Прочитайте онлайн Первый встречный | Часть 4

Читать книгу Первый встречный
3616+688
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

4

Возражения Барбары запоздали на какую-то долю секунды и поэтому прозвучали неубедительно.

— Вы ошибаетесь! А с тех пор как я переехала в Лондон, мы вообще практически не виделись. — Девушка говорила сущую правду, но сознание того, что она когда-то была сильно влюблена в Грега, придавало ее словам привкус вины.

— Никогда не рассчитывайте заработать на жизнь съемками в кино, — заявил Джейк без тени юмора. — Вы никудышная актриса, Барбара.

— Зато, к счастью, я отличный кондитер, не правда ли? — парировала она. — Вы обязаны уметь притворяться, Джейк, а не я! Я наняла вас, чтобы вы сыграли определенную роль, а не выступали с моральными сентенциями. Плачу я вам хорошо. И, пожалуйста, не забывайте, почему вы здесь!

Он зло усмехнулся.

— Не беспокойтесь, я никогда не изменяю своему слову в коммерческих делах. И выдам вам по полной программе за ваши шестьсот фунтов! Вы наняли «жениха» на уик-энд, и вы его получите. — Он передернул плечами. — Вы правы, меня не касается, что вы влюблены в человека, за которого ваша сестра выходит замуж!

— Совершенно верно, — гордо заявила Барбара, — мои чувства вас не касаются!

В его ответе прозвучала насмешка:

— Понимаю, вы свято чтите традиционную английскую добродетель: никогда не демонстрировать на людях грязное белье, если есть лоскут чистой материи, которым можно прикрыться!

— А вы предпочитаете на американский манер выставлять интимные подробности на всеобщее обозрение?

— Совсем нет! Я убежденный сторонник необходимости секретов!

Что-то в эмоциональной окраске его голоса встревожило Барбару.

— У вас тоже есть секреты? — удивилась она.

— Разумеется, — ответил он ровным голосом, — и очень много! Только пусть это вас не беспокоит! Я добропорядочный артист, почти член Общества справедливости. Вы можете положиться на человека, которого наняли. Он не подведет!

— Но бывает, что и великие артисты проваливаются. — Их диалог все больше приобретал характер словесного пинг-понга.

Выражение лица Джейка стало менее жестким.

— Давайте не будем преувеличивать сложность моего задания, — предложил он довольно миролюбиво. — Исполнение роли вашего жениха не потребует мастерства, за которое дают премию Оскара!

— Предполагаю, что это так. — Девушка бросила на него быстрый косой взгляд, радостно ощущая, что к ней начинает возвращаться душевное равновесие.

Тут из-за угла показался видавший виды «форд».

— Вот и Грег! — обрадовалась она возможности прекратить неприятный разговор.

— Извините, что заставил вас ждать, — сказал Грег Смайт, разводя руками. — Около станции всегда пробки!

— Прямо как в Лондоне, — тихо съязвил Джейк и нарочито громко спросил: — Куда вы хотите, чтобы я положил коробки с тортом?

Красивое лицо Грега исказила гримаса озабоченности. Он бестолково засуетился. И Барбара невольно почувствовала раздражение. Боже правый, но ведь это его свадебный торт и его автомашина! Неужели он не может сообразить такой элементарной вещи?

— А что, если все положить сзади? — предложил Джейк, беря коробки.

Грег был явно обрадован найденным выходом.

— Будьте осторожны, старина! Мы не должны ничего помять, а то женщины устроят мне головомойку.

— Не могу даже представить, как можно испортить что-то, над чем трудилась Барбара! — отозвался Джейк. — Она потратила не один день, чтобы порадовать вас и сестру!

— Да, конечно! Мы, разумеется, благодарны за ее старания…

— Уверен, вы по достоинству оцените его, — перебил Грега Джейк. — Кондитерская Барбары пользуется большой популярностью. Вы, разумеется, знаете, что «Сладкий пирожок» известен всему Челси. Местные газеты несколько раз писали о нем, а один из толстых воскресных еженедельников назвал ее фруктовые пирожные лучшими в Лондоне!

