Прочитайте онлайн Подарок мертвеца | Глава десятая

Читать книгу Подарок мертвеца
3016+901
  • Автор:
  • Перевёл: А. Овчинникова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава десятая

Я ждала, как персонаж мультфильма, удерживающий на голове пианино, когда же на нас обрушится кульминация беседы, — и вот она обрушилась.

Мы с Толливером переглянулись.

Нам следовало принять решение. Знал ли Кениг, что мы побывали на кладбище? Ведь там остались четкие доказательства нашего присутствия. Был ли его вопрос основан на чистейшей догадке — эдакий удар в темноте, чтобы проверить, не попадет ли он цель? Или агент знал лишь, что мы куда-то уезжали на своей машине?

Толливер слегка склонил голову к плечу. Решай сама, молча говорил он мне.

— Мы отправились в долгую поездку. Нам осточертело сидеть взаперти, — сказала я. — Мы просто поехали осмотреть Мемфис. Раньше мы тут не бывали. Но мы избегали всех мест, где нас могли бы узнать. Не хотелось привлекать к себе внимание прессы. Мы хотели выбраться из отеля и не попасть на глаза публике.

— Вы относитесь к тем немногим людям, от которых я могу выслушать подобные слова без желания рассмеяться им в лицо, — произнес Кениг. Он провел рукой по своим жестким темным волосам. — У меня складывается впечатление, что вам очень повезло, что я расследую это дело, а не…

— А не один из ваших коллег, который не поверил бы в то, что я умею делать? — спросила я.

Он захлопнул рот. И спустя секунду кивнул.

— Никто не знает, верно? Там, где вы работаете? Что вы верите в меня.

Кениг снова кивнул.

— Давно вы поняли, что в этом мире существует нечто большее?

— Моя бабушка могла видеть призраков, — сказал он.

— У вас большое преимущество перед людьми, чей разум для такого закрыт, — заметил Толливер.

— Обычно я так не думаю, — признался агент. — И был бы счастлив оставаться таким же, как те, с кем я работаю. Тогда я мог бы просто отмахнуться от подобных вам людей, от всех вас. Но я верю, что вы обладаете экстраординарными способностями. Это не значит, будто я считаю, что вы говорите мне правду. Вообще-то я думаю, вы лжете.

Кениг посмотрел на нас с бесконечным разочарованием, и я почувствовала себя виноватой.

— Мы его не убивали, — сказала я.

Это была правда, и это было важно.

— Мы не знаем, кто его убил и почему.

— Как вы считаете, Моргенштерны убили Клайда Нанли? Считаете ли вы, что они убили свою дочь?

— Не знаю, — ответила я. — Но всей душой надеюсь, что они этого не делали.

Я и не осознавала, как сильно надеюсь, что Моргенштерны не виновны в смерти дочери. А если они не убивали Табиту, я просто не могла вообразить зачем им убивать Клайда Нанли. Вероятно, обеих жертв убил один и тот же человек или одни и те же люди. Но это предположение могло оказаться неверным.

— Толливер и я приглашены в их дом на обед, — сообщила я, просто чтобы изменить тему разговора. — Думаю, там мы увидимся и с другими членами семейства.

— Вы хотите увидеть тело, чтобы выяснить что-нибудь про убийство? — спросил Кениг так небрежно, как будто я была гистологом или патологоанатомом. — То есть если я смогу это организовать.

Итак, меня принимал всерьез профессионал из правоохранительных органов. Это было довольно волнующе.

— Я займусь Нанли, если вы позволите мне заняться Табитой, — сказала я.

У агента был искренне удивленный вид.

— Но ведь вы уже… э-э… «закончили» с Табитой.

Мне очень не хотелось снова осматривать Нанли. Вот вынь это Кенигу и положь! Но я все равно это сделаю, если смогу получить еще один шанс вступить в контакт с девочкой.

— В тот день, поняв, что в могиле кости двух человек, я была так расстроена и потрясена. Может, я смогла бы выяснить нечто большее.

— На это уйдет время, но я посмотрю, что смогу сделать, — сказал Кениг.

Я невольно заметила, как его взгляд снова мельком скользнул по моим голым ногам. Что ж, в конце концов, он был мужчиной. Я сомневалась, что Кенига особо интересует обладательница этих ног.

— Прикосновение к телу высасывает из Харпер силы, — сказал Толливер, пытаясь заставить агента Кенига понять, какое щедрое предложение я делаю.

— Интересно. — Вот и все, что сказал в ответ Кениг. — Дайте мне знать, когда вернетесь от Моргенштернов. Может быть, кто-нибудь в их доме произведет на вас впечатление.

— Эй, повторяю снова: я не экстрасенс. Я получаю впечатления, только когда касаюсь трупа, а вряд ли в доме Моргенштернов окажутся трупы. Вообще- то я предпочла бы, чтобы это дело было раскрыто настолько быстро, чтобы мне не пришлось обнаружь еще одно тело, прежде чем мы отправимся в путь к следующей работе.

— Это если вы отправитесь в путь, — с милым видом произнес Кениг.

Наступила многозначительная пауза, во время которой мы с Толливером переваривали угрозу.

— Если нас вынудят защищаться… Мы однажды сделали одолжение губернатору, — сказала я очень тихо.

Я была готова защищаться, еще как.

Мне понравилось выражение лица Кенига. Я его просто поразила, что было истинным наслаждением. Я знаю, мой выпад был детским, но я никогда не говорила, будто я вся такая взрослая. Раньше я никогда не раскрывала личности своих клиентов, но в данном случае почувствовала, что надо прояснить свою позицию.

— То есть вы можете позвонить губернатору штата? И возможно, сделаете так, что он набросится на меня или на полицию Мемфиса и позволит вам покинуть город?

Я не ответила. Просто позволила своим словам слегка повибрировать в воздухе.

— Это неожиданная угроза, — заявил Кениг. Его лицо стало холоднее и тверже. — Конечно, любая угроза, исходящая от вас двоих, неожиданна. Я не думал, что вы на такое пойдете.

Мы смотрели друг на друга.

— Вас удивит, на что мы пойдем, — сказала я.

Толливер кивнул.

Кениг уставился на нас лучшим взглядом крутого парня.

— Чья там была машина? — спросил Толливер.

У Кенига ушла секунда, чтобы мысленно переключиться на другую тему.

— Какая машина? Вы имеете в виду машину, оставленную у церкви Святой Маргариты?

Толливер кивнул.

— Зачем мне вам об этом говорить?

— После всего, чем мы друг с другом поделились, вы не хотите об этом рассказать? — Наверное, в моем тоне слышалась легкая издевка.

— Думаю, мы можем счесть эту машину автомобилем доктора Нанли, — сказал Толливер. — Просто моя догадка.

— Да, — признал Кениг. — Это была машина Нанли. Ее там не было вчера в девять вечера, но она была там нынче ранним утром.

