Прочитайте онлайн Первый встречный | Часть 3

Читать книгу Первый встречный
3616+664
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

3

Если бы Барбара смогла связаться с Джейком по телефону, она, не колеблясь ни секунды, отменила бы запланированный маскарад. Здравый смысл подсказывал ей, что именно так и надо поступить. Но по номеру, который накануне дал Джейк, дозвониться ей не удалось ни утром, ни вечером.

Обычные его визиты после пробежки трусцой в кондитерскую тоже прекратились. Стиснув зубы, Барбара терпела расспросы своих любопытных помощниц, отнекивалась и отшучивалась. На самом же деле она негодовала в душе. Конечно, в первую очередь на себя, но и на Джейка тоже за то, что тот оказался недостаточно смелым, чтобы прямо признать ее план бредовым и отказаться принимать в нем какое-либо участие.

К счастью, она была так занята приготовлением четырехслойного, украшенного фруктами и кремом свадебного торта, что времени на терзания почти не оставалось. Торт можно было печь только ночью, когда печи простаивали, и поэтому три дня подряд она уходила домой далеко за полночь.

К утру пятницы напряженная работа и постоянные недосыпания сделали ее совершенно бесчувственной. Мысль о Греге и Энн вызывала лишь тупую ноющую боль. Как ни странно, единственно, что она ощущала, это сожаление, что ей не удастся использовать Джейка в качестве своего щита на предстоящей свадьбе.

Девушка хорошо запомнила его улыбку. И когда представляла себе ее, щеки непроизвольно вспыхивали румянцем. А какие лукаво-насмешливые у него глаза! Пожалуй, она не прочь заглянуть в них снова. Но в таких маленьких удовольствиях теперь ей, по-видимому, будет отказано так же, как и в других, имеющих для нее гораздо большее значение. Но, как бы там ни было, предстоящий уик-энд надо было пережить, сохранив чувство собственного достоинства. Позавтракав, она позвонила в таксомоторную компанию, и диспетчер обещал выслать такси незамедлительно. Барбара привычно вымыла кофейник, вытерла стойку в кухне и полила цветы. Она гордилась, что могла позволить себе иметь собственную квартиру, пусть даже и маленькую. Ей доставляло удовольствие содержать ее в чистоте и порядке.

На секунду она остановилась, проверяя, все ли окна закрыты, и прикидывая в уме, чем на этот раз объяснить родителям отсутствие жениха. Возможно, высказанное Джейком предложение самое подходящее. И лучше всего сказать, что они с мистером Теммином расстались из-за его вечных разъездов, которые служили причиной постоянных ссор. Это выглядело бы правдоподобно, если учесть ее усталый вид и синяки под глазами…

Тишину нарушил телефонный звонок.

— Этого еще не хватало! — пробормотала она. — Проклятая таксомоторная компания собирается опять меня подвести! — Барбара быстро схватила трубку. — Алло! Какую причину вы выдумаете на этот раз? — сердито выпалила она, считая, что нельзя проявлять мягкотелость и потакать необязательности.

— Я не знал, что это необходимо! И признаюсь, не рассчитывал на столь «дружественный» прием!

— Джейк?! — Девушка почувствовала, как сердце у нее замерло. Она быстро заговорила, пытаясь скрыть неожиданный прилив радости при звуке его голоса. — Ума не приложу, где вы пропадали целую неделю?

— Работал.

— Я как сумасшедшая пыталась каждый день связаться с вами!

— А разве мы договаривались о ежедневных задушевных беседах? Насколько я помню, речь шла лишь о моей роли в предстоящей комедии.

Он был прав, и она постаралась унять охватившее ее бурное душевное волнение.

— Извините, сегодня с утра я не очень хорошо соображаю!

— Значит, вы не относитесь к «жаворонкам», — проговорил он с усмешкой в голосе. — Это очень плохо! Я, например, по утрам в отличном настроении. Всегда.

— Стыдно признаться, но меня скорее можно причислить к «совам», — пробормотала она.

— Не печальтесь, Барбара, — сказал он смеясь. — Уверен, что мы найдем способ преодолеть различия после того, как поженимся! Да, между прочим, когда мы собираемся это сделать?.. Дата должна точно зафиксироваться в моей памяти, прежде чем я встречусь с вашей семьей!

— Родителям я говорила, что дату мы пока не намечали.

