Прочитайте онлайн Пересекая Пустоту [СИ] | Глава 5

Читать книгу Пересекая Пустоту [СИ]
3616+1302
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 5

Итак, что мы имеем. Для начала следует окончательно осознать, что Королевство вступило в конфронтацию с пока неизвестным врагом, который, однако, хорошо подготовлен к войне с нами. Я не склонен считать, что им является Вандрейх, но и его не стоит списывать со счетов, готов поспорить, что если мы проявим перед ним излишнюю слабость, то нас сметут и не заметят. Мало информации, чтобы строить продуманную стратегию действия. Самой серьезной опасностью на данный момент являются джины, за ними следует проблема с комой Скульд, далее проблемы в Европе, а мои изыскания идут на последнем месте. А ну да, еще у нас на лицо утечка информации, причем неизвестно к кому. Но что реально удивляет, так это то, что весь этот ворох проблем проявился просто на удивление одновременно. Случайность? Вряд ли, но кто в состоянии разыграть такую партию? И что ему, хотя бы теоретически, нужно? Очень напоминает матрешку, куда бы я не начинал копать, обнаруживал лишь новые проблемы, причем сложнее предыдущих. Ладно, стоит побеседовать с Верданди и выполнить, наконец, задуманное.

— Верданди. Есть минутка свободного времени?

— Нет, но пообщаться могу.

— Хм. Мне нужно разрешение на разархивацию одного адьюкаса.

— Если не секрет, зачем?

— На всякий случай. А если честно, просто я собираюсь вывести Александра на чистую воду, и в ходе беседы мне, возможно, понадобиться это разрешение.

— Не буду делать вид, что поняла тебя, но разрешение даю. Тем более, что вероятно ты все равно поступил бы по своему, даже если я запретила бы тебе?

— Возможно.

— Эх. Риока, помнишь, ты сам когда-то сказал, что если я не смогу добиться необходимого для управления пустыми авторитета, то грош мне цена. И как ты думаешь, чего я стою, если один из приближенных ко мне в наглую игнорирует решение всего совета лордов?

— Это означает, что вы очень хороший лидер, раз этот приближенный решил рискнуть головой и попытаться достать вам необходимую информацию. Если же отбросит шутки в сторону, то я не раз рассказывал вам, что дала мне жизнь пустого, и не давал оснований сомневаться в том, что я всегда действую только после того, как внимательно обдумаю все возможные последствия.

— Да знаю я. Просто ты единственный знакомый мне арранкар, с такими дефектами психики. Это же ненормально…

— Не буду спорить. Так вы, все-таки, даете мне разрешение?

— Да. Жду потом доклада по результатам «беседы». Кстати возьми с собой Фауста, думаю ему будет полезно поучаствовать в вашем диалоге.

— Зачем?

— Это приказ.

— Ладно. Хотя и не буду делать вид, что понял вас.

— Вот и отлично. Я просто уверена в нем, а так как он имеет очень высокое влияние на остальных квинси, то думаю, можно будет воспользоваться им, чтобы окончательно перетянуть остальных на сторону пустых. Нужно только ткнуть его носом в существующую проблему, он не очень дальновиден.

— Воля ваша. Еще приказы или пожелания будут?

— Пока нет. Как вернешься, подумай на счет джинов, необходимы действенные методы противодействия им, эту проблему стоит решать кардинально…

— Ясно. Я подумаю, у меня уже есть некоторые мысли на этот счет.

— Вот и отлично. Жду доклада по всему выше изложенному. Конец связи.

Устало вздохнув, я присел в глубокой тени северных врат, и занялся своим любимым способом релаксации.

Когда создавалась Цитадель, я опробовал оригинальную задумку. Идеальный круг белых стен, опоясывающих город, по сути, не является хорошей преградой для пустого, более того, чего бы в духовном мире ты не построил, всегда найдутся сущности, которые смогут разрушить любое здание банальным ударом кулака. Запас реатсу решает все. Так что этот круг являлся лишь костяком, видимой оболочкой, под которой спало по свежим прикидкам около двух с половиной сотен кидо различной направленности. Чтобы они не перекрывали друг друга и не наводили помехи, была разработана довольно оригинальная древовидная структура, в которой все кидо одной направленности группировались и запитывались от собственного источника. В случае чего любое устаревшее кидо можно было вычленить из общего массива и заменить на что-нибудь посовременнее. Несмотря на то, что изначально такой подход казался избыточным, сейчас можно было точно сказать, что возможно скоро придется проводить генеральную модернизацию, с целью укрупнения большинства ветвей и добавление новых. Хитросплетение энергетических конструкций и потоков, спавших в стенах завораживало, и без специальной схемы даже я не рискнул бы сказать на часть какого конкретно кидо я сейчас смотрю. Однако каждый раз, оказываясь по каким либо своим делам рядом со стенами, я тратил некоторое время на рассматривание открывавшейся картины. Все же вынужден признать, я несколько тщеславен. Знание, что это сияющая паутина результат, в том числе, и моих трудов, приятно греет душу.