Мы попытались не выглядеть слишком испуганными. Когда мы там были, тело лежало в могиле, но машины на парковке не было — наверняка.

— Откуда вы это знаете? — спросила я, гордясь, что говорю так бесстрастно.

— Полиция студенческого городка каждый вечер примерно в девять часов возвращается этим путем, и на парковке Святой Маргариты в то время не было машин. Так как они копы студенческого городка, то просто проезжают через стоянку и даже не вылезают из машины, не говоря уж о том, чтобы проверять, что творится в каждой могиле. Но Нанли, вероятно, тогда уже лежал в разрытой могиле. Его смерть наступила раньше. Он не мог умереть после девяти. Температура тела указывает на то, что он погиб не позже семи часов, содержимое желудка это подтверждает. Правда, результаты лабораторных исследований еще не вернулись, и из тела можно извлечь гораздо больше данных.

Мы с Толливером переглянулись. У меня ушли все силы, чтобы не прикрыть глаза рукой. Мы сами не знали, как нам повезло. Если бы тамошняя полиция поймала нас у могилы с трупом, никто и ни за что не поверил бы в нашу невиновность.

— Итак, агент Кениг, почему вы считаете, что убийца увел машину, а потом привел ее обратно? — спросила я. — Дайте-ка мне подумать… — Я держала палец у щеки жестом, изображающим притворную сосредоточенность.

Вообще-то на сей счет у меня уже имелась веская догадка. Вернее, даже три догадки. Первая: убийца хотел вымыть машину, чтобы скрыть все следы, которые могли бы обнаружить судебные эксперты. Вторая: убийце пришлось что-то забрать и привезти на кладбище, чтобы завершить картину, которую он пытался изобразить. Третья: убийца услышал наше приближение и решил ретироваться, чтобы мы не увидели того, кто был за рулем.

Сет Кениг с каменным лицом переводил взгляд с меня на Толливера, его это ничуть не забавляло.

— Тот человек мертв, — сказал он. — Если вы не можете относиться к этому серьезно, вы просто не люди.

— В ход пошла карта «вы-не-люди», — обратилась я к брату.

— Как будто мы не слышали такого раньше, — отозвался он.

— Я знаю, что вы делаете, — бросил агент. — И надо отдать вам должное, делаете это хорошо. Когда вы видели тело, в могиле были камни?

— Мы не видели тела, — категорически заявила я.

— Камни были большими. Достаточно большими, чтобы проломить череп, — продолжал Кениг. — Думаю, вот почему убийца уехал и вернулся. Ему пришлось достать пару больших камней. Он бросил их в могилу, чтобы они упали на голову Нанли; может, на это у убийцы ушла пара попыток. Он хотел, чтобы все выглядело так, будто Нанли споткнулся и упал в открытую могилу. Но мы почти уверены: этого не произошло. Доктора Нанли наверняка убили.

— Пах-пах-пах! — сказала я.

— Я знаю, на самом деле вы не смеетесь над этим, — произнес Кениг. — Вы хотите вынудить меня уйти, чтобы потом все обсудить наедине. Но я готов продолжить нашу беседу. У вас достаточно ума, чтобы понять: если вы что-то вспомните, нам нужно об этом знать. — Он встал легким движением, которое заставило меня занервничать.

— Мы понимаем, — сказал брат, поднимаясь одновременно с Кенигом и вставая между ним и мной. Мы с вами поговорим, — поколебавшись, продолжил Толливер. — Я ценю, что вы всеми силами пытаетесь раскрыть это дело. Харпер оно тоже очень беспокоит.

Брат оглянулся на меня, и я кивнула.

Мы были давно готовы к уходу Кенига, но все же это была куда более дружеская беседа, чем мы когда-либо имели с человеком, носящим значок.

Когда дверь за Кенигом закрылась, Толливер долго молчал. Потом повернулся ко мне с поднятыми бровями.

— Это было нечто новое, — согласилась я.

— Да, но он был настолько мил, что мне едва ли хотелось ему лгать. И это плохо, — сказал брат. — Хорошо лишь то, что он дал нам много полезной информации. — Лицо его помрачнело. — Например, назвал время смерти.

— Страшно, да? — кивнула я. — Ведь, попав туда, мы едва не нарвались на убийцу.

— Хотел бы я знать, в самом ли деле мы не нарвались на него благодаря везению. И не был ли убийца где-нибудь на парковке, наблюдая за нами, чтобы посмотреть… чтобы увидеть, найдем ли мы тело и позвоним ли копам. Если бы мы позвонили, он бы знал, что ему нужно предпринять другие действия. Нет смысла приводить машину обратно, если там будет стоять офицер полиции со словами: «Что вы делаете в автомобиле покойного?»

Я задрожала, представив, что где-то в холодной темноте старого кладбища таился тот, кто наблюдал за нами и ждал, как мы поступим со своей находкой. Я плохо улавливаю присутствие живых людей. Но спустя мгновение ужасный образ померк. Что-то тут не склеивалось.

— Нет, там никого не было, — сказала я. — Кто-то ведь и в самом деле привез камни… Думал, что они пригодятся, чтобы скрыть убийство. Убийца явно не знал, что мы тем временем нашли тело и можем дать показания под присягой: когда мы увидели труп в могиле, никаких камней там не было.

Толливер подумал и кивнул. Это имело смысл.

— Только при условии, что мы все расскажем. И при условии, что нам поверят, — пробормотал он.

— Да, всегда все зависит от этого. — Я поднялась и потянулась.

Из-за больной ноги я не смогла встать так ловко, как встал агент ФБР, который был старше меня. Я постаралась не возмущаться по этому поводу и осторожно двинулась, разминая мышцы.

— И мы едва-едва не столкнулись с полицейским патрулем. А мы-то думали, что кладбище заброшено! Им следовало бы поставить там светофор.

Надо было еще как следует поразмыслить о том, что рассказал Сет Кениг, но на сегодня у нас имелись светские обязательства, которые меня ужасали.

— Я собираюсь приготовиться к обеду. Думаю, мы должны пойти.

Толливер тяжело вздохнул. Брату, как и мне, не хотелось идти на обед, но для него дело осложнялось еще и тем, что на обеде, вероятно, будет присутствовать Фелисия Харт.

— Думаю, Моргенштерны чувствуют себя виноватыми из-за того, что мы не можем покинуть Мемфис, — сказал Толливер. — Они отчасти чувствуют себя нашими гостеприимными хозяевами.

— Но их дочь мертва, и они должны больше не думать об этом, не должны на этом сосредоточиваться.

— Харпер, может, они и не хотят на этом сосредоточиваться. Может, мы для них как раз желанный способ отвлечься.

— Тогда, по крайней мере, мы сделаем хоть что-то полезное, — пожала я плечами. Но радоваться предстоящему визиту все равно не могла. — Мне кажется, это плохая затея.

— Да я и сам не в восторге от похода в гости. Но мы должны пойти.

Я протянула руку, потому что Толливер говорил слишком раздраженным тоном.

