Прочитайте онлайн Первый встречный | Часть 2

Читать книгу Первый встречный
3616+692
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

2

«Старая лампа» была уже переполнена, но администратор, узнав Конрада, тотчас проводил их в удобную угловую кабинку.

Джейк расположился на обитом кожей сиденье на почтительном расстоянии от девушки. Она была благодарна ему за то, что он, очевидно, не намеревался форсировать события. Любой здравомыслящий человек на его месте скорее всего бросился бы прочь, узнав о ее плане. Барбара начала уже раскаиваться в своем порыве, радуясь, что не успела еще посвятить его в суть дела.

А Джейк свободно откинулся на спинку сиденья, попеременно обращаясь то к администратору, то к своей спутнице:

— Спасибо, Энтони, я твой должник! Что вы будете пить, Барбара?

— Белое вино, пожалуйста, Шабли, если оно есть.

— Энтони, принеси нам бутылочку «Сен-Сира» и знаменитое фондю с сыром. Мы не спешим, — сказал он и посмотрел на Барбару. — Никуда не спешим, ведь так?

— Возможно, у вас на сегодня были какие-то планы… — вежливо отозвалась Барбара.

— Ничего такого, что не могло бы подождать. Вы не пробовали фондю в «Старой лампе»? Это что-то исключительное! Не совсем такого класса, как ваши слойки с кремом, но близко к этому!

— Нет, я никогда не была здесь раньше. Я вообще не очень часто ем вне дома, — ответила девушка, нервно сцепив пальцы.

— Вам не нравится, как другие готовят?

— Если хорошо, то нравится. Но у меня мало свободного времени. Все отнимает пекарня. Я сама закупаю продукты. А разработка новых рецептов занимает больше времени, чем вы можете себе представить! А вы, Джейк? Как вы, американец, находите наши рестораны?

— Дорогими, — сказал он, рассмеявшись. — Очень дорогими!

Это было началом разговора, которого она ждала.

— Говорят, что для американцев большинство вещей в Лондоне кажутся дорогими, — сказала она. — Чем вы занимаетесь?

— Я здесь на съемках фильма компании «Аполлон». У них трудновато с деньгами, но, несмотря на это, они платят неплохо!

— Как интересно! А что именно вы делаете?

Он криво усмехнулся:

— Моя роль…

— Так вы актер! — изумленно воскликнула она, не дав ему договорить.

Ее мысли понеслись вскачь. Как замечательно! Ну конечно, недаром он всегда заставляет Либби и Кэрол хохотать! Даже сегодня, когда ее голова была занята совершенно другими проблемами, она все же отметила, как ловко он преобразился из Джейка Конрада в подкручивающего ус злодея-обольстителя из мелодрамы. Судьба опять посылает ей добрый знак! К пятнице ей нужен американский миллионер-банкир, а она сидит напротив одного из немногих мужчин в Англии, которые смогли бы убедительно сыграть такую роль!

Слова Джейка прервали ее мечтания.

— Вы молчите, потому что не очень хорошего мнения об артистах вообще… или только обо мне в частности?

Она растерянно заморгала.

— О нет, я просто поражена! И мне интересно! — Бог знает, что тут было правдой. — Я никогда раньше не встречалась с артистами! Это ваш первый фильм?

— Не совсем.

Ужасная мысль мелькнула в голове Барбары.

— О Боже! Неужели вы какая-то всемирная знаменитость, а я не узнала вас? Извините меня! Я не часто бываю в кинотеатрах.

Он удивился.

— Вы не ходите в кино? Хотите сказать, что никогда не слышали о Поле Ньюмене? Я думал, что каждый знает, кто это такой!

Барбара побледнела.

— Вы имеете в виду, что вы… Нет, не разыгрывайте меня… — судорожно выдохнула она. — Вы точно не Пол Ньюмен!

В его голубых глазах плясали веселые чертики.

— Нет, я не он! Просто спросил, слышали ли вы когда-нибудь о нем.

Она изобразила притворное возмущение, а он рассмеялся.

— Не беспокойтесь, Барбара. Даже самый заядлый любитель кино не узнает меня. Я не знаменитый артист и даже близко не стою рядом со звездами. Во время учебы в колледже снимался в нескольких телевизионных рекламных роликах. Однако рекламное агентство решило, что мой партнер — собака — настолько достовернее меня на экране, что отказалось от моих услуг. Я был сражен наповал и едва оправился от этого потрясения. Потом, правда, я работал на одну из кинокомпаний, выпускающую художественные фильмы, но за кадром. И только недавно режиссер, отвечающий за распределение ролей, согласился поставить меня перед камерой. С тех пор как собака затмила меня, прошло пятнадцать лет!