— Понял, моя с утра сварливая, но все равно самая любимая совушка!

— Я не сварливая! — звонко выпалила Барбара. — У меня чудесное настроение! — К своему удивлению, она вдруг поняла, что это почти правда. Усталость и раздражение непостижимым образом улетучились, радостное возбуждение охватило ее.

— Раз так, мне нужен ваш совет. Я никак не могу решить, какой костюм надеть? Строгий, темно-синий в тонкую светлую полоску или костюм из шотландки серого цвета. Который из них больше понравится вашей семье?

— Из серой шотландки, — рассеянно ответила она, — а строгий приберегите для свадебной церемонии завтра утром… Джейк, вы снимались в павильоне студии или выезжали куда-нибудь на натуру? Я непрерывно звонила всю неделю, но мне никто не отвечал.

— Скучали по мне, да?

Как ни странно, ей действительно его не хватало, но разве она могла в этом сознаться?

— Конечно нет! Но я хотела обсудить с вами кое-какие вопросы.

— Я полагал, что мы обо всем договорились в прошлую пятницу в «Старой лампе». Первая характерная особенность миллионера, запомните, Барбара, никогда не терять времени на повторное обсуждение простых мероприятий!

— Для меня они не простые, а очень даже сложные. Причем во всем. Триста фунтов, которые я должна вам, уже в моей сумочке. Остальные, как договаривались, отдам, когда все будет позади. — Теперь в ее голосе слышались напряженно-металлические нотки.

— Барбара, кажется, вас на самом деле что-то беспокоит! — Уловив это, он обошелся без привычного поддразнивания. — Какие-нибудь трудности в семье?

— Естественно, поэтому мне очень важно, чтобы все прошло гладко!

— А что, если я извинюсь и скажу, что не могу быть там вместе с вами?

Как это ни абсурдно, но его слова были сказаны с такой непосредственностью и легкостью, что Барбара должна была напомнить себе о том, что имеет дело с артистом, способным каждую минуту перевоплощаться, играть.

— Ну что ж, если вы откажетесь, — произнесла она, не веря, что он говорит всерьез, — как-нибудь справлюсь сама.

На какую-то долю секунды воцарилось молчание, и потом Джейк сказал:

— Я не отвечал на телефонные звонки, потому что всю неделю провел в Нью-Йорке. Мой агент хотел, чтобы я… участвовал в пробе актеров для фильма, который может пойти на Бродвее.

— О Джейк! Это чудесно! Может быть, Лондон окажется для вас счастливым городом! Я имею в виду, что с него начнется переломный момент в вашей карьере! — Девушка поразилась, как она искренне, от всей души рада успехам Конрада! — Я только боюсь, как бы опять не появился ваш конкурент-кобель, — беззлобно добавила она.

— Ну, теперь совсем другое дело! Для него наступают тяжелые времена. Наконец-то я возьму реванш за свое унижение в колледже! — Даже по телефону она почувствовала, что он улыбается.

— Звонят в дверь, — торопливо проговорила она. — Должно быть, это шофер такси. Я быстро погружу упаковки с тортом и заеду за вами.

— Не торопитесь, — сказал он. — Я только что принял душ после пробежки, и в эту минуту на мне ничего нет, кроме полотенца.

К счастью, он повесил трубку, а то бы наверняка почувствовал, как ей стало неловко после его слов. Барбара, негодуя на саму себя, передернула плечами. Двадцатичетырехлетней женщине глупо краснеть от смущения, когда мужчина случайно упоминает при ней, что он голый. Но она представила его себе в таком виде и невольно покраснела еще больше…

Адрес, данный Джейком, привел ее в фешенебельный квартал, огороженный железной решеткой. Указанный дом, так же как и соседние, был в отличном состоянии, хотя сама постройка относилась, наверное, к прошлому веку. Земля в Лондоне стоила бешеных денег, и аренда квартир в таких домах требовала астрономических сумм. Даже если Конрад жил на самом верхнем или же цокольном этаже, его кинематографическая компания, видимо, ценила его, раз оплачивала квартиру в таком доме.

