и я с ним абсолютно согласен, что, кроме истинного убийцы, стрелявший из ружья человек — важнейшая в деле фигура. Согласны?

— В определенном смысле да.

— Стрелок, — воодушевился Дик, — имел возможность заглянуть в комнату. Ясно видел, что происходит в гостиной. Хорошо! Но вы даже не попытались выяснить, кто он такой, не стали о нем расспрашивать, абсолютно им не заинтересовались!

Доктор Фелл поднял руку, требуя тишины.

— Вот теперь, — с удовлетворением заключил он, — мы подошли к сути дела. Здесь луч света гаснет, фигурально выражаясь. Здесь темная туча (уж простите мне стиль передовицы «Таймс»), темная туча застилает глаза детективам, вынуждая кидаться совсем не в те стороны. — Он наставил на Дика палку. — Вы меня упрекаете в серьезном пренебрежении. Спрашиваете, почему я не спешу найти ни стрелка с ружьем, ни убийцу? Очень хорошо! Да! Только могу вам ответить положа руку на сердце — это стало б пустой тратой сил.

Дик выпучил на него глаза:

— Пустой тратой сил? Почему?

— Потому что стрелок с ружьем и отравитель, убивший Сэма Девилью инъекцией синильной кислоты, — одно и то же лицо.

Снова пронзительно задребезжал дверной звонок.

Голова у Дика шла кругом. Речи доктора Фелла казались идеально бессмысленными. Перед глазами стояла дикая картина из самых дешевых триллеров, где все возможно: убийца стреляет в Сэма Девилью, например некоей фантастической пулей со шприцем, полным синильной кислоты, который вонзается в руку жертвы.

Опять загремел дверной звонок. Лесли побежала открывать: Дик собирался схватить ее за руку и удержать, но не успел. Он краешком глаза видел, как она открыла дверь, заметил, что пришел всего-навсего суперинтендент Хэдли, и несколько расслабился. И тут же одержимо сосредоточился на докторе Фелле, стараясь найти объяснение, которое предчувствовал, но постоянно упускал из рук.

— Давайте разберемся! — взмолился Дик. — Вы говорите, убийца…

— Убийца, — с трудом сохраняя спокойствие, подхватил доктор Фелл, — умертвил Сэма Девилью, вколов ему в руку шприц с синильной кислотой.

— В гостиной.

— Да, в гостиной.

— А потом?

— Потом он покинул гостиную…

— Оставив после этого комнату заблокированной изнутри?

— Да.

— Но каким образом?

— К этому мы и идем, — невозмутимо кивнул доктор Фелл. — Прошу вас просто проследить за действиями этой неуловимой личности. Убийца ввел синильную кислоту, отчего Девилья практически мгновенно потерял сознание, но еще пару минут или больше оставался в живых. Потом он вышел из комнаты…

— Окна закрыты. Дверь заперта на ключ и на засов.

— …и позвонил в холле по телефону, вызвав вас на место преступления. Дождался, когда вы подойдете поближе, бросил шиллинг в электрический счетчик, отчего в гостиной зажегся свет. Тогда, хорошо видя при свете, убийца перебежал лужайку, спрятался за стеной и выстрелил в окно из украденного «Винчестера-61».

— В мертвеца?

— Да, в мертвеца.

— Хотя комната уже была со всех сторон заперта изнутри?

— Да.

— Но зачем?

— Затем, что иначе весь план никогда не удался бы, — отвечал доктор Фелл.

— Эй! — перебил его сердитый рев, хотя кто-то уже несколько секунд пытался привлечь их внимание. Дик услышал его только сейчас.

В столовую ворвался суперинтендент Хэдли, бросивший через плечо:

— Стойте тут! — прежде чем закрыть за собой дверь.

Лицо под шляпой-котелком было мрачным и твердым, даже с намеком на смертельную бледность, еще больше переполошившую Дика. Хэдли стиснул огромные руки, хрустя костяшками пальцев.

— Фелл, — рявкнул он, — вы с ума сошли?

