Прочитайте онлайн Песчаный дьявол | 12В первую очередь безопасность

Читать книгу Песчаный дьявол
2816+1535
  • Автор:
  • Перевёл: Сергей Саксин
  • Язык: ru
Поделиться

12

В первую очередь безопасность

3 декабря, 15 часов 2 минуты

Салала

Омаха, дремавший на дне кузова, ощутил под собой характерную вибрацию. Проклятье! Тряска усиливалась. Те, кто заснул, утомленные жарой, встрепенулись и встревожились. Спереди донесся судорожный скрежет. Двигатель, кашлянув последний раз, умер, испустив вздох дыма. Черное облако выползло из-под капота и окутало грузовик. Воздух наполнился зловонием горелого масла. Беспомощный грузовик свернул с дороги и остановился, уткнувшись в песчаную обочину.

– Конечная станция, – пробормотал Омаха.

Арабский скакун недовольно забил копытом. "Тут я с тобой полностью согласен", – подумал Омаха. Встав вместе с остальными, он смахнул пыль с плаща и, подойдя к откидному борту, вытащил задвижку. Борт с грохотом упал на песок. Все выпрыгнули из кузова. Капитан аль-Хаффи и двое его людей вылезли из кабины. Дым из-под капота продолжал валить, поднимаясь к небу.

– Где мы находимся? – спросила Кара, прикрыв глаза козырьком ладони и всматриваясь в уходящую вперед извивающуюся ленту дороги.

По обе стороны от дорожного полотна сплошной стеной стояли густые заросли сахарного тростника, которые не позволяли заглянуть вдаль.

– Далеко еще до Салалы?

– Не больше пары миль, – ответил Омаха, пожав плечами.

Полной уверенности у него не было. Не исключено, что расстояние до города было вдвое больше. К ним приблизился капитан аль-Хаффи.

– Нам надо уходить. – Он указал на столб дыма. – Кто-нибудь обязательно захочет узнать, в чем дело.

Омаха кивнул. Не будет ничего хорошего, если их застанут рядом с угнанной или даже одолженной машиной.

– Оставшуюся часть пути придется пройти пешком, – сказал Пейнтер.

Он выбрался из кузова последним, ведя в поводу встревоженного скакуна по сходне. Оказавшись на твердой земле, жеребец задрожал, испуганно пританцовывая на месте. Пейнтер принялся его успокаивать.

Только сейчас Омаха обратил внимание, что под левым глазом у Пейнтера багровеет здоровенный синяк. Правда, опухоль начинала спадать. Омаха отвернулся, разрываясь между стыдом за свою выходку и остатками охватившего его тогда гнева. Не обремененный поклажей маленький караван, не задерживаясь, тронулся в путь по обочине.

Все шагали парами. Возглавлял шествие капитан аль-Хаффи. Последними шли Корал и Пейнтер. Омаха услышал, как они переговариваются друг с другом шепотом, обсуждая какие-то планы. Не желая остаться в стороне от этого важного разговора, он замедлил шаг, позволяя им его нагнать. Кара, заметив это, также присоединилась к ним.

– Что будем делать, добравшись до Салалы? – спросил Омаха.

Пейнтер нахмурился.

– Не привлекать к себе внимания. Мы с Корал отправимся...

– Подожди, – оборвал его Омаха. – Я не останусь в стороне. Я не собираюсь отсиживаться в какой-нибудь гостинице, пока вы двое будете шляться по городу!

Его гневную тираду услышали все.

– Нам нельзя отправляться к гробнице всем вместе, – сказал Пейнтер. – Нас заметят. Мы с Корал специально обучены наружному наблюдению и сбору разведывательной информации. Нам нужно будет изучить место, отыскать Сафию или устроить засаду, если ее там еще нет.

– А если она уже побывала там и ушла? – спросил Омаха.

– Это можно будет легко выяснить, осторожными расспросами.

Заговорила Кара:

– Если Сафии к нашему приходу уже не окажется в гробнице, мы не сможем узнать, куда ее увезли.

Пейнтер молча посмотрел на нее. Омаха заметил в его взгляде тень беспокойства, такую же черную, как синяк под левым глазом.

– Ты боишься, что мы опоздали? – спросил Омаха.

– Твердой уверенности быть не может.

У самого горизонта показались первые дома. Край города. До него слишком далеко. Они не успеют.

– Кому-то нужно выступить вперед, – сказал Омаха.

– Каким образом? – спросила Кара.

Не оборачиваясь, Омаха ткнул большим пальцем через плечо.

– На жеребце. Возможно, даже двое доедут до города верхом. Отправятся прямиком к гробнице и все разузнают. Не выдавая себя, будут следить за Сафией, если она еще там. Догонят, если ее там уже нет.

Ответом ему стало молчание. Наконец Корал посмотрела Омахе в глаза.

– Мы с Пейнтером как раз обсуждали именно это.

– Отправлюсь я, – сказал Кроу.

Остановившись, Омаха обернулся и посмотрел ему в лицо.

– Это еще почему, черт побери? Я знаком с городом, знаю все ходы и выходы.

Пейнтер выдержал его взгляд.

– У тебя нет опыта слежки. Сейчас не время для дилетантов. Тебя заметят. И мы лишимся нашего преимущества.

