Прочитайте онлайн Первый встречный | Часть 5

Читать книгу Первый встречный
3616+668
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

5

В доме Уинслоу царила предсвадебная суета. В суматохе приветствий тетушек, двоюродных дядюшек, троюродных братьев и сестер, а также старых друзей семьи Джейку удавалось искусно избегать ситуаций, когда он мог оказаться один на один со своей «невестой».

— Прекратите обворожительно улыбаться всем моим теткам, — прошипела она, когда неожиданно в течение нескольких секунд Барбара и Джейк остались одни в прихожей. — Мне уже до смерти надоело слышать, какой вы замечательный! Даже кузина Эмили, которая терпеть не может мужчин из принципа, даже она сказала, что Вы — исключение!

Джейк сделал вид, что озадачен.

— Вы хотите, чтобы я не понравился вашим родственникам? — удивился он. — Я полагал, что задача заключается как раз в обратном. Поэтому старался произвести самое благоприятное впечатление на всех членов вашей семьи.

Девушка сжала зубы.

— Вы слишком… перестарались! — проговорила она, сознавая, что на самом деле противоречит себе — И еще! Почему вы сказали бедной Френсис, что сможете достать ей фотографию Брюса Адзапарди с его автографом? Она еще молода и всему верит, а вы…

Выражение озадаченности исчезло с лица Джейка, и теперь он выглядел, как человек, которого незаслуженно обидели.

— А что тут такого? — спросил он. — Я встречался с Брюсом пару раз, и взять у него автограф для меня не проблема. Понимаете, он снимал какой-то свой телевизионный фильм на одной из моих съемочных площадок.

— На одной из ваших съемочных площадок! — со злой иронией воскликнула Барбара.

— Ну хорошо, на одной из площадок, где я… работал! Идет ваша мать! Неужели вы хотите скандала? — приглушенно сказал он. Барбаре показалось, что появление матери он воспринял с облегчением. Из гостиной в прихожую вплыла миссис Уинслоу, ведя за собой как на буксире свою невестку — сестру мужа.

— Вот вы где, мой дорогой Джейк! — пропела она. — Хейли, я хочу, чтобы вы познакомились с женихом Барбары. Уверена, вам будет интересно поболтать.

Дочка Хейли была замужем уже несколько лет и имела двух крепких, красивых сыновей. В этот уик-энд миссис Уинслоу представлялась возможность взять реванш за все те часы, что она была вынуждена выражать восхищение, рассматривая фотографии внуков Хейли.

И миссис Уинслоу была намерена возместить каждую секунду своего унижения в прошлом!

Дородная Хейли, очевидно, отличалась той самой простотой, о которой говорят, что она хуже воровства. Она беззастенчиво разглядывала стоящего перед ней мужчину, оценивая его стать, как будто он призовая лошадь перед заездом.

— Ну как? Подхожу?.. — спросил тот не без ехидства.

— Я не принадлежу к людям, которые выносят скороспелые суждения, — парировала Хейли, — но вам я хочу кое-что сказать. Очень приятно видеть наконец Барбару оживленной! Она всегда была хорошенькой, но, несомненно, станет настоящей красавицей, если встретит мужчину, который сумеет разжечь в ней огонь. Барбаре нужен человек, в котором есть хоть крупица страсти!

Барбара чувствовала, что едва сдерживается, хотя и не подавала виду. А тетушка ее всегда раздражала, поэтому она решила «выдать» обоим.

— О! Джейк именно такой! — воскликнула она. — Достаточно одного взгляда, чтобы во мне все вспыхнуло!

Хейли онемела, миссис Уинслоу оторопело уставилась на дочь, а Джейк широко улыбнулся.

— В таком случае хочу, чтобы свадьба была завтра, — нежно произнес он, слегка прикоснувшись губами к ее ладони. Потом он ласково прижал пальцы Барбары к тому месту, которое тронули его губы.

— Вам не придется долго ждать! — проговорила миссис Уинслоу, несколько шокированная такой манерой вести разговор на интимные, с ее точки зрения, темы. — Не успеете оглянуться, как наступит конец августа!..

Сказала-то она это беззаботно, даже весело, а на душе у нее кошки скребли. Сексуальная революция пронеслась над Девиот-Хиллом, не затронув его. Миссис Уинслоу искренне верила, что хорошо воспитанные женщины никогда не испытывают страсти, и любые доказательства противоположного ставили ее в тупик.

Приезд новых родственников спас Барбару от высказываний, о которых она могла бы позднее пожалеть.

