Прочитайте онлайн Подарок мертвеца | Глава шестая

Читать книгу Подарок мертвеца
3016+983
  • Автор:
  • Перевёл: А. Овчинникова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава шестая

После ухода полиции воцарившееся в комнате молчание было самым громким молчанием, которое я когда-либо с кем-либо делила. Мне даже не хотелось смотреть на брата, не то что обсуждать с ним случившееся. Мы не шевелились.

В конце концов я вскинула руки вверх, издала звук, похожий на «аррр», и протопала в свою комнату, с шумом захлопнув за собой дверь. Дверь немедленно открылась, и вошел Толливер.

— Хорошо, а что бы ты сделала на моем месте? — спросил он. — Тебе бы хотелось, чтобы я им солгал?

Я бросилась на кровать, и брат, подойдя, навис надо мной и подбоченился.

— Мне бы не хотелось, чтобы ты вообще что-нибудь говорил, — ответила я как можно более нейтральным тоном. Но тут же вскочила на ноги и сердито уставилась на него. — Я не хотела, чтобы ты что-нибудь говорил сегодня. Единственное, чего бы мне хотелось — если бы я могла это получить, — это хоть немного благоразумия, немного здравого смысла несколько месяцев назад! О чем ты думал? Твой верхний мозг вообще участвовал в этом процессе?

— Ты просто… Не могла бы ты быть со мной слегка помягче?

— Нет! Нет! Официантка здесь и там, что ж, прекрасно! Ты знакомишься с кем-то в баре — что ж, хорошо! У всех нас есть свои потребности. Но вступать в интимные отношения с клиенткой, с тем, кто вовлечен в дело… Брось, Толливер! Ты должен держать свои штаны застегнутыми! Или ты на такое не способен?

Так как Толливер был кругом виноват, он рассердился еще больше.

— Она всего лишь женщина. Она даже не член их семьи, по крайней мере в настоящем!

— Всего лишь женщина. Хорошо, теперь я понимаю. Всего лишь дырка, в которую ты можешь воткнуть, так ты это называешь? Вот и надейся потом на разборчивость. Вот и надейся на то, что каждый раз, занимаясь сексом, мужчина думает: «Это женщина, которую я выбрал, чтобы завести с ней ребенка!» Потому что именно для этого предназначен секс, Толливер!

— Так вот о чем ты думала, когда трахала того копа в Сарне? О том, что хочешь завести от него ребенка?

Снова воцарилось молчание, на этот раз полное иного напряжения.

— Эй, — произнес Толливер. — Мне жаль, что я это сказал. — Его гнев прошел.

— Я не знаю, жаль мне или нет, — откликнулась я. — Ты знаешь, что поступил неправильно. Почему ты просто не можешь этого признать? Почему ты должен оправдывать свой поступок?

— А ты обязательно должна просить признать мою вину?

— Да, думаю, должна. Потому что это касалось не только личных взаимоотношений, тут был замешан бизнес. Раньше ты никогда так не поступал.

— Ладно, по крайней мере, я не думала, что он так поступал.

— Фелисия нам не платила. И она вообще-то не член семьи.

— И все равно!

— Да, да, — сказал он, наконец сдаваясь. — Ты права. Она находилась слишком близко к месту боя. Я не должен был так поступать.

Он улыбнулся той редкой, сияющей улыбкой, которая чуть было не заставила меня улыбнуться в ответ. Чуть было.

— Но она положила на меня глаз, и, наверное, я оказался слишком слабым, чтобы дать ей от ворот поворот. Она предлагала себя, она была хорошенькой, и я не смог придумать веской причины — почему бы и нет?

Я попыталась найти ответ, но не смогла. И вправду — почему бы и нет? Именно по этой причине почему бы и нет — на сей раз сексуальная жизнь Толливера привела к неожиданным и скверным результатам. Теперь мы попали в еще большую беду чем раньше, и наши прежние проблемы были просто пустяками.

Брат обнял меня.

— Прости, — сказал он тихим, искренним голосом.

Я обняла его в ответ, вдохнула его знакомый запах, положила щеку на его широкую грудь. Мы стояли так очень долго, и пылинки танцевали в солнечном луче, пробивающемся через окно отеля. Потом Толливер ослабил руки, и я сделала шаг назад.

— Детективам следовало бы тебя спросить: кто позвонил тебе насчет кладбища? — спросила я.

— Доктор Нанли. И, выступая в защиту детектива Лейси, он уже спрашивал меня об этом в участке.

— Нанли говорил, кто попросил его позвонить? Или у тебя сложилось впечатление, что это его собственная идея?

Я вернулась в гостиную, чтобы выпить. Брат шел за мной, погрузившись в размышления.