И Грег и Барбара с удивлением уставились на Джейка. Девушка потому, что Конрад, вне всякого сомнения, собрал и изучил все сведения о ее маленьком предприятии, а Грег, как и все остальные члены семьи Уинслоу, никогда даже на секунду не задумывался о том, чем занимается Барбара. Если вы не были врачом, медицинской сестрой или на худой конец фельдшером, то род вашей деятельности не представлялся для членов этого клана медиков чем-то стоящим.

Барбара чуть не расхохоталась, наблюдая за Грегом. Да ему и в голову не приходило, что ее пекарня вовсе не взбалмошная прихоть или пустая забава, а выгодное коммерческое предприятие, которое потребовало с ее стороны большого мастерства и деловой хватки, чтобы заслужить определенную репутацию.

— Да… гм… конечно, мы все очень гордимся Барбарой, — пролепетал наконец Грег. Это было далеко не так, и девушке стало неловко за его неискренние слова.

— Сколько миль до Девиот-Хилла? — беззаботно спросил Джейк, в очередной раз выручая ее.

— Шестнадцать. Менее чем в получасе езды, — уточнил Грег, усаживаясь за руль.

— Полчаса могут иногда показаться вечностью. Я определенно нуждаюсь в поцелуе на дорожку!

И Джейк, не давая Барбаре опомниться, обнял ее за талию. Она решила, что не будет сейчас поднимать шума хотя бы из-за того, что рядом находился Грег, взиравший на нее в немом изумлении. Но как только они с Джейком останутся одни, она ясно даст ему понять, что он не получит остальных денег, если не прекратит своих вольностей! Они не договаривались о поцелуях и объятиях! Барбара не стала вырываться или отталкивать Джейка, только бросила на него предостерегающий взгляд и подчеркнуто «сестрински» чмокнула в щеку.

— Ну вот, милый, — сказала она нарочито ласково. — Теперь мы можем ехать?

Но он лишь крепче прижал ее к себе.

— Только недалеко, дорогая! Я так жалею, что пробыл в Нью-Йорке целую неделю. Теперь придется наверстывать упущенное. Уж не взыщи.

И, прежде чем она смогла что-то возразить, он прижал ее к себе так, что она смогла ощутить волнующую упругость его сильного мускулистого тела. Свободной рукой Джейк приподнял ее лицо за подбородок и буквально впился ей в губы.

Произошло то же самое, что и в поезде, — стремительной волной возникло желание. Нормальная реакция нормальной женщины, чье тело изголодалось по мужской ласке, под властным диктатом холодного рассудка.

Непроизвольно ее руки коснулись его волос и стали нежно перебирать их. Хмель безрассудного влечения разлился по ее жилам, глухо застучало в висках. Она очнулась только в тот момент, когда Джейк, оторвавшись от ее губ, стал усаживать ее на переднее сиденье.

— Дорогая, это было потрясающе, но боюсь, мы задерживаем движение! — пробормотал он с нарочитым раскаянием. — Мы продолжим это позднее, когда останемся наедине.

Грег громко прокашлялся, давая знать о себе.

— Вы оба чуть не прожгли дыру в асфальте, — сказал он в замешательстве.

— Мы с Барбарой забываем обо всем, когда встречаемся после разлуки. Правда, дорогая? Но впереди у нас целый уик-энд! Это, конечно, не свадебное путешествие, как у вас, но тоже кое-что… Поехали!

Да он наглец! К тому же жестокий! — подумала девушка. Как он смеет так себя вести?

Грег пыхтел, возясь с зажиганием.

— Вот проклятье! Не хватает, чтобы мотор заглох окончательно.

— Попробуйте как следует повернуть ключ, — нетерпеливо подсказал Джейк. — В любом деле важно правильно подобрать ключи. Я прав, дорогая?..

