Прочитайте онлайн Подкова на счастье | ГЛАВА II Аукцион

Читать книгу Подкова на счастье
446+1083
  • Автор:
  • Перевёл: И. Н. Гилярова

ГЛАВА II

Аукцион

Последний забег завершился. Поток зрителей хлынул к автостоянкам. Однако возле призовой площадки все еще стояла густая толпа — всем было любопытно взглянуть, как Дарка выставят на аукцион. На почетном месте стояли миссис Адамс и несколько гостей ее банка.

Вскоре к ним присоединились члены Детективного клуба и мистер Адамс.

— Что-то наши девочки так приуныли? — поинтересовалась миссис Адамс.

— Они только что узнали на собственном кармане, что на скачках не существует такой вещи, как надежный победитель, — улыбнулся ее муж.

— Понятно. — Миссис Адамс покачала головой и тоже улыбнулась. — Что ж, сейчас нас ожидает еще одна поучительная картина. Ее мораль известна заранее — не зарься на лоты, выставленные на аукционе, иначе получится так, что ты купишь вещь, которая тебе совсем не нужна.

— А мне бы хотелось его купить! — Белинда с завистью поглядела на Дарка.

— Сомневаюсь, юная леди, что вы можете себе это позволить, — проговорил внушительный джентльмен, стоявший возле миссис Адамс.

— Кто это, па? — шепнула Холли.

Мистер Адамс наклонился пониже к ней.

— Джексон Уолдгрейв. Один из самых богатых клиентов. Заработал себе состояние на торговле недвижимостью. Он любит скачки. Даже сам владеет несколькими лошадьми.

— Так вы собираетесь принять участие в аукционе? — спросила миссис Адамс у Уолдгрейва.

— Погляжу, как пойдут дела, — ответил тот. Потом, понизив голос, проговорил более доверительным гоном. — Беда в том, миссис Адамс, что я мало знаю про эту лошадь. Сейчас она пробежала хорошо, а пару месяцев назад выиграла забег на небольших скачках в Ирландии, но риск все же есть. И вообще, раз лошадь такая хорошая, почему за нее не держатся ее нынешний владелец и тренер?

— А кто они такие?

Торговец недвижимостью еще сильней понизил голос.

— У него есть какой-то там бизнес, ну а что касается тренера… — Тут он похлопал пальцем по кончику носа. — Маленькая птичка принесла мне на хвосте весть, что у него слегка подмоченная репутация. Больше я ничего не могу сообщить.

Миссис Адамс вскинула брови и понимающе кивнула.

Интерес Холли все возрастал.

— Ма, спроси у него, здесь ли тренер? — шепнула она матери.

— Я полагаю, что это вон тот человек в клетчатой куртке, — пробормотал Джексон Уолдгрейв, когда миссис Адамс передала ему вопрос дочери.

Холли с любопытством взглянула на тренера. Маленький и жилистый, с копной черных как смоль волос и темными глубоко посаженными глазками, сдвинутыми к переносице. Небрежно опершись о перила аукционной трибуны, он нетерпеливо поглядывал по сторонам, словно ему хотелось поскорей покончить с делом.

Вот председательствующий на аукционе ударил молотком по тарелке, призывая собравшихся к тишине. Тренер выпрямился и еле заметно кивнул кому-то в толпе.

— Леди и джентльмены, на продажу выставлен сегодняшний победитель Дарк, — объявил аукционист. — Не сомневаюсь, что вы все видели, какую убедительную победу он одержал на своих первых скачках по эту сторону пролива. — Тут аукционист рассказал возможным покупателям о том, что лошадь привезена из Ирландии, и сообщил детали ее родословной, а потом попросил назвать цену.

— Пять тысяч! — Голос раздался в нескольких метрах от Холли. Она повернула голову и увидела, что Джексон Уолдгрейв поднял в воздух свою шляпу.

— Пять тысяч, пять тысяч! — равнодушным тоном проговорил мужчина в клетчатой куртке.

— Шесть тысяч! — повысил ставку Джексон Уолдгрейв.

