Прочитайте онлайн Победители Первого альтернативного международного конкурса «Новое имя в фантастике». МТА V | Любовь на том свете

Читать книгу Победители Первого альтернативного международного конкурса «Новое имя в фантастике». МТА V
2116+2106
  • Автор:
  • Язык: ru

Любовь на том свете

I часть

Принц на чёрной «волге»

Утро было тяжёлое, тучи затянули небо сплошным серым покрывалом. Казалось, дождь навсегда поселился в городе. Тася встала с кровати, потянулась: голова болела и не хотела соображать. Еле-еле, волоча ноги, она прошла в ванную комнату. Душ поможет, но лезть под воду не хотелось. О! Кофе! Конечно, горячий кофе взбодрит её лучше, чем какой-то мокрый контрастный душ. Ну и ночь, «кошмар на улице Вязов». Таисии приснилась смерть в образе женщины, обычной женщины, блондинки средних лет, без косы. Женщина держала в руках свёрток в виде рулона из газеты.

— Возьми её, это твоя смерть.

— Да не нужна она мне!

— Возьми, так надо.

— Ну, если надо… но только, чтобы от тебя отвязаться.

Тася взяла свёрток, развернула и увидела жёлтую пластиковую трубочку.

— Что это?

Женщина-Смерть быстро удалялась, перейдя дорогу по пешеходной дорожке, она исчезла в зелени посадок…

Сделав глоток кофе, Таисия задумалась. Она прожила на свете тридцать пять лет и умирать в этом цветущем возрасте не собиралась. Она хотела выйти замуж и родить детей, воспитать их, дать образование, а потом… и потом тоже. Внуки, опять маленькие детки на руках! Тася всегда думала о детях и мечтала, что когда-нибудь её любимый мужчина вернётся к ней или случится чудо, и она сможет полюбить другого. Ей уже не двадцать, и надо подумать о будущем. Она в тридцать пять лет так и не реализовала себя ни как мать, ни как жена. Он ей не дал, красивый, умный и женатый. Десять лет вместе. И все десять лет он обещал ей развестись с женой и жениться на ней. Сейчас бы она никогда не вступила в связь с женатым мужчиной. Это хуже, чем украсть. Сейчас в душе её Бог, она узнала Его и старалась жить по заповедям. Это сейчас она знает, что страсть — ненадёжное чувство. Страсть не фундамент для семейной жизни, она проходит, а вместо неё остаётся ничем незаполненная дыра в душе и тупая боль. Но тогда, в двадцать с хвостиком, он был её принцем на белом коне, ну не на коне, а на «Волге», и не на белой, а на чёрной, государственной. Очень удобная штука для свиданий. Женя, так звали принца, собираясь к любимой, говорил жене, что у него дежурство на сутки или командировка дней на пять. Да… такая была любовь. Этой любви завидовали все её подруги. Он умел любить! Страстно ревновал, закатывал скандалы, дарил недорогие подарки и цветы. Звонил несколько раз в день. И так много лет. Не жена, не вдова, не подруга. Просто все десять лет — любимая. Приличный срок. Это он назвал её Тася-Мася. А сейчас он исчез. Когда она уже совсем смирилась, он исчез. Резко, неожиданно. Она и сама хотела прервать их связь. Объяснить ему, что грех прелюбодеяния приравнивается к греху убийства, но он больше не позвонил. Это, конечно, хорошо. Раз — и всё! Но она обманывала себя. Тревога, как змея, обвила её и душила. Неизвестность мучила её. Где же ты, мой непутёвый, с кем ты? Тася пыталась искать его, но никто ничего ей нового не сказал. И вот звонок от давней подруги.

— Ты что, не знаешь? Женька развёлся с женой, женился на молодой девчонке и уехал в Штаты!

Если сказать, что земля ушла из под ног, — ничего не сказать. Это было похоже на маленькую смерть. С остолбенением и пятнами, которые не проходили две недели. Она не могла говорить, двигаться несколько минут. Дома у подруги, выпив вина, Тася расплакалась. Слёз не было долго, и вот только сейчас, когда рядом плечо друга, поток вырвался наружу, всхлипы сотрясали плечи женщины. Лена молчала, здесь мешать было нельзя. Иначе боль могла спрятаться глубоко, и последствия стали бы непредсказуемыми. После долгой паузы Лена сказала:

— Знаешь что, подруга, тебе нужна смена обстановки, путешествие, приключения, новые встречи. Собирайся, вот номер телефона, приедешь в Москву, позвонишь, тебе помогут. А сейчас — спать. Сон — лучшее лекарство.