Из полудремы, навеваемой на меня при созерцании течения мириад энергетических потоков, вывел звук сонидо неподалеку. Выйдя из тени стены, я оглядел явившихся рыцарей. Стоит заметить, что квинси-пустые выглядят, пожалуй, самыми колоритными бойцами наших отрядов. Все поголовно гуманоиды, закованные с ног до головы в белую броню, а на мир из прорезей шлемов смотрят светящиеся бело-синим светом глаза. Внушает. Остается только понять на чьей они стороне?

— Здравствуйте, Ральтц, Верданди-доно объяснила вам причину вашего присутствия здесь?

— В общих словах. Ее величество сказала, что это будет полезно для моего миропонимания.

— Ясно. Что ж, следуйте за мной.

Махнув Фаусту и Александру рукой, я ушел в сонидо. Выйдя за пределы территории, на которой было невозможно перемещаться между мирами, я открыл Гарганту в мир людей. Там дождавшись своих спутников, я открыл проход в Хуэко Мундо и, подхватив их за локти, втащил в разделитель миров. Привет пустыня давно не виделись, и желательно бы не видеться еще столько же помноженное на десять в цатой степени. Воспользовавшись случаем, пока Александр спешно восстанавливал плащ от чересчур быстрого перехода между мирами, я успел оценить его реальную силу. После чего бросил взгляд на Фауста, слегка ошалевшего от скачков, и стал ждать объяснений. Александр, надо отдать ему должное невозмутимо закончил создание плаща и, хмыкнув, заявил:

— Я знал, что вы быстро догадаетесь.

— Твоя вера в меня очень лестна. Однако, судя по твоему устоявшемуся запасу реатсу, ты уже полгода вастерлорд, а я ни сном, ни духом, так что твое утверждение ложно. И не стоит мне льстить, особенно там, где я этого не заслуживаю. Однако, твои навыки скрытности впечатляют.

— Я старался.

Обернувшись к слегка удивленному нашей пикировкой Фаусту, и мельком обратив внимание, на его задумчивый вид, я сообщил очевидное:

— Что ж, господин Фауст, думаю для вас, все же, не секрет, зачем вас сюда вызвали, но все-таки поясню подробнее. Королевство вступило в войну, один из вероятных противников квинси, на лицо утечка им информации, другой противник, джины, несут на себя явный след реатсу квинси. Это только самые явные намеки, но существуют и другие. Думаю выводы очевидны?

— Я не дурак, Риока, и понимаю, к чему ты ведешь. Вот только проблема в том, что я не могу предоставить больше доказательств своей невиновности, чем уже дал.

— Я доверяю Багире и Верданди, а они обе уверены в вашей лояльности. Поэтому сомнений в вашей невиновности у меня практически нет. К тому же, вероятность того, что адьюкас может обмануть Багиру, стремится к нулю. Собственно поэтому, у меня и не было желания вести подобную беседу при вас, но раз уж есть такая возможность, то мой вам вопрос. Вы можете поручиться за всех бывших квинси?

— Нет.

Вот как? Честно и категорично.

— Почему?

— Большинство из них я не знал и при жизни, а после становление пустым, мои контакты с ними были совершенно незначительны, так как я большинство своего времени тратил на тренировки. К тому же Хуэко Мундо меняет души, и для всех в разную сторону.

Все верно. Хм, правды ради, стоит заметить, что Фауст и впрямь натуральный фанат боя не хуже Урд, по моим расчетам он является седьмым по силе бойцом королевства. Хотя нет, теперь восьмым, все-таки против вастерлорда Александра, он не потянет. Однако если Фауст не врет, а очень похоже, что это так, то я явно допустил классическую ошибку, объединив людей в группу, которой не существует реально. Стоит дать приказ паре своих людей понадежней, чтобы проследить степень интенсивности общения между бывшими квинси, и если она будет мала, то эту тему можно окончательно закрывать. Если Александр невиновен, то при условии, что остальные рыцари-эксквинси уже проверены Багирой и невиновны, оставшиеся рядовые бывшие квинси не имеют необходимого допуска к информации Королевства.