— Но все же вы профессиональный, обученный артист?

— Да какое это имеет для вас значение?! В кино вы бываете редко, значит, и артистов недолюбливаете, или я ошибаюсь?

Девушка пристально посмотрела на своего собеседника. Ее охватила странная дрожь предчувствия, и она тут же поняла, что уже пришла к решению. Когда Джейк учился в колледже, его могла переиграть собака. Но если сейчас он оказался достаточно хорош для американской кинокомпании, оплатившей его поездку в Лондон, то, несомненно, подойдет и для роли банкира, которого должен сыграть перед группой неискушенных, ничего не подозревающих гостей на свадьбе. Он нужен ей только на один уик-энд. Как только Энн и Грег поженятся… При этой мысли ее опять охватило уныние, но ей удалось справиться с собой… Как только Энн и Грег поженятся, она сообщит родителям, что ее «великий» роман окончен. Она скажет, что работа Джейка Теммина, его бесконечные разъезды делают их отношения невозможными. Таким образом, будет найден выход из ситуации, которую она сама же создала, легкомысленно придумав себе жениха.

Подошел администратор ресторана. Он поставил перед ними кипящее фондю, корзиночку с хлебом и набор специальных длинных вилок. Его появление позволило Барбаре вернуться к действительности. Она с удивлением поняла, что с нетерпением ждет, когда администратор оставит их одних.

Наконец он ушел. Джейк поднял бокал и предложил тост:

— За вечер сегодняшней Великой пятницы! Надеюсь, вы расскажете, почему наконец согласились принять одно из моих предложений?

Барбара отпила один, потом второй глоток вина из бокала, набрала в легкие побольше воздуха и выпалила:

— Я хочу, чтобы вы поехали со мной в конце следующей недели на свадьбу моей сестры! — Ну вот, она сказала эту фразу, и это оказалось не так уж трудно!

На лице Джейка отразилось комическое разочарование.

— Силы небесные! Чем для меня все это закончится? Просить мужчину принять участие в таком семейном торжестве — значит сделать шаг на пути к тому, чтобы потом просить его сопровождать на собственную свадьбу в той же церкви!

Она рассмеялась.

— Откуда вы родом, Джейк?

— Из Нью-Йорка. Мои родители и большинство родственников и сейчас живут там, хотя брат переехал в Хьюстон, а тридцатилетняя сестренка «убежала» со своим новым мужем в Лос-Анджелес.

— Я заплачу вам за поездку со мной, — неожиданно выпалила Барбара. — Пятьсот фунтов за время с утра пятницы до утра понедельника!

Он глянул на нее долгим взглядом.

— Пятьсот фунтов — большая сумма! — наконец произнес он. — Почти тысяча долларов! Я бы согласился на это и бесплатно!

— Вы не выслушали всей истории, Джейк. Дело в том, что я хочу… мне нужно, чтобы вы сыграли определенную роль!

— Роль? Значит, я приглашен в качестве артиста?

Она кивнула.

— Я хочу, чтобы вы сыграли роль моего жениха. — Произнеся эти слова, Барбара уткнулась в свой бокал и осушила его до дна. Это помогло хоть немного скрыть охватившее ее смущение.

Лицо мужчины оставалось бесстрастным. Он молча наполнил вином ее бокал, наколол на вилку кусочек хлеба, погрузил в фондю и передал вилку Барбаре. Затем повторил эту же процедуру для себя, прежде чем заговорить.

— В чем ваши проблемы, Барбара? — спросил он. — Вы молоды и свободны. У вас хорошая фигура, красивое лицо, и пока я не заметил никаких признаков того, что при закате солнца вы превращаетесь в вампира! И, что самое главное, почему, черт возьми, вам необходимо платить едва знакомому человеку пятьсот фунтов, чтобы он сопровождал вас на свадьбу сестры? Если для вас так важно иметь кавалера, пусть даже фиктивного жениха, вы, вероятно, могли бы позвонить кому-нибудь из ваших многочисленных друзей.

— Мне нужен американец! — сказала она, радуясь, что не нужно объяснять, насколько мало у нее, просто до смешного мало, знакомых мужчин!

