Прочитайте онлайн Пионеры, или У истоков Саскуиханны | Глава XXX

Читать книгу Пионеры, или У истоков Саскуиханны
2312+3126
  • Автор:
  • Перевёл: И Гурова
  • Язык: ru

Глава XXX

Так повелел закон, так суд решил.

Шекспир, "Венецианский купец"

Взвесив все преимущества жизни в доме судьи Темпла, почтенная Добродетель почла за благо забыть рану, нанесенную ее гордости, и продолжала выполнять свои прежние обязанности. Именно ее и отправили с Луизой в скромное жилище, громко именуемое Ричардом "резиденцией священника", и девушка, ослабевшая от пережитых страхов, была передана попечению отца.

Мармадьюк с дочерью больше часа просидели вдвоем, запершись в комнате, и мы, не желая вторгаться в святая святых отцовской и дочерней любви, не будем излагать здесь их беседу. В момент, когда занавес снова открывается перед нашим читателем, судья шагает по комнате, во взгляде его грусть и нежность, а дочь сидит, откинувшись на диване, щеки у нее пылают, в темных глазах стоят слезы.

— Да, помощь подоспела вовремя, дитя мое, — проговорил судья. — Так, значит, моя мужественная Бесс не покинула подругу в беде?

— Надеюсь, меня нельзя упрекнуть в предательстве, — ответила Элизабет, — хотя, сказать по правде, бегство едва ли могло спасти меня, даже если бы я на это решилась. Впрочем, у меня и мысли такой не было.

— О чем же были твои мысли в те страшные минуты, моя дорогая?

— О звере, только о нем! — воскликнула Элизабет, закрывая лицо руками. — Я ничего не видела, ни о чем не помышляла, кроме как о свирепой пуме, которая все время была у меня перед глазами.

— Но, благодарение богу, ты осталась цела и невредима, дорогая, и не будем больше возвращаться к страшным событиям. Я никак не предполагал, что в наших лесах еще водятся такие звери. Значит, все же случается, что, понуждаемые голодом, они приходят издалека, и…

Громкий стук в дверь не дал ему договорить. Судья крикнул, приглашая войти, дверь отворилась, и на пороге появился Бенджамен. Вид у него был довольно хмурый, как видно, он и сам понимал, что сообщение его будет не ко времени.

— Там внизу сквайр Дулитл, сэр, — начал дворецкий. — Он уже давненько курсирует у входа, будто насчет какого-то там стекла, но на уме у него, видать, другое, и он так и рвется сюда, чтобы все это вам выложить. Я ему объяснил, что сейчас не время ему пришвартовываться, — судья, можно сказать, вырвал дочь прямо из пасти льва! Отчаливай, говорю я ему! Но вам, сэр, ведомо, как назойлив и пронырлив этот красавчик, черт бы его побрал! Я не пускаю, а он знай себе берет курс на дверь. Ну, тут я вижу, делать нечего, и пошел доложить о нем вашей чести.

— Вероятно, его привело ко мне неотложное дело, что-нибудь касательно предстоящего судебного заседания; оно ведь уже не за горами.

— Во-во, сэр, попали в самую точку! Сквайр надумал подать жалобу на Кожаного Чулка. А мне сдается, что из них двоих порядочным можно назвать как раз старого Натти Бампо. Хороший старик и острогой орудует так, будто с ней в руке и родился.

— Жалобу на Кожаного Чулка? — воскликнула Элизабет, приподнявшись на диване.

— Успокойся, дитя мое. Какие-нибудь пустяки, уверяю тебя. Кажется, я догадываюсь, в чем дело. Поверь мне, Бесс, я не дам в обиду твоего спасителя. Впусти мистера Дулитла, Бенджамен.

Заверения отца успокоили мисс Темпл, но она так и впилась взглядом в деревенского архитектора, который, не замедлив воспользоваться разрешением войти, в тот же миг появился в дверях.

Едва Хайрем вошел в комнату, все его нетерпение тотчас испарилось. Поздоровавшись с судьей и его дочерью, он уселся на указанный ему хозяином стул и с минуту сидел, не спеша приглаживая свои прямые черные волосы и напустив на себя чрезвычайно важный вид, как того, по его мнению, требовала занимаемая им должность. Наконец он изрек:

— Правда ли то, что я слышал, будто на мисс Темпл напали в горах пумы и она чудом избежала смертельной опасности?