Вторая половина дня ничем не отличалась от первой: Джейк продолжал очаровывать каждого вновь появлявшегося гостя, а Барбара не находила себе места от раздражения, вызванного его поведением. Сидя за празднично сервированным столом, он был галантен, произносил впечатляющие тосты, не упускал случая демонстративно поцеловать свою «невесту» и тайно пожать ее руку, если это оказывалось возможным.

К счастью, обед подошел к концу, родственники дружно направились в местную гостиницу, где им заранее заказали номера, а Грег поспешил домой к дочери.

Миссис Уинслоу неожиданно сделавшая для себя «открытие» насчет «огня и страсти» своей старшей дочери и обеспокоенная, как бы они не проявились неподобающим образом, настояла на том, чтобы лично проводить Джейка в спальню для гостей, а Барбаре распорядилась постелить в комнате Энн.

Я обязательно увижу его, и как можно скорее, поклялась себе Барбара, поднимаясь вместе с отцом и сестрой по лестнице. Может быть, ночью или под утро, но она намеревалась встретиться с Джейком и заставить его объяснить свое возмутительное поведение.

— Не болтайте всю ночь! — предупредил дочерей отец. — Завтра утром я хочу сопровождать в церковь невесту с ясными глазами и с розовым румянцем на щеках!

— Мы будем умницами! — пообещала Энн. — Я так устала, что мне кажется, усну, как только голова коснется подушки!

Когда за отцом закрылась дверь, Барбара улыбнулась сестре.

— Будь нам и по девяносто лет, отец все равно беспокоился бы за нас.

Энн согласно закивала.

— Подожди немного! Мама может появиться в любую минуту и напомнить, чтобы мы не забыли почистить зубы!

Обе прыснули от смеха.

— Я рада, что мама решила устроить нас вместе. Ведь нам так и не удалось еще поговорить, — сказала Барбара.

— Последние несколько недель были просто сумасшедшими, а сегодняшний день — хуже всех! — призналась Энн. — Я с трудом верю, что мы с Грегом все успели.

— А я не могу поверить, что моя младшая сестренка действительно выходит завтра замуж! И ее избранник — Грег Смайт!

Энн отвела взгляд. Щеки ее порозовели.

— Ты ничего не имеешь против? — спросила она наконец. — Хотя теперь, когда я увидела Джейка, этот вопрос мне кажется глупым! Он идеально подходит тебе.

Барбара глубоко вздохнула. А она-то думала, что ее чувства к Грегу были для всех великой тайной. Хотя Джейк тут же догадался о правде! А теперь вот еще и Энн признается, что знала о ее прежнем увлечении. Барбаре стало смешно: ее тайна оказалась никакой не тайной, а человек, который представлялся ей единственным достойным любви, теперь ни капельки не привлекал ее.

Конечно, она не призналась сестре в этом, но, почувствовав все-таки неловкость, горячо обняла ее и прижала к себе.

— Надеюсь, вы с Грегом будете счастливы! Я так хочу этого, сестренка!

Повеселевшая Энн подошла к огромному старомодному платяному шкафу, стоявшему в углу спальни, и приподняла чехол, прикрывавший свадебное платье.

— Тебе нравится? — спросила она застенчиво. — Я такая маленькая, что мне не идут слишком пышные платья!

— Ты будешь в нем изумительна, — сказала Барбара. — Этот фасон тебе очень к лицу.

— А как по-твоему, бутоны роз по подолу не смотрятся слишком аляповато?

— Ни в коем случае, — всплеснула руками Барбара. — В твоем платье удивительно сочетается современность со стилем викторианской эпохи.

Энн зарделась от удовольствия.

— Признаюсь, во мне самой тоже много старомодного… почти викторианского! — проговорила она, и ее щеки еще больше покраснели. — Грег и я… мы никогда… — Энн глубоко вздохнула. — Барбара, ты не поверишь, но я девственница. И я очень страшусь завтрашней ночи. Боюсь, что не подойду для всех этих любовных утех и прочих вещей! Мне кажется, у меня не страстная натура. Не как у тех женщин, которых видишь в кино или о которых читаешь в книгах! Они готовы прыгнуть в кровать к любому… По правде говоря, мне никогда не хотелось ни с кем лечь в постель!

