Прочитайте онлайн Пионеры, или У истоков Саскуиханны | Глава XVI

Читать книгу Пионеры, или У истоков Саскуиханны
2312+3751
  • Автор:
  • Перевёл: И Гурова

Глава XVI

Первый сторож (тихо). Тут дело нечисто,

Ребята. Стойте смирно.

Шекспир, "Много шума из ничего"

К счастью для всех веселых гуляк, за полночь покидавших "Храброго драгуна", в это время уже сильно потеплело, и, кружа среди сугробов, они могли не опасаться за целость своих носов и щек. К утру по небу быстро заскользили прозрачные облачка и луна скрылась в волнах тумана, который ветер гнал на север, неся с собой теплый воздух с далекого океана. Солнце взошло за густыми тучами, а южный ветер, дувший теперь в долине, обещал оттепель.

Утро уже давно занялось, когда Элизабет заметила, что над восточными холмами забрезжило бледное сияние, хотя западный склон долины осветился гораздо раньше, и решила погулять и полюбоваться окрестностями при свете дня, прежде чем компания, так усердно праздновавшая сочельник, выйдет наконец к завтраку. Остановившись в маленьком дворике, за которым начиналась молодая сосновая поросль, совсем недавно занявшая место могучих лесных великанов, Элизабет поплотнее закуталась в меховую накидку, ибо, несмотря на оттепель, холод все же был довольно силен, и собиралась уже пойти дальше, но тут над ее головой раздался голос мистера Джонса:

— Поздравляю с праздником, кузина Бесс, желаю тебе счастливого рождества! Как погляжу, ты равняя пташка, но все-таки я тебя перехитрил. Еще не было рождества, когда бы я не успел первым поздравить всех обитателей дома, от мала до велика, и белых, и черных, и желтых. Но погоди-ка минутку, пока я надену шубу; ты же собралась осмотреть наши нововведения, а никто лучше меня не сможет тебе все объяснить: ведь это я их придумал. Дьюк и майор будут еще час отсыпаться после дьявольских смесей миссис Холлистер.

Элизабет, оглянувшись, увидела, что, подстрекаемый неуемной жаждой всегда быть первым, ее родственник распахнул окно и высунул из него голову, еще увенчанную ночным колпаком. Она засмеялась, обещала подождать его и вернулась в дом, но вскоре вновь вышла во дворик, держа в руке большой пакет, украшенный пятью внушительными печатями, — как раз вовремя, чтобы встретить мистера Джонса.

— Идем, Бесси, идем! — оживленно крикнул он, беря ее под руку. — Снег подтаял, но нас он еще выдержит. Чувствуешь, как в воздухе запахло пенсильванской весной? Здешний климат из рук вон плох, душенька. Вот, скажем, вчера к вечеру мороз был такой, что мог убить в человеке всякую подвижность, а чтобы это случилось со мной, нужен редкий холод; часов в десять начало теплеть, к двенадцати стало совсем тепло, и всю остальную часть ночи было так жарко, что я даже сбросил одеяло… Э-эй, Агги! Поздравляю с праздником, Агги! Да ты слышишь меня, черный пес? Вот тебе доллар, и, если судья и майор проснутся прежде, чем я вернусь, прибеги сказать мне об этом. Если Дьюк меня опередит, я тебе в жизни этого не прощу.

Негр выхватил монету из сугроба, обещал быть начеку и вовремя предупредить массу Ричарда. Затем он подбросил доллар на двадцать футов вверх, поймал его и удалился в кухню, чтобы похвастать полученным подарком, — на сердце у него было легко, и губы то и дело расплывались в счастливую улыбку.

— Успокойтесь, милый кузен, — сказала Элизабет. — Я заглянула в спальню отца — он вряд ли проснется раньше чем через час, и, приняв должные меры предосторожности, вы, без всякого сомнения, успеете поздравить его первым.

— Конечно, Дьюк тебе приходится отцом, Элизабет, но я все-таки скажу: Дьюк из тех людей, кто любит быть первым даже в пустяках. Что до меня, то я к этому совсем равнодушен, за исключением тех случаев, когда бывает нужно с кем-нибудь потягаться. Ведь вещь, не важная сама по себе, приобретает огромное значение, если надо показать, что у тебя она получается лучше, чем у других. Вот твой отец хочет быть во всем первым, а я только доказываю, что ему до меня далеко.

— Это совершенно понятно, сэр, — сказала Элизабет. — Не будь в мире других людей, кроме вас, вы презирали бы отличия, но, раз уж они существуют, вам волей-неволей приходится доказывать, что всем им до вас далеко.