Мармадьюк лишь слегка наклонил голову в знак того, что это верно, но продолжал молчать.

— Ведь за скальпы пум полагается денежная премия, — продолжал Хайрем. — Кожаный Чулок неплохо заработал.

— Я позабочусь о том, чтобы он был вознагражден, — ответил судья.

— Да-да, разумеется. Никто не сомневается в щедрости судьи. А что, не знает ли судья, как решил шериф: будем сооружать внизу под кафедрой аналой или скамью диаконов?

— Последнее время он со мной об этом не заговаривал.

— Гм!.. Гм!.. Нам предстоит довольно скучное судебное заседание. Кажется, Джотем Ридл и тот человек, что купил у него вырубку, хотят решать свои разногласия третейским судом, так что дел разбираться будет немного, не больше двух.

— Рад слышать это, — ответил судья. — Меня искренне огорчает, когда жители нашего поселка тратят время и средства на пустое сутяжничество. Надеюсь, Джотем действительно не станет доводить дело до судебного разбирательства.

— Нет, нет, он ограничится третейским судом, — сказал Хайрем и добавил неуверенным тоном, хотя судья отлично видел, что это лишь притворство:

— Джотем, кажется, хочет, чтобы одним из судей был я, а подзащитный просит, чтобы вторым судьей был капитан Холлистер. Ну, а мы с Холлистером сошлись на том, что третьим судьей будет сквайр Джонс.

— Есть ли преступники, которых надлежит предать суду?

— А вот те фальшивомонетчики, которых поймали с поличным. Они уже арестованы, остается только вынести им приговор.

— Да, конечно, я про них совсем забыл. И это все, надеюсь?

— В прошлый День Независимости затеяли тут ссору, но до драки дело, кажется, не дошло. Слыхал еще, что один из скваттеров подстрелил оленя в неположенное для охоты время.

— Непременно привлечь виновного к ответственности! — воскликнул Мармадьюк. — Я решительно стою за то, чтобы подобных нарушителей карали по всей строгости закона.

— Конечно, конечно, я был уверен, что вы именно так и посмотрите на дело. Я отчасти затем сюда и пришел.

— Вот как! — проговорил судья, мгновенно поняв, как ловко провел его Хайрем. — Так что же вы имеете сказать, сэр?

— У меня есть подозрение, что Натаниэль Бампо припрятал у себя в хижине оленью тунгу. Я пришел, чтобы получить от вас ордер на обыск.

— У вас есть подозрение! Разве вам не известно, сэр, что я не могу выдать ордер, пока свидетель не принес присяги, как это следует по закону? Я не могу допустить, чтобы по первому подозрению нарушалась неприкосновенность жилища.

— Ну что ж, я могу принести в том присягу, — ответил мистер Дулитл невозмутимо. — Кстати, и Джотем тоже готов быть свидетелем и присягнуть. Он тут неподалеку, я его кликну, он мигом придет.

— Но почему вы обращаетесь ко мне? Выпишите ордер сами, вы магистрат и имеете на это право.

— Да ведь это первый у нас здесь такой случай, и раз уж судья принимает так близко к сердцу подобные преступления, пусть он сам и распорядится. Да к тому же мне частенько приходится бывать в лесу по моим плотничьим делам, я не хотел бы наживать себе врага в лице Натаниэля Бампо. Ну, а вас, мистер Темпл, все очень уважают, вам бояться нечего.

Мисс Темпл посмотрела прямо в лицо хитрому магистрату.

— А почему честный человек может страшиться такого доброго и безобидного старика, как Натти Бампо? — спросила она.

— Да очень просто, мисс: старый Натти не только в одних пум стреляет, — чего доброго, он и на магистрата курок спустит. Но, если судья отказывается дать ордер, что ж, я выпишу его сам.

— Я не говорил, что отказываюсь, — сказал судья, тотчас поняв, что под угрозой его репутация беспристрастного человека. — Зайдите ко мне в кабинет, я приду туда и выпишу ордер.

