Прочитайте онлайн Подарок мертвеца | Глава четвертая

Читать книгу Подарок мертвеца
3016+807
  • Автор:
  • Перевёл: А. Овчинникова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава четвертая

Мы включили телевизор в гостиной люкса, чтобы посмотреть, как Арт встречается с телекамерами новостей. В Мемфисе было три телестанции, и все они послали своих представителей на пресс-конференцию, которая велась на тротуаре возле гостиницы «Кливленд». К этому времени на сцене появилась юрист семьи Моргенштерн, нарядная женщина лет сорока по имени Блайт Бенсон. Диана и Джоэл сказали нам, что Бенсон настаивала на том, чтобы семья Моргенштернов сделала собственное, «раздельное, но равное» заявление. Местный юрист и Арт представляли собой впечатляющий дуэт.

Арт обладал серьезностью пожилого человека, а Блайт была невозмутимой блондинкой, истинной американкой англосаксонского происхождения в десятом колене.

Судя по словам Дианы, Блайт обсудила с Моргенштернами у них дома, что она будет говорить от их имени. Когда Диана это сказала, Фелисия бросила на меня быстрый взгляд, и я подумала: надвигается гроза. Я видела, что Фелисия Харт умнее Дианы. Это заставило меня задуматься, какой была сестра Фелисии, первая жена Джоэла.

Перед гостиницей Блайт Бенсон приготовилась сделать первое заявление. Заявление семьи самое важное, с этим согласились мы все.

— Диана и Джоэл Моргенштерны сокрушены новостями о том, что тело, которое может оказаться телом их ребенка, Табиты, было найдено на кладбище Святой Маргариты. Хотя много месяцев они искали именно определенность. Диана и Джоэл Моргенштерны надеялись, что такая определенность вернет им живую дочь. Вместо этого было обнаружено то, что вполне может оказаться ее телом.

Светловолосая юрист сделала эффектную паузу. Репортеров явно трясло от желания задать вопросы, но Блайт продолжала:

— Семья Моргенштернов хотела бы попросить о помощи любого, располагающего сведениями об исчезновении Табиты. Хотя теперь вознаграждение за обнаружение тела, скорее всего, уже не рассматривается, остается в силе вознаграждение за предоставление фактов, касающихся похищения Табиты.

Я не была уверена, что это значит. Я понятия не имела о таком вознаграждении, так как, само собой, после того, как я потерпела неудачу в поисках Табиты в Нэшвилле, наш договор с Моргенштернами утратил силу.

Похоже, это был конец заявления, и я повернулась к Толливеру, чтобы узнать его реакцию. Но тут четкий голос Блайт Бенсон раздался вновь. Я снова посмотрела на экран.

— А по поводу факта, который полиция называет «удивительным совпадением», — то, что экстрасенс, нанятый Дианой и Джоэлом Моргенштернами для поисков тела Табиты, и в самом деле нашел тело, хотя и в другом месте…

— «Она путается в этой фразе», — подумала я.

— …этот факт напоминает, что в жизни случаются совпадения, и перед нами — одно из них. Диана и Джоэл Моргенштерны не нанимали Харпер Коннелли, чтобы та приехала в Мемфис. Они не виделись с ней и ее менеджером с тех пор, как мисс Коннелли появилась в Мемфисе. Они не знали, что мисс Коннелли внесли в учебный график с тем, чтобы она продемонстрировала свои навыки этим утром на старом кладбище Святой Маргариты. Никто из Моргенштернов не связан с колледжем Бингэм. Никто из них не связывался с факультетом, который устроил визит Харпер Коннелли на кладбище Святой Маргариты. И ни один из членов семьи Моргенштернов не связывался с Харпер Коннелли и ее братом и менеджером, Толливером Лэнгом, со времени ее безуспешных попыток найти Табиту больше восемнадцати месяцев назад. Благодарю за внимание.

Хотя Арт не сделал ни шага вперед, камеры поймали его в тот момент, когда он пристально смотрел на Блайт Бенсон, как будто у той только что выросли рога, — и я не обвиняла его за этот взгляд.

Для начала Бенсон подчеркнула слова «экстрасенс» и «продемонстрировала свои навыки» так, будто эти слова относились к чему-то отвратительному и пользующемуся дурной репутацией. Потом она перешла к тому, чтобы всячески отъединить от нас своих клиентов. Единственное, чего она не сказала, — это что мы каким-то образом замешаны в смерти девочки.

Нас отдали на растерзание.