— Вот именно. Ты умница, Бесс, и делаешь честь своим наставникам. А ведь этот пансион выбрал для тебя я. Когда твой отец упомянул о своем намерении, я списался с одним моим нью-йоркским другом, прося его совета, и он рекомендовал мне тот самый пансион, в котором ты училась. Дьюк сперва, как обычно, заупрямился, но, когда узнал все обстоятельства, должен был со мной согласиться и послал туда тебя.

— Ну, довольно перечислять недостатки Дьюка, сударь. Он ведь все-таки приходится мне отцом, а если бы вы знали, что он сделал для вас, пока мы были в Олбани, вы не стали бы так взыскательно разбирать его характер.

— Для меня? — воскликнул Ричард и остановился, чтобы обдумать это сообщение. — А он, верно, достал для меня план новой голландской молельни. Но мне это ни к чему, ибо человек, наделенный особыми талантами, редко прибегает к помощи чужих планов. Его собственный ум — вот лучший архитектор.

— Речь идет не об этом, — разуверила его Элизабет с таинственной улыбкой.

— Нет? Ну, так… может, в прошении о новой заставе он предложил меня на пост сборщика дорожных пошлин?

— Может быть, не знаю, но я говорю о другом назначении.

— О другом? — повторил мистер Джонс, который уже пританцовывал от любопытства. — Значит, это все-таки какое-то назначение. Если в милицию, то я откажусь.

— Нет, нет, милиция тут ни при чем! — воскликнула мисс Темпл, показывая ему пакет и тут же кокетливо отдергивая руку. — Это пост и почетный и доходный.

— И почетный и доходный! — воскликнул мистер Джонс вне себя от волнения. — Покажи мне скорее эту бумагу, душечка. Но делать-то мне что-нибудь придется?

— Отгадали, кузен Дик; это высшая исполнительная власть в округе. По крайней мере, так сказал отец, когда отдал мне этот пакет, чтобы я могла сделать вам рождественский подарок. "Дик будет очень рад, — сказал он, — возглавить исполнительную власть в округе".

— Возглавить исполнительную власть в округе? Чепуха! — воскликнул Ричард, нетерпеливо вырывая пакет из ее рук. — Нет такого поста… Кто? Что? Мистер Ричард Джонс, эсквайр, назначается шерифом округа… Вот это действительно мило со стороны Дьюка, ничего не скажешь! Нельзя отрицать, что у Дьюка доброе сердце и он никогда не забывает своих друзей. Шериф! Верховный шериф округа! Это звучит хорошо, Бесс, но выполняться обязанности шерифа будут еще лучше. Дьюк все-таки человек рассудительный и умеет разбираться в людях. Я ему очень обязан, — при этих словах Ричард, сам того не замечая, вытер глаза полой шубы, — хотя, конечно, я всегда готов отплатить ему тем же, в чем он убедится, если мне представится случай оказать ему услугу, связанную с моей должностью. Она будет оказана, кузина Бесс, будет! Как, однако, слезятся глаза от этого проклятого южного ветра.

— Вот теперь, кузен Ричард, — со смехом воскликнула девушка, — теперь, наверное, вы сумеете найти себе занятие! Я ведь не забыла, как часто вы в первые дни жаловались, что в этих необжитых краях вам совсем нечего делать, хотя, на мой взгляд, дела здесь было непочатый край.

— "Занятие"! — повторил Ричард, высморкался и, выпрямившись во весь свой маленький рост, принял серьезный вид. — Все зависит от системы, душенька. Я сегодня же сяду и систематизирую округ. Шерифу, как ты знаешь, полагаются помощники. Я разделю округ на районы и в каждом поставлю такого помощника, а одного заведу для поселка, где будет помещаться моя штаб-квартира. Дай-ка подумать… Вот, скажем, Бенджамен. Да, из Бенджамена выйдет хороший помощник шерифа; он уже получил американское гражданство и был бы просто совершенством, если бы только умел ездить на лошади.

— Да, мистер шериф, — сказала его спутница, — раз он так хорошо разбирается в корабельных канатах, то, наверное, сумеет справиться и с простой веревкой, если это ему когда-нибудь понадобится в его должности…

— Ну нет, — перебил ее Ричард, — льщу себя мыслью, что никто не сумеет повесить человека лучше… то есть… э-э… Да, Бенджамен сумеет великолепно справиться с этим неприятным делом, если только согласится за него взяться, но думаю, что он никогда не согласится. Нет, наверное, я не сумею заставить его вешать кого-нибудь и не сумею научить ездить верхом. Придется мне искать другого помощника.