— Что ж, благодарю за честный ответ, Фауст. И так же прошу прощение за сомнения в вас. Кстати, если не секрет, то объясните, почему вы решили не мстить нам?

Фауст удивленно посмотрел на меня и раскатисто расхохотался.

— Неужели всемогущий Риока, второе лицо Королевства, и без сомнения лучший ученый пустой, не понимает столь очевидных вещей? Странно, я думал вы лучший психолог.

— Если честно, я просто теряюсь в возможных версиях и догадках. Одну я мог бы озвучить, но не буду, раз вы не хотите распространяться на эту тему. Скажу только вот что, возможно, скоро Верданди отправится во внешний мир на очень опасные переговоры. И хотя ее будут сопровождать другие лорды, несомненно, это будет наилучший шанс устранить ее на многие годы вперед. Так вот, согласно лично ее воле, ты будешь ее сопровождать. Советую тебе воспользоваться шансом, и использовать возможность стать сейчас вастерлордом, так от тебя толку при охране будет больше. Верданди тебе верит, Багира тоже, я верю им, но если ты ее предашь… не буду толкать напыщенных речей. Скажу только, что гибель или плен Верданди, будет, не смотря ни на что, лично моей ошибкой, а я всегда делаю все возможное, чтобы их исправить. Намек ясен?

— Более чем, кстати поздравляю, вы верно угадали одну из моих мотиваций.

Я лишь кивнул ему и махнул в сторону ближайшего скопления чужих. Проследив за ушедшим в сонидо Фаустом, я повернулся к последнему моему собеседнику, все это время спокойно слушавшему наш разговор, но не стремящегося вмешаться. Что я спровадил ненужного свидетеля, теперь можно начинать по-настоящему серьезный разговор.

— Александр, извини, но буду краток. Либо мы уйдем отсюда, когда я буду удовлетворен твоими ответами, либо уйду только я один, а ты навсегда останешься здесь.

Пустой хмыкнул, и посмотрел в сторону, откуда доносились отголоски реатсу Фауста, недолго думавшего, прежде чем вступить в схватку сразу с четырьмя врагами.

— Риока-доно, могу я рассчитывать на ответную откровенность?

— Смотря в чем.

— Я хочу получить ответ на два вопроса.

— Опять же зависит от того какие вопросы. Ну… ладно, давай поиграем в вопрос-ответ. Так и быть, задавай свой первым.

— Хм. Благодарю. Зачем было создано Королевство?

— Изначально, чтобы не допустить повторного аврала вроде того, что был при подготовке к войне с квинси. Ты передавал информацию Вандрейху?

— Скорее да, чем нет.

— Кхм.

— В чем вы сейчас видите цель существования Королевства?

— Думаешь, мне стоит отвечать тебе после того, как ты признал свою вину?

— Думаю, стоит, вины я еще не признавал.

— Нда. Ну ладно, не знаю на счет королевства, но Серый отряд существует, для того, чтобы, в конце концов, перестроить Хуэко Мундо. Поясни свой ответ на предыдущий вопрос.

— Я был шпионом, но последний год сливаю исключительно дезу. И какова теперь цена моей жизни?

— Нулевая. Какую именно правдивую информацию ты слил Вандрейху?

— Факт нашего существования, наличные силы, приуменьшенные в несколько раз, факт протектората над некоторыми кланами фулбрингеров. Вроде все. Что именно вы хотите изменить в Хуэко Мундо?

— Все. Хочу сделать его более живым. Твоя цель столкнуть лбами Вандрейх и Королевство?

— Изначально, да. Причина? Янхве допустил уничтожение квинси, а вы первопричина нашего падения. И все-таки почему, и что вы хотите изменить в Хуэко Мундо?

— Скажем так, это мой мир, и мне в нем жить. Однако пока здесь крайне некомфортно. — Я обдумывал полученную информацию, все мои первоначальные догадки оказались неверными, стыд и позор мне.

— И вы затеяли столь глобальный проект лишь из-за этого?