Мы с Толливером, не сговариваясь, разом повернулись, чтобы посмотреть на супружескую пару на кушетке. Моргенштерны, похоже, не сознавали, какие выводы можно сделать из речи, которую только что произнесла Блайт Бенсон. Они пристально, в некоем оцепенелом молчании смотрели в телевизор, ожидая речи Арта. Сидевшая за ними Фелисия многозначительно посмотрела на меня, словно подразумевая: «Ха! А что я вам говорила!»

Мы с Толливером недоверчиво переглянулись. Он открыл было рот, но я потянулась, чтобы прикоснуться к его руке.

— Не сейчас, — очень тихо сказала я.

Я не была уверена, почему решила вести себя тихо, а не затеять ссору с Дианой и Джоэлом. Видит Бог, даже у Дианы хватало ума, чтобы понять: они только что публично нас угробили, сидя в нашей же — пусть временной — гостиной. По существу, устами своего юриста они сказали: «Что бы ни заявляли эти люди, мы не несем за это ответственности. Мы их не знаем, мы с ними не встречались, не сотрудничали с ними, и они потерпели неудачу тогда, когда мы просили их найти наше дитя».

Арт занял место перед микрофонами. Странно видеть знакомого человека по телевизору, со мной нечасто такое случается. Человек, который только что находился в одной комнате с тобой, теперь выступает в прямом эфире, в данную минуту являясь изображением, — странный и выбивающий из колеи факт. Как будто, появляясь на экране, люди превращались в других существ — в тех, у кого меньше недостатков, кто больше знает, более остроумен и речист.

У Арта было наше заявление — то, которое написали мы с Толливером, но в эту минуту он мысленно вносил новые поправки, резкие и открытые. Я увидела это, когда его глаза долго показывали крупным планом снизу, прежде чем он начал говорить.

— Моя клиентка, Харпер Коннелли, поражена и опечалена событиями сегодняшнего дня. В данный момент мисс Коннелли находится с родителями Табиты, которые явились сюда, чтобы поблагодарить Харпер от всего сердца за ту роль, которую она сыграла в обнаружении тела, по нашему твердому мнению принадлежащего их пропавшей дочери.

Ха! Мяч в твои ворота, Блайт!

— Мисс Коннелли глубоко опечалена трагическим исходом ее поисков Табиты Моргенштерн. Хотя она не поддерживала никакой связи с этой семьей в течение месяцев, прошедших с того времени, как ее наняли, и понятия не имела, что семья Моргенштернов переехала в Мемфис, мисс Коннелли рада, что случайное стечение обстоятельств привело к обнаружению тела давно пропавшего ребенка. Может быть, благодаря моей клиентке долгому неведению этой семьи пришел конец.

— Когда Харпер Коннелли встретится с нами? — спросил репортер голосом не то чтобы громким, но очень пронзительным.

Взгляд, которым ответил репортеру Арт, был замечательным — в нем смешались неодобрение и смирение.

— Мисс Коннелли не разговаривает с репортерами, — сказал Арт, как будто это был хорошо известный факт. — Мисс Коннелли живет очень замкнуто.

— Правда ли, что… — начал женский голос, и камера повернулась, чтобы показать блистательную Шелли Квайл.

— Господи боже, — произнесла я. — От нее просто спасу нет!

Толливер улыбнулся. Он находил упрямство репортера слегка забавным, может, даже похвальным.

— …что мисс Коннелли получает гонорары за найденные трупы?

— Мисс Коннелли — профессионал, женщина с необычным даром, — парировал Арт. — Ей не нравится быть объектом внимания прессы, такого внимания она никогда не искала.

«Довольно правдиво, — подумала я. — Уклончиво, но правдиво».

— Правда ли, что ваша клиентка потребует награду за то, что нашла тело Табиты Моргенштерн? — спросила Шелли Квайл, и улыбка Толливера исчезла в мгновение ока.

— Сейчас мы обсуждаем не этот вопрос, — решительно заявил Арт. — В данный момент мне больше нечего сказать. Благодарю за внимание.

И он повернулся, чтобы войти в переднюю дверь «Кливленда». Юриста Моргенштернов нигде не было видно. Блайт Бенсон, очевидно, уже успела ускользнуть.

Я надеялась, она не собирается явиться в наш люкс.

По телевизору пошла программа по расписанию, а наш адвокат вернулся в комнату, в текущую реальность. И снова я почувствовала толчок любопытства.

— Все прошло хорошо, — сказал Джоэл без намека на иронию.