– Черта с два меня заметят. Возможно, у меня и нет специальной подготовки, но я много лет проработал в таких местах, где лучше не показываться на глаза. Если понадобится, я смогу слиться с толпой.

– Но у меня это получится лучше, – без бравады, но и без ложной скромности произнес Кроу. – Это именно то, чем я привык заниматься.

Омаха стиснул кулаки, услышав в его голосе твердость. Какой-то его частице захотелось выбить из Пейнтера эту решимость, но другая поверила ему. У него нет опыта Пейнтера. Какой выбор будет лучшим? Сможет ли он идти спокойным шагом, когда ему хочется бежать к Сафии со всех ног? Сердце Омахи обвила петля боли.

– И что ты собираешься сделать, если найдешь Сафию?

– Ничего.

Помолчав, Пейнтер продолжал:

– Я изучу, какими силами и средствами располагает противник. Отыщу слабые места. Выжду подходящий момент.

– А что будем делать мы? – подбоченившись, недовольным тоном спросила Кара.

Ей ответила Корал:

– У нас в Салале подготовлена на всякий случай конспиративная квартира. Там есть деньги и снаряжение.

"В этом можно было не сомневаться", – подумал Омаха.

– И оружие? – спросила Кара.

Корал кивнула.

– Первым делом мы направимся туда. Возьмем все необходимое. Я свяжусь с Вашингтоном. Введу в курс дела. Договорюсь о высылке дополнительных...

– Нет, – остановил ее Пейнтер. – Ты будешь соблюдать полное молчание. Я свяжусь с тобой, как только смогу. Отныне мы будем действовать собственными силами. Без посторонней помощи.

Омаха попытался проанализировать короткий диалог Пейнтера и его напарницы. Судя по всему, Пейнтер подозревал в утечке не только оманское правительство, но и свое собственное. Эта Кассандра Санчес постоянно оказывается на шаг впереди. Несомненно, она получает информацию откуда-то изнутри. Пейнтер снова перевел взгляд на Омаху.

– Мы договорились насчет этого плана?

Омаха медленно кивнул, хотя ему в затылок словно вколотили стальные прутья. Пейнтер начал было отворачиваться, но Омаха, остановив его, шагнул ближе. Достав из-под халата пистолет, он протянул его Пейнтеру.

– Если у тебя будет шанс, хотя бы один шанс...

– Я им воспользуюсь, – заверил его Пейнтер, принимая пистолет.

Омаха отступил назад, и Пейнтер вскочил на жеребца. Ему пришлось обойтись без седла, воспользовавшись поводьями, наспех сделанными из куска веревки.

– Встретимся в Салале, – бросил он.

Пригнувшись к холке, Пейнтер ударил жеребца пятками по бокам, пуская его рысью, а затем галопом.

– Надеюсь, шпион он такой же хороший, как и наездник, – заметила Кара, провожая его взглядом.

Дождавшись, пока всадник скроется за поворотом, маленький отряд снова тронулся в путь, продвигаясь медленно, слишком медленно к заветному городу.

* * *

15 часов 42 минуты

Сафия склонилась над подробной картой провинции Дофар, расстеленной на капоте внедорожника. Посреди карты лежали цифровой компас и пластмассовая линейка. Сафия чуть передвинула линейку, совместив ее с длинной осью могилы наби Амирана. Прежде чем покинуть гробницу, она в течение нескольких минут производила точные измерения с помощью компаса, калиброванного лазером.

– Что вы делаете? – в пятый раз спросила Кассандра, заглядывая ей через плечо.

Упорно не обращая на нее внимания, Сафия склонилась еще ниже, едва не уткнувшись носом в бумагу. "Это максимум, что я могу сделать без помощи компьютера". Наконец она подняла руку:

– Карандаш!

Сунув руку во внутренний карман пиджака, Кейн достал шариковую ручку. Подняв взгляд, Сафия успела заметить у него в кобуре под мышкой пистолет. Она осторожно взяла ручку из пальцев Кейна, стараясь не смотреть ему в глаза. Этот человек еще в большей степени, чем Кассандра, пугал ее, подрывал решимость.

Снова склонившись над картой, Сафия сосредоточила все свое внимание на тайне, пытаясь определить следующую веху, которая должна была привести к таинственному сердцу Убара. Она провела прямую линию и убрала линейку. Тонкая синяя полоска ушла от гробницы наби Амирана за пределы города. Сафия провела по ней пальцем, отмечая, через какие места она проходит, ища какое-нибудь название, которое бросится в глаза. У нее уже были предположения относительно того, что именно она найдет. Как только палец Сафии покинул пределы Салалы, горизонтали на карте стали более частыми. Местность за городом круто поднималась предгорьями, которые быстро переходили в настоящие горы. Сафия двигалась по синей линии до тех пор, пока та не пересекла маленькую черную точку на вершине высокой горы. Она постучала пальцем по карте. Кассандра прочитала вслух название, у которого остановился палец Сафии.

– Джебаль Эйттин.

Она вопросительно посмотрела на Сафию.

– Гора Эйттин, – поправила та, всматриваясь в черную точку, отмечающую вершину. – На ней находится другая могила, которая также почитается верующими разных конфессий – христианами, иудеями и мусульманами.

– И чья же это могила?

– Другого пророка. Наби Аюба. Или, что нам более привычно, Иова.