— Понимаю. Через минуту я перестану дуться. Хорошо, иди в душ, а я тем временем оденусь.

— У нас в запасе полтора часа. — Я посмотрела на часы. — У тебя есть их адрес?

— Да, Джоэл продиктовал его по телефону. Уверен, что Фелисия тоже туда собирается. Могу я попросить, чтобы ты вела себя любезно?

— Конечно, я буду вести себя любезно. — Я изогнула губы в улыбке ровно настолько, чтобы заставить его встревожиться.

Во время долгой поездки по городу мы почти не разговаривали. Я правила, Толливер указывал дорогу.

Дом семьи Моргенштернов в Мемфисе не сильно отличался от их дома в Нэшвилле, хотя находился в чуть более скромном районе. Диане и Джоэлу нравились роскошные пригородные районы, а не старые в центре города. Им нравились места, где деревья не вырастают высокими, а газоны идут полосами. Люди там совершают пробежки ранним утром и поздним вечером, а обслуживающие грузовики кружат вокруг домов, как рыбы-прилипалы, выискивающие, чем бы поживиться у акул.

Дом Моргенштернов был из бледного кирпича с темно-красными ставнями и дверями, с садом, наверняка красивым весной, и с изогнутой подъездной дорожкой, рассчитанной на два ряда машин. На ней уже стояло несколько сияющих автомобилей, в том числе жемчужный «лексус», темно-красный «бьюик», зеленый «навигатор» и красный «мустанг». Мы припарковались и вышли из машины.

Не знаю, как Толливер, но я чувствовала себя здесь чужой. На некоторых домах были украшения в честь Дня благодарения, и Диана поставила в саду пару снопов сена, увенчав их тыквами и кабачками, кукурузными стеблями и другими дарами осени.

«Может, когда у нас будет дом, я буду поступать так же», — подумала я, сразу сообразив, что это полная чушь.

Я просто пыталась убедить себя, что смогла бы жить в таком же красивом месте, как Моргенштерны, и не чувствовать себя при этом странно, не на своем месте.

Толливер улыбнулся мне поверх машины.

— Готова? — спросил он. — Знаешь, сегодня ты выглядишь отлично.

Я надела свитер цвета ржавчины с длинными рукавами, темно-коричневые вельветовые штаны и кожаные туфли на высоких каблуках. А еще темно-коричневый замшевый жакет. В последнюю минуту подумала об украшениях и надела простую золотую цепочку. Я редко ношу ювелирные украшения, но мне показалось, что сейчас подходящее время, чтобы добавить к моему наряду что-то блестящее. Толливер соизволил надеть застегнутую на все пуговицы рубашку и брюки цвета хаки. Интересно, он оделся так в честь Фелисии Харт? Брат сказал, что не хочет внимания этой женщины, не понимает ее… Но я все равно сомневалась.

Я пошла по дорожке, с трудом передвигая ноги. У меня было такое ощущение, будто я не поднимаю их, а волочу. Позвонив в дверной звонок, я заметила справа от двери декоративную дощечку — медь, бирюза и сияющие камни очень интересно сочетались с гравировкой символов голубей и звезды Давида. Я подумала, что дощечка похожа на дверцу, за которой что-то может таиться. Приподняв брови, я взглянула на Толливера, тот пожал плечами. Он тоже такого не ожидал.

Диана открыла дверь. Она плохо выглядела, и, думаю, этого следовало ожидать. Судя по большим кругам под глазами, беременность давалась ей нелегко. Диана утратила изящество и двигалась тяжело, но осторожно. Но на лице ее застыла гостеприимная улыбка, и она сказала, что очень рада нашему приходу.

Потом появился Джоэл и пожал нам руки. Посмотрев мне в глаза, он заверил, что рад меня видеть. Даже я, не являвшаяся поклонницей Джоэла, почувствовала некий импульс. Но вряд ли за его общепринятым приветствием стояло нечто большее. Я не могла себе представить, чтобы он хотел завести со мной роман. Просто такова была его манера поведения.

— Мы в гостиной, — сказала Диана безжизненным голосом. — Нынче было милое тихое утро, с отключенными телефонами и выключенным компьютером. Никто даже не смотрел телевизор. — На мгновение ее лицо сморщилось, потом на него вернулась приятная светская улыбка. — Пойдемте поздороваемся с остальными.

«Остальные» оказались Фелисией и ее отцом, родителями Джоэла и братом Джоэла Дэвидом. Еще там были две подруги Дианы из Нэшвилла, приехавшие ради этого дня. Их звали Саманта и Эстер. Обе, примерно ровесницы Дианы, были великолепно одеты и отлично ухожены, из-за чего я почувствовала к Диане жалость. В гостиной велась негромкая беседа, и Джоэл помахал рукой, чтобы привлечь внимание собравшихся.

— Для тех, кто еще не знает, это женщина, которая нашла Табиту, — сказал он, и лица всех присутствующих застыли.

Это была очень странная реакция, я ее не предвидела. Меня никогда еще так не представляли. И представление тоже было странным, тем более что представил меня отец жертвы убийства. Как будто я сделала им огромное и щедрое одолжение и мне не заплатили за услугу, которая принесла свои плоды на много месяцев позже, чем следовало.

Естественно, когда я работала на них в Нэшвилле, Моргенштерны платили мне за потраченное время. Я вдруг подумала: а не отказаться ли от вознаграждения или не отдать ли его на нужды благотворительности, поскольку я уже брала у них деньги раньше, не сумев найти их дочь. Я решила поразмыслить об этом позже, но моей первой реакцией было: «Черт, нет!» Я никогда никому не обещала, будто обязательно что-нибудь найду. Обещала только, что, если найду тело, точно определю причину смерти. Я потратила время и силы на поиски Табиты. Но ее просто не было там, ее нельзя было найти.

Стоя в центре непрошеного внимания, я поняла кое-что еще. Никто в доме не знал о теле в могиле на кладбище Святой Маргариты. То есть о новом теле. Они, судя по словам Дианы, все утро были отрезаны от внешнего мира. Я было открыла рот, чтобы поделиться новостями, но сразу его закрыла.

Они скоро и сами все узнают.

Я посмотрела на Толливера, тот кивнул. Он пришел к тому же решению.

Старшие Моргенштерны, которым было всего лишь за пятьдесят, встали и медленно подошли.

Миссис Моргенштерн требовалась помощь, чтобы идти, я видела, что она страдает болезнью Паркинсона. Мистер Моргенштерн казался таким же сильным, как его сыновья, и рукопожатие его было твердым. Вообще-то, если бы он не был женат и пригласил бы меня куда-нибудь, думаю, я приняла бы приглашение, потому что он был так же хорош собой, как его сыновья.

— Мы так благодарны вам. Мы можем наконец позаботиться о Табите, — сказала миссис Моргенштерн. — Вы оказали нашей семье огромную услугу. Теперь, когда Диана и Джоэл знают наверняка, что сталось с их девочкой, они смогут принять рождение малыша с ясной головой. Меня зовут Джуди, а моего мужа — Бен.