Доктор Фелл, не сводя с Дика Маркема взгляда, почти столь же гипнотического, как вчерашний взгляд мнимого сэра Харви Гилмена, ничего не ответил.

— Я ждал, — бушевал Хэдли, — что вы явитесь на место убийства той женщины. Пришел сюда выяснить, что за чертовщина с вами случилась. И очень хорошо сделал. — Лицо Хэдли покрывала не столько смертельная бледность, сколько зловещий сероватый оттенок. — Потому что узнал…

— Не сейчас, Хэдли, — решительно мотнул головой доктор Фелл. — Ради бога, не сейчас!

— Что значит «не сейчас»? Миллер мне говорит…

Доктор Фелл поднялся на ноги, величественными жестами призывая к спокойствию и молчанию. Он как бы игнорировал Хэдли, отметал его, притворялся, будто суперинтендента просто не существует. И снова заговорил с Диком Маркемом.

— Когда я впервые вошел сюда, — сообщил он, — то заметил… э-э-э… что здесь жарковато. Хр-рмп. Да. И действительно. Я раздвинул шторы на окнах. Только жара, увы, не единственная причина раздвигать шторы на окнах, которые, заметьте, открыты. Пожалуйста, осмотрите их.

Его громкий голос начинал звучать все быстрее, и у Дика сложилось фантастическое впечатление, что доктора Фелла меньше всего на свете интересуют окна как таковые. Доктор Фелл говорил в окна, говорил из окон, старался, чтоб голос был слышен, чтоб разносилось каждое слово.

— Посмотрите на окна, — настаивал он.

— Слушайте! — крикнул Хэдли.

— Что такого в этих окнах? — спросил Дик.

Три мужских голоса как бы накладывались друг на друга.

— Это, как вы видите, обыкновенные окна с подъемными рамами. Такие, как дома у вас, у меня и у Хэдли. Вот эта рама поднята. Когда окно не заперто, как сейчас, то, заметьте, шишечка на штыре железного шпингалета расположена параллельно оконным стеклам и рамам. Теперь предположим, дорогой мой мальчик, что я хочу запереть окно?

Именно тут Дик вдруг увидел, что Лесли Грант в комнате нет.

Она не вернулась, когда пошла открывать Хэдли. Суперинтендент с твердым мрачным лицом сероватого цвета стоял в такой позе, словно намеревался схватиться с дьяволом врукопашную. На Дика вновь разом нахлынули подозрения, которые, по его мнению, успешно удалось разогнать…

— Доктор Фелл, — вымолвил он, — где Лесли?

Доктор Фелл прикинулся, что не расслышал. А может быть, и не расслышал.

— Предположим, мой дорогой мальчик, я хочу запереть окно? Тогда надо взяться за шишечку на штыре железного шпингалета, потянуть вниз и повернуть налево… Вот так вот! Шишечка точно ложится в прорезь и стоит под прямым углом к раме: окно заперто.

— Доктор Фелл, где Лесли?

— Видите, мой дорогой мальчик, шишечка теперь повернута в сторону от меня? А потом…

Он умолк, не видя необходимости продолжать. Ибо в последний раз в этом деле с сокрушительным грохотом, от которого содрогнулся весь дом, грянул выстрел. Доктор Фелл, крупное красное лицо которого в довольно жутком виде отражалось в сверкающем темном оконном стекле, не оглянулся. Трое мужчин секунду-другую стояли как парализованные. Потом Дик медленно поднял глаза к потолку.

Он знал, откуда донесся выстрел. Выстрел раздался в спальне Лесли, прямо наверху.

— Вы, проклятый дурак! — завопил Хэдли, более чем подозрительно глядя на доктора Фелла. — Все-таки допустили, чтоб это случилось!

Толос доктора Фелла, отвернувшегося к окну, звучал глухо:

— Да, допустил. Помоги мне Бог.

— Самоубийство?

— Думаю, да. Понимаете, не было иного выхода.

— Нет! — крикнул Дик Маркем. — Нет!

Он не знал, сможет ли сдвинуться с места — ноги стали ватными, — и глазам своим не верил. Образ Лесли, мысли о Лесли, о том, как он любил ее и продолжал бы любить, пока… вновь прогремела железная фраза: «Пока смерть не разлучит нас»… все это обуревало его и сводило с ума.