Кассандра недоуменно поморщилась. Сафия объяснила подробнее:

– Иов упоминается и в Библии, и в Коране. Этот знатный, состоятельный человек сохранил веру в Бога, несмотря на все выпавшие на его долю лишения. В качестве испытания Господь лишил Иова всего: богатства, детей, даже здоровья. Поразившие Иова болезни были настолько ужасными, что его изгнали из родного города, и он был вынужден жить в полном одиночестве как раз здесь. На горе Эйттин. И все же, несмотря на трудности и невзгоды, Иов хранил веру в Господа. И наконец в награду за его преданность Бог сказал Иову: "Ударь своей ногой!" В этом месте забил источник, в котором Иов совершил омовение. Все его болезни тотчас же излечились, и он снова стал молодым. Остаток жизни Иов прожил на горе Эйттин и после смерти был похоронен на ней.

– И вы полагаете, что его гробница является следующей точкой на пути к Убару?

– Если первой вехой стала вот эта усыпальница, разумно предположить, что следующей будет нечто подобное. Место захоронения другого святого, который почитается всеми местными религиями.

– В таком случае именно туда мы сейчас и отправимся.

Кассандра протянула руку к карте. Сафия остановила ее, накрыв карту ладонью.

– У меня нет никакой уверенности относительно того, что именно мы там обнаружим, и обнаружим ли что-нибудь вообще. Я уже бывала в гробнице Иова. И не нашла там ничего, что указывало бы на Убар. Кроме того, у нас нет даже намека на то, с чего именно начинать поиски. Здесь, в гробнице наби Амирана, у нас хотя бы было железное сердце.

Она снова мысленно представила, как сердце качалось на мраморном алтаре, подобно стрелке компаса стремясь занять строго определенное положение.

– Возможно, потребуются годы на то, чтобы найти следующий элемент загадки.

– Именно для этого вы здесь, – заявила Кассандра, решительно хватая карту.

Она махнула рукой, приказывая Кейну отвести пленницу в машину. Сафия покачала головой. Задача казалась неразрешимой. По крайней мере, Сафии хотелось убедить в этом Кассандру. Что бы она ни говорила вслух, у нее уже были достаточно четкие представления относительно дальнейших действий, но она не знала, как обратить эти знания себе на пользу. Сафия снова уселась на заднее сиденье вместе с Кассандрой. Машина выехала за ворота гробницы.

Уличные торговцы с приближением вечера уже начинали собирать товар. Одинокий бродячий пес с выпирающими сквозь облезлую шкуру ребрами и тощими ногами бродил мимо лотков и повозок. Подняв голову, он проводил взглядом белого жеребца, которого медленно вел вдоль торгового ряда человек, с ног до головы закутанный в наряд кочевника-бедуина. Внедорожник проехал по переулку ко второму "мицубиси", который дежурил в конце. Затем маленькая процессия повернула в сторону гор. Сафия посмотрела на экран системы Джи-пи-эс, смонтированный на приборной панели. Расходившиеся от центра лучами улицы редели. За ними начиналась сельская местность.

Впереди была еще одна могила. Сафии хотелось надеяться, что не ее собственная.

* * *

16 часов 42 минуты

Гора Эйттин

Проклятые скорпионы... Доктор Жак Бертран с хрустом раздавил каблуком незваного гостя в черном панцире и лишь после этого устроился на коврике, которым было застелено его рабочее место. Он отлучился всего на каких-нибудь несколько минут, чтобы принести воды из своего "лендровера", а скорпионы уже успели проникнуть в его тенистый закуток в скале. В этом суровом крае скудной растительности и каменистой почвы ничто не пропадало даром, особенно место в тени. Жак растянулся в нише лицом вверх. На потолке древней усыпальницы была высечена надпись эпиграфическим южноаравийским письмом. В этих краях подобных захоронений много, однако их все затмевает могила Иова. Сегодня Жак исследовал уже третью гробницу. Последнюю, так как день выдался долгим и невыносимо жарким.

Жак уже мечтал о прохладе своего номера люкс в гостинице "Хилтон" в Салале, о бассейне и бокале шардонне. Почерпнув в этих мыслях дополнительные силы, он принялся за работу. Тонкой кисточкой из верблюжьей шерсти Жак в последний раз осторожно очистил надпись. Археолог, специалист по древним языкам, он получил грант от оманского правительства на составление карты ранних надписей на семитских языках: арамейском, элиамейском, пальмирском, набатийском, самаритянском, древнееврейском. Цель работы состояла в том, чтобы проследить их развитие от прошлого до настоящего. А гробницы являлись одним из основных источников письменных документов, в которых были увековечены молитвы, хвалы и эпитафии.

Почувствовав спиной неприятный холодок, Жак опустил кисточку. У него внезапно возникло ощущение, будто за ним наблюдают. Оно разлилось по всему его телу, подобное первобытному чувству опасности.

Эти края кишели разбойниками и грабителями. Однако никто не смел совершить преступление под сенью гробницы Иова, самой почитаемой святыни, зная, что это будет означать смертный приговор. Положившись на защиту святого, Жак оставил винтовку в машине. Приподнявшись на локте, он всмотрелся в яркий свет за входом в усыпальницу.

Ничего.

Тем не менее Жак полностью втянул ноги в нишу. Если снаружи кто-то есть и этот кто-то замыслил недоброе, наверное, лучше оставаться незамеченным. Слева донесся шорох камешка, катящегося вниз по склону. Жак напряг слух, чувствуя, что попал в ловушку. И вдруг перед входом в гробницу мелькнула тень.