Даже с Грегом? — удивилась про себя Барбара, вслух же уверенно произнесла:

— Все совсем по-другому, когда любишь! — В настоящий момент было неуместно признаваться, что у нее так же, как и у сестры, нет никакого опыта сексуальных отношений. — Ты любишь Грега, а он — тебя. И когда вы останетесь ночью одни, все произойдет само собой!

— Надеюсь на это! — Замешательство Энн выразилось в нервном хихиканье. — Поверишь? Мне постоянно снятся кошмарные сны, будто крючок на моем бюстгальтере никак не расстегивается, ни он, ни я не можем с ним справиться. Вот же глупость какая!

— Не беспокойся, Грег найдет множество способов, как расстегнуть любой крючок! — отозвалась Барбара, не переставая удивляться, что дает сестре советы в той области, в которой сама ничего не смыслит. Если бы Энн знала об истинном положении вещей…

— Понимаешь, — тихо проговорила Энн, — я хочу сделать Грега счастливым, хотя знаю, что он не испытывает ко мне… сильной страсти…

— О, я уверена, он любит тебя…

— Нет. Он просто нежно ко мне относится. Наши интересы совпадают, и я буду ему хорошей женой. Я с нетерпением жду возможности стать для Битти настоящей матерью и иметь собственного ребенка!

— Ты станешь чудесной матерью! — убежденно сказала Барбара. — По моим подсчетам, ты и Грег сделаете меня тетушкой еще до конца года. Обещаю испечь такой пирог на крестины, что позавидуют все соседи!

Энн бросила последний взгляд на подвенечное платье, поправила чехол, а затем, собрав все свое мужество, заявила:

— Я знаю, люди считают, что Грег женится на мне потому, что ему нужна хозяйка в доме и мать для дочки. Но это неправда, Барбара!

— Никогда ни слушай того, что говорят. Уверена, он будет отличным мужем!

Энн криво усмехнулась и неожиданно показалась сестре старше своих лет.

— Никто из нас не способен на порывы страсти. В отличие от тебя и Джейка. Грег и я будем… чувствовать себя спокойными вместе. Ты же и Джейк — никогда, даже если проживете вместе пятьдесят лет! Когда мы были подростками и все мальчишки бегали за тобой, я стремилась стать такой же «секси», как и ты, — рассмеялась Энн. — Старалась ходить, как ты, смеяться, откидывая голову, глядеть через плечо, задрав кончик носа… Все напрасно. Получалась карикатура и ничего больше. Слава Богу, в конечном итоге все оказалось к лучшему! Я выхожу замуж за Грега, а ты — за Джейка. Каждой из нас удалось найти человека, который лучше всего соответствует нашим характерам. Я верю, что это судьба! — застенчиво закончила она. — Надеюсь, вы с Джейком пригласите меня когда-нибудь в Америку? Где вы там собираетесь жить?

Где мы там собираемся жить? Это был отличный вопрос! Вот что он наделал, этот проклятый Джейк! Всех очаровал, всех убедил в своей необыкновенной любви к ней! Как она объявит потом, что их помолвка не состоится?.. Бедная миссис Уинслоу отменит на потеху округе уже назначенную свадьбу? Френсис не получит фотографию Брюса Адзапарда? У Энн никогда не будет зятя, которого она могла бы навестить в Америке? Хуже всего — Барбара сама будет выглядеть полной дурой. Отвергнутой дурой, поскольку никто не поверит, что она сама, по собственной воле отказалась от такого жениха.

Все более и более распаляясь от резкой обличительной речи, которую мысленно произносила, Барбара не очень-то задумывалась, можно ли возложить всю вину на одного Джейка. Разве не она затеяла весь этот маскарад, предложив ему роль жениха? Но даже если это так, зачем он объявил о дате их мнимой свадьбы? Она окончательно запуталась. На все эти вопросы ответов не было. И особенно на один: почему память о его поцелуях заставляет ее сердце биться так, словно она только что пробежала пять миль?

Барбара опомнилась только тогда, когда сестра окликнула ее по имени, ожидая ответа.

— Где собираемся жить? Мы еще не выбрали город и не решили, какой нам нужен дом! — Ей показалось, что наступил подходящий момент, чтобы заложить хоть какую-то основу для будущего отступления. — У Джейка такая напряженная деловая жизнь, что я иногда спрашиваю себя, сможем ли мы нормально исполнять свои супружеские обязанности? — Барбара натянуто улыбнулась. — Он, вероятно, считает, что салон реактивного самолета вполне может заменить дом, а подготовка к тому, чтобы я стала матерью, по его мнению, должна заключаться главным образом в том, чтобы меня сопровождала служанка, имеющая акушерский опыт!