— Это мой брат Толливер, — отозвалась я, пожимая руки супружеской чете.

— Это папа Фелисии, дедушка Виктора, Фред Харт, — сказал Бен.

Фред Харт не выглядел таким крепким и бодрым, как Бен Моргенштерн, но для человека, которому за пятьдесят, тоже неплохо сохранился: слегка раздавшийся в талии, начавший седеть на макушке, он все еще был мужчиной, с которым следовало считаться. В руке Фред держал бокал с напитком, и я почти не сомневалась — это не содовая и не чай.

— Рада познакомиться, Фред, — сказала я, и он молча пожал мне руку.

Квадратное лицо Фреда Харта было мрачным и хмурым, и у меня создалось впечатление, что это его обычное выражение. Губы его были плотно ока ты и редко расплывались в улыбке. Конечно, он потерял дочь, умершую от рака, и прошел через еще одно тяжелое испытание, когда похитили его внучку. Фред сделал глоток из бокала и посмотрел на вторую дочь. Может, он думал, что и она тоже исчезнет.

Двое дедушек и бабушка стояли перед полками, забитыми семейными фотографиями в рамках и другими памятными вещами.

— Посмотрите, они все еще держат менору Табиты, — сказала Джуди, показывая на подсвечник.

Я узнала этот специфический символ иудаизма. Рядом с менорой Табиты стояли и другие, но воплощавшие совершенно иную идею.

— Каждый ребенок имеет свою менору? — спросила я.

— В некоторых семьях — да, — ласково ответила Джуди. — Вот менора Виктора, — показала она дрожащей рукой. — Конечно, его менора должна быть особенной.

Она улыбнулась мне заговорщицкой улыбкой, которая говорила, что все подростки — трудные люди. Менора Виктора была похожа на маленькую подставку или полку с восемью свечами на ней, а за свечами было зеркало с изящной медной верхушкой.

Если бы обе меноры не были сделаны для того, чтобы поддерживать свечи, я бы не угадала в них один и тот же религиозный предмет.

— Моя дочь, — сказал Фред Харт, показывая на фотографию трясущимся пальцем.

Я послушно посмотрела на снимок, запечатлевший очень счастливую женщину. И очень привлекательную, с короткими каштановыми волосами и большими карими глазами. Она сидела в железном садовом кресле, выкрашенном в белый цвет. Сад был в зените своей красоты, наверное, в мае. Женщина держала на коленях ребенка — похоже, Виктора, маленького мальчика в матросском костюмчике. Его волосы тоже были огненными — неудивительно, ведь оба родителя рыжеволосы, — и он улыбался в объектив.

Мне подумалось, что ему здесь года два, хотя я плохо угадываю возраст детей. Мистер Харт прикоснулся к фотографии с суровой нежностью, а после молча отвернулся, чтобы встать у окна и уставиться на улицу.

Джуди и Бен повели меня познакомиться с их вторым сыном, братом Джоэла Дэвидом, — он оказался не так обаятелен, как брат. Я уже видела Дэвида на фотографиях, но человек во плоти не произвел на меня большого впечатления. У Дэвида были такие же рыжеватые волосы и голубые глаза, как и у Джоэла, но он был стройнее, а глаза его не имели притягательной силы глаз брата.

Похоже, Дэвид Моргенштерн был не очень рад меня видеть. По тому, как он сдержанно прикоснулся к моей руке, вместо того чтобы по-настоящему ее пожать, я поняла, что он не представляет, почему нас с Толливером пригласили в дом его брата. Я и сама не совсем это понимала, поэтому не винила его за холодный прием.

Странно, на предыдущей нашей работе нас тоже пригласили отобедать в доме клиента. Но это едва ли было в порядке вещей. Обычно мы приезжали в город и уезжали из него как можно быстрее. Мне не нравилось вступать с клиентами в тесные отношения. Это вело к более глубокой вовлеченности в их проблемы, что означало беду. Я быстро пообещала себе, что больше так поступать не буду.

Хотя Фред Харт так и остался отстраненным в маленькой толпе, старшие Моргенштерны решили, что должны позаботиться обо мне. Так как Бен и Джуди настойчиво тащили меня с братом от гостя к гостю, не было никакой возможности избежать знакомства со следующим человеком в этом туре.

— Это Фелисия Харт, бывшая невестка нашего сына Джоэла, — сказала Джуди, в ее голосе прозвучали легкие прохладные нотки. — Дочь Фреда.

— Первая жена Джоэла, Уитни, была просто прелесть, — сказал Бен, и это было одним из способов дать понять, что сестра Уитни вовсе не прелесть.

Здесь определенно имели место неприязненные отношения. Что же такое могло произойти, чтобы старшие Моргенштерны так невзлюбили Фелисию?

— Мы знакомы с Фелисией, — сказала я, и в тот же самый миг та произнесла:

— Конечно, я видела Толливера и Харпер в их отеле, — и с идеальным апломбом пожала нам руки.

Но ее глаза не были столь же нейтральными, как ее манеры. Я считала, что ей все равно, увидит ли она меня сегодня, но ожидала от нее сильной реакции при виде Толливера. Я думала, ей будет приятно с ним встретиться.

Вместо этого я бы классифицировала ее реакцию как вулканическую или «огонь под пеплом».

Не: «Возьми меня за руки и давай прыгнем в вулкан любви», а скорее: «Позволь мне столкнуть тебя в жидкую лаву».

Я начала медленно закипать. Что с ней такое? Может, она воображала, что Толливер расскажет об их прошлых отношениях перед ее отцом, а может, как Дэвид, считала, что нам не место на семейном сборище. Впрочем, она уже не имела особых прав считаться членом теперешней семьи Джоэла. Если все и впрямь так, как ей не стыдно? Если Толливер был Достаточно хорош, чтобы лечь с ним в постель, он Достаточно хорош и для того, чтобы преломить хлеб с ее близкими. Но как только я напряглась, собираясь сказать что-то резкое, Толливер сжал мою руку.

Я тут же расслабилась. Брат ясно давал мне понять: Фелисия — его проблема.

Поболтав немного с подругами Дианы Эстер и Самантой, я попыталась найти местечко, где можно было бы укрыться. Не потому, что эмоциональные завихрения опустошали меня, просто у меня болела нога. Ее покалывало, она была слабой, как будто в любой момент могла отказать.

Я нашла незанятое кресло рядом с креслом, в котором сидел еще один человек, чувствовавший себя здесь лишним: Виктор, сын Джоэла от первого брака. Мальчик… Молодой человек… Он ссутулился в кресле в углу, нарочито в стороне от остальных, и, когда я подошла и опустилась в мягкое кресло рядом с ним, посмотрел на меня с мрачным опасением. Узнав меня, он уставился на свои руки.