Животное пробежало ленивой неспешной походкой, уверенное в своей силе. Его рыжеватая шерсть, покрытая черными пятнами, сливалась с красно-бурыми скалами.

Жак затаил дыхание, охваченный ужасом, не в силах поверить собственным глазам. До него доходили слухи, его предупреждали о том, что в глуши гор Дофар до сих пор можно встретить аравийского леопарда. Вымирающий, однако, как сейчас пришлось убедиться Бертрану, еще не вымерший до конца вид.

Огромная кошка бесшумно проскользнула мимо. Она была не одна. Показался второй леопард, двигавшийся быстрее, более молодой, более возбужденный. Затем третий. Самец – громадные лапы, которые расплющивались при каждом шаге, желтоватые когти.

Боясь сделать вдох, Жак бессознательно молился – пещерный человек, забившийся в нору от опасностей окружающего мира.

И тут показалась еще одна фигура.

Уже не кошка.

Обнаженные ноги, босые ступни, но в движениях – то же самое кошачье изящество.

Женщина.

Со своего места Жак не мог видеть ничего выше бедер. Женщина также не обратила на него никакого внимания, уверенная, как и леопарды. Она быстро прошла мимо, направляясь к вершине горы.

Жак выбрался из гробницы подобно Лазарю, восставшему из могилы. Стоя на четвереньках, он высунул голову, не в силах сдержаться. Женщина поднималась по скалистому склону, следуя тропой, известной ей одной. У нее была кожа цвета кофе мокко и прямые блестящие черные волосы по пояс. Она была полностью обнажена и нисколько не стеснялась этого.

Казалось, женщина почувствовала на себе взгляд Жака, но не стала оборачиваться. Зато сам он снова испытал непреодолимое ощущение того, что за ним следят. Оно бурлящим потоком разлилось по его телу. Жака опять прошибла холодная дрожь, но он был не в силах отвести взгляд.

Женщина шла в окружении леопардов, поднимаясь все выше и направляясь к гробнице на вершине. Ее силуэт, казалось, дрожал, словно мираж, возникший над раскаленным на солнце песком.

Услышав тихий хруст, Жак наконец перевел взгляд на свои руки.

Пара скорпионов забралась ему на пальцы. Хотя и не смертельный, укус скорпиона очень болезненный. Жак ахнул, увидев, как новые и новые твари выползают из щелей и трещин, спускаются по стенам, срываются с потолка. Сотни. Целое гнездовье.

Жак на карачках выбрался из гробницы, чувствуя укусы, которые огненными искрами обожгли спину, шею, лодыжки, кисти рук. Буквально вывалившись из входа, он покатился по каменистой почве. Новые укусы продолжали жечь, будто загашенные о кожу сигареты. Обезумев от боли, Жак закричал.

Поднявшись с трудом на ноги, он тряхнул руками, сбросил куртку, хлопнул ладонью по голове. Из входа в гробницу продолжали вползать новые полчища скорпионов. Потопав ногами, Жак, спотыкаясь, побежал вниз по склону. Внезапно испугавшись, что его крики привлекут внимание леопардов, Жак поднял взгляд вверх. Однако скалистый склон был чист. Женщина и дикие кошки исчезли.

Это было невероятно. Однако огонь скорпионьих укусов выжег в Жаке все любопытство. Развернувшись, он побежал к машине. Его взгляд по-прежнему был устремлен к вершине. Туда, где находилась могила Иова.

Открыв дверь "лендровера", Жак уселся за руль. Он получил предостережение держаться подальше от этих мест. Жак осознал это со всей определенностью.

Здесь должно произойти что-то жуткое.

* * *

16 часов 45 минут

Салала

– Сафия жива и здорова, – сказал Пейнтер, закрывая за собой дверь конспиративной квартиры.

Крошечная двухкомнатная квартира располагалась над бойким магазинчиком, который граничил с базаром Аль-Хаффа. Такое оживленное место служило отличным прикрытием, и ни у кого не возникало вопросов по поводу появления незнакомых людей.

Обычная деловая суета. Шум соседнего базара доносился гомоном голосов, которые зазывали, спорили и торговались на самых разных наречиях. В комнатах стоял запах сырой кожи и старых матрасов.

Дверь открыла на условный стук Корал. Пейнтер обратил внимание на двоих "призраков пустыни", которые дежурили на улице и наблюдали за подходами к конспиративной квартире.

Все остальные собрались в гостиной, усталые, измученные дорогой. Из ванной слышался шум воды. Пейнтер отметил, что Кара отсутствует. У Денни, Омахи и Клея были влажные волосы. Судя по всему, они по очереди приняли душ, смывая пыль и грязь путешествия. Капитан аль-Хаффи подобрал себе халат, который, правда, был тесен в плечах.

При появлении Пейнтера Омаха вскочил.

– Где она?

– Когда я подоспел к гробнице, Сафия вместе со своими похитителями как раз уезжала оттуда. Они приехали на трех внедорожниках. Вооружены до зубов.

Пейнтер прошел на крохотную кухоньку. Открыв кран, он склонился над раковиной и подставил голову под струю воды.

Омаха остановился у него за спиной.

– В таком случае почему ты за ними не следишь?

