Прочитайте онлайн Пионеры, или У истоков Саскуиханны | Глава XXIV

Читать книгу Пионеры, или У истоков Саскуиханны
2312+3399
  • Автор:
  • Перевёл: И Гурова

Глава XXIV

Упали за борт — страшно вспомнить, право, –

Три марсовых и боцман бравый!

Фолконер

Пока рыбаки готовились к дележу улова, Элизабет и ее подруга медленно прогуливались по берегу. Отойдя на расстояние, откуда не стало видно даже самых длинных и ярких языков пламени костра, девушки повернули обратно. Уже снова приближаясь к костру, они остановились полюбоваться живой и красочной картиной, которая четко вырисовывалась из густой, непроглядной тьмы, как будто целиком поглотившей весь остальной мир.

— Вот поистине сцена, достойная кисти художника! — воскликнула Элизабет. — Обратите внимание, Луиза, каким восторгом сияет физиономия лесоруба: видите, он протягивает моему кузену особенно крупную рыбу. А как красиво лицо моего отца в свете костра! Он смотрит на всю эту огромную, беспорядочную груду добычи задумчиво и даже печально, будто и в самом деле думает сейчас о том, что за днем изобилия и расточительности последует день возмездия и расплаты. Прекрасный сюжет для картины, не правда ли, Луиза?

— Вы же знаете, мисс Темпл, я мало смыслю в подобных вещах.

— Зовите меня по имени, — прервала ее Элизабет. — Здесь не место и не время для формальностей.

— Хорошо, Элизабет, и если мне позволено выразить свое мнение, — начала Луиза робко, — то я полагаю, что эта сцена вполне могла бы послужить темой для картины. Керби рассматривает рыбу и совершенно поглощен этим занятием, его мысли только на нем и сосредоточены, — как отлично выражение его лица от выражения лица… лица мистера Эдвардса. Я не могу определить его точно, но оно… оно как-то… Вы понимаете, что я хочу сказать, дорогая Элизабет?

— Вы ждете от меня уж слишком многого, мисс Грант, — ответила богатая наследница. — Я не умею угадывать мысли и истолковывать выражения лиц.

В тоне Элизабет не было, разумеется, ни резкости, ни даже холодности, однако разговор оборвался. Девушки продолжали идти, теперь удаляясь от костра, все так же под руку, но храня полное молчание.

Первой нарушила его Элизабет, быть может осознав, что последние слова ее прозвучали несколько сухо, а может быть, и потому, что взору ее представилось новое зрелище.

— Посмотрите, Луиза! — воскликнула она. — Оказывается, не мы одни вышли сегодня на рыбную ловлю. На том берегу какие-то рыболовы тоже разжигают костер. Это как будто перед хижиной Кожаного Чулка.

Сквозь тьму, казавшуюся там, у подножия восточной горы, особенно глубокой, мигал небольшой робкий огонек, то появляясь, то снова исчезая, словно боролся за свое существование. Девушки заметили, что огонь этот движется — вот он уже где-то совсем внизу, как если бы его перенесли с высокого берега к самой воде. Здесь пламя огня разгорелось, стало значительно большим и теперь уже горело ровным, ярким светом.

Костер, вспыхнувший, как по волшебству, у самого подножия горы, в отдаленном, никем не посещаемом месте, вызвал особый к себе интерес и восхищение. Он ничуть не напоминал их собственный костер, с его высокими, яркими языками пламени, — там, у горы, огонь горел яснее и жарче, и размеры его и форма не менялись.

Бывают минуты, когда даже самый трезвый ум вдруг поддается наивным детским страхам. Элизабет улыбнулась собственной слабости, вспомнив ходившие в поселке глупые россказни о Кожаном Чулке. Эти же мысли промелькнули и в голове у Луизы, ибо девушка прижалась к подруге и, бросив робкий взгляд на прибрежные кусты и деревья, сказала вполголоса:

— Вам приходилось слышать, мисс Темпл, какие странные истории рассказывают про Натти? Говорят, что в молодости он был индейским вождем, то есть был в союзе с дикарями, и во время войн участвовал не в одном набеге на поселения белых.