— Смешно, не правда ли? Есть и иные причины, но они менее важны. Кстати ты задолжал вопрос. Для начала, какова твоя цель сейчас?

— А ее нет. Если честно, изначально я хотел просто сразиться с вами, когда вы меня раскроете, умереть, и оставить разбираться со всей созданной мною головной болью. Но сейчас этого желания нет.

— Хм. Почему?

— Это бессмысленно. Знаете, долгое пребывание пустым очень странно влияет на чувства. Как только я осознал себя не адьюкасом Александром, а бывшим Копьем Ордена, то сразу же ясно понял, что должен сделать все возможное, чтобы ускорить ваше падение. Потом очень удачно попался Вандрейх, эти глупцы, предлагая мне месть, думали, что покупают мою верность. На их несчастье я очень тщательно изучил всю информацию в ваших архивах, просвещенную истории. Так и родилась идея стравить вас. К сожалению, очень быстро стало понятно, что вы так легко не пойдете на конфликт с ними, но я старался. А потом… знаете, потом я просто оглянулся по сторонам и понял, что только я горю желанием мести. Даже Фауст, человек которым я бесконечно восхищался при жизни, и тот нашел новую цель для жизни. Что уж говорить об остальных. А что я, чего хотел я? Пустоты. Смешно, не правда ли? Уничтожитель пустых стремится к пустоте, в сердце, в душе, в мире. Я сам стал пустым покруче многих. Осознав это, я опустил руки. Так что теперь у меня нет цели.

— Глупо. Даже я, частично духовный калека, к чему-то стремлюсь, становление пустым, конечно, не самая приятная перспектива, но не конец жизни. Из меня плохой оратор Александр, и я не буду разубеждать тебя в неверности твоей философии, но ты меня неприятно удивляешь. В чистую обыграть меня, чтобы потом самому слить партию?

— Именно так. Мне не к чему стремиться. Я всю жизнь ненавидел пустых. На моих глазах они убили множество дорогих мне людей. И что же? В результате я сам стал им, мало того, поступаю едва ли не хуже тех, кого ненавижу. Да и вообще. Знаете, что я недавно понял? Так сказать дам совет всем начинающим предателям. Если думаешь кому всадить нож в спину, то не тяни с этим, иначе рискуешь привязаться к своей жертве… Почему вы на меня так смотрите?

— Примериваюсь куда вмазать. Меня коробит от существ, пытающихся выплакаться в мою жилетку. Если честно, можешь не рассказывать мне про свою грустную жизнь, я прекрасно осведомлен о человеческой жизни практически всех членов Королевства. Вот только ты совершенно неверно расставляешь приоритеты. В гибели большинства своих подопечных виновен ты сам и твое руководство, незачем было лезть туда, куда не просят и насильственно насаживать «свет истинной веры». Да и сейчас… Вот скажи-ка мне, у тебя уникальный шанс изменить, не уничтожить, а именно изменить то, что ты ненавидишь, ведь ты не дурак и должен был понять направление основных моих исследований, а ты вместо этого тратишь все свои усилия на организацию кровавой бани и удовлетворения своей мстительной натуры.

Александр вздохнул.

— Не думайте, что вы навели меня «на свет истинной веры», все высказанное вами я и сам осознаю, вот только я уже сделал шаг на другую тропу. Да и не дурак же я верить, что вы посоветуетесь со мной перед изменением мира, даже если принять вашу мотивацию на веру? Да и сделает ли существо, не доверяющее даже самым своим ближайшим соратникам, коим являетесь вы, этот мир лучше? Искусственное торможение в развитии адьюкасов, отсутствие результатов в изучении арранкаризации и исследованиях Полюсов. Все это более чем четко дает понять ваши цели. Вы ни в коем случае не лучше других властителей.

Настало моя очередь вздохнуть.

— Не стоит топтаться на моих любимых мозолях. У меня были причины для большинства из этих действий, кстати не стоит считать, что я торможу исследования, там и вправду меня пока постигают неудачи. И ты наверно удивишься, но я планировал отдать весь процесс изменения мира в руки Скульд.

— Почему?

— Я и впрямь не смогу сделать этот мир лучше, даже для себя.

— Очень… трогательно.

— Хм, и не говори.

— Даже если я и поверю… ну а что вы скажете на счет остальных обвинений?