Она сразу уловила в этих словах подтекст. Хорошо, что Грег пропустил их мимо ушей. Впрочем, он всегда был «не от мира сего». Пожалуй, когда-то это ее даже умиляло. Сейчас же она думала несколько по-другому, но она тут же отогнала от себя такие мысли как недостойные. Грег — серьезный человек. Не то что Джейк, привыкший вертеться в артистической среде. Все его остроумие — не более чем «треп». Безответственная, пустая болтовня…

— Как там мои родители? — спросила Барбара, когда машина наконец тронулась и они выехали на шоссе, ведущее к Девиот-Хиллу. — Должно быть, сбились с ног?

— Твоей матери это явно доставляет удовольствие, хотя я вздохну свободнее, только когда свадебная суматоха закончится. Понимаете, у меня все это уже было прежде.

— Но не с Энн! — холодно вставил Джейк.

Грег покраснел.

— Я не думал, что вы воспримете мои слова таким образом. Просто я не очень хорошо себя чувствую в больших компаниях, на приемах, вечеринках и тому подобное, — сказал он смущенно. — Другое дело в рабочей обстановке… Наверное, белый халат придает мне уверенность…

Барбара ожидала, что Джейк опять сострит, но этого не случилось.

— Облегчать людям страдание, должно быть, огромное счастье?

— Когда перед тобой больной человек, об этом не задумываешься, — ответил Грег. — Важно не терять ни минуты, чтобы выиграть битву за жизнь и поставить человека на ноги…

Они притормозили на перекрестке, возле которого располагались таверна, небольшая церковь, несколько крытых соломой строений.

— Уберите телеграфные столбы, телевизионные антенны, и я не думаю, чтобы общая картина намного изменилась за двести лет! — Джейк смотрел в окно машины с явным интересом. — Именно такой я представлял себе Англию в юности! Мечтал стать великим актером и играть в трагедиях Шекспира на его родине.

— Вы хотели стать артистом? — удивился Грег. — Тогда каким же образом, черт возьми, вы сделали карьеру на финансовом поприще?

— О, сразу же после окончания колледжа я понял, что не гожусь в артисты! — непринужденно продолжил рассказ Джейк. — Каждый раз, когда я получал какую-нибудь, даже самую незначительную роль, меня быстро выпроваживали вон, поскольку я начинал объяснять всем — от финансового директора фильма до режиссера-постановщика, как неэффективно с точки зрения расходов поставлено у них дело. В конце концов я понял: мне гораздо легче делать миллион, сидя в кабинете, чем зарабатывать на жизнь, играя перед кинокамерой!

Этот человек самый убедительный лгун, которого я когда-либо встречала, решила Барбара. Слушая его, действительно поверишь в его успешную финансовую карьеру.

— Ты невозможен! — с мягкой укоризной любящей невесты запротестовала она. — Говорить неправду с такой замечательной убежденностью! Кто поверит, что сделать капитал легко?!

— Я соврал только по поводу своих актерских способностей, дорогая, — рассмеялся Джейк, дразня девушку. — Артистизм у меня в крови! Мне нравится притворяться. И это у меня хорошо получается.

— От скромности вы не умрете, говорю это вам как доктор, — приняв все за шутку, шуткой же ответил Грег. — Лучше посмотрите на наш Девиот-Хилл.

Барбара тоже выглянула в окно. Слева над деревьями высился изящный средневековый шпиль.

— Это церковь Всех Святых, Джейк! — Предательский комок в горле мешал ей говорить. — Завтра в ней будут венчаться… Энн и Грег!

Церковь стало лучше видно, когда дорога повернула. Она стояла на самом высоком месте, и ее силуэт отчетливо вырисовывался на фоне светло-голубого летнего неба.

Джейк молча глядел на устремленное ввысь сооружение.

— Она великолепна! — сказал он наконец, а потом несколько легкомысленным тоном добавил: — Думаю, что это именно то место, где мы должны венчаться, дорогая! Моей семье понравится такой предлог, чтобы посетить Англию нынешним летом.

Грег оторвал взгляд от дороги и с улыбкой обернулся назад.

— Твоя мама сказала мне, что вы с Джейком решили не откладывать с этим делом. Я рад за вас.