Должно быть, он ждал ее, потому что сразу же появился на пороге, прежде чем. Барбара успела пройти по дорожке, ведущей к двери, и позвонить. Как они и договорились, на нем был серый костюм и белоснежная, туго накрахмаленная рубашка. Галстук такого же цвета, что и костюм, оттеняла лишь прерывистая темно-бордовая полоска. Девушка оторопела. Если бы она раньше увидела Джейка, одетого столь изысканно, то никогда не осмелилась бы сделать ему свое сумасшедшее предложение. В тренировочных брюках и поношенной тенниске он казался обыкновенным добродушно-веселым человеком. Теперь же перед ней предстал довольно высокомерный, знающий себе цену господин. Ну вылитый делец, ворочающий миллионами.

Барбара с трудом подавила нервный смешок. Но тут Джейк посмотрел ей прямо в лицо, и всякое желание смеяться у нее моментально исчезло. В его глазах были властность и холодность. Но он вновь улыбнулся, и ошеломившая ее иллюзия исчезла. Он небрежно дотронулся пальцем до своего галстука.

— Впечатляет, правда? Как будто мне предложили солидную должность где-то на Уоллстрите или в Английском банке, и я рассчитываю получить ее наверняка!

— Спасибо, что вы постарались выглядеть так, как это требуется по роли, Джейк! Я весьма вам признательна!

Когда он прятал ключи в карман, взгляд его был немного ироничным.

— Это было не особенно трудно, поверьте! Обычно я ношу костюм и галстук, но попроще. — Он не дал ей времени ответить. — Поехали, поехали, если мы не хотим опоздать на поезд!

У входа в вокзал Джейк расплатился за такси, небрежным кивком подозвал носильщика.

— У вас это мастерски получилось! — весело заметила девушка, когда коробки с тортом были благополучно уложены на тележку.

— Вы имеете в виду носильщика? Внешний вид в таких случаях служит хорошей подмогой. С каждой минутой я все больше чувствую себя миллионером! К тому времени, как мы окажемся в доме ваших родителей, я, вероятно, буду выражать сожаление, что оставил своего камердинера в городе.

Барбара расхохоталась.

— Не забудьте, я говорила родителям, что вы милый миллионер!

Он угрожающе оскалился.

— Таких зверей нет! Все миллионеры скроены на один лад — они безжалостны!

Казалось невероятным, что она будет столь беспечно хихикать, отправляясь на свадьбу Грега и Энн, но это было именно так. Исходя из соображений, что ее жених миллионер, Барбара раскошелилась на два билета первого класса, поэтому в купе они ехали вдвоем. Джейк продолжал смешить ее, пока они катили сначала мимо серо-черепичных и краснокирпичных пригородных, утопающих в зелени сельских домиков. Ему удавалось отвлекать ее от мыслей, грозивших нарушить ее душевное равновесие. Когда проехали Оксфорд, он вдруг безо всякой дурашливости спросил:

— Вы не беспокоитесь, что глазурь на торте может подтаять во время такого длительного пути? Или еще что-нибудь с ним случится?

— С глазурью ничего не случится, — заметила Барбара. — К тому же торт сильно охлажден и прост по форме, поэтому ничего не сломается!

— При замораживании тесто не ломается, а крошится!

— Крошится? — Девушка улыбнулась при этом слове, и тут же вспомнила рецепт, который узнала еще во время своей учебы. — Свадебные торты в Америке делаются из бисквитного теста, а потом покрываются тонким слоем сливочного крема, не так ли? А в Англии мы печем темный торт с фруктами и различными специями, глазируем каждый слой смесью на основе сахарных волокон, которые, застывая, становятся хрустящими и неломкими. Может быть, от этого торты получаются немного тяжелее, но зато они не пострадают от жары или неожиданных толчков.

— Ну, слава Богу! А то я боялся, что вашей репутации мастера-кондитера будет нанесен непоправимый ущерб! Пока у нас есть время, расскажите мне еще о вашей сестре и ее будущем муже. Как давно Грег развелся с женой?

— Недавно, — поспешила ответить Барбара, прежде чем он смог задать другие, более опасные вопросы. — Но Салли, первая жена Грега, еще раньше дважды уходила от него. Больше он этого не захотел терпеть и подал на развод.

— Довольно необычно, что дочь остается на попечении отца, когда ей всего пять лет.

— В Салли не слишком развиты материнские чувства.

— А у вашей сестры?

— Энн любит детей. — Как Барбара ни старалась, она не могла произнести это беспристрастным голосом.

Джейк, вероятно, подметил ее скрытое волнение, поскольку взглянул на нее с озабоченностью.