— Вполне вероятно, — ответила Элизабет. — И он не единственный в этом роде.

— Да, конечно. Но меня удивляет, почему он так ревностно оберегает свою хижину. Он никогда не уходит, не заперев ее предварительно на какой-то особый запор. Бывали случаи, что дети и даже взрослые жители поселка искали у Натти прибежища от дождя и бури, но он грубо, с угрозами отгонял их от своей хижины. В наших краях такое поведение, право же, необычно!

— Да, разумеется, это не очень гостеприимно со стороны Натти Бампо, но мы не должны забывать его отвращение к обычаям цивилизованного мира. Вы слышали, что рассказывал несколько дней назад мой отец, — как радушно принял его Кожаный Чулок в тот первый приезд отца в эти глухие края. — Элизабет на мгновение умолкла и вдруг лукаво улыбнулась; но темнота скрыла от ее подруги эту улыбку, и тайного смысла ее Луиза так и не узнала… — И, кроме того, Натти безусловно принимает посещения мистера Эдвардса, а он-то уж, как мы обе отлично знаем, отнюдь не дикарь.

Луиза не проронила ни слова. Она все смотрела на таинственный огонь. На том берегу появился еще и второй огонь, такой же по размеру и форме, но бледнее и видневшийся на несколько футов ниже первого. Между этими двумя огнями было ясно видно темное пространство, и в нем тянулся луч, постепенно заостряясь в сторону того огня, что был ниже. Вскоре стало понятно, что второй огонь — это лишь отражение в воде первого и что показавшийся вдруг на озере темный предмет продвигается по воде или, вернее, скользит над ней и находится на одном уровне с девушками. Предмет — то была небольшая лодка — двигался с поразительной быстротой, и его движение осталось бы незамеченным, если бы верхний огонь не становился все более ясно различим, теряя свою округлую форму и увеличиваясь по мере приближения лодки.

— В этом есть что-то сверхъестественное! — шепнула Луиза, поспешно отступая назад, к костру.

— Какое дивное зрелище! — воскликнула Элизабет. Теперь уже совсем хорошо было видно сверкающее, хотя и колеблющееся пламя: оно грациозно скользило над озером, бросая отблески на воду и придавая ей красноватый оттенок. Темнота была так непроглядна, что казалась почти осязаемой, и огонь сверкал, будто вставленный в эбонитовую оправу. Но вот лучи от огня протянулись вперед, осветив все перед лодкой, а позади нее оставался все тот же непроницаемый мрак.

— Эй, это ты там, Натти? — послышался оклик шерифа. — Греби к берегу, мы угостим тебя такой рыбкой, какую не стыдно подать на стол и самому королю!

Свет на озере метнулся в сторону, из мрака вынырнула длинная узкая пирога, и красные отблески озарили темное, обветренное лицо Кожаного Чулка. Он стоял в своем утлом суденышке, выпрямившись во весь свой немалый рост, и с привычной сноровкой вел лодку длинной острогой, держа ее посередине и опуская в воду то один, то другой ее конец; легкая пирога, казалось, неслась, почти не задевая воды. На корме смутно виднелась фигура второго человека, он умело и как будто не прилагая к тому усилий направлял лодку гребком. Кожаный Чулок прислонил острогу к короткому шесту, служившему опорой решетке, кое-как смастеренной из старых железных обручей; на решетке пылали сосновые сучья, и высокое их пламя на мгновение осветило смуглое лицо и блестящие черные глаза могиканина.

Лодка скользила вдоль берега, пока не достигла места, где расположились наши рыбаки. Тут она снова повернула, уже прямо к суше, и опять поворот был изящен и быстр, словно лодка двигалась сама, без посторонней помощи. Вода перед пирогой при этом почти не колыхнулась, и, чтобы облегчить причал, Натти отступил на два шага назад. И, когда лодка наполовину влетела на прибрежный песок, ни единый звук не выдал того, что она стукнулась о берег.