— Ну, ты знаешь, мама иногда преувеличивает, Грег! Пока все неопределенно в отношении сроков. Джейк сейчас очень занят, у меня тоже много забот, и вообще…

— Но тем не менее мы хотим обвенчаться как можно скорее! — бодро добавил Джейк, чем привел Барбару в ярость. — Важно согласовать дату с родителями. Правда, дорогая? Может быть, они предложат повременить, пока Грег с Энн не вернутся из свадебного путешествия? Куда вы собираетесь поехать, между прочим?

— Лейк-Дистрикт, — ответил Грег, не заметив, как ловко была изменена тема разговора. — Мы не можем уезжать надолго из-за Битти. Битти — это моя дочь, — пояснил он. — Ей скоро будет шесть.

— Да, я знаю, — сказал Джейк. — Барбара посвятила меня во все подробности, касающиеся ее семьи. Я чувствую себя вашим старым другом, хотя мы и не встречались лично…

Он любезно улыбнулся. Ну прямо как настоящий жених, желающий понравиться своим будущим родственникам.

— Ну вот мы и приехали! — облегченно вздохнула девушка.

Она выпрыгнула из машины и побежала по ступенькам каменной лестницы вверх к старинному дому, в котором жила с раннего детства, чтобы поздороваться с родителями. Поведение Джейка злило и пугало ее. Она была абсолютно убеждена, что он переигрывает!

Миссис Уинслоу поспешно обняла дочь.

— Барбара, дорогая, мы уже стали беспокоиться! Ты чудесно выглядишь! Уже давно я не видела, чтобы ты так сияла! — Миссис Уинслоу не давала дочери раскрыть рта. Она вообще редко поступала наоборот. Бросив быстрый оценивающий взгляд в сторону незнакомого ей мужчины, она протянула руку для приветствия.

— О! Как мы счастливы наконец встретиться с вами! — сказала она с материнской гордостью. — Вы в точности такой, как рассказывала Барбара! Добро пожаловать в Девиот-Хилл!

— Я тоже рад, что оказался здесь! Миссис Уинслоу звонко рассмеялась.

— Вот и хорошо! Барбара приводила столько причин, объясняющих, почему мы никак не можем встретиться с вами, Джейк, что мы стали сомневаться, существуете ли вы вообще!

— О, я вполне реальный! — проговорил он, наклоняясь, чтобы от души поцеловать в щечку пожилую даму. — И счастлив познакомиться с семьей Барбары. В прошлом месяце я был очень огорчен, что мне пришлось провести уик-энд с управляющим Английского банка вместо того, чтобы приехать сюда.

— С самим управляющим Английского банка? — переспросила потрясенная миссис Уинслоу. — Вы провели уик-энд с ним?

— Да, Гарри мой старый друг! — Джейк обернулся и с укоризной посмотрел на девушку. — Ты хорошо объяснила родителям, почему я не мог нанести визит в прошлый раз?

На мгновение Барбара действительно почувствовала себя виноватой. Потом здравый смысл вернулся к ней.

— Я специально не упоминала об управляющем, — ответила она с оттенком отчаяния в голосе. — Мне не хотелось, чтобы они робели, зная о твоих связях в верхах.

— Гарри — хороший человек. С ним стоит познакомиться! — продолжал он как ни в чем не бывало, — Гораздо более простой, чем вы думаете, хотя и уделяет массу времени таким скучнейшим вещам, как процентные ставки и валютные резервы! В следующий раз, когда мы будем обедать с ним, я возьму тебя с собой, дорогая.

— Это было бы прекрасно! — скупо обронила она и в знак предупреждения нахмурила брови. Боже праведный! Этот человек не знает, что такое чувство меры. Он может все испортить. Надо сделать ему серьезное внушение, в противном случае он скоро начнет хвастать своим близким знакомством с советским послом или тем, что пригласил президента Соединенных Штатов на рыбную ловлю! Ее родители, конечно, люди наивные, но Джейк способен выкинуть нечто такое, что и они призадумаются: не разыгрывает ли он их, принимая за дураков.

— Я отец Барбары, — представился доктор Уинслоу. — Мы очень рады, что вам наконец удалось выбраться к нам! Это знаменательный день для Энн и ее матери!

