Прочитайте онлайн Пионеры, или У истоков Саскуиханны | Глава XXIII

Читать книгу Пионеры, или У истоков Саскуиханны
2312+3729
  • Автор:
  • Перевёл: И Гурова

Глава XXIII

Подсоби, хозяин, подсоби!

Рыба запуталась в сетях, как бедняк

В ваших законах.

Шекспир. "Перикл"

Весна наступила столь же внезапно, сколь медленно в томительно было ее приближение. Дни все подряд стояли мягкие и теплые, и, хотя ночью было еще прохладно, пора морозов миновала. На берегу озера высвистывал свои унылые мелодии козодой, в воздухе звенел многоголосый хор обитателей прудов и полей. На тополях в лесу затрепетали первые листки. Склоны гор утрачивали бурую окраску по мере того, как деревья одно за другим добавляли свою живую, яркую зелень к темной хвое сосны и хемлока; и даже на медлительном дубе стали набухать почки, готовясь к грядущему лету.

Веселая, быстрая трясогузка, общительная малиновка и маленький прилежный королек присутствием своим и песнями оживляли поля и луга. А над водами Отсего парила чайка-рыболов, подкарауливая добычу и хватая ее с присущей этой птице жадностью.

Рыба в озере водилась в изобилии и была отменно вкусна. Едва лишь стаял лед, как по озеру двинулось множество небольших лодок, и рыбаки поспешно забросили свои удочки в сокровенные водные глубины, соблазняя неосторожных тварей всеми видами приманки, какие только могла придумать изобретательность человека. Но медленная, хотя и надежная, ловля "на крючок" не удовлетворяла нетерпеливых рыболовов, они мечтали о более решительных средствах истребления. И вот подошло наконец время, когда по закону, которого добился судья Темпл, можно было начать ловлю окуней. Шериф немедленно заявил о своем намерении воспользоваться первой же темной ночью и отправиться на озеро.

— Ты тоже должна пойти с нами, кузина Бесс, — добавил он. — И мисс Грант, и мистер Эдвардс. Я покажу вам, что такое настоящая рыбная ловля, — не так, как у Дьюка, когда он ловит форель на удочку: "клюет, не клюет, клюет, не клюет"… Часами, бедняга, сидит под палящим солнцем или над прорубью во льду в самую что ни на есть стужу, и вся защита ему от ветра какие-то жалкие голые кустики. И только зря мучается — ведь иной раз ни единой рыбешки не поймает. Нет, мне подавай другое — невод длиною футов в триста пятьдесят, да веселую компанию рыбаков, чтобы было с кем перекинуться шуткой или парой слов, да Бенджамена в рулевые, и такой улов, чтобы рыбу считать сотнями. Вот это по мне!

— Ах, Дик, если бы ты понимал, какое удовольствие посидеть с удочкой, ты бы не стремился выловить неводом сразу всю рыбу из озера. Я уже не раз видел, как после твоих увлечений рыбным спортом на берегу оставалось гнить столько рыбы, что ею можно было бы накормить десяток голодных семей.

— Ладно, не буду спорить с тобой, судья Темпл, но сегодня же ночью я выезжаю на озеро и всех приглашаю с собой. Пусть рассудят, кто из нас прав.

Весь день Ричард хлопотал, готовясь к важному делу, и едва лишь угас последний луч заходящего солнца и на землю пал свет народившегося месяца, как от берега отделилась лодка с рыбаками и двинулась к западному краю озера, за полмили от поселка. Туда же, но в обход по суше, должны были направиться Мармадьюк, его дочь, мисс Грант и юный Эдвардс. Земля уже просохла, и было приятно пройтись по сухому травянистому берегу. Они шли у самого края озера и следили за движущимся по воде темным силуэтом лодки, пока его не поглотила тень от гор на западной стороне. В обход дорога была вдвое длиннее, и судья заметил:

— Пора нам прибавить шагу, не то месяц успеет скрыться, прежде чем мы доберемся до места, и Дик без нас начнет добывать свои неслыханные трофеи.

После долгой, суровой зимы весеннее тепло бодрило и радовало. Молодые люди, восхищенные открывавшимися перед ними видами и предвкушая развлечение, шли следом за судьей, который вел их по берегу Отсего окраинами поселка.

— Кажется, они уже разжигают костер, — сказал Эдвардс. — Видите, огонь то вспыхнет, то снова угаснет, словно летает светлячок.