Выпрямившись, Пейнтер смахнул назад мокрые волосы, роняя капли воды на шею и спину.

– Слежу.

Выдержав взгляд Омахи, он подошел к Корал.

– Что со снаряжением?

Молодая женщина кивнула на дверь в другую комнату.

– Я решила дождаться тебя. Электронный замок оказался более мудреным, чем я предполагала.

– Покажи.

Корал провела его к двери. Эта квартира представляла собой одну из разбросанных по всему земному шару конспиративных точек ЦРУ, оснащенную всем необходимым и законсервированную. Готовясь к операции, отряд "Сигма" выяснил ее местонахождение. На чрезвычайный случай. Как оказалось, не зря.

Пейнтер отыскал клавиатуру электронного замка, спрятанную под складками занавесок. Корал закрепила занавески, чтобы они не мешали. На полу лежали подручные инструменты: щипчики, лезвие безопасной бритвы, пинцет, пилка для ногтей.

– Нашла в ванной, – объяснила Корал.

Пейнтер опустился на колени перед клавиатурой. Корал уже вскрыла крышку, обнажив электронную начинку. Пейнтер изучил печатную плату. Склонившись рядом с ним, Корал показала на обрезанные провода – красный и синий.

– Я смогла отключить бесшумную сигнализацию. Теперь можно набрать ключ доступа в склад, никому не сообщая об этом. Но я подумала, будет лучше, если ты проверишь мою работу. В конце концов, это твоя епархия.

Пейнтер кивнул. Все подобные склады были оснащены сигнализацией, извещавшей ЦРУ о том, что конспиративной квартирой воспользовались. Пейнтер не хотел, чтобы сейчас об этом узнали. Пока еще рано. Для всего мира они погибли, и Пейнтеру хотелось, чтобы такое положение дел сохранилось как можно дольше.

Он пробежал взглядом по печатной плате, отслеживая проводники питания, сигнальные шины, управляющие контакты. Кажется, все в порядке. Корал удалось отключить питание, поступающее на телефонную линию, сохранив электронный замок нетронутым. Для ученого-физика она оказалась чертовски толковым радиоинженером.

– Вроде нормально.

– Тогда можно входить.

Готовясь к заданию, Пейнтер выучил наизусть код этой конспиративной квартиры. Он набрал первую цифру десятизначного ключа. У него будет только одна попытка на то, чтобы ввести его. В случае ошибки клавиатура отключится, блокируя замок. И склад превратится в неприступный банковский сейф.

Пейнтер медленно вводил цифры одну за другой.

– У тебя осталось девяносто секунд, – напомнила Корал.

Еще одна мера предосторожности. Десятизначную комбинацию необходимо набрать в течение определенного временного промежутка. Тщательно нажимая клавиши, Пейнтер продолжал вводить код. Когда он дошел до седьмого знака ключевой последовательности – цифры девять, его палец неуверенно застыл. Подсвеченная клавиша, казалось, горела чуть более тускло, чем все остальные, так что по ней было легко промахнуться. Пейнтер замер. Неужели он стал жертвой мании преследования и пугается теней?

– В чем дело? – спросила Корал.

К ним подошли Омаха и его брат. Пейнтер сидел на корточках, лихорадочно размышляя. Он несколько раз сжал и разжал пальцы, не отрывая взгляда от клавиши с цифрой девять. Ну конечно же, этого не может быть...

– Пейнтер, – едва слышно прошептала Корал.

Если он протянет с вводом ключа еще совсем немного, система заблокируется. Медлить было нельзя. Однако что-то было не так. Пейнтер буквально чувствовал это. Над ним склонился Омаха, и его горячее дыхание лишь усиливало ощущение стремительно истекающего времени. Если Пейнтер собирается спасать Сафию, ему необходимо то, что находится за этой дверью.

Пейнтер схватил пинцет и пилку для ногтей. С хирургической точностью он осторожно подцепил клавишу с цифрой девять. Она упала ему в ладонь. Все получилось слишком легко. Пригнувшись к самой клавиатуре, Пейнтер прищурился.

Проклятье!

Под клавишей находилась крошечная микросхема с замыкающим контактом в центре. Микросхема была плотно обмотана тонкой медной проволокой. Антенна. Это был микропередатчик. Если бы Пейнтер нажал клавишу, передатчик заработал бы. Судя по тому, как грубо был сделан микропередатчик, он был не фабричного производства.

Здесь побывала Кассандра.

Левый глаз Пейнтеру залил пот. Он даже не подозревал, какое количество влаги выступило у него на лбу.

Ему через плечо заглянула Корал.

– Черт!

Это было сказано слишком мягко.

– Уведи всех отсюда!

– Что тут происходит? – спросил Омаха.

– Ловушка. Все вон! Живо! – крикнул Пейнтер.

Бессильная ярость подогревала его слова.

– Хватай Кару! – приказала Омахе Корал, подталкивая его к двери ванной.

Сама она поспешила вывести за дверь всех остальных.

Когда в квартире никого не осталось, Пейнтер снова присел перед клавиатурой. У него в голове любимым старым мотивом звучала литания проклятий. Кассандра все время оказывается на шаг впереди.

– Еще тридцать секунд! – предупредила Корал, захлопывая за собой дверь.