— Хм, значит тебе все-таки все еще важна эта информация? Что ж… запрет на трансформацию в вастерлорда был вызван многими причинами. Основная, лично для меня, не знаю как для остальных, являлось нежелание вводить неизвестную переменную в устоявшуюся цепочку отношений. К тому же к тому моменту когда стали появляться первые вастерлорды, начались проблемы на источниках. Ты кстати уже почувствовал, что они не тормозят регресс для существ вашего уровня… Кстати, этим запретом мы смогли выявить тех, кто все равно эволюционирует, несмотря на запрет. Это идея принадлежала Верданди, и я с ней частично согласен. Первые вастерлорды станут командирами новых отрядов, а ими должны быть личности волевые сильные, и как бы это не парадоксальные, способные наплевать на запреты. Конечно, им бы объяснили, что они поступили, не очень хорошо, но уж лучше иметь в командирах людей не очень любящих правила и запреты, тем более заведомо бессмысленные, но умеющих мыслить самостоятельно. Касательно же моего доверия другим лордам, то на мое счастье, об этом ты ничего не знаешь. Ладно, что-то мы все обо мне. Ответь мне на последний вопрос. Что ты планируешь делать теперь?

— А у меня есть выбор?

— Возможно.

— В таком случае, если немного помечтать, то я бы хотел, чтобы все осталось так, как было до моего предательства. Я успел привыкнуть и к своей должности и к работе. К тому же мне очень хочется понять вас. Вы ведь давно поняли о моей неискренности, и тем не менее дали возможность мне сыграть в свою игру. Если честно за вами интересно наблюдать. Да и за становлением Королевства тоже.

— Что-то предпоследнее предложение меня настораживает. Чем-то от него нездоровым пахнет.

— Ха-ха. Нет уж, не стоит вам быть о себе столь высокого мнения, я люблю только девушек… и когда был жив и сейчас… наверное. Риока-доно, я готов продолжить служить вам и делать это намного добросовестнее, чем в прошлом… только хотя бы пообещайте, что дадите мне повлиять на изменении Хуэко Мундо, если вы когда-нибудь сможете добиться его. И я, взамен, готов предложить вам свою жизнь и душу.

— Я могу тебе это пообещать, но где твои гарантии, что я не солгу, и где мои, что не солжешь ты?

— Их нет.

— Иными словами ты предлагаешь мне просто довериться тебе.

— Ничего другого я предложить не могу.

Вот ведь загадка. Если честно, то я прекрасно понимаю Александра, но именно это понимание и не дает мне довериться ему. Человек, предавший единожды, предаст и вновь. Отпускать его нельзя, слишком много ценных знаний о Королевстве содержится в его черепушке. Самое простое решение убить. Но, это решение, которое уже никогда нельзя будет отменить. К тому же, как бы цинично это не звучало, но таким образом я загублю прекраснейший инструмент, и с точки зрения игры в двойного агента и с точки зрения потери моей идеальной правой руки. Да и вообще, падение начинается с малого. Если я начну убивать там, где можно этого избежать, то могу и привыкнуть к такому методу, что уже чревато. Но все упирается в доверие.

— Александр, я помещу в твою энергетическую систему существенную часть моей реатсу. В результате я всегда буду знать, где ты, что ты делаешь, что чувствуешь, а со временем и что думаешь. Ты же навсегда потеряешь небольшую часть своего резерва, и возможно не переживешь этой операции. В качестве утешения замечу, что связь частично двухсторонняя, так что ты сможешь получить кусочки информации и обо мне. Однако если ты сделаешь хоть одно непонятное мне телодвижение, которое чисто теоретически может привести к ослаблению Королевства, я тебя сразу же убью. Со временем мы сможем великолепно понимать друг друга, и я, возможно, уберу это кидо, но изначально это будет твоим рабством. Ты останешься в Королевстве только на таких условиях. Согласен?

— Да.

— Отлично, прежде чем приступать к операции два вопроса, и учти после того как это кидо будет наложено на тебя я все равно получу доступ к нужной информации, так что нет смысла лгать. И так, джины и кома Скульд, твоя работа?

— Нет.

— Вандрейх постарался?

— Вряд ли, но не могу сказать точно.

— Жаль. Ты действовал один?

— Да. Но Вандрейх имеет еще один источник информации, скорее всего не очень серьезный, но кое-что они уже знали до встречи со мной.

— Мрак. Ладно пока все. Готов к операции?

— Да.

— Тогда терпи.

