Прочитайте онлайн Пересекая Пустоту [СИ] | Глава 23

Читать книгу Пересекая Пустоту [СИ]
3616+1320
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 23

— Риока, вылезай из своей берлоги!

Я поморщился, подобный крик, пусть и донесшийся сквозь достаточно толстую дверь, с легкостью нарушил мою концентрацию. Не знаю, сколько дней я провел в полной тишине, но, как оказалось, к хорошему быстро привыкаешь, по крайней мере, раньше меня так легко не отвлекли бы от размышлений.

До появления моей гостьи я медитировал посреди огромной комнаты, последние месяцы ставшей основной моей площадкой для размышлений. И я не стал бы отвлекаться от этого процесса и далее, но… Пробраться на нижний уровень моей лаборатории, где собственно и находилась данная комната, для того, чтобы столь бесцеремонно влезть в мои дела, мог ограниченный круг пустых. И, имея богатый опыт общения с подобными личностями, я прекрасно знал, что куда проще будет уделить им внимание сразу, нежели чем заставлять ждать. Все равно они добьются своего, а я потеряю куда большее времени, выслушивая их нотации, нежели если просто выслушаю их.

Вздохнув, я остановил вихрь энергетических конструкций мерцающий в воздухе вокруг меня, и встала с пола, наблюдая за медленно истаивающими рисунками и схемами, ранее занимающими весь объем комнаты. В общем-то, мало кто знал, зачем мне нужна эта комната, а я не имел привычки рассказывать о себе то, что знать другим не обязательно, так что слухи ходили самые разные. Что интересно, процент догадок близких к истине, был крайне мал. Стыдно признаться, но фактически сейчас эта комната была моим единственным достижением в деле создания орудия убийства Источника. Собственно, если бы не это помещение, то я вряд ли бы смог даже осознать, что же мне предстоит сделать. Помнится еще когда я в прошлой жизни читал мангу, меня удивило, почему вообще Айзена не списали в расход, после того, что он устроил? Мельком было сказано, что он бессмертен, и понимай это как хочешь. Уж не знаю, что там сейчас с Айзеном, к слову стоит его навестить, но в своей работе я понял, насколько трудно уничтожить существо второго порядка. Что же касается этой части моей лаборатории, то фактически здесь мною была создана условная модель того устройства, что мне нужно создать, ничего более. В центре помещения располагалась абстрактная Цель. Условно — смерть Источника. Ее отождествлял обыкновенный шар, вокруг которого витали сонмы формул, абзацев текста и разномастных графиков. В них содержалась информация об условиях, выполнение которых, теоретически, должно позволить уничтожить Исток. По краям комнаты располагались Решения, способы, к сожалению, в основном опять же теоретически должные выполнить условия Цели. Ну а свободное пространство между стенами и центром комнаты — Пути. Этакий пока хаотичный набор алгоритмов, согласно которому решения должны быть доставлены на место, согласованы, и активированы, а так же промежуточных целей и их решений. От сложности получающейся конструкции у меня уже сейчас рябило в глазах, плюс многие методы были взаимоисключающими, необходимо было решать и эту проблему, плюс нам с Инсом приходилось периодически обновлять список условий Цели, плюс мы до сих пор не были уверены в ряде Решений. Шесть месяцев работы над этим проектом, с редкими перерывами на другие задачи, и я только-только начал подходить к осознанию того, каким должен быть окончательный вид этой работы. Время, я прямо-таки физически ощущаю, как его песчинки ускользают сквозь мои пальцы. Остается лишь утешать себя тем, что если вдруг Скульд сейчас заявит о том, что настало время действовать, то я сумею сваять прототип, шансы, на успешное срабатывание которого будут отличны от нуля. Хотя и не намного. А что вы хотели, убить существо размером с целую планету и кучей до конца не понятных свойств, к тому же не вызвав разрушение этой самой планеты, задача далеко не тривиальная.