— Шесть тысяч, шесть тысяч, — произнес мужчина в клетчатой куртке.

— Семь тысяч! — донесся из дальнего края толпы чей-то голос.

Новый участник оказался мужчиной средних лет в длинной зеленой куртке. Он подтвердил свою ставку, взмахнув свернутой в трубочку газетой. Почти тут же последовало новое предложение.

— Семь с половиной!

Все повернулись на звук нового голоса. Высокий пожилой мужчина с грубым лицом стоял на краю призового круга, тяжело опираясь на сложенный зонтик. Рядом стоял Норман Паттерсон, тренер, совсем недавно наоравший на Джека.

— Благодарю вас, майор Дуглас, — проговорил аукционист. — Итак, семь с половиной.

После этого он выжидательно посмотрел на Джексона Уолдгрейва. Однако торговец недвижимостью решительно надел на голову шляпу и отвернулся.

— Я выхожу из игры, — сообщил он миссис Адамс. — Мне она напоминает семейные разборки.

— Да? Почему? — удивилась миссис Адамс.

— Тот человек со свернутой в трубку газетой — Алек Паттерсон — брат того темноволосого здоровяка, который стоит рядом с майором Дугласом. Поверьте мне, они ненавидят один другого давно и яростно. Готовы на все, лишь бы превзойти друг друга. Вы только посмотрите — оба уже бурлят от злости.

Холли подтолкнула локтем Белинду и Трейси.

— Вы слышали? — спросила она.

Белинда кивнула.

— Пожалуй, это будет поинтересней, чем скачки, — усмехнулась Трейси.

— Майор Дуглас из Берчгроув-Ярда предлагает семь тысяч пятьсот. — В голосе аукциониста зазвучала напряженная нотка. — Но это, конечно, не окончательное предложение.

— Восемь тысяч! — Мужчина в зеленой куртке снова поднял руку с газетой.

Глаза толпы снова вернулись к майору Дугласу. Он посмотрел на Нормана Паттерсона, и тот кивнул.

— Восемь пятьсот! — выкрикнул майор.

— Девять тысяч! — Свернутая трубкой газета снова рассекла воздух.

Норман Паттерсон кивнул майору, и тот назвал новую цифру.

— Девять тысяч двести пятьдесят!

Между Алеком Паттерсоном и майором Дугласом завязалась упорная борьба. Предложения дошли в конце концов до пятнадцати тысяч. После этого Норман Паттерсон положил руку на плечо майора.

— Предложений больше нет, — сказал он ему так, что его голос донесся до каждого человека в толпе. — Пускай болван получит свое. Лошадь не стоит и половины этой суммы.

Аукционист поспешно ударил молотком, словно боялся, что Алек Паттерсон передумает и отзовет свою сумму.

— Продано мистеру Алеку Паттерсону, — объявил он. — За пятнадцать тысяч гиней. Я уверен, что это превосходное приобретение.

Норман Паттерсон громко и презрительно захохотал.

— Шутите! — заявил он. — Никто в здравом уме не стал бы платить пятнадцать тысяч за эту клячу. А лично мне она и даром не нужна.

— Тогда почему же вы участвовали в аукционе? — удивилась какая-то женщина, стоявшая по соседству.

— Чтобы заставить его заплатить побольше, вот почему. И он клюнул на мою наживку.

— Тогда как вам не стыдно! — воскликнула женщина.

— Он такой! — крикнул Алек Паттерсон через призовой круг. — Ни стыда ни совести!

Его слова поддержали сразу десятки голосов. Страсти накалялись.

— Леди и джентльмены, прошу вас! — крикнул аукционист. — Аукцион закончился, прошу вас спокойно расходиться.

Но он напрасно надрывал свой голос. Алек Паттерсон уже проталкивался через толпу к брату.

— Так, значит, Дарк — кляча? Да? — заорал он.

— Ты сам скоро в этом убедишься, — усмехнулся его брат. — Ну как, промахнулся? Теперь все увидят, кто ты есть на самом деле. Идиот, который даже осла не научит есть морковку!