— И у вас нет знакомых американцев, кроме меня?

Она утвердительно кивнула.

— Ну хорошо! Продолжим этот странный разговор! Почему вам непременно нужен жених-американец?

— Потому что однажды, когда я была в отчаянии, мне пришлось солгать. С тех пор эта ложь росла как снежный ком!

Он не сразу спросил, в чем же заключалась эта ее первая ложь, что само по себе было достаточно любопытно!

— Что же привело вас в отчаяние? — поинтересовался он.

— Желание успокоить мою семью, чтобы родители перестали из-за меня тревожиться! — Барбара недовольно поморщилась. — Нет, это не совсем правда! Я хотела, чтобы они оставили меня в покое и чтобы я могла вести такую жизнь, как хочу. Мне надоело им объяснять, почему я хочу оставаться в Лондоне.

— Поэтому вы лгали?

Она опять кивнула.

— Это случилось примерно год назад. Я получила заманчивое предложение от одной крупной компании купить у них пекарню. А мои родители хотели, чтобы я вернулась в Девиот-Хилл жить с ними. Не знаю, как объяснить это: я люблю их, но мне совсем не улыбается перспектива общаться с ними каждый день! Они не могут понять, что у меня есть свои планы, честолюбие, наконец, связанное с моей профессией… — проговорила она и пристально уставилась на кипящий сыр. Она только не упомянула о том, как ей хотелось поддаться искушению и вернуться домой, чтобы оказаться с Грегори Смайтом.

— Другими словами, вам нужен был предлог, чтобы не возвращаться домой, и поэтому вы выдумали себе возлюбленного!

— Я сказала родственникам, что встретилась с одним американским богачом, с которым хочу проводить как можно больше времени.

— Но почему именно с американцем?

— Я назвала первое пришедшее мне в голову имя. Я не могла выбрать соотечественника, поскольку его тут же стали бы расспрашивать, в какой компании он работает или в какой школе учился и где живет. Америка казалась достаточно далекой, чтобы ложь выглядела правдоподобной!

— А что касается его богатства? Девушка почувствовала, что заливается краской стыда.

— Я решила, что если уж лгать, то до конца! Мне как-то не приходило в голову, что придется развивать эту историю. Казалось, что Джейк Теммин настолько подходит…

— Джейк Теммин? Вашего американского миллионера зовут именно так, правда?

— Удивительное совпадение. У вас обоих одинаковые имена!

— Удивительное?! Нормальные люди употребили бы слово «фантастическое» или «невероятное»!

Барбара была слишком захвачена тем, чтобы побыстрее изложить свою историю, и не заметила саркастических ноток в голосе своего собеседника.

— Подробности, связанные с моим мнимым женихом, рождались потом сами собой, — доверительно продолжала она. — Каждый раз, когда мне нужно было найти оправдание, чтобы не ехать домой, меня всегда выручал Джейк. Он был мне хорошим алиби. Мама перестала изводить меня вопросами, когда я найду подходящего симпатичного молодого человека и устрою свою жизнь! Отец — беспокоиться по поводу моих долгов после покупки новых электропечей для пекарни-кондитерской. Постепенно я поняла, что превратила свои несуществующие отношения с Джейком Теммином в любовный роман века.

— Почему вы не прекратили все, когда это можно было сделать еще сравнительно легко? До того, как вам действительно стало необходимо представить родителям вашего мистера Теммина?

— Вы правы, — сказала она, избегая взгляда Джейка. — Мне следовало перестать лгать уже давно. Но к тому времени, как я это поняла, было уже слишком поздно! В течение трех последних месяцев мои родители только и ждут встречи с этим человеком. К моему стыду, они начинают думать, что я «прячу» Джейка, потому что стесняюсь их. Мама на самом деле будет страдать, если я появлюсь на свадьбе одна.

— Скажите родителям, что вы с мистером Теммином поругались и расстались, — произнес наконец Конрад.

— Нет! — Возражение вырвалось у нее слишком поспешно и прозвучало излишне эмоционально. — Нет, — повторила она, стараясь успокоиться. — Мне нужен жених. Во что бы то ни стало!

Он уловил напряжение в ее голосе.

— Не пора ли рассказать, что в действительности скрывается за всем этим? — мягко спросил он. — Я почему-то совершенно уверен: дело не только в желании избежать неприятного объяснения с родителями.