Энн засмеялась.

— Когда люди любят друг друга так, как вы, они в конце концов разрешают любые житейские проблемы, возникающие перед ними, — сказала она, зевая. — Извини, дорогая, но мне действительно нужно немного поспать!

Спустя полчаса Энн уже крепко спала. А ее сестра лежала на узкой кровати, прислушиваясь к звукам отходящего ко сну дома. Когда напольные часы в холле пробили двенадцать, она встала, надела халат и тихо выскользнула в коридор. Черт побери! Она собиралась решительно, в совершенно недвусмысленных выражениях заявить Джейку Конраду, каким бессовестным нарушителем их договора он оказался! Если завтра он не станет вести себя сдержаннее, то она не заплатит ему остальных денег! Пусть хоть это отрезвит его!

Барбара на цыпочках прошла мимо комнаты, которая когда-то служила ей спальней, а сейчас приютила тетушку Хелли и дядюшку Пита. Мимо розовой комнаты для гостей, равномерное похрапывание в которой свидетельствовало о том, что там устроили девяностолетнюю кузину Джейн. Достигнув в конце коридора голубой комнаты для гостей, Барбара, ни на секунду не останавливаясь, чтобы перевести дух, быстро постучала и распахнула дверь: ее справедливое негодование достигло точки кипения!

Хотя Джейк не спал, он явно не был готов к приему посетителей. Удобно откинувшись на гору подушек, он просматривал толстую стопку газет. Одного быстрого взгляда было достаточно, чтобы обнаружить: кроме очков в роговой оправе, на нем ничего не было… При звуке распахнувшейся двери он сложил газеты, небрежно бросил их на тумбочку и без суетливой поспешности накинул на себя одеяло.

— Какая неожиданная радость! — воскликнул Джейк, обворожительно улыбаясь. Он похлопал рукой по кровати, приглашая Барбару сесть. — Я счастлив, что вы решили навестить меня! Мне было так одиноко!

Сердце у нее в груди забилось в знакомом, учащенном ритме. На ней был халат из плотной светло-зеленой ткани, но под его взглядом ей почудилось, что он чуть ли не прозрачный. Поэтому девушка машинально запахнула полы и потуже затянула пояс.

— Я пришла не для того, чтобы болтать о всяких пустяках! — объявила она сурово.

— В таком случае зачем?

— Боже мой! И он еще спрашивает! Чтобы вбить в вашу голову здравый смысл, если это еще возможно!

Джейк никак не отреагировал на ее слова. После довольно длительной паузы он так же молча снял очки и, повернувшись, положил их рядом с газетами. Мускулы заиграли на спине и груди. Его торс был великолепен! Как будто искусный мастер выковал его из бронзы.

Барбара забыла, зачем сюда явилась. Все моментально вылетело у нее из головы. Она поймала себя на том, что хочет одного — прижаться щекой к этой груди, ощутить упругие завитки волос на ней.

Колени у нее предательски задрожали.

Мужчина вновь приглашающе похлопал рукой по кровати.

— Я хочу, чтобы вы сели, а не маячили у порога. Фурия-мстительница обязана быть отважной. — В голосе его слышалась незлобивая ирония. — Боюсь, что сам я не смогу встать… Я обычно сплю голый, — уточнил он, как если бы это не было очевидным или она от рождения была слепой.

Хмель желания охватил Барбару с такой силой, что чтобы совладать со своими эмоциями, ей пришлось собрать все силы, и она плюхнулась в плетеное кресло, стоявшее на достаточно безопасном расстоянии от кровати.

— Я пришла не для светской беседы! — сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал холодно и с достоинством. Ей удалось взять себя в руки. — Джейк, мы должны уточнить пределы допустимого в роли, которую вы играете. Ситуация абсолютно выходит из-под контроля!

— Жаль, что вы так считаете. Мне казалось, что все идет хорошо!

— Это вам так только казалось! — воскликнула девушка, опять теряя самообладание. — Но взгляните на создавшееся положение с моей точки зрения! После того как вы убедили всех моих родственников, что вы идеальный муж для меня, что, по-вашему, произойдет, когда я сообщу об отмене свадьбы?

Казалось, Джейк всерьез обдумывает этот вопрос.

— Дней десять, они как сумасшедшие будут обсуждать эту новость, а потом найдут другую тему для разговоров, — высказал он свое предположение.

