Прочитайте онлайн Пионеры, или У истоков Саскуиханны | Глава XXXIX

Читать книгу Пионеры, или У истоков Саскуиханны
2312+3420
  • Автор:
  • Перевёл: И Гурова

Глава XXXIX

Пусть будут мечи наши обнажены,

Гремит барабан о начале войны.

О горы, что гордо глядите нам вслед,

Вернемся мы к вам лишь дорогой побед.

Байрон, "Паломничество Чайльд Гарольда"

Сильный ливень шел, почти не переставая, до самого вечера и окончательно остановил продвижение огня, хотя еще и ночью на горе поблескивало пламя там, где для него имелось достаточно топлива. На следующий день лес на протяжении многих миль казался совсем черным и дымился, в нем не осталось ни кустарника, ни сухостоя; одни лишь сосны да хемлок гордо устремляли в небо свои кроны и кое-где деревья пониже сохранили слабые признаки жизни.

Досужие языки болтали без устали, разнося сильно преувеличенные слухи о чудесном спасении Элизабет и о смерти могиканина. Все поверили, что Джон погиб в пламени, и версия эта показалась правдоподобной и убедительной, когда до поселка дошли ужасные вести о Джотеме Ридле: его нашли в выкопанной им самим яме, где он почти задохнулся и очень сильно обгорел; положение несчастного казалось безнадежным.

Внимание всех было целиком поглощено событиями последних дней, и именно в это беспокойное время осужденные фальшивомонетчики, вдохновившись примером Натти, ухитрились в ночь после пожара прорубить стену своей бревенчатой тюрьмы и безнаказанно скрыться. Когда эта новость вместе с рассказом об участи Джотема и приукрашенными и искаженными описаниями событий, происшедших на вершине горы, облетела поселок, все стали открыто говорить, что следует принять меры в отношении хотя бы тех беглецов, которых можно поймать. Утверждали, что пещера стала "очагом зла", а когда в путаницу догадок вплелись еще и россказни о залежах серебряной руды, неутомимая фантазия жителей поселка тотчас нарисовала картину изготовления фальшивых денег и все прочее, что только могло представлять собой вред и опасность для общества.

Пока шло такое брожение умов, кто-то пустил слух, что лес подожгли Эдвардс и Кожаный Чулок и, следовательно, они и ответственны за все причиненные пожаром разрушения. Слух этот распространился очень быстро при особом содействии тех, кто из-за своей беспечности оказался подлинным виновником бедствия. Все единодушно требовали поимки и наказания преступников. Шериф, разумеется, не остался глух к этому призыву и уже к полудню всерьез занялся претворением в жизнь строгих велений закона.

Отобрав несколько бравых молодцов, он с видом заговорщика отвел их в сторону и дал им важный наказ, все это хотя и на глазах у всего поселка, но так, что никто ничего не слышал. Бравые молодцы, узнав, какая на них возложена миссия, немедленно зашагали по направлению к горе. На лице у каждого из них было такое выражение, будто от его проворства зависят судьбы мира, и при этом все напустили на себя необычайную таинственность, словно выполняли секретное государственное дело.

Ровно в полдень возле "Храброго драгуна" послышалась продолжительная барабанная дробь, и появился Ричард в сопровождении капитана Холлистера, облаченного в мундир командующего отрядом пехоты Темплтона: шериф просил у капитана отряд ополчения в помощь властям, дабы успешнее выполнить свой долг перед законом. Мы не имеем возможности приводить здесь речи, произнесенные по этому поводу обоими достойными джентльменами, но они сохранились на страницах "синей" газетки, которую и сейчас еще можно найти в подшивке. Говорят, что речь шерифа строго соответствовала юридической форме, а выступление капитана Холлистера отличалось военной точностью и сжатостью. Все было подготовлено заранее, и, пока барабанщик в красном мундире продолжал выбивать дробь, откуда-то появилось человек двадцать пять волонтеров, и все они выстроились в боевом порядке.