— Вы обеспокоены тем, что Грег женится на вашей сестре только ради того, чтобы у его маленький дочери была мать?

Внутри Барбары что-то оборвалось.

— У меня нет ни малейшего представления, почему Грег женится на Энн, — резко ответила она. — Он никогда не проявлял к ней особого интереса… — Она отвернулась и уставилась в окно, решив, что сказала лишнее.

Барбара не могла видеть выражения лица своего спутника, но чувствовала, что он хладнокровно изучает ее. От этого ощущение неловкости в ней возросло.

— Грег вряд ли мог всерьез увлечься Энн или любой другой женщиной, потому что душа его была в смятении из-за разваливающегося брака.

— Вы, разумеется, совершенно правы! — С величайшим усилием Барбара оторвалась от окна, повернулась и изобразила на лице улыбку. — Я говорю глупости, но это, видимо, свойственно женщинам, когда их младшие сестры выходят замуж! Когда я уехала из дома, Энн еще училась в колледже…

— Три года — большой срок, Барбара. Люди взрослеют, даже младшие сестренки. Особенно когда влюбляются в подходящего человека.

Последние слова Джейка с остротой хирургического скальпеля резанули по сердцу девушки. Но Грег не является подходящим человеком для Энн, хотелось кричать ей, он подходящий человек для меня! Однако правда, от которой она пыталась отмахнуться, все же дошла до нее: Энн и Грег идеально подходили друг другу. Он был до самозабвения влюблен в медицину, как и отец Барбары. Она, возможно, в неменьшей степени, чем ее мать, была готова пожертвовать своей карьерой ради домашнего очага. Энн так же, как и мать, когда-то слыла отличной медсестрой. В сущности, Энн и Грег являлись двойниками Марты и Роберта Уинслоу.

Барбаре совершенно не понравилось направление ее мыслей, и она захотела изменить тему разговора. Неожиданно она вспомнила, что у Джейка тоже есть сестра.

— Вы говорили, что ваша младшая сестра недавно переехала в Лос-Анджелес. Она счастлива там?

— Она так влюблена в своего мужа, что, мне думается, будет счастлива везде, если он будет с ней! Но Лос-Анджелес для нее привлекателен еще и тем, что они оба преподают в Беркли.

— Я поражена! А что они преподают?

— Памела — ботаник, младший сотрудник биологического факультета. Муж старше ее и постепенно становится одним из ведущих специалистов Америки по древним языкам.

— Вы имеете в виду латинский и греческий?

Он улыбнулся.

— Возьмите на тысячу лет древнее! Скажем, санскрит и арамейский.

Мрачное настроение Барбары немного улучшилось, и она спросила с искренней заинтересованностью:

— А ваш брат? Он тоже женат?

— Почти то же самое! Мэтью на год моложе меня. У него гостиница в Хьюстоне. Он руководит ею, а жена руководит им! У них трое не по годам развитых детей, которые большую часть времени или едят, или копаются в какой-нибудь технике. Причем то и другое делают отлично!

— А к вам родители с женитьбой не пристают? Сестра и брат благополучно обзавелись семьями, пора, мол, и вам.

— Они уже отказались от этой мысли, — сказал Джейк с усмешкой. — Мать недавно с отчаяния предложила мне найти хорошую девушку и жить с ней, поскольку женитьба, с ее точки зрения, приведет меня в состояние лихорадочной растерянности!

Барбара не могла представить Джейка ни лихорадочным, ни растерянным, хотя в то, что он не собирается жениться, поверила тотчас же. У этого обаятельного холостяка и так наверняка достаточно развлечений.

— И что вы ответили ей? — спросила она.

Он широко раскрыл свои невинные голубые глаза.

— Естественно, сказал, что потрясен до мозга костей! От матерей не ждешь, что они предложат сыну жить во грехе! Длительная связь отнимает слишком много времени! — сухо добавил он. — И слишком много эмоциональной энергии. Моя жизнь такова, что не позволяет мне давать какие-либо далеко идущие обещания!

— Разве у артистов мало свободного времени? Мне кажется, большую часть жизни они проводят, слоняясь без дела, в ожидании роли!

— Бывает и такое. Вернее, они ждут, когда настанет их звездный час. Или моют автомашины и развозят пиццу, или делают что-нибудь другое, чтобы не умереть с голоду до тех пор, пока не найдут подходящей работы! Быть кинозвездой, может, и заманчиво, хотя у меня на этот счет сомнения. Но быть неизвестным и безработным артистом — значит находиться в такой близости от ада на земле, в какой мне не хотелось бы оказаться!