— И для Барбары! Рад с вами познакомиться, сэр! — Джейк крепко пожал протянутую ему руку. Левой же он обхватил девушку за талию и привлек к себе. Этим жестом он как бы демонстрировал свои права на нее и одновременно словно защищал. На долю секунды девушке показалось, что Джейк догадался; в семье ей всегда приходилось держать оборону, отстаивая себя как личность. Но потом она отвергла эту мысль как абсурдную.

Доктор Уинслоу посмотрел на часы.

— Барбара, боюсь, мы уже немного запаздываем. Покажи Джейку, где он может привести себя в порядок. К ланчу уже все готово. Я должен спешить, поскольку у меня сегодня двое больных. Воспаление легких и диабет не делают скидок на семейные торжества…

По пути в отведенную ему комнату у Барбары не было возможности переговорить с Джейком. Кто-нибудь все время оказывался рядом. Наконец она улучила момент.

— Ради Бога, прекратите нести всю эту несусветную чушь! И перестаньте меня целовать!

Однако выговор помог мало. Во время ланча Джейка словно прорвало. Казалось, не будет конца его историям о причудах богатых и знаменитых людей. Все они были весьма занимательными, хотя порой немного скандальными. Но это не мешало ни степенной матушке, ни флегматичному батюшке от души веселиться. Барбара должна была признать, что этот невозможный человек оказался замечательным рассказчиком и… отчаянным плутом. Ведь все, что он преподносил благодарным слушателям, было либо чистой воды выдумкой, либо тщательно отобранными сведениями из колонок светской хроники в газетах.

Наконец ланч закончился. Доктор Уинслоу поспешил в больницу. Миссис Уинслоу увлекла Джейка в сад полюбоваться ее розами, за которые она получила приз местного общества садоводов. И Барбара оказалась в кухне наедине с Грегом, где он складывал тарелки в посудомоечную машину. Девушка, болтавшая без умолку, чтобы скрыть охватившую ее нервную дрожь, едва не уронила поднос, полный кофейных чашек, когда Грег подошел к ней сзади и дотронулся до ее руки.

— Ты напугал меня! — сказала она. Потом поставила поднос на сушильный шкаф и стала ополаскивать чашки и блюдца. Взглянув на него искоса, она подумала, как все-таки он удивительно хорош! Правильные черты лица, греческий прямой нос, выразительные глаза. Барбара отмечала это машинально, без прежнего восхищения — как данность. Неожиданно она поняла, что ее сердце уже не замирает, как прежде, при виде его.

— Твой Джейк Теммин великолепен, — произнес Грег. — Во время ланча он просто всех заворожил.

— О… гм… спасибо. Рада, что он тебе понравился.

— Кому он может не нравиться! Мне кажется, он сделает тебя счастливой! Я представляю, какая у вас будет умопомрачительная свадьба! — сказал он с улыбкой, в которой сквозила легкая зависть. — Ты была бы ужасно несчастна Барбара, если бы вышла за меня замуж.

Девушка опустила кофейную чашку и холодно посмотрела на него.

— Не знаю, почему мы сейчас ведем такой разговор! Когда-то я по-детски была влюблена в тебя. И ты совершенно справедливо отверг мою любовь, потому что отчаянно пытался склеить свой разваливающийся брачный союз. Теперь ты разведен и завтра женишься на моей сестре! Скажи честно, ты любишь ее?

Грег покраснел.

— Барбара, мы с Энн устраиваем друг друга. Но если бы три года назад я был свободен…

Барбара быстро и коротко вздохнула.

— Не нужно, Грег! Для нас обоих с прошлым покончено.

— Ты права! Разумеется, права! Просто, увидев тебя вновь — произнес он, виновато улыбнувшись, и, секунду помолчав, добавил: — Извини меня!

Барбара ничего не чувствовала, кроме легкого сожаления. Зря боялась, что ее страсть вспыхнет с новой силой, когда она встретится с Грегом. Теперь он показался ей каким-то пресным и скучным. Да он всегда и был таким, только она не хотела этого замечать тогда…

— Кажется, с посудой покончено, — сказала она, избегая его взгляда. — Может, присоединимся к матушке в саду?