Поскольку войско это состояло только из волонтеров, а командовал им человек, тридцать пять дет своей жизни проведший на биваках и в гарнизонах, оно считалось в этих краях непревзойденным образцом боевой науки; знающие люди в Темплтоне уверенно заявляли, что по выучке и внешнему виду оно не уступит никакому другому войску, а что касается физических достоинств воинов, то тут уж они не найдут себе равных. Против этого утверждения поднималось лишь три голоса и имелось также одно невысказанное мнение. Мнение это принадлежало Мармадьюку, но он, однако, не считал нужным его обнародовать. Один из голосов, и достаточно громкий, исходил от супруги, самого командующего, которая частенько упрекала мужа за то, что он "опустился", став во главе такого сборища вояк, — и это после того, как он на протяжении почти всей войны носил почетное звание ротного старшины в отряде виргинской кавалерии!

Такое же скептическое отношение к темплтонскому гарнизонному войску, стоило ему где-либо показаться, неизменно выказывал мистер Помпа, причем говорил он в этих случаях всегда с той снисходительностью, какую обычно напускает на себя уроженец страны наших предков, когда удостаивает похвалы своих нерадивых отпрысков:

— Ладно, может, по части того, как заряжать ружье и стрелять, они кое-что и смыслят, а вот насчет того, чтобы управлять кораблем? Да одна сторожевая охрана с "Боадицеи" за полвахты могла бы всех их окружить и взять в плен.

Поскольку опровергнуть это утверждение было некому, матросы "Боадицеи" не преминули получить в Темплтоне свою долю признания.

Третьим скептически настроенным был мосье Лекуа, который не упускал случая, посмеиваясь, шепнуть на ухо шерифу, что более великолепного боевого отряда ему не доводилось видеть и что отряд этот может уступить разве только мушкетерам "доброго Людовика".

Но на этот раз миссис Холлистер, угадав, по-видимому, что предстоят наконец настоящие боевые действия, занялась своими приготовлениями к этому событию, и голоса ее никто не слышал; Бенджамен, как известно, и вовсе отсутствовал, а мосье Лекуа был слишком счастлив, чтобы осуждать своих ближних, и потому темплтонский отряд избежал критики и нелестных сравнений в тот памятный день, когда он особенно нуждался в поддержке, чтобы быть уверенным в себе. Что касается Мармадьюка, то говорили, будто он снова заперся с мистером Вандерсколом, и, таким образом, ничто не препятствовало действиям войска.

Ровно в два часа воины все, как один, начав с правого фланга, где стоял заслуженный ветеран капитан Холлистер, вскинули ружья на плечо, и это движение повторила вся шеренга до левого фланга. Когда все мушкеты оказались в нужном положении, капитан отдал приказ:

— Левое плечо вперед, шагом марш!

Поскольку этим новичкам в военном деле предстояло немедленно отправиться на встречу с врагом, нельзя утверждать, что приказ был выполнен с обычной для них точностью, но, когда оркестр заиграл вдохновляющую мелодию "Янки Дудл", а Ричард и мистер Дулитл решительно направились впереди всех по улице, капитан Холлистер бодро повел за ними свой отряд: ветеран шел, вскинув голову под углом в сорок пять градусов; на макушке у него красовалась низенькая треуголка, свою огромную драгунскую саблю он держал в правой руке, а длинные стальные ножны волочились за ним по пятам, даже своим позвякиванием выражая воинственность. Немалых усилий стоило добиться, чтобы все шесть подразделений шли ровно, но к тому времени, как они подошли к мосту, отряд был, казалось, в полном порядке и начал подниматься в гору, направляясь к ее вершине. Расположение боевых сил несколько изменило лишь то обстоятельство, что шериф и магистрат дружно пожаловались на одышку, которая постепенно привела обоих джентльменов в самый арьергард отряда. Едва ли стоит перечислять здесь все подробности продвижения ополченцев. Надо лишь сказать, что командование распорядилось выслать вперед разведчиков, и те, вернувшись, доложили, что враг не только не отступил, как это предполагалось, но, по-видимому узнав о готовящемся нападении, укрепляет позиции и собирается защищаться до последней капли крови. Эти известия, естественно, отразились не только на планах командования, но и на физиономиях воинов: бравые молодцы переглядывались с несколько обеспокоенным видом, а Хайрем и Ричард отошли в сторону и стали совещаться.