Наметки предстоящей работы были созданы мною очень давно. Фактически я сейчас создавал что-то вроде энергетического паразита-аватра, запитанного на источник реатсу Александра. У последнего навсегда уменьшится резерв, где-то процентов на пятнадцать-двадцать, и первое время ему будет очень хреново, но жалости не было. Каждый обязан платить за свои поступки, и я еще поступил невероятно милосердно. Это уж не говоря о том, что со временем в мою и так многолюдную черепушку получит доступ еще один посетитель.

Процедура заняло около двух часов, и к ее окончанию уже успел вернуться Фауст, с явным признаком начавшегося перехода в вастерлорда.

— Ральтц, проследи пока за Александром, его лучше всего пару часов не трогать, иначе еще загнется от боли. Кстати, теперь посещение полюса не будет останавливать твой регресс, так что тебе придется либо временами уходить на охоту, либо делать такие вот консервы, — я снял с пояса Александра связку хорошо знакомых мне шариков, которых, если не присматриваться, можно было легко спутать с жемчужинами связи. — Как это готовить, и с чем это едят спросишь у него как он оклемается. Кстати Фауст, могу тебя поздравить мы с тобой частично в одной лодке. Твой бывший и мой теперешний подчиненный был предателем.

— Был?

— Был. И не надо так на меня смотреть, я ему мозги не промывал, хотя мог бы. И кстати, когда информация просочиться в общественность, то многие начнут подозревать именно вас, как-то уж так сложилось, что на бывших квинси указывает слишком много улик. Так вот, Верданди, скорее всего сделает заявление, что вы проверены и невиновны. Как по мне, так было бы желательно, чтобы ты, как бывший Первое Копье, поговорил со своими людьми и проверил на наличие тараканов. Чтобы обо мне не говорила молва, но рытье в чужом грязном белье отнюдь не вызывает у меня светлых чувств.

— Я вас понял.

— Отлично, и, Фауст, когда в следующий раз будешь подслушивать, делай свое присутствие незаметным. И, кстати, о том, что он сказал, молчок всем, кроме Верданди, понял?

— Так точно.

— Тогда оставляю все на тебя. Ее Величеству передашь, что я немного задержусь во внешнем мире. И что в связи с теперешней ситуацией нам, необходимо подумать о «близнецах», она поймет. Счастливо оставаться.

Счастливая семейная пара сюсюкала над малышом, лежащим в небольшой кроватке. Здоровенный (сравнивая со среднестатистическим японцем) бородатый мужчина угукал как над ребенком, так и над женщиной. На лицо было типичное отупение от счастья. Женщина тоже была счастлива, но вела себя куда спокойней, и временами отчитывая отца семейства, хотя светящиеся радостью глаза и нарочито серьезный тон говорили о том, что вся суровость напускная.

В это время в двухстах метрах над больницей три фигуры в бесформенных плащах по-быстрому разорвали на части четверку летающих пустых.

— И часто у вас тут такое?

— Достаточно, Риока-доно, в среднем пятнадцать-семнадцать стычек в день. Может заблокируем Гарганту?

— Слишком затратно, да и не стоит так светиться. И да, все стычки исключительно с ваши участием?

— На восемьдесят процентов.

— Поясните в числах.

— Иногда пустых уничтожает небольшая семейка квинси, живущая неподалеку, но это редко, они явно избегают привлекать к себе внимание. Иногда местный шинигами соизволит поработать, но его уровень… Иногда заглядывают вайзарды, но это уже редкость. Собственно нам уже скоро станет сложно скрывать свое присутствие здесь, как ни посмотри сложно поверить, что пустые уничтожаются сами собой.

— Ну, буквально говоря, так оно и есть. Меня интересует другое. Урахара со своей командой никак не учувствует в охране города?

— Совершенно верно. Более того, по нашим наблюдением в последнее время сократилось время присутствия в Каракуре госпожи Йоруичи, а раньше она неплохо зачищала этот городок, даже нам пару раз едва не перепало…

— Не отвлекайся.

— Виноват. Так вот, в последнее время, Йоруичи-сан ни я, ни Айрон не видели. Из подслушанного нами разговора, стало ясно, что вроде бы Урахара-сан пообещал Куросаки-сану установить барьер на их дом и поликлинику. Но… а чего говорить, вы сами видите этот образчик кеккай искусства.