— Возможно, так поступят дальние родственники, но не родители и не сестра! — Барбара почувствовала взгляд Джейка — он явно любовался ее волосами, рассыпавшимися по плечам. Она и забыла, что, укладываясь спать, обычно распускает тугой узел на затылке. — Вам не следовало идти на поводу у мамы, когда она заговорила о дне нашей свадьбы. Неужели вы не понимаете, насколько серьезно она отнеслась к этому сообщению?

Девушка ждала возражений, но Джейк не склонен был вступать с ней в спор.

— Вы правы! — ответил он, искренне сокрушаясь. — Мне не следовало бы заявлять ничего такого… Приношу свои извинения! Обычно я хорошо импровизирую, но в этот раз получилось не очень…

Его миролюбивая покорность сняла возможность взрыва.

Барбара приняла его извинения.

— Я не хочу омрачать день свадьбы Энн, устраивая грандиозное выяснение отношений с вами.

— Разумеется! — опять согласился с ней Джейк. — Предлагаю подождать, пока Грег и Энн не поженятся, и тогда спокойно обдумать, как сообщить вашим родителям, что все отменяется.

Он рассуждал чертовски логично, поэтому Барбара почти забыла, почему так негодовала на него.

— А что, если позвонить им, когда вернемся в Лондон? — предложила она. — Стоит ли огорчать их в такие торжественные и важные для них дни? Будет только справедливо, если мы их немного пощадим.

— Хорошая мысль! — сказал Джейк. — Обещаю, если вы захотите, присутствовать при этом трудном для вас разговоре.

Девушка в сомнении подняла брови.

— Не знаю. Боюсь, что в таком случае мама решит, что это простая размолвка, и сохранит тайную надежду на благополучный финал…

— Вы можете, не стесняясь, сваливать всю вину на меня. Скажите, что работа для меня важнее семьи. Что я деспот. Что невозможно требователен в быту. Словом, исчадие ада… А может, стоит намекнуть на мое пошатнувшееся материальное положение, а? Допустим, я обанкротился…

— Это не сработает! — ответила Барбара. — Если бы вы неожиданно стали нищим, родители сочли бы, что я обязана остаться с вами и поддержать морально… Нет, лучше скажу им, что вы одержимы погоней за деньгами. Остальное для вас не существует. И что я стала совершенно больной от всех ваших разговоров о деньгах! Это может пройти! Они вообще считают, что настоящая ценность капитала в том, что его можно пожертвовать на исследования в области медицины, например. Или на другие благородные цели.

Джейк задумчиво потер подбородок.

— Довольно забавная мысль — быть отвергнутым, потому что у тебя слишком много денег!

Барбара рассмеялась.

— Как жалко, что на самом деле вы не миллионер! Какой был бы поучительный опыт для вас — получить отставку, потому что человек становится невыносимо нудным, когда без конца говорит, куда выгодно или невыгодно вкладывать деньги! Он вскинул брови.

— Полагаю, это действительно уникальный опыт для миллионера! — Но иронии в его голосе она не уловила. Он зевнул и сладко потянулся, еще раз продемонстрировав свой великолепный торс. — Извините. Тут, в Англии, такой непривычный для меня климат, что к вечеру я буквально как выжатый лимон. Если говорить о Штатах, я сплю там не более четырех-пяти часов в сутки, и мне хватает.

— Я бы не сказала, что день для вас был утомительным, — заметила Барбара. — Наоборот, у меня создалось впечатление, что вы наслаждались каждой его секундой, даже чересчур.

— Я не знал, что вы так пристально наблюдаете за мной!

— Мне нужно было быть рядом на случай, если вы допустите какой-нибудь промах! — быстро объяснила она. — Да и, в конце концов, все считают, что мы знакомы только год, значит, не успели еще надоесть друг другу. Логично?

— Конечно. У вас симпатичная семья, Барбара. Все такие разные характерами, внешностью. А страсть к медицине это у вас что — наследственное?..

Девушка нахмурилась.

— Родители до сих пор не могут понять, какая генетическая катастрофа вынудила меня стать кулинаром.

— Ваши торты с фруктами — результат генетического чуда, а не катастрофы, — поправил ее Джейк и снова широко зевнул. — Не могли бы вы выключить свет когда будете уходить?..

Барбара немного удивилась такому неожиданному концу разговора. Как никогда, ей не хотелось спать! Скрыв сожаление, она встала с кресла, потянулась к выключателю рядом с кроватью. И тут Джейк слегка коснулся ее запястья.