— Что ты сказал?

— Норман, пожалуйста… — Майор Дуглас нерешительно тянул Нормана Паттерсона за рукав. — Пойдем отсюда. Нам совсем не нужны неприятности.

— Отцепись от меня, старик, — огрызнулся Норман. — Я сам знаю, что мне делать.

— Ты никогда в своей жизни ничего не знал, — заявил брату Алек. — Вот почему я отделался от тебя.

В следующий момент оба брата вцепились друг в друга.

Майор Дуглас пытался протиснуться между ними, но оступился и рухнул на землю. Несколько человек бросились к нему и подняли на ноги. Другие разняли братьев и держали их.

— Что вы тут устроили за цирк? — грозно спросил Джексон Уолдгрейв. — Как вам только не стыдно?

— Не лезь не в свое дело, — заявил ему Алек Паттерсон.

— Это единственная вещь, где я готов согласиться с братом, — добавил Норман. Он стряхнул с себя державшие его руки и повернулся к майору Дугласу. — Ну как, ничего не сломал?

— Нет, ничего. Все цело, — ответил майор.

— Еще хорошо, что все так удачно обошлось! — воскликнул Джексон Уолдгрейв.

— Он бы удержался на ногах, если бы не пил так много, — ядовито заметил Алек Паттерсон. — Интересно, уцелела ли его бутылка, которую он всегда носит в кармане?

— Ты думай, что говоришь…

— Нет, это точно, — упорствовал Алек Паттерсон. — Будь он трезвый, едва ли он согласился бы помогать моему брату.

В какой-то момент казалось, что братья снова ринутся в драку, но тут между ними встал Джексон Уолдгрейв. Алек и Норман злобно глядели друг на друга несколько секунд, но потом повернулись и пошли в разные стороны.

— Спасибо, Джексон. — Майор Дуглас пожал руку Уолдгрейву. — Весьма признателен. — После этого майор двинулся нетвердой походкой вслед за Норманом Паттерсоном.

— Ужас, что творится с этим человеком, — сказал Джексон Уолдгрейв, качая головой, когда они с миссис Адамс шли к арендованному банком гостевому залу. — Просто ужас. Ведь в свое время майор считался первоклассным тренером. Одно время я даже подумывал, не пригласить ли его к себе в партнеры. А теперь вы только поглядите на него!

— Почему он пьет? Какие-нибудь проблемы? — спросила миссис Адамс. Она заказала кофе для нескольких оставшихся гостей банка. Члены Детективного клуба налегли на уцелевшие пирожные и прохладительные напитки и усердно делали вид, что не слушают разговора взрослых.

— Все началось несколько лет назад, когда он переехал сюда с юга, — объяснил бизнесмен. — Майор Дуглас тогда говорил, что ему стало тяжело содержать на старости лет большую конюшню, и он решил завести что-нибудь поменьше. Он купил ферму Берчгроув, так как конюшни тогда у нас не продавались, и перестроил ее. Беда была в том, что ему потребовалось намного больше денег, чем он ожидал. Он выстроил новые конюшни, но больше ничего не сумел сделать. К счастью, дом оказался просторным. Он устроил в нем свою контору и разместил персонал. Словом, с грехом пополам устроился.

— Он даже не пытался взять ссуду? — у миссис Адамс сработал инстинкт банковского менеджера.

— Я сам предлагал ему деньги, — улыбнулся Джексон Уолдгрейв, — но он отказался. Сказал, что пока перебьется, а там пойдут деньги от бизнеса. Возможно, так бы и получилось, если бы не одно происшествие.

— Происшествие? — повторила миссис Адамс.

— Его самая перспективная лошадь сломала ногу. Майор винил за это себя и никак не мог успокоиться. Даже впал в депрессию и начал пить намного больше, чем нужно.

— Намного больше, чем было бы разумно, если бы у него нормально шли дела? — спросила миссис Адамс.

Однако Джексон Уолдгрейв лишь махнул рукой.