Джейк казался очень проницательным. И, если он захочет помочь ей, не стоит с ним хитрить.

— Жених мне нужен для самозащиты, — наконец призналась она. — Я люблю человека, за которого не могу выйти замуж.

— И он будет на свадьбе?

— Да.

— Почему вы не можете выйти за него? Он уже женат?

— Не совсем так.

— Можно быть или женатым или нет, Барбара. Если он обещает, что скоро разведется, будьте благоразумной! Он не сделает этого!

Девушка почувствовала себя униженной.

— Он не женат, — сказала она ровным голосом. — Это не то, о чем вы думаете, Джейк, поэтому давайте не будем отвлекаться! Обещаю вам, что никто не пострадает, если вы согласитесь поехать со мной. Подойдите к этому по-деловому. Три дня игры, но не перед кинокамерой! Всем хорошо! У вас будет пятьсот фунтов, которые вы потратите в ваших любимых ресторанах или съездите на уик-энд в Париж. А я обрету…

— А что обретете вы, Барбара?

— Спокойствие души, — сказала она тихо. Или близкое к этому состояние, когда уже нет места пустым надеждам, поскольку ее Грег Смайт свой выбор уже сделал.

Джейк минуту задумчиво помолчал, потом спросил:

— Расскажите, как вы думаете провернуть все это?

Барбара обрадовалась. Кажется, ее дело ладилось!

— Вам будет интересно. Во-первых, вы получите шанс увидеть настоящую английскую свадьбу! Во-вторых, местность, куда мы поедем, очень красива.

— Где они живут?

— В местечке под названием Девиот-Хилл. Это примерно в ста пятидесяти милях от Лондона. В поселке тысяча жителей, одна церковь и две таверны. «Новая» построена в начале прошлого века, а «старая» относится ко времени правления Карла II в семнадцатом столетии. И в той и в другой все еще подают традиционное подогретое пиво.

— И это, я полагаю, еще один довод в пользу того, чтобы поехать с вами, — насмешливо сморщился Джейк. — Поскольку здравый ум не вернется ко мне ближайшие несколько дней, я бы хотел узнать кое-что из истории вашей семьи, не говоря уже о подробностях биографии вашего избранника! Давайте начнем с сестры. За кого она выходит замуж?

— Сестру зовут Энн. Ей двадцать три года, она чуть моложе меня и очень симпатичная. Светлые волосы…

— Как у вас?

— Нет, чуть потемнее и вьющиеся. Ее будущий муж — Грегори Смайт. Недавно развелся с женой. У него пятилетняя дочка. — Барбара в душе гордилась тем, что ей удалось с холодным безразличием произнести имя любимого человека. Лицо ее было невозмутимым, хотя сердце разрывалось на части. — Грег приехал в поселок четыре года назад в качестве ассистента, или младшего партнера, моего отца по медицинской практике…

— Ваш отец врач?

— Да. И мама была когда-то медицинской сестрой, а Энн — квалифицированная акушерка.

— Братьев нет?

— Нет.

— Как вам удалось избежать семейной медицинской традиции?

Он говорил непринужденно и не догадывался, с какой тщательностью Барбара подбирает слова.

— Это было нелегко, — сказала она. — Родители очень огорчились, когда я поступила в школу обслуживания, а не в школу медицинских сестер.

— Надеюсь, теперь все изменилось. Должно быть, их радуют успехи, которых вы достигли благодаря вашей пекарне?

— Мне кажется, они не понимают, почему я теряю время, выпекая хлеб, а не спасаю человеческие жизни, хотя, конечно, рады, что мое дело оказалось прибыльным.

— В переводе на грубый американский, как вы, англичане, любите подчеркивать, ваши родители не имеют ни малейшего представления о том, чем вы живете, а вы чувствуете себя виноватой, что не находите общего с ними языка!

Барбара не собиралась разрешать ему копаться в ее взаимоотношениях с близкими ей людьми. Это означало в какой-то степени раскрыть душу, что не входило в ее планы.

— От родителей порой трудно ожидать, что они поймут своих детей, Джейк. Они должны просто любить их, и мои делают это замечательно! Или по крайней мере в меру своих способностей!

Он смотрел на нее более серьезным и изучающим взглядом, чем ей хотелось бы, но, к счастью, не стал развивать эту тему.