— Ах, кузен, у вас хватит досуга для решения всех этих важных дел, а пока, прошу вас, забудьте, что вы теперь верховный шериф, и докажите, что вы умеете быть любезным кавалером. Где все те нововведения и улучшения, которые вы обещали мне показать?

— Где? Да везде. Вот тут я наметил новые улицы, и, когда они будут закончены, все деревья повалены, а все дома выстроены, это будет прелестный квартал, не правда ли? Дьюк великодушный человек, ничего не скажешь, несмотря на свое упрямство. Да-да, мне понадобятся по меньшей мере четыре помощника, не считая начальника тюрьмы.

— Но я не вижу здесь никаких улиц, — сказала Элизабет. — Или вы называете улицами вон те узенькие просеки в молодом сосняке? Неужели вы серьезно собираетесь строить дома в этом лесу и на болоте?

— Мы должны пролагать улицы по компасу, Бесс, не думая ни о деревьях, ни о холмах, ни о болотах, ни о пнях, — короче говоря, ни о чем, кроме потомков. Таково желание твоего отца, а твой отец, как ты знаешь…

–..сделал вас шерифом, мистер Джонс, — докончила Элизабет тоном, который ясно показал ее спутнику, что он коснулся запретной темы.

— Знаю, знаю, — воскликнул Ричард, — и будь это в моей власти, я сделал бы Дьюка королем. Он благородный малый, и король из него вышел бы превосходный, при условии, конечно, что он подберет себе хорошего премьер-министра… Но что это? В сосняке слышны голоса. Готов прозакладывать мою новую должность, это какие-то злоумышленники. Подойдем поближе и разберемся, в чем дело.

За время своей беседы Ричард и Элизабет успели довольно далеко отойти от дома и шли теперь по расположенному за поселком пустырю, где, как читатель мог догадаться по их разговору, в будущем предполагалось проложить новые улицы. Однако единственным свидетельством этих ожидаемых улучшений пока была заброшенная вырубка на опушке темного соснового бора, уже поросшая молоденькими сосенками. Ветер шелестел в верхушках этих юных отпрысков лесных великанов, заглушая шаги наших путников, а зеленая хвоя скрывала их от случайного взгляда. Поэтому они смогли приблизиться почти вплотную к тому месту, где молодой охотник. Кожаный Чулок и старый вождь вели какой-то серьезный разговор. Молодой человек, казалось, на чем-то настаивал, на чем-то очень важном, а Натти слушал его речь с еще более глубоким вниманием, чем обычно. Могиканин стоял в стороне, опустив голову на грудь; длинные черные волосы скрывали его лицо, однако вся его фигура выражала глубокое уныние, а может быть, и стыд.

— Уйдемте, — шепнула Элизабет, — нас сюда не звали, и мы не имеем права подслушивать секреты этих людей.

— Не имеем права? — с легкой досадой переспросил Ричард также шепотом и поспешно взял ее за руку, словно опасаясь, что она убежит. — Ты забываешь, кузиночка, что мой долг — охранять мир в округе и следить за неукоснительным выполнением законов. Эти бродяги часто их нарушают, хотя я не думаю, чтобы Джон был способен на что-нибудь подобное. Бедняга, вчера он был мертвецки пьян и сейчас, кажется, еще не совсем пришел в себя. Давай подойдем поближе и послушаем, о чем они говорят.

Элизабет попробовала возражать, но Ричард, несомненно вдохновляемый высоким представлением о долге, сумел настоять на своем, и вскоре они подошли так близко, что могли ясно расслышать каждое слово, произносившееся на поляне.

— Птицу эту нам надо заполучить, — говорил Натти, — хоть честным путем, хоть нечестным. Охо-хо, я-то знавал времена, когда дикая индейка не была редкостью в этих местах. Ну, а теперь они попадаются только на Виргинских перевалах. Оно, конечно, жареная индейка повкусней куропатки будет, хоть, на мой взгляд, нет ничего лучше бобрового хвоста и медвежьего окорока. Ну, да на вкус товарищей нет. Сегодня я, когда шел через поселок, отдал французу за порох все деньги, кроме вот этого шиллинга, и, раз у тебя ничего нет, мы сможем купить только один выстрел. А я знаю, что Билли Керби тоже зарится на эту самую индюшку. У Джона верный глаз на первый выстрел, а у меня теперь что-то руки трясутся, когда требуется показать свое уменье на людях, и я частенько промахиваюсь. Вот когда я осенью убил медведицу с медвежатами, то, хоть они были куда как свирепы, я уложил их всех по очереди, каждого с одного выстрела, да еще заряжая ружье на ходу, пока я увертывался от них между деревьями. Да только тогда было совсем другое дело, мистер Оливер.