Похрустывая суставами и разминая затекшее от долгой неподвижности тело, я добрался до двери, за которой, как и ожидалось, обнаружилась разъяренная Скульд. Они с Верданди чередуются, что ли? В прошлый месяц точно так же, и с практически такими же словами меня посетила Королева.

Оценив мой вид Скульд как-то резко сменила гнев на милость, и мгновенно применила на мне какое-то кидо, попутно успев приложить к моей груди целый набор кристаллов. Я меланхолично отметил, что все они мигнули красным.

— Так Риока, — решительным тоном заметила девушка, — я, конечно, понимаю, твоя работа очень важна для нас, но так нельзя, давай-ка для начала выберемся на свежий воздух.

Я не возражал, как уже сказано, себе дороже, да и все равно пока интересных мыслей в голову не приходило. Правда, пару раз по пути наверх я пытался проскользнуть в лаборатории, где вкалывали чуть менее заморенные ученые, и дважды мои собратья по несчастью пытались добраться до меня, тряся информационными кристаллами повышенной вместимости, но каждый раз на пути вставало непреодолимое препятствие в лице маленькой девушки медика. К слову я еще краем сознания удивился необычайно большому числу медиков, снующих по, вроде бы, моей вотчине. Кто на нас настучал?

Как оказалось, наверху сейчас был вечер, и нам представилась возможность полюбоваться впечатляющим закатом. Как символично. Взобравшись на крышу ближайшего здания, я воткнул свой посох в черепицу, нисколько не волнуясь о том, как это выглядит со стороны, и сел, облокотившись на него спиной, Хоть духовное тело не позволяло почувствовать тепло солнца, но даже простой вид заката действовал успокаивающе. Все же не зря здешний отель пользуется популярностью климат здесь впечатляющий. Рядом устроилась Скульд, и я чувствовал, как от нее в мою сторону одно за другим следуют исцеляющие заклятья. Наконец, по-видимому устав наблюдать за тем, как большинство ее заклятий срабатывают совершенно непредсказуемым образом (снимать свою защиту мне было банально лень, вследствие чего далеко не каждое кидо могло воздействовать на меня), девушка махнула на это занятие рукой, ограничившись простейшим приемом, суть которого сводилось к передаче больному чистой реатсу, сдобренной положительными эмоциями. Под таким воздействием организм любого пустого инстинктивно нормализует свою работу, и мой не исключение. Удовлетворившись результатом, Скульд укоризненно посмотрела на меня:

— Ты безрассудно невнимателен к состоянию своих людей и самого себя.

— Это было необходимо, — я пожал плечами, так же переводя свой взгляд с солнца на девушку, — то, что ты видишь, это последствия затянувшегося мозгового штурма. Да со стороны кажется, что мы на последнем издыхании, но это не совсем так. Да и достигнутое состояние разума, когда рождаются невероятные на первый взгляд теории, и их гениальные воплощения в энергии и реатсу, стоит такого риска. Более того, для выполнения той задачи, что стоит перед нами, нам, скорее всего, придется продолжить работу на износ. К тому же за себя, да и за своих людей я уверен, мы крепче, чем кажемся.

Норна кивнула, принимая мое объяснение, после чего задала закономерный вопрос:

— Ну и как? Есть успехи?

— Успехи — да, результат — пока нет. — Я устало провел рукой по лицу и широко зевнул, после чего с некоторой тоской посмотрел на сумку полную кристаллов с отчетами, захваченную мной по пути, и которые мне, хочу я того или нет, придется изучить.

Проследив мой взгляд Скульд решительно отобрала этот набор, и оценив вес с удивлением посмотрела на меня:

— Риока, тут же, если применять твою терминологию, гигабайты информации!

— Именно так, — я только хмыкнул, наблюдая за удивлением девушки. — За мной, знаешь ли, закреплено множество задач, и я обязан хотя бы контролировать их выполнение.