— Не нужно! Я уже здесь! — В распахнувшуюся дверь кухни ворвалась волна пропитанного ароматом цветов летнего воздуха, и на пороге появились миссис Уинслоу и ее спутник.

— Мне нужно навестить нескольких больных, — неловко пробормотал Грег. — Прошу всех извинить меня…

— Ну конечно, мой дорогой! До встречи вечером! — Миссис Уинслоу, по-видимому, не обратила внимания, с какой поспешностью Грег удалился. Она ласково улыбнулась дочери, ее сердце переполняла материнская гордость.

— Ну вот и великолепно! Мы втроем! Твой Джейк просто чудо!

— Я рада, что он тебе понравился.

— Мы отлично поболтали! Он согласен, что нужно как можно скорее определить дату вашей свадьбы.

Барбара бросила на Джейка свирепый взгляд. Но он лишь поднял руки в знак капитуляции. Ей сразу все стало понятно. Раз уж матушка вбила что-то себе в голову, просто так от нее не отделаешься.

— Как хорошо, что вам представилась возможность поговорить, — сказала Барбара. — Однако давайте вернемся к разговору о дате. Разве лето — не лучшее время для свадьбы?..

— Лето! — возбужденно воскликнула миссис Уинслоу. — Разве не это и я вам говорила, Джейк! Конечно, лето — лучше всего!

— Гм, да… — на этот раз как-то неуверенно произнес Джейк, обычно легко находивший быстрый и остроумный ответ.

Пожилая дама не обратила внимания на отсутствие бурного энтузиазма в его словах и вновь счастливо заулыбалась.

— Тогда все решено! Церемония бракосочетания состоится в церкви Всех Святых здесь в Девиот-Хилле в последнее воскресенье августа! Это устраивает вас, Джейк? Я имею в виду вашу семью?

Он молчал в течение целой минуты, потом медленно кивнул.

— Это замечательно! Барбара, дорогая, а что ты думаешь по этому поводу?

— Ты прав, замечательно! — эхом отозвалась она, радуясь, что ее мать не настаивает на том, чтобы устроить церемонию на Рождество. По крайней мере будет достаточно времени, чтобы отменить «помолвку»! — У нас четырнадцать месяцев впереди, для того чтобы как следует подготовиться…

— Какие четырнадцать месяцев? — воскликнула миссис Уинслоу. — Барбара, я говорю не о будущем годе! Я имею в виду нынешнее лето! Считая сегодняшний день, это ровно через шесть недель!

— Через шесть недель? Это невозможно! У Джейка они чуть ли не по часам расписаны. Я сама видела его деловой блокнот. Да и я вряд ли… — Девушка бросила на Джейка взгляд, означавший наполовину мольбу, наполовину предупреждение.

Возразите, придумайте что угодно, молча приказывала она. Скажите, что весь август вам придется провести на севере Канады или в центре Сахары! Где угодно, лишь бы подальше от Англии!

Миссис Уинслоу недоумевала.

— Но, Джейк, вы же сами сказали…

— …Что конец последней недели августа вполне подойдет!

Барбара в немом изумлении уставилась на него. Он приблизился к ней и взял ее руку в свои ладони.

— Я просто в восторге от того, что день свадьбы назначен, и счастлив, что ты наконец согласилась!

Он явно не в себе, пронеслось в мозгу девушки, иначе чем можно объяснить этот приступ умопомрачения? Неужели он не понимает, что через пять минут мать примется по телефону заказывать свадебное меню! Что приходский священник и все родственники будут немедленно оповещены. Что друзья и соседи кинутся за подарками… По-видимому, Джейк не отдавал отчета в своей чудовищной оплошности.

— Барбара дорогая, я так счастлив! — говорил он тем временем, совершенно игнорируя затянувшееся молчание. — Прямо сейчас я собираюсь позвонить в Нью-Йорк, чтобы сообщить своим эту потрясающую новость!

«Дорогая Барбара» между тем пыталась определить, кто вызывает у нее больший гнев: ее мать или ее «жених»? Если мать она еще могла понять и простить, то его была готова убить, вот только пусть они окажутся наедине!