— Понятно. Короче так, продолжайте нести охрану, условия остаются неизменны. С Урахарой я сам разберусь, не исключено что он все-таки смог вас вычислить и благополучно переложил проблемы на ваши плечи. Кстати, у нас в Цитадели сейчас ведется активная ловля блох, но вас я не трону, должен я хоть кому-то доверять…

— Благодарю, Риока-доно.

— Вилл, десятый раз тебе приказываю, оставь свои фулбрингерские замашки.

— Виноват.

— Так вот условия все те же. Слежение и охрана, в тайне от подопечных и возможных сторонних наблюдателей. Думаю охрану придется через пару лет снимать… а, не важно. Ладно, что-нибудь интересное есть?

— Да, это женщина, за которой мы наблюдаем… кто она?

— Хм, тоже почувствовал? Не знаю, Вилл, если это и гигай, то он очень искусный. Ладно, к сожалению, светиться перед ней нельзя ни в коем случае, но если нароете что-то интересное, то тут же сообщите. Айрон, у тебя что-нибудь интересное для меня есть.

— Никак нет, Риока-сама.

— Нда, как об стенку горох, ладно, бойцы. Счастливо оставаться.

В ночном небе раскрылась прореха в темноту куда более глубокую, чем космос, и через секунду одна из фигур исчезла. Дождавшись, когда Гарганта закроется, одна из фигур свесила другой мощного леща, и обе ушли в сонидо.

В ресторане Эйфелевой Башни сидели двое подростков, и не обращая внимания на удивленные взгляды окружающих, вели какой-то неспешный разговор. Для полноты картины один из них пил вино, и как будто ради контраста весело болтал ногами, сидя на стуле. А вот предмет беседы явно несколько не соответствовал возрасту говоривших. Так что если бы кто и прислушался к ним, то все равно решил бы, что дети всего лишь играют.

— Однако, господин Риока. В эксцентричности вам не откажешь. — наконец заметил один из них, давая понять, что берет паузу в нелегко текущих переговорах.

— Ну, при всем моем уважении, до Вашего Величества мне далеко. Что же касается моего образа, то он более чем соответствует моему внутреннему содержанию.

— С трудом верится.

Пару минут оба альбиноса помолчали, после чего одетый в какую-то белую униформу подросток все-таки решил подвести своеобразный итог беседы.

— Итак, Риока-сан, как я понимаю, текущие условия вас категорически не устраивают.

— Как бы вам сказать… понимаете, сам я ни в коем случае, не дипломат. Меня прислали для того, чтобы обговорить предстоящую встречу монархов. А в результате оказывается, что мало того, что вы видите наш союз совершенно в ином ключе, чем видит Ее Величество, так и еще Ваш руководитель категорически против встречи! И какая из этих новостей по вашей задумке должна была меня обрадовать?

— Эм… Его Величество не категорически против встречи, он…

— Можете говорить прямо, я не обижусь, ему противно даже думать о том, что ему придется говорить на равных с пустым.

— Э-э-э. Ну, я бы не сказал, что вы правы…

— Но, в целом, я прав?

— …

— Ладно, короче говоря. Тогда поступим так. Я не могу говорить за все Королевства, но более чем уверен, что пока ЕЕ Величество Верданди не настроена вести с вами войну. так что пока вы не нападаете на подконтрольных нам фулбрингеров, между нами нейтралитет, согласны?

— Да.

— Что ж, на этом пока и остановимся. Сами понимаете, что чтобы мы тут с вами не подписывали, без рукопожатия наших лидеров, это так и останется бумажкой. Если захотите что-нибудь изменить во взаимоотношениях наших лидеров, то может вновь связаться с нами через фулбрингеров.

Его собеседник лишь тяжело вздохнул:

— Если бы не ваша выходка, с проникновениям в наш мир, то мы уже могли бы говорить о полноценном союзе.

— Все может быть.

Поговорив еще несколько минут ни о чем оба представителя далеко не последних духовных сил разошлись. И если один из них был недоволен результатом переговоров, то другой очень даже наоборот.

— Риока, это ты? Как прошла встреча? Давно не показывался.

— Да, я только что вернулся к себе в лабораторию. Прочел ваш документ по поводу охотничьих отрядов, мудрое решение, своих людей я на них наскребу, собственно Александр уже составил список «добровольцев» от нашего отряда. Конечно есть недовольные, но живой образец ифрита сейчас и впрямь едва ли не самый вожделенный экспонат для моей лаборатории. Результат беседы с Александром думаю, вам известен, а во внешнем мире сейчас все просто великолепно. Пока Вандрейх отказывается вести переговоры на высшем уровне, но мне удалось подчеркнуть наше нежелание ввязываться в войну с ним, так что пока, судя по всему, мы можем самоустраниться из Европейской возни.