— Подойди, могиканин, — проговорил Мармадьюк, — подойди и ты, Кожаный Чулок. Нагружайте вашу лодку окунями. К чему пускать в ход острогу, когда рыбы наловлено столько, что она начнет гнить, потому что есть ее будет некому?

— Нет, судья! — ответствовал Натти; его высокая фигура показалась на узкой полоске берега и спустилась к небольшой ложбине в траве, где была кучами сложена рыба. — Я не стану есть рыбу, которую так вот попусту губят. Когда мне нужна пища, я убиваю себе острогай угря или форель. Но я не приму участия в таком греховном истреблении рыбы, даже если бы за то мне посулили самое что ни на есть отличное ружье, привезенное из далеких стран. Будь еще у рыбы мех, как у бобра, или если б можно было дубить их кожу, как оленью, тогда еще понятно было бы, зачем их ловить неводом, тысячами зараз. Но раз уж бог сотворил их только на пропитание человеку и ни для чего другого, по мне, это большой грех убивать зря больше того, что ты в состоянии съесть.

— Ты рассуждаешь здраво, Натти, на этот раз я целиком разделяю твое мнение и от всей души желал бы склонить на нашу сторону и шерифа. Ведь и половинного улова было бы вполне достаточно, чтобы целую неделю кормить рыбой весь поселок.

Кожаный Чулок не выразил удовольствия по поводу этого сходства взглядов. С сомнением покачав головой, он ответил:

— Нет, судья, будь у нас мнения одинаковые, вы бы не стали превращать места охоты в поля и пашни, где только пни торчат. И рыбу вы ловите и охотитесь — все не так, как следовало бы. Для меня только та добыча сладка, которую я убиваю в честной охоте, когда у бедняги есть все же возможность спастись. Вот почему я всегда пускаю в ход всего лишь одну пулю, даже будь то птица или белка. Да и свинец надобно беречь. Тому, кто умеет стрелять по-настоящему, на мелкую дичь хватит и одной пули.

Шериф прислушивался к этой тираде с величайшим негодованием.

Проследив, чтобы дележ улова совершился "по всей справедливости", и решив, наконец, в какую из куч положить последнюю крупную рыбу, он заговорил громогласно, давая выход своему раздражению:

— Судья Темпл, владелец здешних мест, и Натаниэль Бампо, браконьер, заядлый истребитель оленей, — превосходный союз для охраны края! Нет, Дьюк, когда мне приходит в голову фантазия половить рыбу, уж я делаю это так, как оно полагается. Эй, молодцы, закинем-ка второй невод! Завтра утром вышлем сюда телеги в фургоны и заберем домой всю рыбу разом.

Мармадьюк, как видно, понял, что никакими уговорами не сломить упорства шерифа, и отошел от костра туда, где стояла пирога охотников. Обе девушки и Эдвардс были уже там.

Подойти поближе к лодке девушек заставило любопытство, но Эдвардса тянуло к ней нечто другое. Элизабет, взглянув на легкий ясеневый остов пироги, обтянутый тонкой корой, поразилась отваге человека, доверяющего свою жизнь столь утлому суденышку, но юноша объяснил ей плавучие свойства пироги и полную ее надежность при правильном управлении. Он в таких ярких красках описал охоту на рыбу с острогой, что Элизабет тут же забыла всякие опасения и выразила желание испытать это удовольствие. Она даже сказала об этом отцу, сама смеясь над неожиданно пришедшей в голову фантазией и признавшись, что это всего лишь причуда, женский каприз.

— Нет, Бесс, это вовсе не причуда, — возразил судья. — И я хотел бы, чтоб у тебя не было никаких глупых девичьих страхов. Пироги совершенно безопасны для тех, у кого есть должная сноровка и смелосте заерпдлѾвае сануюПиракуучасть н иЂы в Пироеа вЂвое ленѴше,К чео эт….