Я была уверена, что Виктор, как и я, вспоминает нашу встречу в другой гостиной, в Нэшвилле, вспоминает, как он утратил всю свою сдержанность и плакал у меня на плече. Вообще-то мне было приятно, что мне так доверяли.

Я догадывалась, что Виктор вспоминает о том случае с бесконечным сожалением. И ничуть не сомневалась, что он считает здешнее собрание провальным. Мальчик пытался держаться как можно дальше от взрослых. Хорошие манеры были неотъемлемой его частью, он стал выше, повзрослел за прошедшие месяцы, но все равно оставался подростком. Подростком, который предпочел бы гулять с приятелями, а не проводить время со своей семьей по такому печальному поводу. И я не обвиняла его в этом.

В комнате было полно людей, которым не очень хотелось тут быть, некоторые из них притворяюсь что им здесь нравится, некоторые — нет. Даже доли хозяева действовали только из чувства воображаемого долга.

Я могла понять их точку зрения. Могла даже ее разделить. Мы, например, лишены вежливого способа выбраться из неудобной ситуации. Единственным выходом было бы очевидно натянутое извинение, повод вроде внезапной болезни, телефонного звонка, который призывал нас быть в другом месте, или нечто столь же неуклюжее. Я не могла придумать, как такое устроить, не причинив еще больше неприятностей.

Мы с Виктором молча наблюдали, как Саманта несет Джоэлу бокал чая со льдом, наблюдали, как он принимает его с милым кивком, наблюдали за глазами этой женщины, когда она стояла с ним рядом в надежде получить еще одну крупицу внимания.

Виктор посмотрел на меня и фыркнул.

— Мой папа — магнит для женщин, — насмешливо сказал он, включая меня в число своих сверстников, чтобы можно было со мной поговорить.

В замечании Виктора не было зависти, которую, как я считала, испытали бы большинство подростков. Он говорил так, будто женщины были для него предметом насмешки, как и отец. Теперь, когда мальчик преодолел нежелание разговаривать, он, казалось, почувствовал, что мы восстановили то, что нас связывало. Он наклонился ближе и сказал:

— Вы ведь не еврейка?

— Не еврейка.

На этот вопрос ответить было легко.

— Виктор, дорогой! — окликнула Джуди Мортенштерн. — Сходи к «бьюику» и принеси, пожалуйста, мою трость.

Мальчик мрачно посмотрел на меня, поднимаясь с кресла, и пошел за тростью. Не хотел ли он сказать мне что-то важное? Я подумала, у меня будет время, чтобы немного прийти в себя, но нет. К моему удивлению, место Виктора заняла Фелисия.

Должна признаться, меня это заинтриговало. Мне не только хотелось знать, о чем она желает поговорить после столь прохладного приветствия, мне хотелось выяснить, почему эта женщина привлекла Толливера.

В данный момент мой брат разговаривал с Дэвидом. Толливер бросил на меня вопросительный, слегка озабоченный взгляд, когда Фелисия села рядом со мной. Но он был слишком далеко, чтобы услышать нашу беседу, поэтому я могла говорить что вздумается.

— Вы тоже живете здесь, в Мемфисе? — вежливо спросила я, потирая ноющую ногу.

— Да, у меня квартира в центре города, — сказала Фелисия. — Конечно, там приходится заботиться об охране. Папа разозлился, когда я купила квартиру в Башнях. «Это же центр города, на тебя нападут и ограбят!» — Она заговорщицки улыбнулась мне, как будто забота отца была глупостью. — Гараж там полностью закрытый, в него можно войти, только если у вас есть ключ. И никаких пешеходных дорожек, вход идет только через здание. У подъезда для машин круглосуточно дежурит охранник. Это дорого, но я не могла больше жить вместе с отцом. Давно уже миновала тот возраст, когда надо уехать.

Ее отец держал в руке новый бокал с выпивкой. Я наблюдала, как он исчез в кухне и вернулся с ним. Он снова стал смотреть в окно. Фелисия проследила за моим взглядом и покраснела.

— Вы очень заботитесь о безопасности, — сказала я, чтобы ее отвлечь.

— Приходится, когда живешь одна, — ответила она. — Джоэл все пытается заставить меня перебраться куда-нибудь на восток Мемфиса.

Фелисия слегка покачала головой, приглашая разделить ее веселье по поводу участия Джоэла. Подтекстом было то, что она и Джоэл близки, — я это поняла.

— А отец хотел бы, чтобы я снова переехала к нему. Он живет в огромном доме, совсем один.

И снова я поняла, что она имела в виду: ее родные набиты деньгами.

— Но, как доказывает история нашей семьи, в пригороде тебе может грозить большая опасность, чем в центре города, если, живя в городе, ты предпринимаешь меры предосторожности.

— Правда, тогда они жили в Нэшвилле.

— Какая разница. В пригороде все чувствуют себя слишком спокойно. Считают, что они в безопасности, как будто это нечто само собой разумеющееся.

Диана, Саманта и Эстер покинули комнату, и я догадалась, что они отправились на кухню готовить еду.

Я подумала: не вызваться ли помочь, но решила, что им удобнее будет друг с другом, без меня. Я снова повернулась к Фелисии.

— Уверена, что Диана и Джоэл больше не считают безопасность за нечто само собой разумеющееся, — очень тихо произнесла я, и по узкому изящному лицу Фелисии пробежала тень.

— Да, больше не считают. Боюсь, они всегда будут оглядываться через плечо, тем более что ждут ребенка. Виктор достаточно взрослый и может позаботиться о себе, до некоторой степени. Вик — типичный подросток. — Она с улыбкой покачала головой.

— Очевидно, типичные подростки были глупы.

— Они считают себя бессмертными.

— Виктор лучше других подростков должен знать, что это не так.

У Фелисии был смущенный вид, но она продолжила беседу:

— Странное дело: физически Виктор здоров как бык, как и я. А его мама — моя сестра Уитни — всегда была самой болезненной в нашей семье. В детстве у нее на все была аллергия, она чихала и кашляла. Мои родители часто просиживали с ней всю ночь.

У Фелисии было мрачное лицо. Интересно, как воспитывали саму Фелисию, пока семья Харт сосредоточивалась на болезнях Уитни.

— Она переболела воспалением легких, когда мы были в старших классах, и мононуклеозом, и тонзиллитом, а когда поступила в колледж, после того как она начала встречаться с Джоэлом, у нее было прободение аппендикса. Я никогда не лежала в больницах. — Фелисия глянула на бывшего зятя. — Видели бы вы, как Джоэл о ней заботился. Он едва ли позволял кому-нибудь входить в комнату под конец ее болезни. Он хотел, чтобы она всецело принадлежала ему. Вторым столь же заботившимся о ней человеком был мой папа.

Она посмотрела на Фреда Харта, который внезапно решил поговорить с Джоэлом. Я не знала, о чем шла беседа, но Джоэл выглядел вежливым и скучающим.