Элизабет попыталась было возразить, но судья остановил ее и, как только Хайрем вышел, сказал:

— Успокойся, дружок. На словах это страшнее, чем на деле. Возможно, что Кожаный Чулок подстрелил оленя, ведь срок, в который охота на них запрещена, уже на исходе. Ты сама рассказывала, что, когда Натти так своевременно подоспел к тебе в лесу, при нем были его собаки, — очевидно, он охотился. Но ведь к нему всего лишь зайдут в хижину, обыщут ее, обнаружат убитого оленя, и тогда ты сможешь из собственного кошелька заплатить штраф за старого охотника. Боюсь, что штраф придется наложить долларов в двенадцать с половиной, на меньшем этот каналья Хайрем не успокоится. Но, право, моя репутация судьи стоит этих денег.

Выслушав это, Элизабет почти успокоилась и отпустила отца, который пошел выполнять данное магистрату обещание.

Проделав эту неприятную обязанность, Мармадьюк вышел из кабинета и встретил Оливера Эдвардса. Тот крупными шагами поднимался по усыпанной гравием дорожке, ведущей к дому мистера Темпла. Вид у юноши был взволнованный. Увидев судью, он тотчас направился к нему и с жаром, который не часто проявлял в отношении своего патрона, воскликнул:

Примите мои поздравления, сэр, поздравляю вас от всей души! Боже мой, даже подумать страшно, какая трагедия разыгралась в лесу! Я только что из хижины Кожаного Чулка. Он показал мне скальпы пум и затем, как бы между прочим, повел рассказ о том, как спас мисс Темпл и мисс Грант от ужасного зверя. Поверьте, сэр, у меня не хватает слов, чтобы выразить вам хотя бы часть того, что я почувствовал в тот момент, когда… — На мгновение юноша умолк и, как будто опомнившись и поняв, что переходит границы дозволенного приличиями, закончил смущенно:

–..Когда узнал, какой опасности подвергалась… мисс Грант и… и ваша дочь, сэр.

Но Мармадьюк и сам был еще слишком взволнован и растроган, чтобы обратить внимание на такие пустяки. Не заметив замешательства молодого человека, он ответил:

— Спасибо, Оливер, спасибо. Ты прав, об этом страшно и подумать. Но пойдем скорее к Бесс. Луиза уже дома, У отца.

Молодой человек поспешил вперед и быстро распахнул входную дверь — у него едва хватило терпения не войти первым. Через мгновение они были вместе, все трое.

Тот легкий холодок, который часто проскальзывал в обращении молодой наследницы к Эдвардсу, теперь совершенно исчез, и в продолжение двух часов все они беседовали непринужденно и с чувством взаимного доверия, как близкие и уважающие друг друга люди. Судья забыл свои подозрения, зародившиеся у него во время утренней поездки, а молодые люди оживленно болтали, то смеясь, то впадая в грустный тон. Наконец Эдвардс, в третий раз напомнив себе, что следует навестить мисс Грант, покинул особняк Мармадьюка и направился к дому священника, чтобы и там заверить отца и дочь в своих дружеских чувствах.

А в это время подле хижины Кожаного Чулка разыгрывалась сцена, которой суждено было и помешать благим намерениям судьи помочь Натти, и нарушить недолговременную гармонию в отношениях между юношей и судьей.

Добившись желанного ордера на обыск, Хайрем Дулитл первым делом поспешил отыскать подходящего человека на роль исполнителя приказа. Шериф в тот день отсутствовал, он лично собирал присяжных к предстоящему судебному разбирательству, а его постоянный помощник уехал с той же целью в другое место. Из официальных представителей власти в поселке оставался один только констебль, который был хром и которому должность блюстителя порядка доверили лишь из чувства сострадания, Хайрем не прочь был присутствовать при обыске в качестве зрителя, но отнюдь не жаждал один вести все сражение. Была суббота, и день клонился к вечеру, тени сосен уже легли на восток. Перенести дело на следующий, воскресный, день благочестивый магистрат, пекшийся о спасении своей души, разумеется, ни за что не хотел. Но, если отложить обыск до понедельника, Натти успеет скрыть оленину и все следы преступления! Тут, к счастью для мистера Хайрема, на глаза ему попался слонявшийся без дела Билли Керби, и Хайрем, всегда находчивый в делах подобного рода, тотчас увидел для себя выход. Джотем, действовавший заодно с мистером Дулитлом и, так же как и он, не жаждавший столкновения с Кожаным Чулком, получил распоряжение немедленно доставить лесоруба в дом к магистрату.