— Нет, я не совсем точно выразился, — ответил он. — До недавних пор он неплохо контролировал свое потребление спиртного и лишнего не пил. Но вот в последние месяцы его дела резко ухудшились. Кое-кто из владельцев перевел своих лошадей в другие конюшни.

— Разумеется, это не помогло ему избавиться от депрессии, — заметила миссис Адамс.

— Увы, не помогло, — со вздохом согласился бизнесмен.

— Что собой представляет его спутник? — Мистер Адамс задал вопрос, который страшно интересовал его дочь Холли.

— Паттерсон? — Бизнесмен допил последний глоток кофе. — В возрасте майора трудно быть тренером, особенно если здоровье постоянно ухудшается. Ему потребовалась помощь. А Паттерсон как раз отделился от своего брата. Вот майор его и взял к себе. Но с той поры… — Голос Джексона Уолдгрейва оборвался. — Впрочем, я что-то увлекся своим рассказом, — пробормотал он, встал и застегнул свой пиджак. — Но теперь в Берчгроув-Ярде творятся странные вещи. Хотелось бы мне понять, что они означают.

— Ну как, слышали? Слышали? — с восторгом воскликнула Холли, когда три девочки шли к автостоянке, чуточку отстав от взрослых. — Похоже, мы наконец-то натолкнулись на новую загадку.

— Да, это дело стоит расследовать, — согласилась Белинда. — К тому же у нас есть для этого прекрасная возможность — ведь мы навестим в воскресенье Джека.

В десять часов утра Холли, Трейси и Белинда сели на велосипеды и отправились в трудный путь до Бергроув-Ярда. Им предстояло одолеть двадцать километров, в основном подъема. Был уже почти полдень, когда они, запарившиеся и потные, въехали во владения майора Дугласа.

С первого взгляда было нетрудно определить, что Берчгроув-Ярд не всегда был хозяйством, где держат спортивных лошадей, даже если бы они не слышали об этом от Джексона Уолдгрейва. Сам дом представлял собой огромное здание с довольно беспорядочной планировкой, которое в свое время было явно не лишено величественности. Но теперь оно давно уже утратило свой блеск. В прилепившихся к его бокам и задней стене бесчисленных пристройках когда-то держали домашнюю живность и складывали старые вещи. Перед домом виднелась просторная парковка для автомашин, а чуть дальше — мощеный кирпичом двор шириной около тридцати метров. Деревянная ограда отделяла от него маленький паддок, за ним начиналась открытая местность. С обеих сторон двора стояли ряды конюшен.

Они выглядели относительно новыми — из красного кирпича, со скошенными крышами из синеватого шифера, под краями которых прятались от непогоды цементные дорожки. Каждая конюшня была разделена примерно на десять отсеков с двойными дверьми, состоящими из верхней и нижней створок. Три четверти верхних створок были распахнуты, за ними виднелись лошадиные морды.

Члены Детективного клуба оглядывались по сторонам и внезапно почувствовали, что за ними наблюдает по крайней мере дюжина пар глаз, причем среди них нет человеческих.

— Где же тут все? — громко спросила Белинда. — Неужели сегодня тут никто не работает?

— Ты шутишь, наверное, — крикнул чей-то голос. — Мы никогда не прекращаем работу. Тем более по воскресеньям.

К ним шел Джек Диллон. Он нес два тяжелых ведра.

— Что — воскресенье у вас особенный день? — удивилась Трейси.

— Просто по воскресеньям половина работников гуляют — и, значит, оставшимся приходится работать за двоих. А вообще, — добавил он, поставив ведра на землю, — я и не ожидал, что вы приедете — тем более после того, что случилось на ипподроме.

— Да уж, по твоей милости мы потеряли тридцать гиней! — выпалила Белинда.

— Я и сам проиграл почти столько же! — На лице Джека отразилась неутихающая боль от такой потери. — Но я сейчас имел в виду не только это.

— Ты намекал на стычку между братьями Паттерсонами? — догадалась Трейси. — После нее нам еще больше захотелось сюда приехать.