Утром Тася уже стояла у железнодорожных касс дальнего следования. Она не знала времени отправления, поэтому взяла вещи с собой. Свежая, красивая, она рассчитывала уехать в новое будущее и начать всё с начала. Казалось, что эта поездка спасёт ее от прошлого. К кассам подошёл молодой мужчина: «Кому в Москву? Автобус отходит через час, билет 400 рублей».

— Когда будем в Москве? — спросила Тася.

— Через шесть часов.

— Автобус комфортный?

— Супер!

— Ну поехали!

Но автобус не поехал, не собрали достаточно пассажиров для отправки. Тасю пересадили в тесный микроавтобус, утешив, что тот быстрее будет в Москве. Когда, миновав пробки, они встали на трассу, Тася расслабилась, и её опять унесло в прошлое, которое она так безуспешно пыталась забыть.

Познакомилась она с Женей зимой, в конце декабря. Народ уже отмечал Новый год. Так уж повелось, что в России некоторые начинают встречать Новый год, как только выпадает первый снег, в ноябре. Вечеринка состоялась у Лены, в хрущёвской «двушке». Таисия пришла, когда все уже собрались. О Жене ей рассказывали все её друзья. О том, что он прекрасно поёт под гитару и очень остроумен. Но никто не сказал ей о том, что он женат. Почему? Это было в порядке вещей? Тася позвонила, её встречали всей ватагой. Когда Тасе помогли снять пальто, Женька остолбенел. Перед ним стояла Мерлин Монро. Он, всегда находчивый, не смог проронить и слова. Только смотрел широко открытыми глазами. Женя был уверен, что таких женщин уже нет на свете. О сходстве с легендарной американской актрисой ей говорили ещё в юности. Её мальчишки во дворе так и звали — Мерлин Монро. Женя взял её ладошки в свои руки и промямлил, что рад знакомству. Таисия влюбилась сразу. Потом она вспомнит, что именно его она всегда рисовала в школьных альбомах. Получилось, что сбылись их мечты. Он всегда хотел встретить именно такую, а она мечтала с детства о таком парне. Где же ты сейчас, мой принц на чёрной «Волге»?

…Женщина из сна. Тася увидела её в окно автобуса, когда она переходила медленно дорогу по пешеходной дорожке. Воздух сотрясался от визга тормозов, а она, перейдя спокойно междугородную трассу, исчезла. «Почему пешеходная дорожка на трассе?» — успела подумать Тася. За несколько секунд восемь автомобилей превратились в металлические гармошки. Посреди кровавых луж валялась уже никому ненужная обувь. Когда Тася пришла в сознание, первое и последнее, что она увидела, была жёлтая ручка стоящего впереди транспортного кресла. «Вот что за трубочка в газете!» — подумала Таисия и навсегда ушла в вечность.

II часть

Одиночная камера

Тася почувствовала лёгкость, такую лёгкость, которой у неё не было никогда. Она смотрела в синь неба и ей захотелось взлететь высоко-высоко и… о ужас! Она была в воздухе! Земля и всё, что на ней, было далеко от неё. Но чтобы рассмотреть всё внимательно, Тасе не надо было даже опускаться. Зрение и все органы чувств обострились во множество крат. Её тело лежало среди других тел пассажиров, осколков стекла и разбитых машин. Движение превратилось в пробку на несколько километров. Вдоль дороги стояло несколько машин ГАИ — и ни одной машины скорой помощи.

— Ндааа, картина не для слабонервных… — Услышала Тася чей-то голос, не оборачиваясь, увидела мужчину в спортивном костюме. И сразу несколько тел, передвигаясь по воздуху, исчезли в сопровождении светящихся белых шаров в мгновение ока. Страха не было. Был интерес. Таисия поняла, что она умерла и перешла в другой, невидимый людям мир. Умер — перешёл в другое измерение, вспомнила Тася. Но только почему её никто не встречал? Таисия много слышала о том, что разные сущности начинают появляться ещё перед самой смертью. Теперь она может только одной мыслью перемещаться в пространстве. В земной жизни Тася часто мечтала об этом. Подумал — и в Африке! Захотел — и в Австралию! И особенно ей всегда хотелось узнать, что в тот или иной момент делал Женя. Когда Тася вспомнила об этом, она моментально оказалась в маленькой комнате без окон и мебели. Только широкая лавка у стены, а на ней, повернувшись лицом к стене, лежал её Женя. В комнате стоял запах сырости и тухлых яиц. Стены и металлическая дверь были окрашены в жуткий зелёный цвет. Так вот что за комната! Это же тюрьма! Самая настоящая. И она, Таисия, стояла в одиночной камере. Так вот ты где «спрятался»… Как жаль, что он не сможет ее услышать! Такая возможность!