Когда Керби явился, ему любезно предложили сесть на стул, на который он уже уселся, не дожидаясь приглашения, и повели с ним разговор очень вежливо, совсем как с равным.

— Судья Темпл твердо решил соблюдать закон об охоте на оленей, — начал Хайрем, как только был окончен обмен приветствиями. — К нему поступила жалоба, что у него в лесу убили оленя. Судья выписал ордер на обыск и поручил мне найти человека, который взял бы на себя исполнение приказа.

Керби не подозревал, что всякий раз, когда на него возлагают то или иное дело, ему почему-то никогда не достается совещательной роли. Он поднял лохматую голову, поразмыслил немного и вместо ответа сам начал спрашивать:

— А шериф куда подевался?

— Его нигде не могут разыскать.

— Ну, а его помощник?

— Они оба уехали куда-то в конец "патента".

— А констебль? Ведь он с час назад ковылял где-то здесь неподалеку, я сам видел.

— Да, он-то здесь, — сказал Хайрем, многозначительно кивая головой и сопровождая свои слова льстивой улыбкой, — но в этом деле требуется настоящий мужчина, а не калека.

— Вот оно что! — засмеялся Билли. — Неужто тот парень, что застрелил оленя, полезет в драку?

— Он из тех, кто иной раз любит пошуметь, и возомнил о себе, будто в кулачной расправе ему не сыщешь равного.

— Да-да, — поддакнул Джотем, — мне тоже доводилось слышать, как он хвастал, что в рукопашной схватке не найдется никого от долины Мохока до Пенсильвании, кто смог бы его одолеть.

— Ишь ты! — воскликнул Керби, расправляя свое грузное тело, словно лев, который потягивается в логове. — Как видно, он еще не попробовал кулаков уроженца Вермонта. Да кто же этот бахвал?

— Как — кто? — сказал Джотем, — Ну конечно, это…

— Мы не можем сейчас назвать тебе его имя, — перебил Джотема магистрат. — Согласно закону, этого делать нельзя, пока ты еще не дал согласия взять на себя поручение. Ты, Билли, самый подходящий человек для этого дела. Я в одну минуту проделаю все необходимые формальности, и тебе сразу вручат деньги.

— А сколько мне дадут? — спросил Керби, кладя огромную ручищу на книгу свода законов, которую подсунул ему Хайрем для вящей внушительности. Со свойственной ему неуклюжестью лесоруб перелистывал страницы, будто еще не зная, согласиться ему на предложение или нет, хотя сам давно уже решил для себя этот вопрос. — Оплатят они человеку разбитую голову?

— Тебе заплатят хорошо, — сказал Хайрем.

— Да наплевать мне на деньги, — ответил Билли, снова рассмеявшись. — Так, значит, этот парень задрал нос и думает, что уж не сыщется никого с кулаками покрепче? Что он, рослый малый?

— Он выше тебя и один из самых больших… "Больших болтунов", — хотел сказать Джотем, но Керби нетерпеливо прервал его. Во внешности лесоруба не было ничего свирепого, ни даже грубого, выражение его физиономии говорило о незлобивости и добродушном тщеславии: он явно гордился своей необычайной физической силой, как все те, кому больше нечем похвастать. Вытянув ручищу ладонью книзу и поглядывая на свои крепкие мускулы, он сказал:

— Ладно, давайте-ка вашу святую книгу. Я присягну, как полагается, вы увидите, что я из тех, кто свое слово держит.

Хайрем, не давая лесорубу времени передумать, без излишней канители принял от него присягу, и все трое достойных джентльменов покинули дом магистрата и тут же направились к хижине Натти.

Они уже были возле озера и свернули с проезжей дороги, когда Билли вспомнил, что теперь он обладает правом посвященного, и снова пожелал узнать, как зовут того, кто преступил закон.

— А куда же это мы идем? — удивился простодушный лесоруб. — Я думал, вы позвали меня дом обыскивать, а не лес. Ведь на этой стороне озера на шесть миль вокруг никто не живет, если не считать Кожаного Чулка и старого Джона. Ну, выкладывайте, как зовут парня, и уж не сомневайтесь, я проведу вас к его участку по другой дороге, малость получше, чем эта. Ведь я на две мили в округе знаю каждое деревце.