— Ты можешь нам рассказать, что все это означает? — спросила Холли. Ей не терпелось выяснить, есть ли в самом деле в этой ситуации какая-нибудь интересная тайна.

Джек с опаской обвел глазами двор.

— Лучше сейчас об этом не говорить, — сказал он девочкам. — Еще не хватало, чтобы мои слова услышал Паттерсон. Пойдемте, я вам покажу Звезду Рока.

— Да? Заманчивое обещание! — воскликнула Холли.

— Только ты не радуйся слишком сильно, — заметил Джек. — Это всего лишь лошадь.

— Вот так всегда нам не везет! — пробурчала Трейси.

Джек отвел трех девочек в один из боксов. Там был привязан нервный гнедой конь.

— Вот это и есть Звезда Рока. — Джек открыл засов на нижней створке и впустил девочек внутрь. — Только не подходите слишком близко, — предостерег он. — Он у нас бывает чересчур темпераментным.

— Совсем как настоящая звезда рока, — пошутила Трейси.

— А еще как Норман Паттерсон, — добавила Холли.

— Да уж, это точно! — протянул Джек. — Он завел себе привычку — вымещать свой темперамент на ком попало, а особенно на своем родном брате.

— Почему? — удивилась Белинда. Она уже схватила щетку и ласково водила ее по бокам гнедого мерина. Тот стоял спокойно и больше не нервничал.

— Похоже, он тебя уже признал, — удивился Джек.

— Она знает, как обращаться с лошадьми, — пояснила Холли. — Ну, так когда ты нам расскажешь про братьев Паттерсонов?

По словам Джека, Паттерсоны много лет вместе тренировали лошадей. Тренерами они были не блестящими, но сносными, а неприятности у них начались, когда они взяли денег, чтобы перебраться в более просторные конюшни. Потом, через несколько месяцев, на скачках в Йорке между ними случился большой конфликт, и Норман Паттерсон ушел от брата. Вскоре после этого он согласился работать с майором Дугласом в Берчгроув-Ярде.

Джек взялся за метлу, стоявшую в углу стойла.

— Вообще-то мне некогда болтать — слишком много дел.

— Не беспокойся, — заверила его Белинда. — Мы поможем тебе, верно, девочки?

Трейси покачала головой.

— Нет, — возразила она. — Это ты ему поможешь. Ведь ты одна среди нас разбираешься в лошадях. А мы поглядим на окрестности, пока ты вычищаешь конский навоз!

Проселочные дороги вокруг Берчгроув-Ярда оказались идеальными для езды на велосипеде. Холли и Трейси вдоволь погонялись по ним наперегонки. Однако такое преимущество местных дорог обернулось большим недостатком — на них не было никаких дорожных знаков и никаких надписей. Велосипедистки вскоре обнаружили, что заблудились.

— Я абсолютно уверена, что нам нужно свернуть налево, — заявила Трейси, когда они остановились на перекрестке двух дорог.

— С чего ты взяла? — спросила Холли.

— Мое врожденное чувство направления никогда меня не обманывает, — усмехнулась Трейси.

— Тогда веди нас, — предложила Холли. — И ты сама будешь виновата, если мы никуда не приедем.

Трейси ринулась вперед. Она все быстрей и быстрей крутила педали, значительно обогнав Холли. Если бы она так не гнала, то, возможно, ей бы бросился в глаза просвет в живой изгороди, сквозь который шла тропинка к маленькому домику. А заметив это, она, возможно, догадалась бы о поджидающих ее неприятностях и нажала на тормоз. Но она этого не сделала и поплатилась за свою беспечность. Откуда ни возьмись на дорогу выскочила белая собачонка с коричневыми пятнами и с бешеным тявканьем бросилась к ней. В следующий момент Трейси уже сидела в канаве, а ее велосипед воткнулся в живую изгородь. Собачонка стояла на середине дороги и махала хвостом.

— Ты жива? — Холли вытащила подругу из крапивы и быстро осмотрела. — Ничего не повредила? Никакого ущерба?