— Тогда почему столько людей хотят стать артистами? Почему вы этим занимаетесь?

— За других говорить не берусь, — после некоторой паузы ответил он. — Но я на самом деле никакой не артист, Барбара. Я занят в сфере производства фильмов, и это отнимает у меня все время! Роль в кино здесь, в Лондоне, исключение. Для меня она совершенно необычна!

Девушке хотелось расспросить его поподробнее о характере его работы, но, взглянув в окно, она увидела, что поезд приближается к станции. У нее засосало под ложечкой: через несколько минут она увидит Грега. Грега и Энн.

— Мы прибываем на пять минут раньше, — торопливо сообщила Барбара. Она встала и потянулась, чтобы взять самую маленькую упаковку с тортом, радуясь возможности скрыть от Джейка свое волнение.

— Разрешите, я помогу, — сказал он и быстро вскочил. Но тут вагон тряхнуло, девушка покачнулась, потеряв равновесие, и упала в предупредительно расставленные руки Джейка.

На какое-то мгновение, только на мгновение, она почувствовала вспышку возбуждения, когда с размаху уткнулась ему в грудь и явственно услышала, как глухо бьется его сердце. Запах свеженакрахмаленной рубашки приятно щекотал ноздри. Барбара отпрянула, цепко держа в руках коробку.

— Дайте мне ее, она вам мешает, — сказал Джейк, крепко держа ее.

— Нет-нет, все в порядке! Я справлюсь, — проговорила она в смятении.

Молча он взял коробку, осторожно положил на сиденье, а потом долгим взглядом посмотрел на девушку. От воцарившейся тишины у нее зазвенело в ушах.

За подбородок он нежно поднял ее лицо вверх, явно любуясь выразительностью его черт.

— Вы очень красивая женщина, Барбара!

— Б-благодарю вас! — пролепетала девушка. Неожиданно она уронила руки вдоль туловища и сжала кулаки так, что ногти впились в ладони. Большим пальцем Джейк слегка коснулся ее щеки. Губы Барбары задрожали.

Он улыбнулся какой-то странной улыбкой, вроде как усмехаясь над самим собой.

— Вы представляете, как давно я хотел поцеловать вас?

— К-как давно?

Джейк взглянул на часы.

— Примерно шесть недель, три дня, два часа и тридцать пять минут… — Он наклонил голову и, почти касаясь ее щеки, добавил: — Иначе говоря, с того момента, как впервые увидел вас!

— Так долго, — едва вымолвила она.

— Слишком долго!

Барбара знала, что не она решила преодолеть бесконечно малое расстояние между их губами. Постоянные мысли о Греге заставили ее забыть о том, какие эмоции может вызвать внезапно понравившийся мужчина. Но когда губы Джейка прикоснулись к ее губам, она прильнула к нему, с чувством неизбежности отдаваясь его власти.

Его поцелуй был просящим, чувственным и трепетно-нежным! В течение секунды или двух Барбара абсолютно ничего не соображала. Как в невесомости, она не чуяла ни рук, ни ног, ни самой себя. Три года она не допускала и мысли 0 каких-либо, пусть даже самых мимолетных, отношениях с мужчинами. Теперь, находясь в объятиях Джейка, она как бы просыпалась ото сна, ощущала его сильную руку на своей талии, его грудь, широкую и мускулистую, которая касалась ее груди. Впервые за эти годы она почувствовала себя живой!

Она не видела солнечных лучей, проникающих через окно в купе, не слышала лязга открывающихся дверей, через которые с шумом выносили багаж, — она медленно, с наслаждением отдавалась теплу, затопившему все ее существо.

Поцелуй прервал Джейк. Продолжая держать ее в своих объятиях, он тихо спросил:

— Это конечная остановка?

Барбара не сразу сообразила, о чем он спрашивает. Ей пришлось предпринять усилия, чтобы прийти в себя.

— Кажется, он идет дальше, — с трудом выговорила она, не узнав собственного голоса — хрипловатого и растерянного.

Джейк чмокнул ее в кончик носа.

— Тогда нам лучше предупредить носильщика, что мы будем признательны за его услуги. Я думаю, скоро дадут сигнал к отправлению.