— Вот, — воскликнул молодой человек, словно мысль о его бедности доставляла ему какое-то горькое удовольствие, и высоко поднял шиллинг, — вот все, что есть у меня теперь на земле, если не считать моего ружья! С этих пор я поистине становлюсь лесным охотником, и дичь будет моим единственным пропитанием. Что ж, Натти, давай поставим наши последние деньги на эту птицу. Ты меткий стрелок, и неудачи быть не может.

— Пусть лучше Джон стреляет, малый, а то у меня сердце начинает колотиться, только подумаю, как она тебе нужна, так что я наверняка по ней промахнусь. А индейцы стреляют всегда одинаково, на них ничто не действует. Слышишь, Джон, вот тебе шиллинг, бери мое ружье и попробуй подстрелить большую индюшку, которую сейчас привязали к пню. Мистеру Оливеру она очень нужна, а я, когда у меня сердце неспокойно, бью мимо цели.

Индеец угрюмо повернул голову, молча посмотрел на своих товарищей и сказал:

— Когда Джон был молод, его пуля летела прямее взгляда. Женщины мингов плакали, заслышав треск его ружья. Воины мингов делались как женщины. А разве он тогда стрелял дважды? Орел поднимался за облака, пролетая над вигвамом Чингачгука, и все равно его перья доставались женщинам. Но поглядите, — сказал он взволнованным голосом, совсем не похожим на прежний печальный шепот, и протянул к ним обе руки. — Они дрожат, словно лань, заслышавшая волчий вой. Разве Джон стар? Нет, прежде семьдесят лет не превращали могиканина в женщину! Но белые принесли с собой старость. Ром — вот их томагавк.

— Так зачем же ты пьешь его, старик? — воскликнул молодой охотник. — Зачем благородный вождь радует дьявола, превращая себя в тупую скотину?

— В тупую скотину? Так, значит, Джон стал скотиной? — медленно повторил индеец. — Да, ты сказал правду, сын Пожирателя Огня. Джон — тупая скотина. Когда-то в этих горах поднимался дым лишь от немногих костров. Олень лизал руку белого человека, а птицы садились ему на плечи. Они не знали его. Мои отцы пришли сюда с берегов Соленой Воды. Их прогнал оттуда ром. Они пришли к своим прародителям. Они жили в мире и поднимали томагавки только для того, чтобы разбить голову какого-нибудь минга. Они собирались у Костра Совета, и, как они решали, так и делалось. Тогда Джон был мужчиной. Но за ними сюда пришли воины и торговцы со светлыми глазами. Воины принесли с собой длинные ножи, а торговцы принесли ром. Их было больше, чем сосен на горах, и они разогнали советы вождей и забрали себе землю. В их кувшинах прятался злой дух, и они выпустили его на свободу. Да, да, ты говоришь правду, Молодой Ореж Джон стал тупой христианской скотиной.

— Прости меня, старый воин! — воскликнул юноша, хватая его руку. — Не мне упрекать тебя. Да будет проклята алчность, которая уничтожила такое благородное племя! Помни, Джон, что я принадлежу к твоему роду и теперь горжусь этим больше всего.

Лицо могиканина немного смягчилось, и он сказал более спокойно:

— Ты делавар, сын мой, твои слова не были сказаны. Но Джон не может стрелять.

— Я сразу догадался, что этот малый наполовину индеец, — прошептал Ричард, — как только он вчера так неуклюже дернул моих лошадей. Дело в том, кузиночка, что они не знают ни седел, ни сбруи. Но, если бедняга захочет, он сможет купить два выстрела по индейке, потому что я сам дам ему еще один шиллинг. Хотя лучше будет, если я вызовусь выстрелить за него. Слышишь там за соснами смех? Это начинаются рождественские состязания. И чего парню так приспичило получить индейку? Ну конечно, это вкусное блюдо, ничего не скажешь.

— Погодите, кузен Ричард! — воскликнула Элизабет, не отпуская его руки. — Неудобно предлагать шиллинг этому благородному джентльмену.