— Расскажи мне про Джейка Теммина, — попросил он. — Как он стал миллионером? Разбогател ли, разорив мелкие строительные компании, или сделал карьеру на поставках вычислительной техники? Может, он продавал моторы для автомашин в Японию?

— Не имею никакого представления — честно призналась она. — Говоря откровенно, мои родители едва могут следить за своим счетом в банке, а не то что разбираться в тонкостях международных финансовых операций. Они никогда не спрашивали меня, как Джейк Теммин создал свой капитал, и поверят любой истории, которую вы расскажете.

— Меня удивляет, почему они столь нелюбопытны.

— Когда вы встретитесь с ними, то сразу это поймете. Отец совершенно поглощен своей медициной. Пациенты перед ним преклоняются. Мама посвятила жизнь наведению в доме идеального порядка. Она просто помешана на чистоте. И это тоже говорит в ней медик. Всякие биржевые дела или международные финансы — пустой звук для них. Поэтому можете фантазировать, как вам захочется, они не зададут вам уточняющих вопросов.

— А может быть, я получил наследство?..

— Нет, — возразила она. — Слишком легко. Им бы хотелось верить, что вы заработали деньги в поте лица.

— Международные финансисты не потеют. На первые же заработанные деньги они покупают кондиционеры!

Она фыркнула.

— В чувстве юмора вам не откажешь, но, пожалуйста, будьте серьезны, Джейк!

На секунду он задумался.

— А как насчет кинопромышленности? — предложил он. — Я кое-что смыслю в производстве фильмов и поэтому могу спокойно говорить об этом, не боясь выглядеть смешным.

— Великолепная идея! — произнесла она с энтузиазмом, который тут же угас. — Но ведь люди, которые делают деньги на фильмах, как правило, известны. Это либо знаменитые артисты, либо режиссеры… Даже мои родители отнесутся к этому подозрительно, поскольку никто ничего не слышал о кинодеятеле по имени Джейк Теммин!

Он как-то странно посмотрел на нее, а потом рассмеялся с явным удовольствием.

— В мире кино так же много скрытых воротил, как и во всякой другой отрасли промышленности. Самые большие прибыли в Голливуде получают как раз те люди, которые тратят целые состояния для того, чтобы их фамилии не попали на страницы газет и экраны телевизоров. Можно нажить миллионы на осуществлении какого-нибудь крупного проекта. Но зачастую не меньшие деньги делаются на постановке и тиражировании, например, развлекательных программ или фильмов, требующих минимальных предварительных затрат.

Он говорил так, словно получить огромную прибыль в кинопромышленности так же легко, как нарезать печенье из куска теста. Барбара, у которой за плечами был собственный трехлетний опыт в бизнесе, понимала, что не так-то просто получить даже незначительную выгоду. Откуда же обыкновенному артисту было знать, как неожиданности и ловушки характерны для делового мира. Поэтому она сочла нужным предостеречь Джейка.

— Не нужно изображать дело так, будто заработать большие деньги проще простого. Мне кажется, что настоящие финансисты относятся к этому очень серьезно.

— Неужели вам никто не говорил, что трудно дается лишь первый миллион? — словно дразнил ее Джейк. — После того как мне удалось выклянчить, выпросить, вымолить средства для производства моего первого фильма, я больше никогда не имел особых проблем!

— Что это был за фильм? — спросила она, а потом рассмеялась своему дурацкому вопросу. — Вы, видимо, по-настоящему хороший артист. Секунду назад я поверила вам!

— Спасибо за комплимент, — сказал он. — Я передам режиссеру. Вчера при разговоре с ним у меня сложилось впечатление, что он опять готов привести какого-нибудь кобеля и отдать ему мою роль!

— Какую роль?..

Джейк на минуту задумался, потом улыбнулся.

— У нас сегодня вечер невероятных совпадений! Вы поверите, если я скажу, что играю роль международного финансиста? Бесчестного, конечно!

Барбара не рассмеялась, дурные предчувствия закрались ей в душу. Но мужчина, напротив, сразу же уловил перемену в ее настроении.

— Вас что-то смущает?..

— Только то, что и вас я невольно втягиваю в ситуацию, где приходится лгать. Извините…

— Вы правы, ложь обычно добром не кончается, — помолчав, вымолвил он. — Мой дедушка всегда говорил мне об этом, а эго хитрейший из лис, которого я когда-либо встречал. Почему не воспользоваться свадьбой и не положить конец вранью, начав говорить правду?

