Прочитайте онлайн Пернатые артисты | Босоножка

Читать книгу Пернатые артисты
3916+1283
  • Автор:
  • Язык: ru

Босоножка

Моя «босоножка» — не человек: это самая обыкновенная желторябая курица, из которой я сделал замечательную цирковую артистку.

В дрессировке животных я всегда обращаю внимание на природные их качества, на их способности, и на этом, строю всю свою работу.

Так же я поступил и со своей питомицей — курицей когда решил сделать из нее музыкантшу и танцовщицу-босоножку.

Я сначала приручил ее настолько, что она смело брала из моих рук кусочки мяса, затем той же приманкой заставил перевертываться кругом на одном месте. Так я учил кружиться всех моих животных (морских свинок, крыс, пеликанов и др.).

Когда курица усвоила этот прием, научилась «вальсировать», я насыпал на стол слой земли и у нее на глазах зарывал в эту землю кусочки мяса, зерна, овса, крошки и т. п.

Курица делала привычное движение ногами, разбрасывала землю и, желая схватить пищу, порывалась клюнуть.

Я предупреждал это движение, давая ей тотчас же из рук пищу, которую она успела откопать.

Онлайн библиотека litra.info

Каждый раз создавая нарочно затруднения для птицы, и добился того что она запомнила хорошо движение только ногами и закрепила это движение у себя в памяти.

Потом я постепенно приманкой переводил ее на гладкий, не засыпанный землею край стола. Впоследствии она привыкла перебирать ногами на гладком столе без земли, а затем и на полированной поверхности музыкального ящика, где она прекрасно производила все движения под музыку.

Мало-по-малу я заставлял курицу шаркать ногами без вкусопоощрения все больше и больше, пока не достиг того, что ее движения стали очень похожими на танец.

Курица все время получала от меня в виде поощрения мясо, и у нее на верхней части клюва прилипали остатки пищи. Чувство чистоплотности заставляло ее, вычищая клюв, двигать им вправо и влево по столу. Движения эти я также постепенно закреплял вкусопоощрением, а когда моя ученица долго не производила их, то я, давая ей мясо, старался нарочно вымазать ей клюв. Этим я добивался того, что она вновь чистила его.

Таким образом моя курица хорошо умела вальсировать, вертеться, шаркать ногами, делать па и водить клювом, то-есть чистить его.

Во время этих действий курочка всегда слышала музыку: я заводил музыкальный ящик и останавливал музыку, когда это было мне нужно.

После этого я приставил к крышке музыкального ящика цитру под наклоном к поверхности ящика.

В цитре было обычное круглое отверстие, куда я и просовывал с задней стороны цитры пищу. Раза три курица получала мясо даром, а потом я перестал ей его давать. Тогда курица стала искать пищу и делать свои немудреные па по гладкому столу. Не дожидаясь за это награды, она повела клювом по сторонам, вправо и влево, и тотчас же получила награду.

Воспитав и это движение достаточно прочно, я временно прекращал вкусопоощрение, и курица вместо третьего своего номера — чистки клюва — сделала по струнам нетерпеливое движение — па, за что, конечно, сейчас же получила награду.

С этих пор она записалась у меня в настоящие артистки. Как только раздавались звуки музыкального ящика, Босоножка начинала вертеться на одном месте, как бы вальсируя, затем делала правой и левой ногой движения в разные стороны. Прекращалась музыка, прекращался и танец. Тогда я подставлял цитру; «знаменитая» артистка тотчас же водила клювом по струнам и, цепляясь за них, производила как-будто бы заключительные аккорды.

В своей обыденной жизни Босоножка — прекрасная мать. У нее целый выводок цыплят, с которыми она заботливо разгуливает по саду.

Раз во время ее прогулки я подошел к ней с тарелкой мяса в руках. Курица побежала ко мне навстречу, зовя за собой цыплят. Остановившись около моих ног, она подняла кверху голову и ждала награды, но уже помнила, что нужно заслужить мясо, и поспешила сделать свое па на песке дорожки, за что и получила награду. Босоножка тотчас же передала ее своим цыплятам, и те засуетились, стараясь вырвать друг у друга кусок.

Курица продолжала выделывать свои па на песке дорожки, опять получала мясо и опять отдавала его детям. Только после того, как цыплята, наевшись, отошли в сторону, Босоножка стала есть сама.

Первые шаги, так блестяще начатые, вывели Босоножку на дорогу настоящей великой артистки, и она со мной пустилась в представления по разным городам.

Везде встречали мою питомицу восторженно. И когда она слезала с вагона маленькой цирковой железной дороги, проложенной через арену, навстречу ей неслись звуки уже настоящей музыки и аплодисментов.

Она танцовала. Она играла на цитре. Она поражала маленьких и больших зрителей, смотревших на нее со всех концов цирка, а закончив свой номер, спокойно возвращалась в вагончик, который и увозил ее на маленьком свистящем паровозе в цирковые конюшни.

Раз я наблюдал у себя, в саду своего «Уголка», днем уморительную картину: на балконе сидела моя семья и с закопченными стеклышками ждала с минуты на минуту полного затмения солнца. Моя курица со своим супругом-петухом разгуливала по дорожке сада, срывая изредка с растений паучков и мушек.

Наконец наступила полутьма, и я заметил следующую картину, которая никогда не изгладится из моей памяти: петух, странно вытянув шею и перегнув голову, посмотрел одним глазом на небо и направился в курятник. Курочка поспешила за ним, и они вдвоем уселись на насест спать, как делали это каждый день вечером… Они решили, видимо, что наступила ночь, и пора отправляться на покой…