— Мне бы хотелось, чтобы моя невеста поцеловала меня и пожелала спокойной ночи.

Ничто не мешало Барбаре проигнорировать его просьбу и уйти. Но она не удержалась и склонилась над ним, решив быстро по-сестрински поцеловать его.

В ту же секунду, когда губы девушки коснулись его лба, Джейк привлек ее к себе — не резко, но достаточно для того, чтобы она потеряла равновесие и упала на кровать. Его сильные руки нежно обхватили ее за талию, и Барбара почувствовала себя пленницей.

Глаза мужчины больше не были сонными. Они искрились от смеха и нескрываемого желания.

— Дорогая, в самом деле, разве так женщина целует своего жениха, желая ему доброй ночи? — Он ласково провел рукой по ее шее и приподнял за подбородок ее лицо. — Вот как это делается, дорогая, — пробормотал он.

Барбара ощутила его дыхание у себя на щеках, в уголках глаз… Через секунду, говорила она себе, через секунду я встану и уйду!

— Вот так, а потом так… — шептал Джейк, пока его губы не слились с ее губами. Никто и никогда еще так не целовал ее. Какая-то первобытная, женская первооснова ее существа жаждала, чтобы этот поцелуй длился вечно. Но здравый смысл упрямо призывал встать и уйти. Ни одна благоразумная женщина никогда не позволила бы себе оказаться в такой ситуации! А Барбара все последние годы потратила на то, чтобы доказать самой себе, что она в высшей степени благоразумна.

Если бы она могла говорить, то, разумеется, сказала бы Джейку, чтобы он остановился. Если бы могла поднять руки, то помешала бы его пальцам нежно перебирать ее волосы. И если бы могла пошевелиться, наверняка выскользнула бы из его объятий. Но она была не в силах ни говорить, ни двигаться. Все, что она могла, — это с неожиданной для себя страстностью возвращать ему поцелуи, которые, увы, слишком откровенно говорили о годах ее одиночества и о ее неизъяснимом томлении.

В тот миг, когда самообладание покинуло ее вконец, она поняла, что к Джейку оно как раз возвращается. Не без сожаления отстраняясь от нее и сдерживая дрожь, он нежно отбросил с ее лица волосы.

— Барбара, моя дорогая, — прошептал он, — я не думаю, что именно на это каждый из нас рассчитывал, когда вы вошли в комнату. Как бы мне ни хотелось заняться любовью с вами, мы не должны делать того, о чем вы будете жалеть завтра!

Шум в ушах прекратился, и до сознания девушки постепенно дошло, что Джейк что-то говорит ей. В течение какого-то мгновения, пока она находилась в состоянии радостного возбуждения от его близости, смысл слов не доходил до нее. Потом значение произносимых им фраз подействовало, как ушат ледяной воды. Она быстро отодвинулась на край кровати, совершенно сбитая с толку тем, что так поддалась физическому влечению к человеку, которого до недавнего времени считала не более чем просто знакомым.

Разве тебе так уж хочется оставаться здравомыслящей, предательски нашептывал ей внутренний голос, когда тебе представляется, возможно, единственный шанс получить удовольствие?

Однако в ее сознании глубоко укоренились моральные ценности, привитые семьей. Барбара быстро поднялась с кровати — подальше от соблазна!

— Я должна идти, — сказала она, не глядя на него, и глубоко вздохнула. — Я благодарна вам за… за… гм… за то, что вы… мы остановились…

— Пожалуйста! Надеюсь, что продолжение… — В голосе Джейка ей послышались знакомые нотки насмешки. Неужели он смеется над ней? Но, встретившись с ним глазами, девушка поняла, что это не так. — Вы правы, вам лучше уйти, — скривив губы, сказал он. — Вы так чертовски хороши, что только идиот выпустил бы вас добровольно. Идите, дорогая. Мой запас благородства иссякает!

Ответ девушки удивил ее саму.

— Хорошо, если бы он иссяк примерно десять минут назад! — сказала она, стремительно выскакивая за дверь, чтобы не дать сорваться с губ еще более глупым словам. Например таким: «Пожалуйста, Джейк, заставьте меня вернуться и займитесь со мной сумасшедшей любовью на всю ночь!»

— Барбара! — успела она расслышать приглушенный зов из-за закрывшейся двери.

Заткнув уши ладонями, она бросилась по коридору, прекрасно сознавая: если остановится даже на мгновение, то возвратится, чтобы сказать то, что они оба хотели бы услышать!