Через полминуты электронный замок заблокирует дверь. Оставшись один, Пейнтер внимательно осмотрел микросхему, отложил пилку для ногтей и взял щипчики. Мысленно пожалев о том, что у него нет с собой его набора инструментов, он начал извлекать микропередатчик, стараясь дышать размеренно и ровно. Первым делом Пейнтер прикоснулся к металлическому корпусу, чтобы снять заряд статического электричества, затем принялся за работу. Осторожно отделив провод питания, он зачистил изоляцию, не повредив жилу.

Пейнтер обнажил провод заземления, изогнул его и дотронулся до провода питания. Раздался треск, затем шипение. В воздух поднялся дымок от горелой изоляции. Микропередатчик был выведен из строя. Осталось восемь секунд...

Пейнтер откусил сгоревший микропередатчик и вытащил его из полой кнопки. Он быстро набрал три последние цифры, и замок заворчал, освобождая щеколду. Пейнтер облегченно вздохнул и перед тем, как браться за дверную ручку, внимательно осмотрел косяк. Все выглядело нетронутым. Похоже, Кассандра полностью положилась на микропередатчик.

Пейнтер нажал на ручку. Дверь была тяжелая, усиленная закаленной сталью. Быстро прошептав молитву, Пейнтер распахнул дверь, остановился в дверном проеме и заглянул внутрь. Помещение освещала голая лампочка под потолком.

Дьявольщина!

Комната была заставлена металлическими стеллажами, но все они были пустыми. Кассандра не стала рисковать и не оставила ни крошки, за исключением своей визитной карточки – фунта взрывчатки с подключенным электронным детонатором. Если бы Пейнтер нажал на клавишу с цифрой девять, весь дом взлетел бы на воздух. Подойдя к взрывчатке, Пейнтер вытащил детонатор. Отчаяние тупой болью стиснуло грудную клетку. Ему хотелось плакать. Однако вместо этого Пейнтер вернулся к входной двери и крикнул, что все в порядке.

Корал поднялась по лестнице первой. В ее взгляде светилась радость.

– Она нас полностью обчистила, – сообщил напарнице Пейнтер.

Омаха, поднявшийся в квартиру следом за Корал, спросил:

– Кто?

– Кассандра Санчес, – отрезал Пейнтер. – Похититель Сафии.

– Черт побери, каким образом она прознала про конспиративную квартиру?

Пейнтер покачал головой. Действительно, каким? Вернувшись в пустой склад, он подошел к бомбе.

– Что ты собираешься сделать? – поинтересовался Омаха.

– Забрать взрывчатку. Возможно, она нам еще понадобится.

– А что насчет Сафии? – спросил Омаха. – Ты сказал, что сможешь ее отыскать.

Вытащив взрывчатку, Пейнтер жестом предложил всем выйти в гостиную.

– Сказал. Но теперь у нас возникли проблемы. Здесь должен был быть компьютер, связанный со спутником. Через него можно было бы выйти на сервер Министерства обороны.

– Не понимаю, – безжизненным тоном промолвила Кара.

В свете люминесцентных ламп ее кожа казалась мертвенно-желтой. Молодая женщина выглядела опустошенной, и у Пейнтера возникло подозрение, что до такого состояния ее довели не наркотики, а их отсутствие.

Пейнтер вернулся в гостиную, одновременно пересматривая свои планы и проклиная на чем свет стоит Кассандру. Она узнала про конспиративную квартиру, получила ключ доступа и заминировала электронный замок. Откуда ей известны все их шаги? Пейнтер скользнул взглядом по собравшимся.

– А где Клей?

– Докуривает на лестнице, – ответил Денни. – Он нашел на кухне пачку сигарет.

Словно по команде, в дверях появился Клей. Все взгляды обратились на него. Молодой аспирант опешил от такого внимания к собственной персоне.

– В чем дело? – спросил он.

Кара повернулась к Пейнтеру.

– Что будем делать дальше?

Пейнтер обратился к капитану аль-Хаффи:

– Жеребца султана я оставил на улице с Шарифом. Как вы думаете, можно будет быстро продать его и на вырученные деньги закупить какое-нибудь оружие и транспорт?

Капитан уверенно кивнул.

– У меня есть в городе кое-какие связи.

– Даю вам полчаса.

– Но что же насчет Сафии? – не сдавался Омаха. – Мы теряем время.

– В настоящий момент Сафии ничего не грозит. Она по-прежнему нужна Кассандре, иначе уже лежала бы в могиле вместе с отцом Девы Марии. Похитители забрали ее не случайно. Если мы хотим освободить Сафию, лучше всего будет действовать под покровом ночи. У нас есть какое-то время.

– Как ты собираешься узнать, куда везут Сафию? – спросила Кара.

– Как, черт побери, мы будем ее искать? – поддержал ее Омаха.

Пейнтер направился к входной двери.

– Отыскав лучшее кафе в городе.

* * *

17 часов 10 минут

Омаха решительным шагом пересекал рынок Аль-Хаффа. Следом за ним шел один Пейнтер. Остальные отдыхали на конспиративной квартире в ожидании возвращения капитана аль-Хаффи и средства передвижения.

Омаха очень надеялся, что конечная цель, куда им предстоит двигаться, станет известна. Каждый шаг отдавался тупой яростью. Пейнтер видел Сафию, находился в нескольких шагах от нее и позволил похитителям увезти ее с собой, а его уверенность в том, что он сможет проследить путь Сафии, заметно пошатнулась. Омаха видел это по глазам Пейнтера. В них появилась тревога.