— Вот куда нам идти, — сказал Хайрем, указывая вперед и ускоряя шаг, как будто опасаясь, что Керби вдруг бросит их и уйдет. — Мы идет к Бампо.

Керби остановился как вкопанный и изумленно поглядывал то на одного, то на другого своего спутника. Потом он разразился громким смехом и воскликнул:

— К Бампо? К Кожаному Чулку? Он может хвастать тем, что глаз у него зоркий и ружье бьет без промаха, и это будет сущей правдой, в том я ему перечить не стану. Я помню, как он тогда подстрелил на лету голубя, которого я вспугнул для него. Но насчет того, кто покрепче в драке… Да я могу схватить его двумя пальцами и завязать у себя на шее вместо банта. Ведь старику уже семьдесят лет, а он и смолоду особой силой не отличался.

— Это он нарочно таким прикидывается, — сказал Хайрем. — Все охотники на один лад. Он сильнее, чем это кажется. И потом, не забудь, у него есть ружье.

— Как же, испугался я его ружья! — воскликнул Билли. — Натти Бампо старик безобидный. Да разве станет он стрелять в человека? И должен сказать, что оленей убивать он вправе, как и всякий в "патенте". Ведь старик только тем и живет, а у нас страна свободная, каждый волен заниматься чем хочет…

— Если так рассуждать, значит, каждый, кому только вздумается, может убить оленя.

— Да ведь Натти охотник, охота его промысел, — возразил Керби. — Закон о том, что нельзя бить оленей, относится не к таким, как Натти Бампо.

— Закон один для всех, — заметил Хайрем, уже начав побаиваться за свою собственную персону. — И он особенно строг к тем, кто нарушает присягу.

— Послушайте-ка, сквайр Дулитл, — проговорил бесстрашный лесоруб, — плевал я и на вас и на ваши присяги. Но коли уж я пошел и отшагал так много, я зайду к Натти, потолкую со стариком. Может, он меня угостит хорошим куском жареной оленины.

— Ну, если тебе удастся войти в хижину мирно, тем лучше, — сказал магистрат. — Драки да буйство мне вовсе не по душе. Я всегда предпочту спокойное поведение.

Шли они очень быстро и вскоре очутились подле хижины охотника. Хайрем почел благоразумным остановиться возле верхушки поваленной сосны, которая служила рогаткой, прикрывавшей доступ к хижине со стороны поселка, но Керби не любил откладывать начатое дело. Он приложил ладони рупором ко рту и заорал во все горло. Собаки выскочили из своих конур, и почти одновременно в дверях хижины показалась покрытая редкими седыми волосами голова Натти.

— Ложись, ложись, ты, старый дурень! — приказал Натти Гектору. — Или тебе все еще мерещатся пумы?

— Эй, Кожаный Чулок, у меня к тебе дело! — крикнул Билли. — Тут тебе наши судейские написали письмецо, а меня наняли почтальоном, чтоб я, значит, передал тебе его.

— Какое же у тебя может быть ко мне дело, Билли Керби? — спросил Натти. Он перешагнул через порог и, приставив к глазам руку козырьком, чтобы защитить их от лучей заходящего солнца, разглядывал посетителя. — Участка у меня нет, и вырубать мне нечего, да и к тому же я скорее посажу в лесу шесть деревьев, чем вырублю хоть одно, бог тому свидетель… Замолчи, Гектор, иди-ка к себе в конуру!

— Ну что ж, старина, — громогласно заявил лесоруб, — так оно для меня только лучше, сажай побольше! Но мне надо сделать то, что мне поручено. Вот тебе письмо, Кожаный Чулок. Умеешь читать — читай, а коли нет, тут рядом сквайр Дулитл, он тебе все разъяснит. Похоже на то, приятель, что ты двадцатое июля принял за первое августа, только и всего.