— Женечка, мой милый Женечка… Так вот ты где! А я так плохо о тебе думала. Ну конечно же, у тебя не было возможности сообщить мне…

Когда Тася подняла полные слёз глаза, она увидела, что Женька удивлённо смотрел на нее, рот у него был приоткрыт.

— Тася?! Как ты здесь оказалась?

Он слышал её! Он видел её!

— Какое счастье, Женечка, милый! Как я тебя искала…

Женя кинулся ей навстречу. Он горячо целовал её и что-то говорил, слов его Тася не слышала. Она только и могла наслаждаться этой так долго ожидаемой встречей.

III часть

Расстрел

Тася и Женя долго стояли, обнявшись. Они молчали. Все слова были лишними, и казалось, что всё встало на свои места, теперь они вместе, и никто не разлучит их. Но это чувство длилось недолго. Тася вспомнила, каким образом и почему она здесь. И сразу много вопросов заполнили её мозг: какое преступление совершил её любимый, почему он здесь и почему он её видит?

Женя начал сам, не дожидаясь ее вопросов. У Олега, его близкого друга, был день рождения. Решили отметить в «Золотом Зале». Там он и познакомился с молодой женщиной из Одессы. Её родители эмигрировали в США, штат Мичиган, а Ева, так звали стройную красавицу, осталась с бабушкой в Одессе и после окончания института решила соединиться с семьёй. Для этого ей нужен был муж, желательно с высшим образованием, а Женя — это то, что надо. И фиктивный брак принёс бы пользу и ей, и Евгению в виде высокооплачиваемой работы. И, конечно же, они через некоторое время разведутся, и Женя сможет перевезти в Штаты свою семью. Он сразу подумал, что навсегда уедет из России вместе с любимой женщиной, со своей Тасей. С женой разговор оказался лёгким, Женя даже не ожидал, что так быстро получит согласие на развод. Но Таисии решил не говорить, пока не закончится процедура развода и эмиграции. Он боялся, что любимая не поймёт его. Женька хотел позвонить ей из Штатов и порадовать. Это был бы его сюрприз! Но человек предполагает, а Господь располагает. Ева сразу поняла, что перед ней такой человек, которого можно использовать в своих интересах, а интересы у Евы были криминальные. Предложив Жене заработать на дорогу и на первое время, она накинула на него сеть ловца. Так Женя, не достигнув Америки, попал в организованную преступную группировку. В перестрелке убил несколько человек, больше он ничего не помнит. Ни ареста, ни следствия, ни суда. Очнулся в одиночной камере, а перед ним — Тася!

Неожиданный грохот и лязг металла заставил содрогнуться влюблённую пару.

— Номер 1444696! На выход!

Всё вокруг наполнилось чувством страха. Страх исходил от стен, потолка, страх сковал руки и ноги, голоса пропали, влюблённые не могли двигаться некоторое время. Женя стал белым, руки его тряслись, почти шёпотом он произнёс:

— Я скоро…

Кто вывел Женю из камеры, Тася не видела и не хотела видеть. Но не слышать она не могла. Тот же голос произнёс:

— Высшим Судом Низшей Иерархии душа номер 1444696 приговаривается к смертной казни через расстрел! Ха-ха-ха!

Звук выстрела, падение тела и опять злобный хохот. Через секунду в камеру вернулся Женя. Он был непохож на себя, двигался, как зомби, глаза ничего не выражали, мимики никакой, в затылке зияла рана, но он был жив! И только сейчас Таисия поняла — здесь нет живых! И она, и Женя погибли! Почти в одно время. Она на дороге, он в перестрелке. Только он ещё этого не понял. Но как она скажет ему об этом? Что-то подсказывало ей, что она должна молчать, он сам узнает. Тая стала свидетельницей Жениных пыток. На казнь его выводили почти каждую минуту, и после каждого расстрела Женя забывал об этом. Новый лязг дверей заставлял трепетать его душу, и всякий раз он испытывал ужас и страх перед смертью. Это было наказание за убиенные им души. Сколько эти пытки продолжались, никто не знает в Аду времени нет. В Аду — вечность.

IV часть

Промысел Божий

Женщина даже примерно не могла определить, сколько по времени продолжались его — её пытки, как вдруг потолок, стены растворились, и она увидела своего умершего отца, который ушёл из жизни три года назад. Умер он от пневмонии. В наши времена — непростительная ошибка врачей, которые без надлежащего обследования поставили диагноз и делали простые обезболивающие инъекции. Отец был в обычном коричневом пальто и внимательно кого-то слушал, глаза его были устремлены вверх. Затем, кивнув головой в знак согласия, заговорил с Тасей.