— Думаю, Виктор был тогда слишком мал, чтобы часто посещать больницу, — предположила я.

— Да, мы не хотели, чтобы он помнил Уитни такой, какой она выглядела под конец. Я оставалась в их доме и заботилась о Викторе. Он был таким маленьким, таким милым.

— Он красивый молодой человек, — вежливо сказала я.

— Я все еще присматриваю за ним ради сестры. Это так хорошо, что они здесь, в Мемфисе. Виктор иногда остается со мной, если дома обстановка становится слишком напряженной.

Фелисии не терпелось сказать мне, почему обстановка дома бывает напряженной. Несомненно, похищение и исчезновение маленькой девочки достаточная для того причина.

— Ему повезло, что у него такая добросовестная тетя, — выбрала я самый легкий ответ.

— Я пару раз встречалась с вашим братом, — внезапно сказала Фелисия, как будто швыряя камешек в пруд, чтобы проверить, что произойдет.

— Он мне говорил, — совершенно нейтральным тоном ответила я.

Она, казалось, зашла в тупик, когда я ограничилась этими словами.

— Думаю, он не очень легко отнесся к тому, что расстояние между нами заставило меня решить расстаться с ним, — сказала Фелисия после паузы.

На это у меня не нашлось ответа, но я была сердита, еще как. Толливер рассказал мне совершенно другую историю. Фелисия, конечно, лгала.

— Это бывает трудно — найти кого-нибудь, с кем можно встречаться, когда ты в промежуточном возрасте, — заметила я.

Она сощурила глаза.

— Я имею в виду, — продолжала я, — мужчины или уже женаты, или впервые развелись, и у них могут быть дети и всевозможные жизненные осложнения.

— С этим у меня нет проблем, — процедила Фелисия сквозь зубы, — но полагаю, поскольку вы все время путешествуете, трудно найти подходящего мужчину.

О, ох… Нет. Если она думала, что меня заденет упоминание о том, что я всегда в компании брата, она ошиблась. Кроме того, почему я должна скрещивать шпаги с этой женщиной? Толливер взрослый и может сам справиться с ее испытующе-призывными сигналами.

— Вы знакомы с Клайдом Нанли? — спросила я, глядя куда угодно, только не ей в лицо.

— Ну, мы вместе учились в Бингэме.

Это заставило меня вздрогнуть. Я была уверена, она скажет, что никогда с ним не встречалась.

— Он на пару лет старше меня, но мы знаем друг друга. Клайд и Дэвид — члены одного студенческого братства.

Фелисия кивнула в сторону Дэвида. Он ответил вопросительным взглядом и, когда она ему улыбнулась, подошел, хотя и не очень охотно. Дэвид Моргенштерн не хотел быть президентом моего фан-клуба. Но он вежливо пожал мне руку.

— Харпер спрашивает про Клайда Нанли, — сказала Фелисия.

— Такой засранец, — возвел Дэвид глаза к потолку. — Он был в колледже буйным парнем, эдаким весельчаком, но, как только сделался профессором, решил, что занял прочное положение в обществе и теперь умнее прочих жалких смертных и замечательней, чем мороженое в жару. Я с ним больше не общаюсь, но вижусь мельком на встречах выпускников.

— Больше видеться вы не будете.

— Послушайте, Диана хочет, чтобы мы прошли в столовую, — сказала Фелисия, и я встала, чтобы последовать за остальными.

Дэвид извинился и направился к двери, которая, как я поняла, вела в туалет.

Толливер разговаривал со старшими Моргенштернами, но, судя по тем немногим словам, которые я уловила, он говорил про правление города Мемфиса. Я подумала, что у его собеседников довольный вид. Может, они радовались, что им не приходится говорить о Табите. Я поплелась туда, куда показала Фелисия. Думаю, мы обе были рады закончить наш тет-а-тет. Не знаю, что хотела дать мне понять Фелисия, но я это упустила.

— А почему вас интересует Клайд? — внезапно спросила она.

— Прошлой ночью он пришел в отель, слегка сердитый, — спустя мгновение ответила я.

— Во имя неба, что его рассердило? — изумленно посмотрела на меня Фелисия.

— Не знаю, — пожала я плечами, не желая больше об этом говорить.

У Дианы был приготовлен незамысловатый обед, включавший множество еды, принесенной соседями. Она и две ее подруги из Нэшвилла расставили тарелки на длинной стойке без единого пятнышка. В дальнем конце кухни был обеденный стол, вокруг него за большими окнами виднелось серое мрачное зимнее небо. Еще в кухне имелся бар с высокими стульями, выстроенными под прямым углом у одного конца стойки. Я прошла в официальную столовую. Этот дом был сосредоточен на еде.

Некоторые блюда оказались горячими, некоторые — холодными, было много запеканок. Рядом с едой на обоих столах — официальном и неофициальном — стояли подаренные семье цветы. Эта привлекательная выставка была обязана таланту Дианы, о котором я и не подозревала. Я думала, это сделали ее подруги, потом побранила себя за то, что не отдала ей должного. Я никогда не замечала скрытых черт женщины.

Пока гости ходили вокруг, я рассматривала кухню. Она была великолепной — такую можно сфотографировать для журнала. Белые шкафчики, стойки из темного мрамора, центральный островок. На стеллаже — красивый китайский фарфор и сияющее серебро. Раковины и кухонные приспособления сияли незапятнанной сталью — ни единого отпечатка пальца. Если у Моргенштернов имелась служанка, она была невидима. Может, Диана относилась к тем женщинам, которые занимаются наведением чистоты, когда у них скверно на душе.

По настоянию Дианы родители Джоэла первыми прошли мимо расставленных блюд. Диана сама держала тарелку миссис Моргенштерн, пока та выбирала, что хочет съесть. Потом она устроила их за столом в официальной столовой и велела остальным угощаться не стесняясь. Я встала в очередь за Фелисией и Дэвидом.

Ожидая, я увидела, как Фред Харт покачал головой в ответ на настойчивое приглашение Дианы присоединиться к остальным. Фелисия наблюдала за этим с удивительно невыразительным лицом, как будто у нее не осталось никаких чувств по отношению к отцу. Спустя долгую минуту она подошла к нему и что-то тихо сказала. Фред отшатнулся от нее и покинул комнату.

Взяв тарелку и серебряный столовый прибор, я стала размышлять, не должна ли я отправиться на поиски счастливого семейства. Из-за своей работы я все время сталкивалась с множеством несчастливых семейств.

Эстер привлекла мое внимание, слегка помахав рукой. Был мой черед накладывать себе еду, а я стояла неподвижно, задерживая очередь. Я мысленно встряхнулась.

Какая-то щедрая душа принесла нарезанное тонкими кусочками жареное мясо, но я прошла мимо него и взяла вместо этого брокколи, фруктовую запеканку и какое-то фруктовое пюре, булочку и холодный фасолевый салат. Диана предоставила нам выбор — официальный стол в столовой, высокие стулья у кухонной стойки или семейный стол. А кто захочет, может вернуться в гостиную.