— ся ‵ чеѱезантпрои, — прервал его Кожаный Чулот. — И к томѵ же в Пироеа находились еще и жеЉжины.во жеЉжинй пеамени делдватов привокль к пирогем, , ни дажй помигаий гросты.если мисс желает посмотрать наво, как старый Натти добудею себе остроЂой форел ек завтршкт. —бобѽо пжналоЈать, месток лодкетадается.. ж он не стаает возржЈатв. Пироу-что ое са, и пострипл,не Їтерат первыЂ раз спустики на воду. бя незастак пучасто всих этых индейскихеамосет — стѾжить лодк,й пеасто коѷжинйла Џазате меѴлм.

—˜йди к пирокм индеІст, нруѵлагим она. Онрау теие. Ёоветься индеІк — голоаь у его Ѓздрья, даже еслд рула его не та отвЀуда, как бреоде.амолодйореД пеудею етмии. Он послеият, чт бы и чего не свучилось щего ѵ стѾей.

< Элизабею легкм покрасжелз.

—œмистео Эдвард,е ва вдруг могиканиыдаи от лЈ его амени обЉвание.Вы готоры его выполжиту?

—“готоы, даже если для этоги приается пижЀствовсть жизню!, — Ћолк воскликнуо юношт. —пеуд ете, мисс Темп:е зрелищй, котоѾее предстнает передтми,ь стиет того, чт бы испытатт некотоѼый трпбет, ибо подлинной опасдостидет и какоь. прЇаем, приличля трешуят, чт бся пр вождаинас, мисс Гранз.

—¯?  В эшу лодк?! — воскликнула Луизт. —Нет,Нет,мистео Эдвард,бя ли з, что еД пеуву. надуюья, и вы не двшерЂие свою жизнь такойнегнлькой лЏдоше?.

— сє пеува, я Ѷсе большине испызыват и какего трпбеда, ‵ сказала Элизабет. Она шакнулау лодкум зангла месѾу, сказенноеей индеІѸеЂ. —мистео Эдвард,е бы можеее остатьст. аижетс,и для этй ВскоѳлушкстѾжЅы вполне достаточнз.

—•ый приается месѱить я чеѲжЀсѺеге! — воскликнув молодй человей и пзѳкнуву лодкуо Элизабет как сеазительнь, чточуть не роиял еяакую Ѓшикгу Пирогт. — росрите, мисс Темпл,Но я не могу позвоиать эѸом почченны Хватнтми увзсто насы Ѱорстно т ней одна, без лЈ еголуѻз.

—, онбобѼы,ь этот луа, или лй?, ‵ ѿбросала Элизабеѷ.

—žонбобѼыз для наѷ.

—˜з для всиѵ мжЅыЭлиЁкит. —ботавиа иза него девушко, и В тона, каки, это былосказень, у вствовались однвеаменное донаау и Ѵловлотвоѷеннои сам люние.

<˜индлестак легоу и увоѷеннй вее своюдалельную мадьй, что Элизабе, казалось, будто лодка каки-чточодо, сама скользит по водм. Кожаный Чулок молч, сказывал острогой,а какмй направлений грост,ь остальвые тожа не пророниия ли врула из опасениѵ рас угить рыб.  В этом места озеѷа доз постЏеннйтелЋло здЁть быто совсем не та глубокх, как у го истого береге, где гор, кое гдеобѼѸвались прямо в води, — тае могил бы стоѰть наскора даже самѵо большеу суа", и р и свлоѲалисьЂы в единыа уво, с сосЀами ау гощау. АЗдесь аедѻодйрозлышалесь н большеѸ заѾысли рос и к:е колыѰяясь отточнгво вЂверке, он одндаи на воое еяакупрѱтв.аменно на э их оомеЏых и можно быломыслеиясь форелу.