Барбара мгновенно обернулась. Носильщик, маячивший на пороге купе, понимающе ухмыльнулся.

— Извиняюсь, что прервал ваш «клинч», — грубовато сказал он. По жесту Джейка носильщик понял, что должен взять два небольших саквояжа и коробки с тортом. На платформе он погрузил их на тележку. — Куда прикажете доставить? Вас встречают?

— Да, благодарю вас! — ответил Джейк. Его заботила Барбара, спускавшаяся с подножки вагона. Он хотел помочь ей, но она с негодованием отшвырнула его протянутую руку, потому что, опомнившись, кляла себя за этот поцелуй, но ее колени предательски дрожали.

Она смотрела мимо Джейка, с неумолимой решительностью избегая его взгляда. Молча они последовали за носильщиком к выходу со станции. Навстречу им спешил высокий, привлекательный мужчина.

— Барбара! — воскликнул он. — Наконец-то ты здесь!

Девушка напряглась от старания сохранить самообладание. Теплота, вызванная недавним поцелуем, исчезла, как будто ее никогда и не было! Очень сдержанно она протянула руку и изобразила на лице улыбку.

— Привет, Грег, как поживаешь?

Он наклонился, чтобы поцеловать ее, но она увернулась, и его губы едва скользнули по ее щеке. Противоречивые чувства настолько обуревали ее, что она боялась, как бы ей не стало плохо.

Джейк расплатился с носильщиком, дружески положил руку ей на плечо. Теперь она почти с благодарностью восприняла этот жест. Но при этом он посмотрел на девушку таким взглядом, что она могла поклясться: он в ярости! Прежде чем она смогла что-либо сказать, он наклонился и быстро поцеловал ее в раскрытый от удивления рот.

— Все в порядке, дорогая? Мне кажется, ты немного бледна.

— Я… в порядке. — Ей удалось улыбнуться. — Наверное, просто устала. Всю неделю поздно ложилась спать.

— Ты чересчур много работаешь, — заметил Джейк, ободряюще сжимая ей руку. — Сегодня вечером я специально позабочусь о тебе. Посмотрим, смогу ли я вернуть румянец на твои щеки!

Барбара уставилась на него в немом изумлении, а он тихо прошептал:

— Я твой жених, помнишь? И моя работа — заботиться о тебе!

Боже мой, что с ней случилось? Обычно она лучше справлялась со своими чувствами, чем сегодня.

Грег молча наблюдал за этой маленькой сценкой. Явно испытывая неловкость, он протянул руку Джейку.

— Рад познакомиться! Я Грегори Смайт. Вы, должно быть, жених Барбары! Такой точно, как она описывала!

— Меня зовут Джейк Теммин! Преодолею искушение и не буду расспрашивать, каким меня изображала Барбара. — Он пожал руку Грегу и вежливо улыбнулся. — Поздравляю с предстоящей свадьбой! Барбара очень волнуется за вас и свою сестру!

Грег взглянул в сторону девушки и быстро отвел глаза.

— Спасибо! Волноваться за нас с Энн не стоит. С нами все в порядке. Другое дело — моя дочь Битти. Ребенок не очень понимает, что происходит.

— Дети достаточно быстро привыкают, если чувствуют к себе любовь и внимание, — ответил Джейк.

— Энн замечательно относится к ней, — проговорил Грег более веселым голосом. Потом озабоченно оглянулся. За пределами врачебного кабинета он всегда терялся. — Может, мне подогнать машину сюда? Негде было припарковаться, и я вынужден был ее оставить довольно далеко.

— Это будет самое правильное, — усмехнулся Джейк. — Со свадебным тортом в руках далеко не уйдешь!

— Ну тогда я пойду, — сказал Грег. — Я приехал на стареньком «форде», Барбара. Ты его помнишь?

Она опустила глаза. Ее былая безрассудная влюбленность сейчас почему-то казалась ей жалкой и не стоившей стольких переживаний.

— Да, помню, — ответила она, потупившись.

Грег заторопился. Джейк едва дождался, пока он скроется из виду. Схватив девушку за плечи, он повернул ее лицом к себе. Куда делась его обычная добродушная улыбка и веселые искорки в глазах!

— Почему вы не сказали мне? — мрачно спросил он.

— Ч-чего не сказала?

— Вы прекрасно знаете, черт возьми! Почему не сказали, что Грег Смайт был вашим любовником?..