— По-моему, кто-то привлек к тебе его внимание, потому что он задавал много вопросов. Если бы это он организовал приглашение, он бы знал о тебе больше. Таково мое мнение.

— Хорошо. Значит, надо с ним поговорить.

Толливер скорчил рожу, и я посочувствовала ему.

— Да, мне тоже он не нравится. Он засранец, еще какой.

Толливер вытащил мобильник из кармана и сверился с номером, записанным на свернутой бумажке. У брата всегда в карманах были засунуты бумажки, и, если он не сам стирал свою одежду, мне приходилось обыскивать его штаны.

Наконец он нашел нужную бумажку с нужным номером и набрал его. Судя по его позе, я видела, что он слушает, как на другом конце линии раздаются гудки. В конце концов включился автоответчик, и после сигнала Толливер оставил сообщение.

— Доктор Нанли, это Толливер Лэнг, — отрывисто сказал он. — Мне и Харпер нужно поговорить с вами. После вчерашнего неожиданного открытия остались кое-какие неразрешенные вопросы. У вас есть номер моего сотового.

— Теперь он решит, что мы хотим получить наши деньги.

Толливер задумался.

— Да, и перезвонит, чтобы поговорить насчет этого, — наконец сказал он. — Если уж на то пошло, если он нам не заплатит, мы ничего не получим за приезд сюда. Я невольно радуюсь, что мы получим вознаграждение от Моргенштернов.

— Я не очень-то хотела его заслужить.

Толливер похлопал меня по плечу. Он отлично понимал, что я имею в виду. Конечно, он понимал также, что мы возьмем эти деньги. Мы, вне всяких сомнений, их заработали.

— Я невольно чувствую, что нас во все это втянули, — вздохнула я. — Надеюсь только, что нас не пихнут прямо под стремянку или под другую штуку, приносящую неудачу. Боюсь, мы можем закончить тем, что примем на себя чужой грех.

— Не примем, если я смогу этому помешать, — ответил Толливер. — Знаю, я облажался. Но не сомневайся: отныне я сделаю все, что в моих силах, чтобы никто не связал нас с той бедой, которая обрушилась на Моргенштернов. И тот факт, что мы не похищали Табиту, — факт доказуемый. Вообще-то когда именно ее забрали?

Мы поискали дату в Интернете. Толливер сверился с нашим прошлогодним расписанием. Господи, благослови компьютеры!

— Мы тогда были в Скенектади, — сообщил он с облегчением, и я рассмеялась.

— Это очень далеко от места преступления, — заметила я. — Рада, что ты так хорошо ведешь записи. Думаю, у нас сохранились квитанции, чтобы подтвердить, где именно мы тогда были?

— Да, квитанция на квартиру, — ответил он.

— Ты не просто хорошенький мальчик, — сказала я и, взяв его за подбородок, поцеловала в щеку.

Но мое счастье не продлилось дольше нескольких секунд.

— Толливер, кто мог это сделать? Убить девочку и положить ее сюда? Ведь не может же все это и впрямь быть невероятным совпадением?

— Это даже отдаленно не похоже на совпадение, — покачал он головой.

— Мы с тобой знаем, что таких совпадений обычно не бывает. Но я просто не могу вообразить себе столь сложный заговор.

— Я тоже, — ответил он.

Как ни странно, следующий человек, от которого мы получили весть, была Ксильда Бернардо.

Мы только что закончили обедать. То была необычная трапеза. Арт разделил ее с нами, и, так как он ел совершенно не то, что обычно ели мы (он плотно обедал, а мы обедали легко), и ему нравилось за едой говорить о делах, не могу сказать, что мы сильно наслаждались обедом. Адвокат собирался вылететь обратно в Атланту, так как не мог придумать, что еще может сделать в Мемфисе. Полицейские не готовы были выдвинуть против нас обвинения. Арт это знал, потому что сделал множество звонков своим знакомым в судебной системе Мемфиса и выяснил это.

Мы заплатили уйму денег за то, чтобы адвокат сюда прилетел и остановился в великолепном отеле, чтобы он сделал эти множество звонков и дал пресс-конференцию, но, вызывая его, мы не знали, какой суммой рискуем.

Наш юрист уминал огромную миску салата, чесночный хлеб и равиоли с телятиной, в то время как мы с братом ели суп и салат. Я наблюдала, как Арт жует ломти хлеба, и пыталась вспомнить уроки по искусственному дыханию и массажу сердца.

Адвокат объяснил, чего нам следует ожидать.

— Вам, вероятно, нужно предоставить записи ваших путешествий с того времени, как вы познакомились с Моргенштернами, — сказал Арт.

Я посмотрела на брата, тот кивнул. Все эти записи у нас имелись. За гое сомневай