Натти уже заметил Хайрема, прятавшегося за толстый ствол дерева, и все добродушие его тотчас исчезло, уступив место явному недовольству и подозрительности. Повернув голову, он заглянул в хижину и проговорил что-то вполголоса. Затем голова его снова появилась в дверях, и он сказал:

— У меня тут ничего для вас нет. Отправляйтесь-ка восвояси, пока я не задал вам хорошей трепки. Против тебя, Билли Керби, я зла не имею. И чего ради беспокоишь ты старика, который не причинил тебе никакого вреда?

Керби был теперь уже в нескольких шагах от охотника. Он спокойна уселся на конец лежавшего на земле бревна и стал внимательно рассматривать нос Гектора: лесоруб хорошо знал собаку, часто встречал ее в лесу, а иной раз и кормил, делясь с ней собственным обедом.

— Ты победил меня в стрельбе, Натти, я не стыжусь признать это, — сказал он. — И я ничуть на тебя за то не обижен. Но нынешний выстрел, сдается мне, тебя подведет. Ходят слухи, что ты убил оленя.

— Я сегодня сделал всего два выстрела, и оба в пуму, — ответил Кожаный Чулок. — Вот, поглядите, это скальпы обеих пум. Я как раз собирался пойти с ними к судье, получить за них премию.

И с этими словами он бросил в руки Керби оба кошачьих скальпа, а тот, смеясь, начал поддразнивать собак, дав им понюхать эту необычную дичь.

Видя, как успешно идут переговоры Билли, Хайрем осмелел. Он подошел поближе и заговорил повелительным тоном, как то надлежало представителю власти. Прежде всего он зачитал вслух ордер, тщательно упирая на основные его пункты, и под конец особенно отчетливо и громко назвал имя судьи, подписавшего этот документ.

— И Мармадьюк Темпл поставил свое имя на этом клочке бумаги? — спросил Натти, качая головой. — Ну-ну. Как видно, для этого человека законы, принадлежащая ему земля да всякие новшества дороже родной плоти и крови. Но я уверен, что девушка тут ни при чем. Глаза у нее как у молодой лани. Бедняжка не виновата, она себе отца не выбирала. Вот что, мистер Дулитл, я законы знаю плохо. Говорите, что следует делать дальше.

— Да ведь это простая формальность, Натти, — сказал Хайрем, стараясь говорить дружелюбным тоном. — Давайте зайдем в дом, и там все обсудим. Деньги на уплату штрафа найдутся. Как я понял, судья готов вынуть их из своего кармана.

Старый охотник, который с самого начала зорко следил за тремя посетителями, не покидал своей позиции на пороге хижины. Вид у старика был непреклонный, можно было не сомневаться, что уговорить Натти Бампо не так-то легко. Едва Хайрем шагнул чуть поближе, вообразив, очевидно, что Натти готов впустить его в дом, как Натти повелительно поднял руку и заставил магистрата отступить.

— Должно быть, вы забыли, что я вам сказал. Не вводите меня в искушение, — проговорил старый охотник. — Я никого не тревожу, почему же мне докучают? Идите-ка прочь, отправляйтесь подобру-поздорову и передайте судье, что он может оставить себе свои премии. Но я не допущу, чтобы по приказу Мармадьюка Темпла хозяйничали в моем доме.

Эти слова, вместо того чтобы утихомирить магистрата, только еще сильнее подстрекнули его любопытство, а Керби воскликнул:

— Вот это по-честному! Натти не будет требовать себе награды за пум, а с него пусть не берут штрафа за оленя, и дело с концом. Это я называю поступать по всей справедливости. Люблю, когда зря не тянут канители и никто не в обиде.

— Я требую, чтобы нас впустили в дом, — заявил Хайрем самым авторитетным тоном, на какой только был способен. — Именем закона! Впусти нас обоих, меня и исполняющего обязанности понятого Билли Керби.

— Ну-ка, назад, сквайр, назад! Не испытывайте моего терпения, — сказал Кожаный Чулок очень серьезно, выразительным жестом предлагая Хайрему отступить.

— Ладно, ладно, ты за это поплатишься! — не унимался Хайрем. — Ну-ка, Билли, Джотем, бросайтесь смелее! Мне нужны доказательства.

Тут Хайрем, ошибочно приняв спокойное, хотя и твердое выражение на лице Кожаного Чулка за готовность повиноваться, ступил было на порог, но охотник мгновенно схватил магистрата за плечи и отшвырнул от хижины шагов на десять. Внезапность и неожиданная сила Натти заставили всех оцепенеть, но уже в следующее мгновение Керби залился веселым смехом, шедшим, как видно, прямо от души.