Мы с Толливером всеми силами старались сохранить нейтральное выражение лиц.

— И конечно, — продолжал Джоэл, — вы получите вознаграждение. — Он встал и посмотрел на часы. — Диана, нам пора домой. Мы должны позвонить кое-кому. Хотел бы я знать, сколько времени уйдет на то, чтобы убедиться, что у них… останки Табиты. Когда мы сможем их забрать.

Фелисия взяла свою сумочку и сумочку Дианы, приготовившись помочь беременной женщине вернуться в машину.

Диана тяжело поднялась на ноги. Она рассеянно поглаживала большой живот, как будто успокаивая его обитателя. Я вспомнила, как моя мать носила Мариеллу и Грейси. А еще невольно припомнила «Ребенка Розмари» — мы с Толливером смотрели его на прошлой неделе по каналу, показывающему старые фильмы.

— Спасибо, Фелисия, — сказала Диана.

— Дайте нам знать, как дела у Виктора, — совершенно неожиданно сказал Толливер.

— Что? — Фелисия повернулась, и ее глаза пригвоздили Толливера к стене. — Что ж, конечно.

В ее голосе прозвучала нотка, которую я просто не поняла. Я перевела взгляд с нее на Толливера, но не получила никаких объяснений.

— Виктору пришлось едва ли не труднее, чем всем остальным, — сказал Джоэл. — Дети могут быть такими жестокими.

— Сколько ему теперь? Шестнадцать? — живо спросила я, пытаясь разрядить атмосферу.

Сама не знаю, зачем я это спросила. Мне бы следовало стоять в молчании, пока все они не уйдут.

— Только что исполнилось семнадцать, — ответила Диана.

Внезапно ее лицо перестало быть милым лицом Мадонны. Даже при первой нашей встрече она произвела на меня впечатление женщины, которая сыта по горло вздорным поведением своего пасынка-подростка. А теперь она так сжала челюсти, что ее простые слова приобрели весьма резкий смысл.

— Я люблю этого мальчика, но все, что говорят о подростках, — правда. А Вик за последние три года сделался скрытным, угрюмым и дерзким. Когда у Табиты начали появляться признаки вступления в подростковый возраст, я просто не была к этому готова. И среагировала слишком резко.

Восемнадцать месяцев назад Виктор был прыщеватым, но атлетически сложенным и привлекательным мальчиком. Я помнила, что он всегда прятался с краю любой группы взрослых в доме Моргенштернов, с лицом, напряженным от сдерживаемого чувства… Ярости? Страха? Ради блага самого мальчика я надеялась, что его цвет лица и поведение теперь пришли в порядок. Я хотела верить, что мысли и чувства Виктора были запутанными и сложными не только из-за его характера. Я верила в это, искренне полагая, что таковы мысли и чувства всех людей.

— Как ты можешь так говорить, Диана? — спросила Фелисия, но без большого негодования. — Он был твоим ребенком с младенчества. Ты должна любить его так же, как я.

— Я и вправду его люблю, — сказала Диана так удивленно, как может говорить только эмоционально измученная беременная женщина. — Я всегда любила его, сперва ради его матери, но потом потому, что вырастила его как собственного сына. Уж ты-то должна это знать. Даже если бы он был моим собственным ребенком, сейчас мне было бы с ним нелегко. Дело не в нем, просто у него такой возраст.

— Ему очень не нравится здешняя школа, — встрял Джоэл.

Голос у него был такой же усталый, как и у его жены, как будто его вымотало то, что приходилось иметь дело с Виктором.

— Но он отлично выступает в теннисной команде.

— Бедный Виктор, — заметил брат, удивив меня.

— Да, вся эта история была тяжела и для него тоже, — согласился Джоэл. — Конечно, он был уверен, что его арестуют и немедленно казнят. Подростки всегда приходят к крутым выводам, а полиция допрашивала его очень… упорно.

— Они подумали, что он мог обижаться на младшую сестру, на то внимание, которое она получала как ребенок от второго брака, — добавила Диана.

После этого она вдруг замерла, и я испытала приступ паники, думая, что что-то случилось с ребенком. Но то просто был один из моментов, когда мука обрушивается на тебя, словно орел с небес, чтобы вонзить в тебя жестокие когти.

— Ох, Табита! — проговорила Диана тихим голосом, полным бесконечного горя. — Ох, моя девочка!

Из ее красивых темных глаз покатились большие слезы.