Я взяла свои приборы, завернутые в яркую салфетку, и села у кухонной стойки, так как была достаточно подвижной, чтобы взобраться на высокий стул. Секунд через десять после того, как я там устроилась, Фелисия поставила на мою тарелку стакан с чаем, ее зубы сверкали, как у акулы.

— Без сахара, — сказала она. — Подойдет? — Ее тон намекал, что без сахара лучше.

— Хорошо, спасибо, — ответила я, и она уплыла.

К моему удивлению, рядом со мной сел Виктор.

Вероятно, он уже отнес бабушке трость.

Его тарелку было не разглядеть под поразительным разнообразием еды, среди которой, как я заметила, оказалось очень мало овощей. Он открыл банку колы, банка дерзко зашипела.

— Итак, то, что вы делаете, — это просто сверхъестественно? — Таким был его пробный шар в нашей беседе.

— Так и есть.

Может, он собирался меня оскорбить. Если да, мой деловой ответ выбил его из колеи. Вообще-то я была рада услышать крупицу искренности.

— Что ж, вы все время путешествуете?

— Да.

— Здорово.

— Иногда. А иногда мне бы хотелось иметь такой вот милый дом.

Виктор презрительно огляделся по сторонам. Он мог отмахнуться от ценности красивого и хорошо ухоженного дома, потому что имел его всегда.

— Да, дом хороший. Но ни один дом не бывает хорош, если ты несчастлив.

Интересное и верное замечание. Хотя, судя по моему опыту, комфорт никогда не помешает, радостно у тебя на душе или скверно.

— А ты несчастлив.

— Порядком.

Это была довольно напряженная беседа, учитывая, что я говорила с едва знакомым человеком.

— Из-за смерти Табиты?

Раз уж мы так откровенны.

— Да, и потому что все остальные здесь тоже несчастливы.

— Теперь, когда ее нашли и могут похоронить, тебе не кажется, что станет немножко легче?

Виктор с сомнением покачал головой. Пока мы вели эту невероятно печальную беседу, он все время ел. По крайней мере, он не жевал с открытым ртом.

Внезапно я поняла, что я ближе по возрасту к этому мальчику, чем ко всем остальным в доме, и именно поэтому он ищет моего общества.

— Может быть, — нехотя произнес он. — Но потом нужно будет приготовиться к появлению ребенка. И он будет плакать ночи напролет. Табита плакала, — добавил мальчик еле слышно.

— Ты очень ее любил, — сказала я.

— Да, она была хорошей. Изводила меня. Но была хорошей.

— Тебе досталось от полиции, когда ее похитили.

— О да! Это была напряженка. Меня допрашивали, и папе пришлось нанять мне адвоката. — Виктор немного гордился этим. — Они были уверены, что это я увез сестру. Но зачем, спрашивается, мне ее похищать? Куда бы я ее дел? Мы ссорились, но даже родные братья и сестры ссорятся. Вы же ссоритесь с братом, верно?

— Мы выросли в одном доме, — сказала я, — но на самом деле он мне не родной брат. Моя мама вышла замуж за его отца. — Меня удивили собственные слова. Фразы просто сами собой вырывались у меня изо рта.

— Это чертовски странно — жить в доме с кем-то твоего возраста, кто тебе не родня. Особенно если вы разного… ну, вы знаете… пола.

— Понадобилось некоторое время, чтобы к этому привыкнуть, — призналась я.

Но прошло немного времени, прежде чем Камерон, я, Марк и Толливер объединились против общего врага. Я сделала глубокий вдох.

— Наши родители сидели на наркотиках, — сказала я. — Они употребляли много кокаина. Травки. Викодина. Всего, что только могли достать. Промежутки заполняли алкоголем. У твоих родителей когда-нибудь были такие проблемы?

У Виктора в буквальном смысле отвисла челюсть. Он был не таким искушенным в житейских делах, каким себя считал.

— Ух ты, — произнес он. — Ужас! Это дети употребляют наркотики, а не родители.

Это была самая наивная вещь, которую я когда-либо слышала. Но в то же время хорошо было знать, что он все еще питает такие иллюзии. Я ждала прямого ответа.

— Нет, — ответил Виктор, взяв себя в руки. — Мои предки никогда бы не стали такого делать. Никогда. Я имею в виду, они даже почти не пьют.

— Это хорошо, — заметила я. — Хотела бы я, чтобы мои родители были такими же.

— Да, папа и мама в порядке, — сказал Виктор, пытаясь говорить грубо и беззаботно. Но он был потрясен. — В смысле, с ними нельзя поговорить о том о сем. Они ничего не понимают. Но когда родители тебе нужны, они не подведут.

Он даже назвал Диану мамой, и это напомнило мне, каким маленьким был Виктор, когда Диана вышла замуж за Джоэла.

— Вы многое повидали, — сказал Виктор, пробегая пальцами по каштановым волосам. — У вас была настоящая жизнь.

— У меня было больше настоящей жизни, чем мне того хотелось.

— Но вы бы знали…

Он не договорил, как раз когда наша беседа стала поворачивать в интересном направлении.

Я не пыталась понукать Виктора или подхватить прервавшуюся нить беседы. Я уже поговорила с этим парнем на все возможные темы, которые не требовали погружения в королевство вопросов слишком странных, чтобы их задавать. Не я начала эту беседу, но я многое из нее узнала.

Наблюдая за Виктором, пока тот проверял оставшиеся на кухонной стойке блюда, которые он еще не пробовал, я знала: у этого мальчика есть секрет. Это мог быть большой секрет, мог быть маленький секрет, но мне нужно было его узнать. Возможно, он придет с этим секретом ко мне, хотя настроение подростков может повернуться в другую сторону быстрей, чем крутящаяся монета.

На кухне под буфетом стоял маленький телевизор, наверное, чтобы во время готовки хозяйка могла смотреть сериалы «Эллен» и «Офра». Хотя Диана похвасталась, что телевизор и телефоны в доме отключены, кто-то включил этот кухонный телевизор — может, чтобы поймать прогноз погоды или спортивные новости.

Хотя звук был приглушен из уважения к поводу, по которому все собрались, что-то привлекло внимание Виктора, и он встал прямо перед телевизором, все еще держа в руке тарелку. На его лице читались одновременно озадаченность, тревога и испуг.

Нетрудно было догадаться, что он видит.

Что ж, мы знали, что рано или поздно Моргенштерны узнают новости, и вот этот момент наступил.

— Папа! — воскликнул Виктор таким голосом, что отец быстро подошел к нему. — Папа! Они нашли мертвым того парня из колледжа, нашли в могиле Табиты!

Я вздохнула и опустила взгляд на тарелку. Я никогда не думала об этой могиле как о могиле Табиты. В конце концов, куда дольше она была могилой Джосаи Паундстоуна. Эту могилу использовали часто.