Онлайн библиотека litra.info

— Вот это здорово, старина! — заорал он. — Стало быть, сквайр-то знает тебя лучше, чем я! Ну-ка, ну-ка, выходите вон на ту зеленую лужайку, посмотрим, кто из вас кого одолеет. А мы с Джотемом последим, чтобы все было по правилам.

— Уильям Керби, я призываю тебя к твоим обязанностям! — вопил издали Хайрем. — Хватай его! Я требую именем закона! Хватай!..

Но Кожаный Чулок принял еще более угрожающую позу, и вдруг все увидели, что в руке у него ружье, дуло которого обращено прямо на Билли Керби.

— Отойди, прошу тебя, — сказал охотник лесорубу. — Ты ведь знаешь, я бью без промаха. Я не ходу проливать твою кровь, но, если ты попытаешься ступить на порог моего вигвама, наша с тобой кровь обагрит эту зеленую лужайку.

Пока все происходившее казалось лесорубу лишь забавными пустяками, он держал сторону слабейшего, но при виде ружья настроение его резко изменилось. Он поднялся с бревна во весь рост и, глядя прямо в лицо охотнику, ответил:

— Я пришел сюда, Кожаный Чулок, не как враг. Твоя железная палка пугает меня не больше, чем старое, сломанное топорище. Скажи только слово, сквайр Дулитл, и чтоб все было по закону, — и тогда увидим, кто из нас посильнее.

Но магистрат исчез. В то самое мгновение, как в руках охотника появилось ружье, оба, и Хайрем и Джотем, словно испарились. Не слыша ответа, лесоруб обвел вокруг себя недоумевающим взглядом, но заметил лишь две фигуры, стремительно мчавшиеся в направлении поселка: как видно, достойные джентльмены не только успели прикинуть в уме скорость ружейной пули, но и вероятную дальность ее полета.

— Ты их до смерти напугал, — проговорил Керби, и на его широкой физиономии появилось выражение презрения. — Но меня ты не застращаешь. Опусти-ка ружье, мистер Бампо, не то мы с тобой поссоримся.

Натти опустил ружье и ответил:

— Я не желаю тебе ничего дурного, Билли Керби, но посуди сам: мыслимо ли, чтобы такой негодяй командовал в доме честного человека? От тебя, Билли, я не утаю, оленя я убил, это верно. Можешь забрать его шкуру, она послужит тебе вещественным доказательством. Премия, что причитается мне за убитых кошек, покроет штраф, вот мы и будем квиты.

— Верно, верно, старик! — воскликнул Керби, обрадовавшись этому мирному предложению. Все недовольство мигом исчезло с его честной, открытой физиономии. — Давай-ка сюда шкуру, и все будет по-хорошему.

Натти вошел в хижину и скоро вернулся, неся требуемое вещественное доказательство. Лесоруб тут же ушел, настроенный по отношению к охотнику вполне миролюбиво, как если бы решительно ничего не произошло. Он шагал по берегу озера и время от времени разражался смехом, вспоминая, как Хайрем покатился кубарем от пинка Натти. В общем, вся эта история показалась Билли лишь презабавной шуткой.

Но он еще не успел дойти до поселка, как там уже разнеслись слухи о неповиновении Натти закону, о том, что старый охотник угрожал ему, Билли, ружьем, и о том, как Натти расправился с Хайремом, отшвырнув его от своего порога. Уже поговаривали, что не худо бы послать за шерифом, а некоторые даже высказывались в том духе, что следует собрать ополчение граждан и принять меры против нарушителя порядка. Устроили даже нечто вроде совета, чтобы обдумать на нем, как поступить со старым Натти Бампо. Прибытие Билли Керби, тащившего оленью шкуру, уничтожало всякие основания для обыска и совершенно изменяло положение дел. Оставалось лишь получить с охотника штраф и тем самым удовлетворить закон. Все единогласно порешили, что это может быть с равным успехом проделано и в понедельник, так как субботний вечер для большинства поселенцев был праздничным. Таким образом, все дальнейшие действия были отложены на тридцать шесть часов.