— Теперь он уже ярко пылает! — воскликнула Элизабет. — Даже видны фигуры людей возле огня. Ставлю все свои драгоценности против золотых бус Добродетели, что костер разожгли не без участия моего нетерпеливого кузена. Видите, пламя снова померкло, как меркнут многие блестящие замыслы Ричарда Джонса.

— Ты угадала, Бесс, — сказал судья, — Ричард бросил в огонь охапку сухих веток, они вспыхнули и тут же сгорели. Но свет костра помог им найти топливо получше, потому что, видите, костер пылает ровно и ярко. Теперь это настоящий рыбацкий бакен. Заметьте, как красиво бросает он на воду круг света!

Костер заставил всех ускорить шаг, ибо даже девушкам захотелось посмотреть, как будут закидывать невод. К тому времени, когда они достигли небольшого обрыва над берегом, где высадились рыбаки, месяц зашел за вершины сосен, и, так как почти все звезды были закрыты тучами, в темноте светился лишь огонь костра. Мармадьюк предложил своим спутникам немного постоять, поглядеть на рыбаков, находившихся внизу у воды, и послушать их разговоры, а уж потом спуститься на берег.

Рыбаки расселись вокруг костра — все, кроме Ричарда и Бенджамена: первый сидел на гнилом пне, притащенном сюда в качестве топлива, а второй стоял, упершись руками в бока и так близко к костру, что порой его торжественную физиономию застилал дым, время от времени раздуваемый легким ветерком.

— Послушайте, сквайр, — говорил дворецкий, — вы, конечно, можете называть рыбину весом в двадцать — тридцать фунтов бог весть какой невидалью, но для человека, который и акул лавливал, такая добыча, ей-богу ничего не стоит.

— Ну, Бенджамен, смею тебя уверить, — возразил ему шериф, — если за один раз вытащить неводом тысячу отсегских окуней и окуньков, щук и щучек, да еще форели, крупной, мелкой, да всякой плотвы — это не так уж плохо! Загарпунить акулу — это, может, тоже стоящая охота, но какой от нее прок, от твоей акулы? А любая из тех рыб, что я сейчас назвал, достойна королевского стола.

— Нет, сквайр, тут вы меня не уговорите. Ведь всякому ясно, что в этой луже, где человеку и утонуть-то негде, не выловишь того, что водится в океане. Кто ходил по морям, тот знает, какие там бывают киты да дельфины — длиной с любую сосну вон там на горе!

— Это уж ты хватил, Бенджамен, — сказал шериф примирительным тоном, как видно, желая поддержать престиж своего любимца. — Ведь некоторые из этих сосен высотой сотни две футов, а то и побольше.

— Две сотни или две тысячи — это все едино! — упрямо воскликнул Бенджамен, всем своим видом показывая, что в этом вопросе его не так-то легко сбить с занятой позиции. — Или я не бывал в море и не видел китов собственными глазами? Я от своих слов не откажусь — да, киты бывают длиной вон с ту сосну!

Пререкания эти, как видно, были заключением уже давно длившегося спора. Билли Керби, растянувшись во всю свою длину на земле по другую сторону костра, ковырял в зубах щепками и молча слушал, но время от времени с сомнением покачивал головой, как бы желая показать, что не очень-то доверяет словам Бенджамена, и наконец заговорил.

— Сдается мне, — начал он, — что в нашем озере хватит воды для самого здоровенного кита, какой только сыщется на свете. А насчет сосен я тоже кое-что смыслю: мне доводилось такие сосны рубить, каких вы и не видывали. Взять, к примеру, вон ту старую сосну, что стоит в расщелине на Горе Видения, — вон там, как раз за поселком. Ты ее и сейчас можешь видеть, Бенни, луна прямо над ней. Ну вот, если эту сосну опустить в самом глубоком месте озера, над верхушкой сосны окажется еще такой слой воды, что сможет плыть громаднейший корабль и днище не коснется верхних веток сосны, готов голову свою прозакладывать.

— А видел ли ты хоть раз в жизни корабль-то, друг мой Керби? — расхохотался стюард. — Что ты мог видеть, кроме паршивой лодчонки на этой лужице пресной воды? Нет, скажи по совести: видел ты или не видел настоящее судно?

— А как же! — ответил лесоруб уверенно. — Смело могу сказать, что видел, и не совру.

— А приходилось тебе, мистер Керби, видеть настоящий английский корабль? Нет, где это ты, скажи на милость, ухитрился видеть настоящий линейный корабль, чтоб на нем было все, что полагается: ахтерштевень и форштевень, шпунтовый пояс, и планкшир, трапы, люки и ватервейсы, квартердеки, и баки, и… ну, и орлоп-палуба? Ответь-ка нам на это!