Тут к отряду присоединился Билли Керби, который с топором под мышкой шел по дороге как раз на таком же расстоянии впереди своей упряжки, какое отделяло капитана Холлистера от его войска во время подъема на гору. Билли немало удивился, увидев перед собой вооруженный отряд, но шериф поспешил воспользоваться столь мощным подкреплением и немедленно потребовал помощи лесоруба. Билли слишком уважал мистера Джонса, чтобы ослушаться его распоряжения, и в конце концов было решено, что именно Уильям Керби отправится во вражескую крепость с приказом сдаться, прежде чем власти будут вынуждены прибегнуть к крайним мерам.

Отряд теперь разделился: часть его капитан повел через Гору Видения, с тем чтобы подойти к пещере слева, остальные же, под командованием его помощника, стали заходить к ней справа. Мистер Джонс и доктор Тодд — ибо и хирург находился здесь же — вскоре появились на скалистой площадке как раз над крепостью врагов, хотя и вне поля их зрения. Хайрем счел такое приближение слишком рискованным и потому, пройдя вдоль по склону вместе с Билли Керби, остановился на почтительном расстоянии от крепости и спрятался за деревом. Большинство вояк обнаружили исключительную точность глазомера — каждый устроился так, чтобы между ним и осажденными непременно находился какой-либо предмет, и только двое со стороны нападающих остались на виду у врага: с одного края пещеры — капитан Холлистер, а с другого его края — лесоруб Керби. Старый ветеран стоял, храбро повернувшись лицом к крепости, держа саблю в одном неизменном положении и твердо уставившись на врага своим единственным глазом, s то время как поза Билли выражала безмятежное спокойствие и полную непринужденность: высоченный лесоруб стоял сложа руки на груди и держа топор под мышкой — он умел, подобно его быкам, отдыхать стоя.

Пока враждующие стороны еще не обменялись ни единым словом. Осажденные нагромоздили перед входом в пещеру обгоревшие стволы и сучья, устроив таким образом небольшой полукруглый вал. Фортификацию эту отнюдь нельзя было назвать пустяковой, так как во все стороны от вала спуск был крутой и скользкий и подступы с фронта были весьма затруднены, да к тому же с одного края крепость защищал Бенджамен, а с другого — Натти. Получив свое задание, Керби стал спокойно подниматься по горе, выбирая дорогу с таким невозмутимым видом, словно шел к очередному участку, предназначенному на вырубку. Когда он оказался в сотне шагов от крепости, из-за вала высунулось длинное дуло знаменитого ружья Кожаного Чулка и раздался громкий голос охотника:

— Не подходи. Билли Керби, не подходи, говорю! Я тебе зла не желаю, но, если кто из вас подойдет хоть на шаг ближе, прольется кровь, уж этого не миновать. Да простит бог того, кто на это решится, но так оно и будет.

— Да ты не ворчи, старик, послушай лучше, что я тебе скажу, — миролюбиво ответил лесоруб. — Меня все эти ваши дела не касаются, я только хочу, чтобы все было по справедливости. Мне наплевать, кто тут из вас кого одолеет, но вон за тем молодым буком стоит сквайр Дулитл, — так вот, он просил меня пойти и сказать тебе, чтоб ты сдался властям, только и всего.

— А, я вижу этого негодяя, вон его камзол! — с возмущением закричал Натти. — Пусть только высунет хоть палец — моя пуля его не пропустит, я уж дам о себе знать. Уходи, Билли, по-хорошему, прошу тебя. Ты знаешь, как я умею целиться, а я ведь тебе худа не желаю.

— Уж очень ты расхвастался, Натти, — проговорил лесоруб, прячась за ближайшую сосну. — Не хочешь ли ты сказать, что сумеешь пристрелить человека через ствол толщиной в три фута? Да я могу завалить на тебя это дерево в десять минут и даже того быстрее. Так что будь-ка повежливее, я, думается, делаю все по закону.

Лицо Натти выражало бесхитростную прямоту, и, хотя видно было, что старик шутить не собирается, не оставалось сомнения в том, что доводить дело до кровопролития он не хочет. В ответ на речи лесоруба Натти крикнул:

— Я знаю. Билли Керби, тебе ничего не стоит свалить любое дерево, но, если ты при этом высунешь из-за ствола руку или хоть палец, придется тебе потом останавливать кровотечение, а может, и вправлять кости. Если все, что тебе нужно, — это войти в пещеру, так подожди, когда до заката солнца останется два часа, и тогда входи, сделай милость. Но сейчас я тебя не пущу. Здесь и так уж один труп лежит на холодном камне, и есть еще такой, в ком жизнь еле теплится. Коли попробуешь войти силой, мертвецы будут не только в пещере, но и возле нее.

