Прочитайте онлайн Пленница страсти | Эпилог

Читать книгу Пленница страсти
19518+3263
  • Автор:
  • Перевёл: Алиса Зеленина
  • Язык: ru
Поделиться

Эпилог

Начало дневника, 4 февраля 1814 года

«Теперь мне все стало ясно. Вся моя жизнь до встречи с тобой была лишь бледным существованием, лишенным настоящих чувств. Я боялась их, построив вокруг себя стену.

Но ты освободил меня. Лишь ты смог почувствовать спрятанную глубоко во мне страстную натуру. Лишь ты смог увидеть, что скрывается в моем сердце, понять, чего я на самом деле хочу.

Ты научил меня страсти, а затем научил любви…»

Аврора отложила перо и посмотрела на дверь, соединяющую гостиную с их спальней. Николас. Она скорее почувствовала присутствие мужа, чем услышала его — настолько сильной стала их связь.

Он стоял, прислонившись к дверному косяку. Сердце Авроры замерло на секунду — яркое зимнее солнце золотило его волосы, которые уже успели отрасти с тех пор, как Николас красил их. Он был так великолепен…

Аврора улыбнулась ему, чувствуя прилив любви и страсти.

— И как давно ты тут стоишь?

— Недолго.

— По-моему, у тебя появилась новая привычка — наблюдать за мной.

— Да. Мне очень нравится смотреть на свою прекрасную жену.

Николас подошел к письменному столу, за которым сидела Аврора.

— Ты снова пишешь обо мне?

— О нас, — отозвалась она.

Аврора решила написать собственный дневник, изложив на бумаге свои самые сокровенные мысли. Ей хотелось описать чувства, которые она испытывала к Николасу.

Он будет единственным человеком, который сможет прочитать этот дневник. От Николаса у нее не было секретов. Он открыл ей дверь в мир чувств, и их путешествие по нему только начиналось. Каждый день был для них чудом, каждая секунда, проведенная вместе, приносила радость.

— Прости, что прерываю тебя, любовь моя, — сказал Николас, разворачивая лист пергамента. — Но только что доставили письмо от Люсьена. Тебе оно должно понравиться.

Аврора отложила перо и с любопытством взяла письмо. Увидев печать принца регента, она радостно вскрикнула.

— Тебя простили! — воскликнула она, пробежав глазами документ.

— Да. Мне это обошлось довольно дорого — два торговых корабля и шхуна, сделанная моими людьми. Но теперь я могу без опаски отправиться в Англию, не боясь, что за мной будет охотиться весь королевский флот. Ты сможешь навестить родных, дорогая.

Аврора была на седьмом небе от счастья, радуясь скорее за Николаса, чем за себя. Он больше не считался преступником. И ей уже незачем бояться, что его могут схватить и повесить.

— Если хочешь, мы можем отправиться в Англию, как только закончится война, — предложил Николас.

Аврора знала, что это может произойти довольно нескоро — война между Англией и Америкой была в самом разгаре, и путешествие по Атлантическому океану было небезопасным.

Благодарно улыбнувшись, Аврора покачала головой.

— У меня нет нужды немедленно возвращаться туда, — мягко сказала она. — Теперь мой дом в Виргинии. Все, что мне дорого, здесь. Кроме, конечно, Рейвен… Твой кузен Вайклифф писал что-нибудь о ней?

— Совсем немного. Она все еще считается первой красавицей Лондона. То, что она обручилась с герцогом, кажется, только добавило ей популярности.

Аврора вздохнула.

— Я беспокоюсь о ней, Николас. Почему она согласилась на предложение Хелфорда, когда ее руки добивались более достойные кавалеры?

— Мне ее выбор тоже не по душе, милая, но мы уже обсуждали это раньше и решили не запрещать ей брак с Хелфордом.

— Да, я знаю, и все-таки… думаю, мы правильно сделали, отослав ей книгу. Может, она заставит Рейвен изменить свое решение, пока та не приговорила себя к жизни без страсти и любви. Я хочу, чтобы она поняла, что теряет, ведь радость истинной любви вполне оправдывает риск потерять ее.

— Как поняла это француженка?

— Да.

Аврора улыбнулась, глядя на выражение лица своего мужа.

— Признаю, ты был прав. В конце концов француженка потеряла все — и страсть, и любовь, но никогда не жалела, что рискнула раскрыть свое сердце для чувств.

Она грустно покачала головой.

— Мне бы хотелось, чтобы Рейвен поняла: она будет гораздо счастливее, выйдя замуж по любви.