Поднялся гвалт, в гостиной включили большой телевизор, и все собрались перед ним, все еще с тарелками в руках или оставив их там, где только что ели.

Я молча посоветовалась с Толливером.

Брат с сожалением посмотрел на еду, и я догадалась, что он не успел наесться, пока была такая возможность. Он кивнул. Нам пора было идти.

Чтобы не быть безнадежными грубиянами, мы тихо поблагодарили Диану, которая едва поняла, что мы с ней говорим. Потом вышли из дома. Я не знала, поняли ли там, что мы выскользнули за дверь.

— Если мы вернемся в мотель, кто-нибудь захочет с нами поговорить, — мрачно предсказал Толливер.

— Поехали к реке.

Не знаю, почему движение воды действует успокаивающе, но так оно и есть, даже в холодный ноябрьский день в Теннеси. Мы отправились к прибрежному парку и, хотя на мне была обувь с высокими каблуками, наслаждались прогулкой по почти пустому парку. Миссисипи молча текла мимо утесов Мемфиса. Полагаю, она будет течь так еще долго после того, как город исчезнет, — если только не будет полностью уничтожен мир.

Толливер обхватил меня рукой за плечи, потому что было очень холодно. Мы молчали.

Было хорошо помолчать. Было хорошо убраться от толпы в доме Моргенштернов и остаться наедине с Толливером. Я не обращала внимания на двух бездомных среднего возраста, которые передавали друг другу бутылку, когда думали, что мы не смотрим. Они были так же счастливы, избегая нас, как мы — избегая их.

— Это была странная интерлюдия, — осторожно начал Толливер.

— Да. Красивый дом. Мне понравилась кухня, — сказала я.

— Я поговорил с Фредом. У него просроченный арендный договор на «лексус».

Толливер мечтал о новой машине. Нашей было всего три года, но она уже накрутила много миль.

— Видел, как ты разговаривала с Фелисией, — продолжал он.

— Фелисия упомянула, что виделась с тобой неофициально, — сказала я. То был самый вежливый способ упомянуть о случившемся. — Похоже, она считает, что ты сыт по горло беседами о том, чтобы вам больше не видеться.

— Интересно, ведь она сама продолжает мне названивать, — спустя мгновение произнес Толливер. — Я не могу ее раскусить. Никакой дом в пригороде нам с ней не светит.

Хотя он говорил легким и ироничным тоном, я поняла, что он по меньшей мере застигнут врасплох. Женщина переспала с ним, женщина активно его преследовала, но не выказала никакого желания поговорить, когда была со своей семьей. Да, это кого угодно заставило бы чувствовать себя плохо, хотел человек продолжать отношения или нет. Мои недобрые чувства к Фелисии Харт окончательно окрепли.

— Виктор что-то скрывает, — сменила я тему разговора.

— Может, он прячет под кроватью порнографические журналы. Девки с большими грудями.

— Не думаю, что его секрет заключается в этом. По крайней мере, тот секрет, который интересует меня.

Некоторое время мы шагали в молчании.

— Думаю, что он знает кое-что об одном из членов своей семьи. Но не пытается связывать это с убийством.

— Что ж, ты сбила меня с толку.

— Он вполне невинный парень, учитывая все обстоятельства. — Я очень старалась не говорить снисходительно-терпеливым тоном. — И за свою жизнь он пережил несколько тяжелых ударов.

Я очень стараюсь не связывать его со случившимся.

— Я тоже. Но дело в том, что мне кажется: Виктор может связывать какого-то члена своей семьи с…

— С чем? Со смертью сестры? Со смертью Клайда Нанли? — вопросил Толливер.

— Хорошо, это мне неизвестно. Точно неизвестно. Просто я говорю: он что-то знает, и это его мучает.

— И что мы будем делать? Ему не позволят проводить с нами время. Нам не поверят. И если он молчит… А вдруг секрет касается одного из его родителей?

Снова наступило молчание, на сей раз немного обиженное.

— Кстати, о Джоэле, — сказал Толливер. — Почему ты при виде него не задыхаешься, как все остальные женщины?

— А все женщины задыхаются?

— Ты разве не замечала, что женщина-детектив практически исходила слюнями, произнося его имя?

— Нет, — ответила я в полном удивлении.

— Ты не видела, какими оленьими глазами смотрит на него жена?

— Э… Нет.

— Даже Фелисия выпрямляется и слушает, когда он говорит. И его собственная мама глядит на него вдвое чаще, чем на своего второго сына, Дэвида.

— Итак, я делаю вывод, что ты довольно внимательно наблюдал за Джоэлом, — осторожно проговорила я.

Это было преуменьшением.

— Не столько за самим Джоэлом, сколько за тем, как на него реагируют другие люди. Кроме тебя.

— Я понимаю, он мужчина, рядом с которым нравится быть женщинам, — признала я, — но вообще-то я ему безразлична. Львиный зев — я знаю, то была его затея, и тогда я сказала тебе: он мужчина, который замечает женщин и знает, как их ублажить. Но не думаю, что его интересует кто-нибудь, кроме Дианы. По правде говоря, вряд ли он сам по-настоящему осознает свою притягательность. А может, он просто воспринимает ее как часть своего мира, как свои зеленые глаза, или отличный певучий голос, или что-нибудь в этом роде.

— Итак, у него есть харизма, действующая на женщин, но он ею не пользуется, — сказал Толливер.

— Что-то в этом роде.

— И ты говоришь, что на тебя она не действует, в отличие от остальных женщин.

— Мистер Скептик.

— Я говорю… Да, именно это я и говорю.

— Если бы он не был женат на Диане и попросил бы тебя о свидании, ты бы не ухватилась за такой шанс?

Я думала над этим вопросом дольше, чем он того заслуживал.

— Вряд ли.

— Ты непроницаема?

— Дело не в этом. Я просто не доверяю мужчинам, которым не приходится трудиться, чтобы получить желаемое.

Толливер остановился и повернулся ко мне, держа ладонь на моей руке.

— Это просто смешно, — сказал он. — По-твоему, мужчина должен трудиться, чтобы завоевать любовь женщины?

— Может быть, — ответила я. — Вероятно, Джоэл начал воспринимать свою автоматическую позицию короля как норму, как нечто ему причитающееся. Он не трудится, чтобы ее завоевать.

— Ты не считаешь его хорошим человеком?

— Думаю, он хороший человек. Вряд ли он обманщик, или тайный наркоман, или жулик.

— Итак, твоя единственная претензия к нему — то, что ему не приходится трудиться, чтобы завоевать любовь?

— Да, есть нечто неправильное в том, когда человек получает столько знаков внимания, не трудясь ради этого.

— Я все еще не уверен, что тебя понимаю, — пожал плечами Толливер.

Я не могла дать лучшего объяснения. Я не очень хорошо объясняю то, что касается чувств. Но хорошо знала одно: я не совсем доверяла Джоэлу Моргенштерну.