Потом он понял, что бежит к двери.

Хэдли тоже побежал, распахнул створку, они столкнулись в дверях, но происходило все это в такой пустоте, что Дик даже не слышал слов суперинтендента.

В холле горел яркий свет. Берт Миллер с необычной для столь медлительного человека скоростью уже взбирался по черной лестнице. Шагов Берта не слышалось на лестничном ковре, или, возможно, Дик Маркем потерял способность что-либо слышать.

Словно во сне, среди слившихся красок и бликов света, он бежал вслед за Хэдли по лестнице. Они увидели Берта Миллера, стоявшего с открытым ртом у запертой двери спальни Лесли. Миллер с Хэдли тихо переговаривались.

— Дверь заперта, сэр.

— Так взломайте!

— Не знаю, сэр, имеем ли мы…

— Ломайте, я вам говорю!

Дверь была тонкая. Миллер отступил назад, расправил широкие плечи. Потом осмотрел дверь, принял другое решение, встав в позу футболиста, готовящегося нанести удар. Дик Маркем отвернулся. И даже не услышал, как сапог Миллера сорок второго размера грохнул в дверь чуть ниже ручки.

Ибо по лестнице медленно, тяжело шествовал доктор Фелл, опираясь на палку с ручкой-костылем. А перед ним легко бежала Лесли Грант.

Она замерла на месте, схватилась за лестничный столбик, широко открыла глаза.

— Дик! — крикнула Лесли. — Боже мой, что с тобой?

Трах! — во второй раз ударил сапог Берта Миллера в дверь.

— Что с тобой, Дик? Почему ты на меня так смотришь?

Трах! — грохнул сапог Миллера.

Доктор Фелл, страдальчески сделав несколько последних шагов и остановившись, чтобы отдышаться, первым понял подспудные мысли Дика. Рассеянный взгляд доктора сосредоточился, перебегая с Лесли на Дика Маркема и обратно. Рот под разбойничьими усами открылся, голова запрокинулась, продемонстрировав второй подбородок.

— Небесное воинство, дорогой друг! — произнес расстроенный Гаргантюа. — Неужели у вас сложилось впечатление… неужели вам пришло в голову…

Трах! — в последний раз ударил сапог Миллера. Замок не устоял, тонкая дверь поддалась, отлетела, ударившись в стену с такой силой, что сорвалась с нижней петли.

Дик не ответил доктору Феллу. Он схватил Лесли, обнял так крепко, что она вскрикнула, едва не задохнувшись.

Они слышали скрип башмаков доктора Фелла, который медленно шел по коридору к стоявшему на пороге взломанной двери Хэдли. Хэдли, Миллер и доктор Фелл смотрели в спальню. Изнутри лился свет, окрашенный легким оттенком, выплывал пороховой дымок. Доктор Фелл развернулся и заскрипел обратно.

— Полагаю, вам лучше пойти посмотреть, — сказал он. — Лежит почти на том самом месте, где, должно быть, лежала мисс Синтия Дрю, когда вы ее обнаружили, сбитую с ног…

К Дику вернулся дар речи.

— Синтия? Значит, все-таки Синтия?

— Упаси боже, нет! — вскричал доктор Фелл.

Выразив взглядом искреннее изумление подобным предположением, доктор Фелл схватил Дика за плечо и повел по коридору к яркому свету, лившемуся из спальни. Хэдли с Миллером уступили дорогу.

Доктор Фелл жестом велел Дику войти.

Чистая, красивая спальня, шторы на передних окнах широко распахнуты в летнюю ночь, кругом полный порядок, не считая распростертой у спинки кровати фигуры, не считая автоматического пистолета 38-го калибра, лежавшего рядом, не считая пятна, расплывавшегося на груди, из которой слабо, со свистом исходили последние вздохи.

Голос доктора Фелла проговорил на ухо Дику:

— Вот единственное лицо, совершившее оба убийства, — доктор Хью Миддлсуорт.