— Милостью Творца твоё испытание на Земле окончено. После сканирования твоего будущего Высшим Судом было принято переместить тебя на второй круг Умиления, который находится во власти Царицы Вселенной. Это Она оправдала тебя за твои непрестанные воззвания к Ней.

Таисия ничего не могла осмыслить. Слишком необъятной казалась ей информация. Она не могла расширить сознание до пределов неизмеримого. Отец понял её, улыбнулся и продолжил.

— Твои поступки были необдуманны, ты не слышала своего Хранителя и полагалась больше на помощь людей, с лёгкостью принимая их советы. А благими советами дорога куда вымощена? В ад. Все могло кончиться куда хуже. Ты ехала в Москву? Так? У метро Энтузиастов тебя уже поджидала Ева, посланница низшей иерархии, которая ловко сплела чёрные кружева для Евгения. Это ещё и благодаря ей он терпит тяжкие муки. Ты также должна была повторить его путь, если бы не настойчивые молитвы твоих предков. На этом этапе, пока плод ещё свеж и не прогнил, Садовник кладёт его в свою корзину!

— А что будет с ним? Неужели мой бедный Женька так и проживёт в страшных муках?

— Твой? Нет, он не твой. Сейчас его бедная и кроткая жена не встаёт с колен, отмаливая его. А сын каждую службу заказывает обедни за отца и собирается в монастырь на послушание. Вот благодаря его семье Господь принял их усердные молитвы. Сейчас ему легче, он перемещён на сорок дней в место распределения. Всё будет зависеть от прошений его родных и знакомых ему людей. Слава Вышним, твой путь прекращён!

— Но ведь я молода!

— Здесь нет ни молодости, ни старости, все одного возраста, всем тридцать три года. Это вечность.

— Теперь понятно! — ответила Тася. — Чем дальше вглубь, тем темнее и страшнее, а так хоть у ворот подметать буду.

— У Царских Врат находиться — большая честь, не всякий этого достоин. Ты их только сможешь увидеть, — ответил отец. — Но вековать на втором круге — это тоже честь немалая. Твоим предкам много надо было потрудиться в земной жизни, чтобы их последний потомок смог обрести такую чудесную возможность — иногда видеть Великую Царицу.

— И что же они такого сделали?

— Среди них было много мучеников и священномучеников, которые пострадали во времена Больших Перемен.

— Я их увижу?

— Ты многое увидишь, Таисия. Кстати, здесь у тебя другое имя.

— Какое?

— Не торопись. Следуй за мной.

— Папа, я слышала, что каждый человек после смерти проходит мытарства, где бесы предъявляют ему грехи, которые он совершил при жизни.

— И это тебе предстоит пройти. Всё ты увидишь — и Рай, и Ад, и Честный Суд тебе предстоит. Нелегко будет, но у нас хорошие адвокаты!

И отец показал на белых птиц, которые кружились над ними и далее сопровождали эту пару, которой предстояло трудное и очень дальнее путешествие.

Эпилог

Яркое солнце осветило детскую площадку, где малышня усердствовала над изготовлением тортиков из песка. Алёнка тоже не сидела без дела. Эта маленькая «мама» старательно заворачивала в бабушкин платок маленького котёнка, называя его дочкой. Котенок изворачивался, пищал, пытаясь вырваться из цепких детских ручонок, как вдруг девочка замерла и уставилась на пустую скамейку. Довольный зверёк бросился бежать большими скачками через песочницу, оставив свою «пелёнку» на радость бабушке. Задумавшись, Алёна несколько минут стояла и смотрела вслед уходящей женщине, которую, кроме неё, как оказалось никто не видел, затем подошла к маме и сказала:

— Когда я умру, я стану медвежонком.

— Это потому, что твоя фамилия Медведева? — не отрываясь от просмотра журнала, спросила мама.

— Наверное, и поэтому, а ещё потому, что мы живём, как хотим, а не как должны.

Женщина изумлённо подняла глаза на девочку:

— Кто это тебе сказал?

— Тётя!

— Ты её попросила, чтобы она превратила нас хотя бы в цирковых медвежат? — с натянутой улыбкой спросила мама.

— А зачем жить в цирке? В лесу-то лучше. Ешь себе малину, спи в берлоге! В школу не надо!

— Нет, — сказала мама, — уж лучше всегда оставаться человеком.

Её размышления прервал визг тормозов, крики: «Человека сбили насмерть!» Молодая блондинка медленно прошла сквозь набежавшую толпу и скрылась в переулке. В небе разливался колокольный звон. Мать, подхватив ребёнка на руки, сказала:

— А давай-ка, Алёнка, в церковь сходим! Говорят, там красиво: свечи, иконы и вкусно пахнет ладаном.