— Но мы ведь тоже не сразу поняли это, верно? Ты сжалилась над пленником и избавила меня от судьбы, которая была куда хуже смерти — ведь в противном случае я никогда бы не познал твоей любви.

Аврора вздрогнула, вспомнив, как они чуть было не потеряли друг друга.

Николас, однако, не был огорчен этими воспоминаниями.

— Как ни странно, но думаю, что мы должны быть благодарны нашему доблестному капитану Герроду, — ухмыльнулся он. — Если бы не он, мы бы никогда не встретились.

Может, и так, с неохотой согласилась Аврора. Впервые за всю свою жизнь она была по-настоящему счастлива. У нее был чудесный муж, в котором она души не чаяла, и замечательная новая семья. Мать Николаса и его сестры радушно приняли ее, став ей ближе, чем кровные родственники. И все же она не могла забыть о том, что Геррод чуть не убил Николаса.

— Вайклифф еще что-нибудь написал? — спросила она, чтобы сменить тему разговора. — Как его невеста?

— В письме об этом не говорится.

Николас не сводил с нее глаз.

— Я могу лишь надеяться, что он будет хотя бы наполовину так же счастлив, как я.

Улыбнувшись, Аврора свернула лист пергамента и завязала его лентой.

— Ну что ж, я думаю, нам есть что отпраздновать.

Николас поцеловал ее.

— Мне пришел в голову один прекрасный способ, — тихо прошептал он на ухо Авроре. — Я вспомнил о своем любимом занятии — заниматься любовью со своей прекрасной женой.

— Что, неужели среди бела дня? — спросила Аврора, изображая изумление. — Какое бесстыдство!

Николас чарующе улыбнулся. Ее пульс участился, и соски напряглись при одной мысли о его ласках. Когда он заставил ее подняться, Аврора охотно встала. Она хотела его, лишь его одного.

Она чувствовала жар его тела, его силу, когда их губы слились воедино. Он целовал ее с нежностью, заставляя Аврору забыть обо всем. Она прижалась к нему, позволяя страсти взять верх над разумом.

Не говоря ни слова, Николас отнес ее в спальню и закрыл дверь.

Они раздевали друг друга не торопясь, намеренно растягивая удовольствие. Взгляд Николаса был переполнен любовью, когда он положил ее, обнаженную, на постель, и, когда он присоединился к ней, Аврора счастливо вздохнула.

Он лег на нее сверху, и она охнула, почувствовав, как ее возбужденные соски прижимаются к его широкой груди. Но, видимо, Николас решил немного помучить ее.

Аврора смотрела сквозь полуприкрытые веки, как он отодвинулся и стал нежно целовать ее грудь, живот, опускаясь все дальше. Затем он раздвинул ее ноги и Аврора застонала, почувствовав, как его горячий язык нежно ласкает ее. Она возбуждалась все сильнее, пока не задрожала от желания.

Наконец она поняла, что больше не выдержит. Вцепившись в его золотистые волосы, Аврора хрипло прошептала его имя.

— Николас, пожалуйста…

Она знала, что он хочет ее так же сильно, как и она его.

Ник приподнялся и, запустив пальцы в ее локоны, с жадностью поцеловал Аврору, одновременно с этим войдя в нее.

Аврора изогнулась ему навстречу, не думая ни о ком, кроме него. Каждый раз, когда Николас касался ее, она чувствовала себя так, словно это происходило впервые.

Аврора была уверена, что он чувствует то же самое. Николас задрожал и поднял голову, глядя ей в глаза. Затем он снова вошел в нее, так глубоко, что Аврора уже не могла сказать точно, где заканчивалась его плоть и начиналось ее тело.

Они двигались, словно одно целое, и оргазм накрыл их горячей волной в одно и то же мгновение. Казалось, что их души распались на мельчайшие частицы, а затем соединились во что-то цельное и неделимое.

Потом они лежали не двигаясь, сжимая друг друга в объятиях.

— Жизнь моя, — прошептал Николас ей на ухо. — Моя любовь.

Аврора счастливо улыбнулась. Ей пришлось сделать выбор между, любовью и прошлой жизнью, но она не жалела ни о чем. Они были предназначены друг для друга, теперь Аврора точно это знала.

Она положила голову на плечо мужа, думая о дневнике француженки. Сердце само найдет свою вторую половину — так там было написано.

Теперь Аврора понимала, что это правда. Николас был ее душой, ее сердцем, и так будет всегда. Он разбудил в ней страсть, сделав ее по-настоящему счастливой. Он предназначен ей свыше, а от судьбы не уйдешь.