— Ущерб не заставит себя ждать, — пробурчала Трейси, поднимаясь на ноги. — Видишь собаку? Сейчас я ей задам!

Но не успела Трейси сделать шаг, как из-за кустов раздался женский голос.

— Тоби!

Собачонка моментально скрылась за изгородью. Через несколько секунд послышался стук захлопнувшейся двери.

Трейси бурлила от злости. Она направилась по тропинке к домику. В следующий момент она уже барабанила в дверь.

— Оставь, Трейси, ладно тебе, — позвала ее Холли. — Ни к чему устраивать скандал.

— Нет уж, я выскажу ей все, что думаю, — не унималась Трейси. — Только после этого я почувствую себя лучше и успокоюсь.

Но успокоиться ей не удалось, так как на ее упорный стук никто так и не отозвался. В конце концов, она сдалась и, вернувшись на дорогу, вытащила свой велосипед из кустов.

— Он цел? — Холли смотрела, как Трейси выпрямляет руль.

Та ничего не ответила. Просто села на велосипед и поехала дальше. Разговаривать ей не хотелось. Они проехали молча пару километров. Ее настроение упало еще больше, когда дорога кончилась, и им пришлось повернуть назад. К счастью, когда они снова проезжали мимо домика, собачонки они не видели.

— Ты кто такая?

— Я? Белинда.

Белинда выметала стойло Звезды Рока, когда в дверях показался Норман Паттерсон. Как всегда, он был раздражен.

— Что ты тут делаешь? — рявкнул он.

— Ничего особенного. Просто помогаю Джеку, — пробормотала она.

— Да, это так, мистер Паттерсон. — Джек появился в дверях за спиной тренера. — Белинда набирается опыта, верно, Белинда?

— Что? — Сначала она не поняла, о чем говорит Джек, но тут же сообразила и решила подыграть ему. — Да, конечно. Мне полезно приобрести кое-какой опыт по уходу за лошадьми.

— Она хочет заниматься лошадьми после школы, в свободное время, — продолжал Джек. — Она уже знает о них массу вещей. У нее даже есть собственный конь.

— В самом деле? — Белинде показалось, что она видит, как крутятся шестеренки в мозгу Паттерсона. — Что ж, если тебе нужен опыт в обращении с лошадьми, мы тебе поможем, — сообщил он Белинде. — Приходи к нам по выходным дням и в каникулы.

— Хорошо, я приду, — согласилась Белинда. Ей уже начинала нравиться такая перспектива. Пожалуй, несколько часов работы в спортивных конюшнях — не так и плохо. Возможность побольше бывать возле лошадей, да еще и заработать немного карманных денег.

— Конечно, мы идем тебе навстречу, разрешая набираться опыта, — заявил Паттерсон. — Поэтому ни о какой плате не может быть и речи.

— Что? — Белинда уже намеревалась высказать тренеру все, что она думает о рабском труде, но Джек опередил ее.

— Вообще-то, мистер Паттерсон, Белинда уже побывала в нескольких конюшнях, и там ей охотно предложили почасовую работу.

— Оплачиваемую почасовую работу! — добавила Белинда.

Норман Паттерсон нахмурился:

— Что ж, пожалуй, мы можем предложить десять фунтов в день. А в каникулы еще кровать и стол. Но это все.

— Согласна! — воскликнула Белинда, пока он не передумал.

— Ты шутишь! — воскликнула Трейси, когда девочки наконец-то приехали назад. — И ты будешь целый день работать за какие-то жалкие десять фунтов?

— Ничего, дело стоит того, — настаивала Белинда. — Тут столько замечательных лошадей! Да я буду чувствовать себя будто на небесах! Да еще вспомните, какую ценную информацию я получу! Мы заработаем целое состояние, делая ставки.

— Более вероятно, что ты продуешь на ставках весь свой нищенский заработок, — буркнула Трейси, все еще переживавшая из-за их сокрушительного проигрыша.

— Да, кстати, — спохватилась Холли. — Где же наша несостоявшаяся призерша?