Лесоруб бесстрашно вышел из-за своего укрытия и крикнул:

— Вот это по-честному, а что по-честному, то и справедливо. Натти говорит, чтоб подождали до времени, когда останется два часа до заката, и я думаю, возразить тут нечего. Человек всегда сдается, коли в чем виноват, если только на него не слишком уж наседать. А вы вот наседаете на него, и он начинает упрямиться, как сноровистый бык: чем больше его колотишь, тем больше он брыкается.

Смелое заявление и независимый тон Билли не соответствовали ни напряженности момента, ни состоянию духа мистера Джонса, который сгорал от нетерпения, желая поскорее проникнуть в пещеру и раскрыть ее тайны, и потому он прервал дружеский диалог между Натти и Билли.

— Натаниэль Бампо, именем закона приказываю вам сдаться! — крикнул шериф. — А вам, джентльмены, приказываю содействовать мне в выполнении мною служебного долга. Бенджамен Пенгиллен, вы арестованы! Приказываю вам проследовать в тюрьму.

— Я б последовал за вами, сквайр Дик, — проговорил Бенджамен, вынимая изо рта трубку, которую все это время преспокойно покуривал, — я б понесся за вами на всех парусах и на край света, коли б он имелся, но только края-то нет, потому что земля круглая. Вот мистер Холлистер прожил всю свою жизнь на суше и, быть может, не знает, что земля, так сказать…

— Сдавайтесь! — крикнул капитан таким громовым голосом, что все вздрогнули, а подначальные ему войска, даже отступили на несколько шагов. — Сдавайтесь, Бенджамен Пенгиллен, иначе не ждите пощады!

— Да шут с ней, с вашей пощадой, — ответствовал Бенджамен, поднимаясь с бревна, на котором сидел, и, прищурившись, глянул в дуло пушечки, которую беглецы ночью заблаговременно втащили на гору и которая теперь служила средством обороны с внутренней стороны вала. — Послушай-ка, мистер, или, как вас там — капитан, хоть мне не больно верится, что вы хоть раз понюхали пороха и помахали саблей в настоящем бою, — чего это вы так орете, будто матросу на брамстеньге? И вы небось считаете, что у вас там в вашей писульке правильно записано мое имя? Да английский матрос никогда не пойдет в плавание, не имея про запас второго имени — на всякий случай, понимаете? Думаете, меня зовут Пенгиллен? Нет, так величали того джентльмена, на чьей земле я появился на свет. То был человек знатного рода, а уж этого никак нельзя сказать ни о ком из семьи Бенджамена Стабса.

— Передайте мне ордер на арест, я впишу туда "он же"! — завопил Хайрем, не вылезая, однако, из-за своего укрытия.

— Впишите в свой ордер "осел", и это про вас и будет сказано, мистер Дулитл! — крикнул Бенджамен, не отрывая взгляда от прицела фальконета.

— Сдавайся! Даю тебе минуту на размышление! — крикнул шериф. — Ах, Бенджамен, Бенджамен, не ожидал я от тебя такой неблагодарности!

— Слушайте, что я вам скажу, мистер Джонс, — заговорил Натти, который знал, как сильно влияние шерифа на его друга, и опасался этого. — Тот порох, что принесла мне девушка, взорвался, это верно, но у меня его в пещере столько, что хватит поднять на воздух всю скалу — ту самую, где вы сейчас стоите. Коли вы не оставите нас в покое, придется мне разнести в куски крышу над нашей головой.

— Я, как шериф, считаю, что вести дальнейшие переговоры с беглыми преступниками ниже моего достоинства! — заметил шериф своему приятелю.

И тут оба они ретировались с такой поспешностью, что капитан Холлистер принял это за сигнал к атаке.