Этот ублюдок должен был попытаться освободить Сафию, когда ему представилась малейшая возможность. И к черту риск. Его невыносимая осторожность будет стоить Сафии жизни. И тогда уже все усилия по ее освобождению окажутся бессмысленными. Омаха шел мимо лотков и лавок, глухой к гомону голосов, крику зазывал, сердитой перепалке разгоряченных торгов, гоготу сидящих в клетках гусей, реву ишака.

Базар готовился к закрытию. Солнце сползло уже к самому горизонту, тени вытянулись. Начинал дуть вечерний ветер, который трепал пологи навесов и поднимал столбы пыли и мусора. В воздухе висел запах соли, специй и надвигающегося дождя. Сезон муссонов уже закончился, однако сводки погоды предупреждали о приближающемся декабрьском шторме.

Холодный фронт двигался со стороны моря в глубь суши. К полуночи обязательно начнется дождь. Вчерашний ночной шквал явился лишь предвестником целой череды бурь. Поговаривали о том, что циклон переберется через горы и столкнется с песчаной бурей, которая накатывалась с севера, следствием чего станет чудовищный ураган.

Однако Омаху беспокоили в первую очередь не природные катаклизмы.

Они с Пейнтером быстро шли через базар. Их цель находилась на противоположной стороне, где возник современный торговый центр, в том числе "Макдональдс" и супермаркет. Омаха лавировал между последними лавками, проходя мимо торговцев, которые продавали сногсшибательные духи, благовония, бананы, табак, ювелирные украшения кустарной работы, традиционную дофарскую одежду из бархата, украшенную бусами и шитьем.

Наконец они добрались до улицы, отделявшей базар от торгового центра. Омаха махнул рукой.

– Вот оно. И как же это поможет тебе найти Сафию?

Пейнтер пересек улицу.

– Сейчас покажу.

Омаха последовал за ним. Он недоуменно прочитал вывеску: "Интернет-кафе Салала". Заведение кроме компьютерного обслуживания специализировалось на изысканных сортах чая и кофе. Здесь можно было найти все самые известные марки. В настоящее время подобные кафе можно встретить в самых глухих уголках земного шара. Достаточно иметь лишь доступ к телефонной линии, и жители самых отдаленных районов могут пускаться в плавание по Всемирной паутине.

Войдя в кафе, Пейнтер подошел к официанту, светловолосому англичанину по имени Эйкс, назвал ему номер своей кредитной карточки и срок ее действия.

– Ты помнишь все это наизусть, – удивился Омаха.

– Всегда надо быть готовым к тому, что на тебя нападут пираты.

Пока официант вводил данные, Омаха спросил:

– Я полагал, ты хочешь привлекать к себе как можно меньше внимания. А разве использование кредитной карточки не станет указанием на то, что ты все еще жив?

– Думаю, это уже не имеет значения.

Считыватель кредитных карточек одобрительно запищал. Официант торжествующе поднял большой палец вверх.

– Сколько времени вам нужно?

– Связь скоростная?

– Выделенная цифровая линия, дружище. Иначе в плавание по Интернету отправляться нельзя.

– Тогда тридцати минут будет достаточно.

– Великолепно. Компьютер в углу свободен.

Пейнтер подошел к "пентиуму" последней модели. Усевшись за клавиатуру, он набрал длинный адрес.

– Я вхожу на сервер Министерства обороны.

– Каким образом это поможет нам найти Сафию?

Пейнтер продолжал нажимать клавиши. Его пальцы буквально летали по клавиатуре. На экране сменялись, обновлялись, исчезали таблички.

– Через Министерство обороны я смогу получить доступ к большинству индивидуальных систем, подпадающих под действие закона о национальной безопасности. Ну вот, вошли.

На экране появилась страничка с логотипом "мицубиси".

Омаха заглянул через плечо.

– Собираешься купить новую машину?

Работая мышкой, Пейнтер пустился в путешествие по сайту. Судя по тому, как он проскакивал запросы паролей, у него был допуск к любым секретам фирмы.

– Кассандра со своими людьми разъезжает на внедорожниках "мицубиси". Они не предпринимают особых попыток скрыть это. Мне без труда удалось приблизиться к одной из машин и считать его ВИН.

– Идентификационный номер транспортного средства?

Пейнтер кивнул.

– Все машины, оснащенные навигационной системой Джи-пи-эс, поддерживают постоянную связь с орбитальными спутниками, которые определяют их местоположение и позволяют водителю в любой момент знать, где именно он находится.

Омаха постепенно начинал понимать.

– И раз тебе известен номер машины, ты можешь определить, где она сейчас находится.

– По крайней мере, я на это очень надеюсь.

На экране появился запрос. Пейнтер ввел номер, не глядя на клавиатуру, нажал клавишу ввода и откинулся назад. Омаха отметил, что рука у него едва заметно дрожала. Пейнтер стиснул кулак, пытаясь это скрыть. Омаха прочитал его мысли. А что, если он считал ВИН неправильно? А что, если похитители отключили систему Джи-пи-эс? Да мало ли что могло произойти.

Но после долгой паузы на экране наконец появилась оцифрованная карта Омана, полученная с двух спутников, находящихся на геостационарных орбитах. В маленькой рамке замелькали цифры точных географических координат, отображая текущее положение внедорожника.