Присутствующие были немало удивлены таким грозным вопросом, а Ричард потом говорил: "Чертовски досадно, что Бенджамен не умеет читать, — британский флот в его лице мог бы приобрести ценного сведущего офицера. Что ж удивительного, что англичане так легко одолели на море французов, если самый простой английский матрос досконально знает все об устройстве корабля". Но Билли Керби был не робкого десятка и терпеть не мог, когда с ним разговаривал свысока какой-то "иностранец". Все время, пока стюард сыпал мудреными морскими словечками. Билли стоял спиной к костру, а потом вдруг, неожиданно для всех, сказал:

— Ну да, видел, и на Северной реке и, может, на озере Шамплен. Там, приятель, ходят такие шлюпы, что могут потягаться с любым кораблем короля Георга. Мачты на них в девяносто футов, из доброй крепкой сосны — я сам не одну такую срубил у нас в Вермонте. Вот кабы я был капитаном на нашем речном шлюпе, а ты — капитаном на своей хваленой "Боадицее", мы бы еще посмотрели, у кого шкура покрепче — у янки или у англичанина.

В ответ на это Бенджамен громко захохотал, и эхо в горах, отстоявших на расстоянии в полмили, принесло обратно раскаты его хохота — казалось, будто в лесах на горных склонах обитает множество насмешливых духов.

— Давайте спустимся к нашим рыболовам, не то сейчас вспыхнет ссора не на шутку, — шепнул Мармадьюк. — Бенджамен неудержимый хвастун, а Керби при всем своем добродушии настоящий сын лесов, он убежден, что любой янки стоит шестерых англичан. Удивительно, что Дик молчит: как это он упускает такой прекрасный случай пустить в ход свое красноречие!

Появление судьи Темпла и обеих девушек если не водворило полного мира, то, во всяком случае, положило конец военным действиям. Выполняя распоряжения мистера Джонса, рыбаки приготовились спустить лодку, еле различимую в ночном мраке; на корме ее уже лежал наготове невод. Ричард попрекнул Мармадьюка и его спутника за то, что те замешкались, и все бурные страсти сразу улеглись.

Наступили тишина и спокойствие, как и те, что царили на водной глади, которую люди готовились сейчас потревожить, чтобы выкрасть из глубин озера его лучшие сокровища.

Тьма так сгустилась, что там, куда не проникал свет костра, уже ничего нельзя было разглядеть. Вода виднелась лишь у самого берега; она блестела, как только на ней начинали мелькать дрожащие красные полоски — это танцевало на ее поверхности отраженное пламя костра, но уже в сотне футов от берега стоял стеной непроницаемый мрак. Только иной раз, в просветы между тучами, сверкнут одна-две звезды да тускло мерцали огоньки в поселке, такие слабые, будто они где-то бесконечно далеко. Временами, когда огонь костра начинал стелиться книзу или когда горизонт очищался от туч, на той стороне озера смутно вырисовывались волнистые очертания гор; но на озеро эти горы бросали такую широкую и густую тень, что тьма здесь казалась особенно глубокой.

Бенджамен Помпа неизменно выполнял обязанности боцмана в лодке Ричарда, и во время рыбной ловли ему же всегда поручалось закидывать невод, кроме тех случаев, когда шериф полагал нужным браться за дело самолично. В этот раз на веслах сидели двое — лесоруб и молодой паренек, гораздо слабее его, — остальные должны были держать веревки невода. Все приготовления были поспешно проделаны, и Ричард дал знак, что пора "отваливать".

Элизабет смотрела, как лодка удаляется от берега и за ней, постепенно высвобождаясь, тянется веревка. Вскоре лодка исчезла в темноте, и только по доносившимся с озера ударам весел о воду можно было судить о ее движении. Все это время соблюдалась строжайшая тишина, чтобы, как пояснил Ричард, "не спугнуть рыбу: она сейчас держится на небольшой глубине, и, если ее не потревожить криками, она подойдет к свету".

Из мрака доносился только хриплый, но уверенный голос Бенджамена: "левый борт", "правый борт", "суши весла"… На то, чтобы закинуть невод, понадобилось порядочно времени. Бенджамен, гордившийся своим умением закидывать сети, делал все очень обстоятельно. И в самом деле, успех во многом зависел от того, насколько ловко заброшен невод. Наконец послышался громкий всплеск — Бенджамен отбросил "шток" — и раздалась хриплая команда стюарда: "К берегу!" Ричард схватил горящую головню и побежал туда, где должна была пристать лодка.