— Штыки наперевес! Вперед! — гаркнул ветеран. Хотя осажденные и ждали этой команды, она все же застигла их несколько врасплох, а капитан Холлистер успел приблизиться к крепости с криками: "Смелей, ребятки! Если будут артачиться, не давайте им пощады!" При этом он так взмахнул саблей, что непременно разрубил бы стюарда надвое, если бы не своевременное вмешательство дула пушечки. Своей саблей капитан поднял его вверх, н как раз в этот критический момент Бенджамен подносил свою зажженную трубку к запалу — в результате из жерла пушечки вылетело почти перпендикулярно вверх с полсотни ружейных пуль. Наука утверждает, что свинец удержаться в воздухе не может, и потому два фунта этого металла, описав в небе эллипс, возвратились на землю, прогремев в ветвях деревьев как раз над частью отряда, стоявшей позади капитана. Успех атаки солдат нерегулярного войска во многом зависит от того, в каком направлении их будут двигать с самого начала. В данном случае движение пошло вспять, и через какую-нибудь минуту после того, как прокатился пушечный выстрел, вся тяжесть атаки с левого фланга легла на единственную руку вояки Холлистера. От резкой отдачи своего орудия Бенджамен получил сильную контузию и некоторое время, ничего не сознавая, лежал, распростершись на земле. Воспользовавшись этим обстоятельством, капитан Холлистер вскарабкался на бастион перед пещерой и занял на нем позицию. Едва оказавшись в стане врага, он бросился к краю фортификации и, размахивая над головой саблей, закричал:

— Победа! За мной, мои храбрые солдаты крепость наша!

Все это прозвучало вполне по-военному и явило собой прекрасный образец того, как должен держать себя офицер перед своим войском, но воинственный этот клич, увы, оказался причиной поворота успеха. Натти, все время зорко следивший за лесорубом и за врагом прямо перед собой, круто повернулся на голос капитана Холлистера и был поражен, увидев, что товарищ его лежит недвижим на земле, а на их собственном бастионе стоит капитан и издает победные крики. Дуло длинного ружья мгновенно повернулось в сторону капитана. Была минута, когда жизнь старого солдата подвергалась большому риску, но мишень для ружья Натти была слишком велика, а расстояние до нее слишком мало. Вместо того чтобы спустить курок, Кожаный Чулок направил ружье в зад врагу и мощным толчком наподдал капитана так, что тот слетел с бастиона значительно быстрее, чем на него взобрался. Место, куда опустился капитан Холлистер, оказалось как раз перед пещерой, и, едва ноги его коснулись почвы, ему показалось, что она проваливается под ним, настолько склон был крутым и скользким. Все произошло так быстро и неожиданно, что старый солдат даже не успел ничего понять. Пока он летел вниз, ему мерещилось, что он в седле и пробивается сквозь вражеские полчища. По пути он стукался о каждое дерево и воображал, что это налетают на него пехотинцы. Наконец, почти врезавшись в полуобгоревший ствол, он шлепнулся посреди проезжей дороги, и притом, к полному своему изумлению, прямо к ногам собственной супруги. Миссис Холлистер в сопровождении по крайней мере двух десятков любопытных мальчишек поднималась по дороге в гору: одной рукой она опиралась на палку, без которой никогда не выходила из дому, а в другой несла пустой мешок. При виде подвига своего достойного мужа она вознегодовала — возмущение взяло верх не только над религиозными убеждениями, но и над философской натурой почтенной дамы.

— Что же это такое, сержант! Да, никак, ты отступаешь? — закричала она. — Неужто я дожила до такого позора, чтобы мой муж удирал от врага — и какого врага! А я-то тут иду и рассказываю мальчуганам об осаде Нью-Йорка и о том, как тебя там ранило. И еще о том, каким героем ты себя сегодня покажешь. И что же я вижу? Ты отступаешь при первом же выстреле! Да, мешок можно выбросить: если и будет пожива, так все достанется другим, а не такому вояке, как ты. Там, в пещере, говорят, полным-полно золота и серебра. Да простит мне господь мирские помыслы, но и в писании сказано, что военная добыча по справедливости принадлежит победителю.

— Кто отступает? — с изумлением воскликнул ветеран. — Где мой конь? Он убит подо мной, и я…

— Да ты, никак, рехнулся! — прервала его жена, — Откуда у тебя взяться коню — кто ты такой? Всего-навсего никуда не годный капитан всякого сброда. Будь здесь настоящий капитан, ты бы летел в другую сторону!