Великолепный совет, если не считать, что я трусиха, подумала девушка. Даже если бы она смогла посмотреть в глаза своим родителям, то ни за что в мире ей не удалось улыбаться и шутить во время брачной церемонии. Нужно было что-то такое, что постоянно бы занимало ее внимание, не давая потерять контроля над своими эмоциями, когда ее Грег будет повторять за священником клятву любви и верности! Ей необходима сильная рука, на которую можно опереться, выходя из церкви вслед за Энн и Грегом! Ее спутник должен вызывать почтительное любопытство соседей и членов семьи. Не говоря уже об Энн. Когда младшая сестра спросит, как ей живется, не хочется, чтобы она догадалась, как Барбаре бесконечно одиноко и как жалко выглядит в действительности ее существование.

Барбара допила последний глоток из бокала.

— Я хочу, чтобы вы поехали со мной, — твердо сказала она. — Если пятисот фунтов недостаточно, я заплачу вам шестьсот.

Пауза перед тем, как он дал ответ, продолжалась долю секунды.

— Хорошо! — холодно согласился он. — Я бы хотел получить три сотни авансом и остальные три, когда выполню задание. Оплата, пожалуйста, наличными. Желательно, пятидесятифунтовыми купюрами!

Она не ожидала столь четко сформулированных условий. Это в душе обидело ее, но она сочла нужным ответить ему в таком же деловом тоне:

— В пятницу у меня будут деньги, чтобы заплатить вам аванс. Куда мне подъехать? К вашей квартире?

— Лучше сделаем наоборот. Дайте мне адрес, и я вас захвачу!

— Я собираюсь поехать поездом, — сказала она. — Как всегда, поэтому заеду за вами на такси по пути на станцию.

— Разве мультимиллионеры ездят поездом?

— Когда они прилетают в Лондон самолетом, то путешествуют поездом, — ответила она. — Джейк, я не могу позволить себе что-либо другое.

На его лице появилось выражение сожаления.

— А я мечтал, что наконец-то проедусь в «роллс-ройсе», за рулем которого будет шофер.

— Очень жаль, но придется ограничиться простым английским поездом. Да, Джейк, насчет вашей одежды…

— Никаких проблем! По роли мне положено иметь несколько хороших костюмов. Вы хотите, чтобы один из них я надел на свадьбу?

— Это было бы отлично! — воскликнула она с нескрываемым облегчением.

— Вы боялись, что у меня только спортивные брюки и тенниски? Не волнуйтесь, Барбара, мой внешний вид вполне будет соответствовать роли!

— Но сможете ли вы сыграть ее? — вырвалось у девушки помимо ее воли.

Веселые искорки в его глазах погасли. В полной тишине он взял ее за руки. Он был явно чем-то взволнован и смотрел на нее столь пристально, что она не могла отвести взгляда. Барбара понимала, что это только игра, однако неожиданно почувствовала, как приятно у нее заныло в груди и от его прикосновений побежали мурашки по телу.

— Вы самая красивая, но еще не проснувшаяся женщина, которую я когда-либо встречал, — сказал он неожиданно низким, слегка хрипловатым голосом и поцеловал кончик каждого ее пальца. — Когда придет время и вы окажетесь в моих объятиях, я покажу вам, что значит влюбиться по-настоящему…

Желание, неожиданно возникшее где-то в глубине ее существа, становилось сильнее. Оно огнем растекалось по жилам. Было довольно странно ощущать свои холодные как лед руки, когда все ее тело буквально пылало. Барбара смутилась.

— Я что-то сделал не так? — спросил Джейк с некоторым беспокойством и откинулся на сиденье. — Признаюсь, любовные сцены никогда мне не удавались.

Девушка прикрыла глаза и глубоко вздохнула.

— Я скажу вам… — Голос у нее был странный, прерывистый. Она еще раз глубоко вздохнула и начала снова: — В любовных сценах нет необходимости. Мои родители предпочитают увидеть добропорядочного, сдержанного человека, из которого может получиться хороший муж, а не страстного влюбленного!

Отвечая ей, Джейк даже не улыбнулся.

— Знаете, Барбара, мне кажется, что вы и ваши родители допускаете одну серьезную ошибку. Если мужчина не любит женщину со всей страстью, он никогда не будет ей хорошим мужем, какими бы огромными суммами долларов он ни располагал! И наоборот! Если вы не понимаете этого, то вам, вероятно, нужно еще многому учиться!