— Держите на сквайра, ребята, — распорядился Бенджамен. — Ну, сейчас посмотрим, что водится в этой луже.

Оттуда, где опустили невод, слышались частые удары весел и шум раскручивающейся веревки. Лодка вскоре выплыла в круг света, и в следующее мгновение ее уже притягивали к берегу. Несколько пар рук живо подхватили веревку и стали осторожно, не останавливаясь, тянуть ее сразу за оба конца. Ричард приказывал рыбакам тянуть концы то посильнее, то послабее, как того требовало дело. Мистер Темпл и с ним вся молодежь любовались увлекательным зрелищем.

Теперь все принялись громко обсуждать, каков-то будет улов. Мнения разделились — одни заявляли, что сеть легкая, словно перышко, другие утверждали, что она так тяжела, будто в ней бревна. Так как каждый конец веревки был длиною в несколько сот футов, шериф не придал значения этим противоречивым высказываниям. Он решил сам убедиться, как в действительности обстоит дело.

— Эй, послушай-ка, Бенджамен! — крикнул он, потянув за один конец веревки. — Да ты, я вижу, не умеешь крепить невод. Веревка совсем и не натягивается у меня под рукой, ее можно тянуть мизинцем.

— Вам, сквайр, приходилось когда-нибудь видеть кита? — ответил на это стюард. — Если невод пуст, значит, в этом озере не рыба водится, а черти в образе рыб. Я закрепил невод по всем правилам, не хуже, чем крепят снасти над квартердеком флагманского корабля.

Но Ричард уже и сам понял свою ошибку, когда увидел, что Билли Керби у другого конца веревки, стоя в воде и согнувшись под углом в сорок пять градусов, напрягает всю свою гигантскую силу, чтобы удержаться и не свалиться в воду. Он умолк и вернулся к первому концу веревки.

— Я вижу шесты! — крикнул Ричард. — Тащите, ребята, тащите! К берегу, к берегу!

Элизабет, услышав эти веселые возгласы, напрягла зрение и увидела, что из воды вынырнули концы обоих шестов. Рыбаки уже ухватились за шесты, соединили их, и невод превратился как бы в огромный мешок.

Теперь все тянули что было сил. Ричард покрикивал, поощряя рыбаков:

— Старайтесь, старайтесь, ребятки! Тяните веселее, и все будет наше! Тяните же, тяните!

— Тяни, подтягивай! Ого-го! — вопил Керби, подтаскивая веревку с такой силой, что остальным, кто был сзади, оставалось только подхватывать ее из его рук.

— Тяни шест! — крикнул стюард.

Все кинулись к воде — кто ухватился за верхний конец веревки, кто за нижний, так называемый "главный линь", — и принялись с превеликим усердием вытягивать невод на берег. Тут над водой показался полукруглый обод из небольших шариков — он поддерживал невод в перпендикулярном положении, и, по мере того как обод сужался, становился все виднее мешок-невод: всплески волны говорили о том, что это бьется попавшаяся в сеть рыба.

— Тяните, ребятки! — кричал Ричард. — Я вижу, как брыкаются эти зверюги, хотят выбраться на свободу! Тяните поусердней, смотрите, какая награда ждет вас за труды!

Теперь была уже видна пойманная рыба; в неводе собрались самые разнообразные ее представители. Вода возле берега ходила ходуном, так бились в сети перепуганные пленники, запутываясь в ее ячейках. На поверхности воды блестели сотни чешуйчатых боков и белых брюшек, они сверкали в отраженном блеске костра. Напуганные шумом и неожиданной переменой, рыбы кидались вниз, ко дну, в тщетной попытке вернуть себе свободу.

— Ура! — крикнул Ричард. — Еще потянем разок-другой, и дело сделано.

— Веселее, братцы, веселее! — покрикивал Бенджамен. — Я вижу такую здоровенную форель, что из нее можно приготовить отличный чедэр!

Билли Керби выхватил из невода кумжу и с презрением швырнул ее обратно в озеро.

— Убирайся-ка ты! — проворчал он. — Тяните, ребята. Тут полным-полно всякой всячины, чего душе угодно, и разрази меня на этом месте, коли здесь не тысяча одних окуней!

Охваченный азартом, забыв про то, что еще ранняя весна, лесоруб ринулся в ледяную воду и начал извлекать рыбу из ее родной стихии.