Пока достойная чета подобным образом обсуждала происходящие события, бой над их головами разгорелся не на шутку. Кожаный Чулок, увидев, что враг его, как выразился бы Бенджамен, "идет на большой скорости", сосредоточил внимание на правом фланге осаждающих. Силачу Керби ничего не стоило бы, воспользовавшись удобной минутой, взобраться на бастион и отправить двух ее защитников вслед за капитаном Холлистером, но в эту минуту лесоруб был, по-видимому, настроен отнюдь не враждебно, ибо он гаркнул так, что его услышал и весь отступающий левый фланг:

— Ура! Ай да капитан! Вот это здорово! Гляньте, как он разделывается с кустарником! Да ему и молодые деревца нипочем — начисто срезает.

Подобными восклицаниями он подбадривал летевшего вниз ветерана до тех пор, пока наконец, не в силах больше сдерживаться, добродушный малый плюхнулся на землю и, от восторга выбивая пятками барабанную дробь, дал волю веселому смеху.

Все это время Натти стоял в угрожающей позе, направив ружье поверх бастиона и зорко следя за каждым движением противника. Шум, производимый Керби, ввел в искушение безмерно любопытного Хайрема, и тот неосторожно выглянул из-за своего укрытия, дабы ознакомиться с ходом боя. Проделано это было с величайшей осмотрительностью, но, тщательно прикрывая фронт, мистер Дулитл, что бывает свойственно и командирам получше его, подставил тыл под огонь врага. По своему физическому складу Хайрем Дулитл принадлежал к той породе людей, которым природа при их создании отказала в закругленных линиях. Все в нем было или прямо, или угловато. Но обшивала его портниха, а она, подобно войсковому подрядчику, действовала, следуя некоему своду правил, сводящих к одной конфигурации все имеющиеся в природе человеческие типы. Поэтому, как только мистер Дулитл высунулся, слегка согнувшись, вперед, с другой стороны дерева показались пышные складки его кафтана, и Натти мгновенно взял их на прицел. Менее опытный человек стал бы целить именно в эти складки, но Кожаный Чулок отлично знал и мистера Дулитла и кто служил ему портным, и потому, едва щелкнул ружейный затвор, Керби, наблюдавший весь этот эпизод затаив дыхание, увидел, что от бука отлетел кусок коры и чуть повыше густых складок взметнулась пола кафтана. Никогда еще ни одно орудие не могло выпалить с такой скоростью, с какой выскочил из-за дерева Хайрем на призыв Натти.

Ступив с необычайной осторожностью два-три шага и поддерживая одной рукой пострадавшее место, а другую вытянув вперед, он двинулся затем с угрожающим видом к Натти, громко восклицая:

— Ну, на этот раз ты так легко не отделаешься, дьявол тебя побери совсем! Я найду на тебя управу, я доберусь и до верховного суда!

Такие резкие выражения в устах всегда столь уравновешенного сквайра Дулитла и бесстрашие, с каким он шел прямо на ружье Натти, сообразив, вероятно, что оно теперь не заряжено, подняли воинственный дух в арьергарде отряда — воины с громким воем дали залп вверх, послав свои пули туда же, куда попал и заряд пушечки. Разгорячившись от ими самими произведенного шума, они затем бросились вперед уже с подлинно воинственным пылом, и Билли Керби, полагая, что шутка, как она ни забавна, зашла слишком далеко, хотел было уже взобраться на бастион, когда вдруг с другой его стороны появился судья Темпл.

— Я требую тишины и порядка! — воскликнул он. — Что я вижу? Тут проливают кровь и чуть ли не убивают друг друга! Неужели для того, чтобы творить правосудие, властям необходимо прибегать к поддержке всякого сброда, как будто в стране сейчас война и неурядицы!

— Это вооруженные ополченцы! — крикнул шериф с отдаленного утеса. — Они…

— Скажи лучше — вооруженные разбойники. Я требую прекратить все это!

— Остановитесь! Не надо кровопролития! — раздался голос с вершины Горы Видения. — Заклинаю вас небом, не стреляйте! Все будет улажено, вы можете спуститься!

Изумление заставило всех замереть на месте. Натти, успевший перезарядить ружье, спокойно уселся на бревно и опер голову на руки; "легкая инфантерия", прекратив военные действия, застыла в напряженном ожидании. В следующую минуту с горы сбежал Эдвардс, за ним с проворством, удивительным для его возраста, следовал майор Гартман. В одно мгновение они добежали до площадки, оттуда спустились к пещере и оба в ней скрылись. Все молчали, изумленно глядя им вслед.