<£е берега Элизабе, виеала огромЋте кояшк ры,й пѼѸсушЅы а мелтой рпдмой водт, иб, яркйм свеу фктела на Пироеапронрказ далеой в глунь вдны красбѼѸвал жысопр еанныи тайны. Элизабе, кжодеа мгновениеждана, что во- вотгронсая острого Кожаного Чулко вржаетсяв эти кустеД пличЉда, — проаыхнатьс,, казалось, было е возможнй, а добычо приѸлась бы п икг си самомѹ тонкмту гармнву. Ни у Натт,ь по видамом,с были вко особѵй приЌмы,а таожао особѵйкг ыа. Он стояе, выпрямившись во весь свио высокЋй рост, з пЍ томѵ мо, виеѰтьпорадтовальш,К чеоаем,-то Ѳиеае в Пирое;, он сторжоно поворичивил головѹ из стороны в сторонуучасѾ, налпоняясь всем улоЅищмь вперей и ныпрѰгаяоѷеина, как будто хотелпронрнчуть взглядми В ѵомЋте вдн, ткудЏ Ѷсене даходим свет огне.а от гно сѰтреи, я ѾвеучалесьоспЅком.аыхн, в острогой, ое сказаю:

— Греби вдогоеку, он з этй рыЂиной, ж ое. Она отзилась ое стиу. еа всякЋЂ рао встралишѰ таную гроаедиЃы а мелтой водт, гдело еи можно обраться острогом.

могикании деллк легодедвиженид руоей взнкл того, что понялли ужЃо следлющеа мгновение пирога неслас иза примеченЂой фореляю туда, гдо глуи на воЋе достизало футовдводваты. На железкупрешет, у покдиЃили Љсенесколько суьих суче ы, огонь запыла,а и сжет Ђа негопронря в водѵлЃ самогоона.о ует Элизабет виеалосреи икаки-чторпоей и налкИ рыбудействительно огромкего размена.,а таком расстоянио различсть ее можно быле только Ђочуть замеѽтомѵдвиженую платникоа иивосѰв. по видамом,с необытайнжыс быния на озере приалекль к себе интересде только богаѲой наследниВы пмсестся, Ђо и слаѸтел на здешних вот, ибо огромЈая сяс- форел вдруг заЀзала головѹ м улоЅищ СкверѺу, н,л те снова прангла го езнстальнеч полоеание.

— Ј!, — прЀизЀес Натти вполголоск, когда Элизабет, приаспонченЈая ѻюбопытстга, беребнулась чеѱез борь лодк,й прЀиавеля эѸом легкий ут. —форел пмугитга,о она еще слишком далео, спустсть к нее осирокм пока Љсенольне. вде кее меой остроио всегЏ ченырводвась футоы,а рыЂина лжрит на глуи енбобѼих ввсерводваты. оь все жебопыкаѸсь, уж оченѼ хороѽа рыб,ь фнстовеессть к нй,а не мельшм.

—­этого хватий, ж оа, ‵ сказаа охотни,и однод руоей прпгоднив рыбу, чт бы посмотрать нчнре Ѐ и сжеж фктелт. —сегоднаѰ рывы большбвить нк буЀу.

<˜индлеѾ посторль свофутвЀувительныймес, и ответие просоу и решительн:.

— Хорошю!

—žбѸходижЃо сторону,мистео Бамп!, —Ѐшккнуоз лодк, Бинжламет. —бы вким фктеком раЂгонѰешѲ рыб:о она видий невоу и Ѱтрахаетсяв сторону Ђа нег, уа", Ќ оедума таожя.рыб, на этот чее поняѳитга, родз лышдми, и даже больша, поскольму оло, как сказать,ые схпоптмЈаѰдвать,и выѾыслао водм.бѸходЃо сторону,говолю,тмІ нади побольш просоеѷа лся етм.

могикание повлк пирокЎ туда, откуда можно было налсюдуть зудействнями рыбаЂоы, не мЈгаяимна пЁѾа, заставию ее епгодвидоз Ѐечи на вод — пирогаказаласѺ скаЂочной маднй,а пѼѸсуѽей про луду.Ѹ рыбаЂоы, как видно,мело не ѿторллось, потому чтоз лодксто имелЋ слышаласѺ ѲЀувиные Ѐшки, Бинжламелѷ.

—›невый бору,мистео Керб,м левый бор!, —роанедовак старыйпорѺт. —а жмгайсалье