Пейнтер облегченно вздохнул. Омаха сделал то же самое.

– Если бы нам удалось определить, где похитители содержат Сафию...

Пейнтер многократно увеличил масштаб. На экране появились улицы Салалы. Однако крошечная синяя стрелка, обозначающая местонахождение машины, уже покинула пределы города и удалялась в сторону гор.

Пейнтер подался к экрану.

– Нет...

– Проклятье, они выехали из города!

– Значит, Сафии удалось обнаружить что-то в гробнице.

Омаха резко вскочил с места.

– В таком случае мы должны трогаться в путь. Немедленно!

– Нам неизвестно, куда направляются похитители, – остался сидеть за компьютером Пейнтер. – Я вынужден следить за ними до тех пор, пока они не остановятся.

– Дорога здесь только одна. Та, по которой они едут. Мы сможем их догнать.

– Но если они свернут с нее, мы об этом не узнаем. Не забывай, у них полноприводные внедорожники.

Омаха поймал себя на том, что его разрывает в прямо противоположные стороны. Как быть: слушать практические советы Пейнтера или угонять первую попавшуюся машину и мчаться следом за Сафией? Но что он будет делать, когда ее догонит? Как сможет ей помочь?

Пейнтер схватил Омаху за руку и посмотрел ему в глаза.

– Доктор Данн, мне нужно, чтобы ты задумался. Почему похитители покинули город? Куда они могут направляться?

– Черт возьми, как я могу...

Пейнтер стиснул ему руку.

– Ты знаком с историей этого региона не хуже Сафии. Тебе известно, по какой дороге едут похитители, что на ней находится. Есть ли там что-нибудь такое, на что могла указать гробница в Салале?

Омаха тряхнул головой, не желая отвечать. Они теряют драгоценное время!

– Черт бы тебя побрал, Омаха! Хоть раз в жизни подумай перед тем, как что-то сделать!

Омаха выдернул руку.

– А пошел ты к...

Однако он не двинулся с места, охваченный дрожью.

– Ну же? Что там? Куда они направляются?

Омаха перевел взгляд на экран компьютера, не в силах смотреть на Пейнтера, опасаясь, что подобьет ему и второй глаз. Уставившись на синюю стрелку, которая петляла, удаляясь прочь от города в горы, он задумался. Что именно обнаружила Сафия? Куда они направляются?

Омаха перебрал все возможности с точки зрения археологии: все древние памятники, в изобилии разбросанные в здешних местах, – святилища, кладбища, крепости, пещеры, колодцы. Их здесь было слишком много. В Омане под любым камнем скрывалась история.

И тут его осенила мысль. Рядом с шоссе, всего в нескольких милях от него находится одна известная гробница. Повернувшись к компьютеру, он проследил взглядом за синей стрелкой, ползущей по дороге.

– Миль через пятнадцать от шоссе будет ответвление. Если они на него свернут, я скажу, куда они направляются.

– Значит, нам придется еще немного подождать, – сказал Пейнтер.

Омаха обреченно уселся перед экраном.

– Похоже, выбора у нас нет.

* * *

17 часов 32 минуты

Оставив Омаху следить за продвижением внедорожника, Пейнтер купил время на другом компьютере. Если будет известно, куда направляются Кассандра с Сафией, это станет хорошей отправной точкой. Хотелось на это надеяться.

Усевшись за второй компьютер, Пейнтер снова зашел на сервер Министерства обороны. Смысла притворяться погибшим больше не было. Он уже и так оставил за собой электронный след. Кассандре известно, что он жив. По крайней мере, она ведет себя именно так.

Введя свой персональный код, он получил доступ к электронному почтовому ящику и набрал адрес доктора Шона Макнайта, главы отряда "Сигма". Если и можно кому-то доверять, то только Шону. Пейнтеру требовалось известить своего начальника о развитии событий, доложить о ходе операции.

На экране открылось окно исходящего сообщения, и Пейнтер быстро застучал по клавишам, вкратце излагая все случившееся.

Он подчеркнул роль Кассандры, указал, что в организации, возможно, имеется предатель. В противном случае Кассандра не могла бы узнать про конспиративную квартиру, получить код доступа к электронному замку.

Пейнтер завершил письмо: "Не могу передать, насколько важным мне представляется проведение расследования с вашей стороны. Успех операции будет зависеть от того, как скоро удастся перекрыть канал утечки информации. Доверять нельзя никому. Сегодня вечером мы попытаемся освободить доктора аль-Мааз. Мы полагаем, нам известно, куда именно ее везет группа Кассандры. Судя по всему, они направляются..."

Остановившись, Пейнтер сделал глубокий вдох. Моля Бога о том, чтобы это было ошибкой, он продолжил печатать: "...к йеменской границе. Мы немедленно выдвигаемся туда же, чтобы пресечь попытку пересечения границы".

Пейнтер уставился на сообщение, оглушенный подозрением, которое пришло ему в голову. Но тут Омаха подозвал его:

– Они свернули с шоссе!

Пейнтер нажал клавишу отправки сообщения. Оно исчезло, но чувство вины осталось.

– Пошли, – поспешил к выходу Омаха. – Надо немедленно отправляться в путь!

Пейнтер последовал за ним. В дверях кафе он обернулся на компьютер, за которым только что сидел. Что ж, он сделал то, что требовалось сделать.