— Не упустите, братцы, тащите что есть силы! — крикнул Мармадьюк, заразившись общим возбуждением.

Он ухватился за невод, оказав тем немалую помощь рыбакам, но Эдвардс уже опередил его — вид целой горы рыбы, шевелящейся на песчаном берегу, заставил его покинуть дам и присоединиться к рыболовам.

С величайшей осторожностью сеть вытянули на сушу и после немалых трудов всю пойманную рыбу свалили в ложбину на берегу, предоставив пленников их печальной участи — доживать недолгий остаток жизни в этой новой для них стихии.

Даже Элизабет и Луиза пришли в восторг при виде двух тысяч пленников, изъятых из лона озера и сложенных к их ногам. Но, когда первый восторг несколько улегся, Мармадьюк взял в руки окуня весом фунта в два, поглядел на него задумчиво и затем обратился к дочери:

— Какое непростительное расточительство благословенных даров природы! Эта рыба, которая валяется перед тобой такой огромной грудой и к которой уже завтра никто и не притронется за самым бедным столом в нашем Темплтоне, так нежна и вкусна, что в других странах ее сочли бы лакомством, достойным самых тонких гурманов. На свете не сыщешь рыбу вкуснее отсегского окуня. Мясо его жирно, как у сельди-пузанка, и упруго, как у лосося.

— Но, право же, дорогой отец, — воскликнула Элизабет, — такая рыба — благословение этого края, большая поддержка для бедняков!

— Бедняки не очень запасливы там, где есть изобилие и богатство, дитя мое, и они редко заботятся о завтрашнем дне. Но если есть оправдание массовому истреблению живности, то это лишь тогда, когда дело касается окуней. Ты знаешь, что зимой они защищены от нас ледяной коркой на поверхности озера и на крючок не идут. И в жару их тоже не поймаешь — они уходят глубоко на дно, где вода всегда студеная. И только весной и осенью, да и то на протяжении лишь немногих дней, их можно захватить неводом. Но, как и многие другие дары дикой природы, они начинают исчезать, их истребляют люди.

— Исчезают? Окуни? — воскликнул шериф. — Ну, Дьюк, если это ты называешь исчезновением, то уж не знаю, чего тебе еще надо! Ты только посмотри: тут ведь наберется добрая тысяча первосортных окуней, сотни других порядочных рыб и еще всякой мелочи без счета. Но ты вот всегда так: сперва тебе жаль, что рубят много деревьев, потом — что истребляют много оленей, потом жалеешь сахарные клены, и так далее, без конца. То ты говоришь, что надо бы провести по всей округе каналы, — и это там, где через каждые полмили река или озеро, — и все только потому, что вода течет не в тех направлениях, в каких тебе угодно; а то начинаешь поговаривать о каких-то там угольных копях, хотя всякий обладающий хорошим зрением, как, например, я, отлично видит, что вокруг сколько угодно бесплатного топлива — столько, что им можно лет пятьдесят отапливать весь Лондон. Ты как полагаешь, Бенджамен, прав я или нет?

— Да как вам сказать, сквайр, — отозвался Бенджамен. — Лондон не так уж мал. Если его вытянуть в одну линию, вон как тот поселок на берету реки, то он, пожалуй, закроет все озеро. Хотя, должен заметить, наш лес очень пригодился бы лондонцам, ведь они жгут, почитай, один уголь…

— Кстати об угле, судья Темпл, — прервал Бенджамена шериф. — Мне надо сообщить тебе одну чрезвычайно важную новость. Но мы отложим этот разговор до завтра. Я знаю, ты собираешься ехать в восточную часть "патента". Я поеду вместе с тобой и по дороге покажу тебе одно место, где ты мог бы осуществить кое-какие твои проекты. Пока помолчим об этом, нас могут услышать. Но знай, Дьюк, сегодня мне открыли тайну, благодаря которой ты сможешь получить богатств больше, чем все то, что дают тебе все твои угодья, вместе взятые.

Мармадьюк засмеялся — он привык к таинственным "важным" сообщениям шерифа, а Ричард с видом оскорбленного достоинства и как бы сокрушаясь по поводу недостаточного доверия к нему судьи, занялся делом, в данный момент более важным.

Работа по вытягиванию невода потребовала немало сил, и теперь шериф распорядился, чтобы часть рыболовов занялась предварительной разборкой рыбы, а остальные под руководством Бенджамена подготовили бы невод, чтобы закинуть его в озеро вторично.