— Отлично. Хоть какие-то хорошие новости. Ладно, пока с этим все, Фауст, помимо прочего, передал мне твое сообщение по поводу «близнецов». Думаю теперь и впрямь их лучше перевезти к нам. Если честно я сделал бы это и раньше… Кстати читал первоначальные разведданные?

— Да, тот факт, что джины встречаются исключительно рядом с нашими границами… умиляет. Думаю, теперь нет смысла гадать ради кого они были созданы. Но все равно лучше перетащить «близнецов» в цитадель. На них слишком многое завязано…

— Угу. Ты, случаем, не хочешь ничего мне рассказать, на тему, как тебе временами удается предугадывать события лучше, чем Скульд?

— Это называется анализ, представьте себе. Я уже устал повторять, обе мировые войны назрели, да и не я один их предсказывал.

— Угу, а заодно и 99 % остальных более-менее приличных конфликтов двадцатого века, а так же событий влияющих на все человечество в целом.

— Верданди-оджо, ткните пальцем в любое предугаданное мной событие, и я выложу вам всю цепочку фактов, приведших меня к этому «предсказанию».

— Ладно, Риока, не злись. Я же чувствую, что ты что-то темнишь, а Скульд это точно знала, и раз уж вы оба это скрываете, значит так и надо. Я верю тебе, Риока, запомни это.

— Я… я знаю.

— Что же касается тыканий пальцем в твои предсказания, то я уже давно убедилась, что ты можешь любой бред логически обосновать так, что комар носа не подточит. Ладно, я сейчас запущу процесс сбора охотничьих отрядов, и через час встречаемся у Восточных врат.

— Ладно, я пока раздам указания Александру.

— Жестко ты с ним.

— Заслужил.

Цитадель напоминала растревоженный муравейник, бойцы всех отрядов стремительно перемещались спеша по своим делам, все лаборатории, госпиталь и арены были заняты и привычное медленное течение времени постепенно разгонялось. Внешняя и внутренние угрозы хорошо стимулировали застоявшийся организм молодой организации, и она начала разминать мускулы перед дракой. Кто-то из адьюкасов спешил со своим отрядом на положенную им по расписанию заставу, кто-то на тренировочный поединок с джинами, а через западные ворота уходил первый прошедший боевое слаживание охотничий отряд, скоро и остальные девятнадцать последуют за ним. Ну а через восточные врата, в наглую смывшись из-под опеки, уходила пара арранкаров.

Уже давным-давно я решил, что ни сам, ни один из моих товарищей не пойдут в эспаду. Судьба такая тонкая штука, что я не мог сказать, как повлияет на будущее даже простое присутствие моих друзей в войсках Айзена. Хотя некоторые мои простые опыты и доказали, что история в целом стремится двигаться по наезженной траектории, даже если ее легонько с нее сталкивать, но в столь глобальные события я вмешиваться не стремился. Однако и оставлять без присмотра Айзена не хотелось. И я прям таки горел желанием заслать к нему казачка. Причем важно сделать это так, чтобы наш шпион занял достаточно высокое положение в Эспаде, и получил доступ к как можно большему спектру информации доводимой до старших офицеров Лас Ночес. Проблема в том, что я не исключал вероятности, что при арранкаризации пустых с помощью Хогиоку, Айзен получает доступ ко всей памяти новорожденного арранкара. Собственно, я был практически уверен в этом. По этой причине в качестве шпионов не подходили и известные мне адекватные члены Эспады. Почти все, кроме одного. Того, кто уже арранкар. С ним я не поленился наладить контакт, и его я сейчас перетащу под защиту стен цитадели. Впереди посреди пустыни виднелись две небольшие фигурки, бредущие куда-то вдаль. Ну что ж, разговор обещает быть не очень сложным, благо я уже хорошо знаком с этой парой:

— Приветствую Старк-сан, Лиленет-химе. Собственно я явился, чтобы выполнить свое обещание. Это очаровательная девушка рядом со мной, Верданди-сан, и она выразила желание стать вашим другом. Причем, сразу предупреждаю, если вы согласитесь на наше предложение, то думаю, вы вскоре будете скучать об одиночестве.