Муж обхватил ее рукой, и они вместе вышли, чтобы вернуться в свой новый дом.

Фелисия шла за ними с мрачным, несчастным лицом.

Я смотрела на дверь еще несколько минут после того, как она за ними закрылась, думая: готова ли уже детская комната? И что они сделали с вещами Табиты?

Когда Моргенштерны ушли, напряжение в комнате спало. Арт, Толливер и я посмотрели друг на друга с некоторым облегчением.

— Это отличные новости, насчет вознаграждения. Когда я слышал о нем в последний раз, оно составляло двадцать пять тысяч долларов. Без вычетов налогов, конечно.

По тому, как Арт барабанил пальцами по столу, я понимала, что он мысленно рассматривает события этого дня.

— В итоге я рад, что выступил вторым, — сказал он. — Я выслушал Блайт Бенсон. Она сказала нечто такое, с чем я не согласен.

— Да, мы заметили.

Толливер вынул из сумки с ноутбуком книжку с кроссвордами и начал шарить в кармане в поисках карандаша.

— Если ты думаешь, что я мог бы справиться с делом по-другому, Толливер, так и скажи, — Раздраженно посмотрел на него адвокат.

Брат с явным удивлением поднял глаза.

— Нет, Арт, никаких проблем. А ты как считаешь, Харпер?

— Я заметила: вы не сказали, что Толливер тоже ваш клиент, Арт, — проговорила я.

Адвокат сделал все, чтобы изобразить удивление, хотя я понимала: его удивило лишь то, что мы заметили его оговорку.

— Пока что имя Толливера не впутали в это дело, и я просто стараюсь, чтобы так продолжалось и впредь. Или вы хотите, чтобы я позвонил репортерам и внес поправки?

— Нет, Арт, все прекрасно, — успокоила его я. — Просто на будущее, будь более точен и включи эту маленькую деталь.

— Вас понял, — отозвался юрист жизнерадостно. — Это был длинный день для старика, ребятки. Я отправлюсь в свою комнату, позвоню в офис и сделаю кое-какую накопившуюся работу.

— Конечно, Арт, — ответил Толливер, сосредоточившись на открытом кроссворде. — Если ты не улетишь в Атланту до завтрашнего дня, присоединяйся к нам за обедом.

— Спасибо, посмотрим, сколько на меня навалится работы нынче вечером. Может, я просто закажу еду в номер. Но позвоните мне перед обедом.

— Увидимся, — сказала я.

— Какие слухи до него дошли, как ты думаешь? — спросила я, когда Арт благополучно отбыл.

— Пытаюсь догадаться. Может, полиция решила, что тело Табиты все время было у меня и я поместил его на кладбище с целью доказать: ты гениальный экстрасенс.

Я уставилась на его, открыв рот, потом засмеялась. Это было слишком нелепо.

— Да, правильно. — Толливер положил карандаш и сосредоточил внимание на мне. — Понятия не имею, где я мог бы хранить тело бедняжки восемнадцать месяцев, да и вообще.

— В багажнике, — с серьезным видом сказала я.

Спустя секунду Толливер улыбнулся. То была настоящая улыбка, которой он нечасто меня балует, и я ею наслаждалась. Толливера не ударяло молнией, его мама не пыталась продать его одному из своих приятелей-наркоманов для секса — что правда, то правда. Но у брата есть собственные шрамы, и он не больше любит говорить о них, чем я о своих.

— Табита где-то находилась восемнадцать месяцев, — заметил Толливер. — То есть ее тело было либо в могиле, либо в каком-то другом укромном месте.

— Было ли здесь тело все это время? — спросила я, просто размышляя вслух. — Я так не думаю. Землю потревожили. Остальная земля на кладбище гладкая, но эта могила неровная, и на ней растет трава.

— Что ж, мы знаем, что в течение последних восемнадцати месяцев тело было где-то захоронено, — резонно заметил Толливер.

— Нет, она могла быть жива часть этого времени. Или она могла быть мертва и находиться в морозильной камере, или в холодильнике, или в морге. Или могла быть похоронена в другом месте, как ты сказал.

Я подумала о возможностях, которые только что упомянула.

— Но я в этом сомневаюсь. Я все еще верю, что она погибла, как только ее похитили или почти сразу после этого. Но она не лежала все это время на кладбище Святой Маргариты. Я просто не понимаю, почему ее туда положили и как так получилось, что именно я ее нашла. Это очень странно.

— Вообще-то это… почти невероятно, — произнес Толливер задумчиво и тихо.