— Ну вот, опять ты называешь его благородным! Или ты думаешь, что этот метис откажется от денег? Нет, нет, душенька, он возьмет мой шиллинг, да и рому будет рад, хоть и проповедует трезвость. Но я хочу дать малому шанс убить эту индюшку, хотя Билли Керби — один из лучших стрелков в этих местах, если не считать… не считать одного истинного джентльмена.

— В таком случае, — сказала Элизабет, чувствуя, что у нее не хватает сил удержать его, — в таком случае, кузен, говорить буду я.

Она с решительным видом опередила своего родственника и вышла на поляну, где разговаривали трое охотников. Ее появление как будто испугало юношу, и он сделал было движение, чтобы уйти, но тут же опомнился, приподнял шапку и снова оперся на ружье. Ни Натти, ни могиканин даже бровью не повели, хотя появление Элизабет было совершенно неожиданным и для них.

— Оказывается, — сказала она, — у вас еще в ходу старинный рождественский обычай стрельбы по индюшкам. Я тоже хочу попытать счастья. Кто из вас возьмет эти деньги, и, уплатив за меня взнос, отдаст в мое распоряжение свое ружье?

— Но ведь это неподходящая забава для благородной девицы! — воскликнул молодой охотник с таким жаром и быстротой, словно он подчинялся велению сердца, а не разума.

— А почему бы и нет, сэр? Если эта забава жестока, то она жестока для мужчин не менее, чем для женщин. И я тоже имею право на свои прихоти. Вашей помощи я не прошу, однако надеюсь, этот ветеран лесов, — тут она повернулась к Натти и сунула ему в руку доллар, — не будет столь нелюбезен, чтобы отказать даме.

Кожаный Чулок сунул монету в сумку и, подняв ружье, поправил кремень, а потом засмеялся своим странным смехом и сказал, закидывая ружье за плечо:

— Если Билли Керби не подстрелит птицу раньше меня и если порох француза не отсырел из-за оттепели, через несколько минут вы получите индюшку, какой не видывали в доме судьи. Голландки на Мохоке всегда смотрят рождественские забавы, и, значит, малый, нечего тебе было грубить барышне. Ну, идемте, а то упустим самую лучшую птицу.

— Но я имею право стрелять раньше тебя, Натти, и я хочу первым попытать удачи. Прошу извинить меня, мисс Темпл, во мне очень нужна эта птица, и, хотя это выглядит нелюбезно, я настаиваю на своем праве.

— Пожалуйста, защищайте ваши законные права, сэр, — ответила Элизабет. — Мы с вами оба ищем приключений, и вот мой рыцарь. Я доверяю свою судьбу его меткости. Идите же, рыцарь Кожаного Чулка, а мы последуем за вами.

Натти, казалось, понравилась простота манер молодой красавицы, которая обратилась к нему с такой необычной просьбой, и, беззвучно засмеявшись в ответ на ее милую улыбку, он широким шагом охотника направился по сугробам к сосновой поросли, откуда доносились хохот и веселые крики. Его товарищи молча последовали за ним, причем юноша несколько тревожно оглянулся на Элизабет, которую задержал Ричард.

— Мне кажется, мисс Темпл, — сказал последний, убедившись, что никто их не услышит, — вы не стали бы давать такое поручение чужому человеку, да еще Кожаному Чулку, если бы действительно хотели получить эту индюшку. Но я не верю, что вы говорили серьезно, потому что у меня на птичьем дворе откармливается их пятьдесят штук, и вы можете выбрать из них любую. Вот, скажем, те шесть, которых я откармливаю по новой системе толченым кирпичом и…

— Довольно, довольно, кузен Дик, — перебила его Элизабет. — Мне действительно нужна эта птица, и вот почему я обратилась с такой просьбой к мистеру Кожаному Чулку.

— А вы когда-нибудь слышали, кузина Элизабет, о великолепном выстреле, который я сделал по волку, уносившему одну из овец вашего батюшки? — негодующе спросил Ричард.

— Я помню этот случай, милый кузен. Но прилично ли верховному шерифу округа участвовать в таких забавах?

— Неужели ты думаешь, что я собирался стрелять сам? — ответил мистер Джонс, сменяя гнев на милость. — Но пойдем же и посмотрим состязание. Женщине в этой новой стране ничто не грозит, особенно дочери твоего отца, да еще в моем присутствии.

— Дочь моего отца ничего не боится, сэр, особенно когда ее сопровождает глава исполнительной власти округа.

Она снова взяла его под руку, и, пробравшись через сосновую поросль, они очутились на поляне, где на рождественское состязание в стрельбе собрались почти все молодые люди поселка и куда уже давно пришли Натти и его товарищи.