— Ты имеешь в виду Мейджик? — спросила Белинда. — Владелец перевел ее в другую конюшню. Он ужасно расстроился из-за ее неудачи.

— Мы тоже! — заявила Трейси. — Так что, если ты снова добудешь такую ценную информацию, будь добра — держи ее при себе.

Единственная ценная информация, добытая Белиндой за первые несколько визитов в Берчгроув-Ярде в выходные дни, касалась Дарка, недавнего призера скачек. Он снова одержал внушительную победу, далеко опередив остальных лошадей. Члены Детективного клуба наблюдали за этим по телевизору. Переезд в конюшню Алека Паттерсона явно не ухудшил его достоинства.

— Да, по-моему, приобретение оказалось весьма удачным, — проговорила Холли, когда телекамеры показали разгоряченную лошадь, когда ее провели на призовую площадку к счастливому новому хозяину.

— Представляю, как сходит с ума от злости Норман Паттерсон, если смотрит эту передачу, — засмеялась Трейси. — Ведь он утверждал, что его брат купил клячу.

— Норман Паттерсон и впрямь бесится, — сообщила ей Белинда. — Он все время орет и топает ногами. Джек говорит, что это из-за тяжелой ситуации с конюшней.

— А что, она в самом деле тяжелая? — встрепенулась Холли. — В чем она заключается?

— Берчгроув-Ярд теряет лошадей.

— Как можно потерять крупную лошадь? — засмеялась Трейси. — Ведь она не какой-то там котенок.

— Я хочу сказать, что лошадей переводят к другим тренерам, — со вздохом пояснила Белинда. — Все больше владельцев забирают их из этой конюшни.

— Почему?

— Из-за плохих результатов, как я полагаю. Да еще из-за слухов.

— Каких еще слухов?

— Что эти конюшни обречены. Что там все идет наперекосяк. Что там нет хорошего управляющего. Что майор Дуглас уже стар для тренерской работы, а Норман Паттерсон никуда не годится без своего брата.

— Ну, и что? Правильно говорят?

— Насколько я могу судить, там слишком мало рук, чтобы как следует вести хозяйство. И тем не менее в прошлую субботу Паттерсон уволил еще одного парня. Теперь там станет еще хуже — для меня.

— Для тебя?

Белинда кивнула.

— Моя мама считает, что я не должна работать оба выходных, пока еще не начались каникулы. В субботу она намерена повидать Паттерсона и сообщить ему, что я могу бывать в конюшне только один день в неделю.

Субботним утром настроение у миссис Хейес было скверным.

— Какой ужас, что мне пришлось подняться в такую рань! — ворчала она.

— Не моя вина, что я должна там быть в половине седьмого, — возразила Белинда. — Да ты еще представь себе, что тебе пришлось бы ехать туда на велосипеде!

Ее мать вывела машину на дорогу.

— Белинда, — заявила она. — Я буду тебе очень признательна, если ты помолчишь всю поездку.

Ее просьба оказалась невыполнимой, поскольку лишь Белинда знала дорогу до Берчгроув-Ярда. Миссис Хейес дважды поехала не по той дороге и наконец снова позволила дочери говорить.

В трех километрах от конюшен Белинда предупредила мать, что впереди будет крутой поворот.

— Белинда! — со вздохом заявила та. — Я вожу машину больше двадцати лет и уж как-нибудь справлюсь с поворотом на проселочной дороге!

Но все же, несмотря на явную досаду, миссис Хейес нажала на тормоз чуть больше обычного — и весьма кстати. Ее автомобиль не успел одолеть поворот, как перед ним на середине дороги появилась лошадь.

— Осторожней! — заорала Белинда.

Скрежет тормозов наполнил воздух, когда ее мать вдавила их в пол машины, чтобы избежать столкновения. Белинду швырнуло вперед, потом вбок, ремни безопасности врезались в ее ребра. Автомобиль вышел из-под контроля и запрыгал по обочине дороги. Наконец, раздался скрежет мнущегося металла — они врезались прямо в каменную стенку.