— Да я в курсе, но чтобы столько… — задумчиво протянула Скульд, рассматривая сумку с «бухгалтерией». — У меня с этим проще.

На это я лишь неопределенно кивнул. Везет же некоторым. Неожиданно девушка озадачила меня своеобразным предложением:

— Не хочешь мне рассказать о своих проблемах?

— Тебе не кажется, что захоти я этого, то обратился бы к Багире? Она все же лучший эмпат?

— Ну, я тоже кое-что могу, но даже если и ничего не посоветую, то гарантированно выслушаю, а это иногда тоже полезно, рассудительно заметила моя собеседница.

Я привычно почесал остаток маски и с интересом посмотрел на девушку. Будь это кто иной, я бы его мягко послал, но совет пророка мне и впрямь может пригодиться, а если его и не последует, то ничего, кроме времени, я не теряю:

— Ладно. Попробуем, — я помолчал, приводя свои мысли в порядок, и, заодно применил пару кидо должных защитить от прослушки, ну и прикидывая с чего начать. — Я, к сожалению не умею исповедоваться, по этому просто перечислю то, что мне не нравится.

Девушка с легкой улыбкой выслушала мое вступление, но никак его не прокомментировала, лишь кивнув, давая понять, что согласна и с таким подходом. Я же вновь задумался, в этот раз над тем, что же все-таки мне говорить. Черт, а мне и впрямь сложно откровенничать с другими:

— Ну, проблема номер один, убийство Источника…

— Тут я тебе ничем не смогу помочь, кроме знания того, что ты справишься, — тут же перебила меня Скульд и показала язык, явно дразнясь.

— Не перебивай. — Я нарочно обиженно посмотрел на девушку, и та тут же в столь же наигранной панике подняла руки, — проблема не в глобальности задачи. Проблема в последствиях ее выполнения. Уже сейчас, я смогу назвать как минимум пару способов, которые гарантированно позволят уничтожить Исток. Другое дело что, как и от убийцы, так и от Хуэко Мундо потом мало что останется, а нас это не устраивает. Более того, сейчас я готов побиться об заклад, что гибель Истока гарантированно приводит к гибели этого мира. Из всего этого следует, что проблему нужно решать тоньше. И вот тут открывается целый рой проблем, которые мне даже лень озвучивать. Скажу лишь то, что сейчас Исток представляет из себя живое энергетической существо с сонмом дублирующих и резервных систем защиты и восстановления, а так же чертовой кучей придатков, о назначении которых я могу только гадать. В общем, картина грустная.

— И что совсем без шансов?

— Ну почему, как я сказал, определенные результаты уже получены, но если можно то мне хотелось бы умолчать о них, пока не станет ясно, насколько они реальны.

— Ладно.

Я с благодарностью посмотрел на девушку, хорошо когда к тебе не лезут в душу:

— Собственно основная проблема этой ситуации в том, что практически всю работу делать приходится делать мне. Как-то уж так исторически сложилось, что я лучший специалист по тонким энергетическим структурам. В связи с этим эта работа ест у меня 85 % моего времени. И это меня устраивает, а вот дальше хуже. Проблема в том, что мне также приходится курировать бывших Эспад, а ты не хуже меня понимаешь, что это значит, а так же и нашу службы разведки. И если с первым я более менее разобрался, и назначил нянек для всех, то со вторым, к сожалению все хуже. Я сам хреновый разведчик, но заменить меня просто некому, все остальные несмотря на определенный опыт работы в этой области, пока не умеют видеть всю картину в целом, а следовательно пока не могут полностью перехватить у меня этот груз забот. И это значит что никудышный начальник, за сто лет так и не смог подобрать себе нормального зама по этому направлению. Собственно по этому Айрон сейчас и работает у меня в поле безвылазно, на него у меня наибольшие надежды в этой сфере. Но вот только ведь не справиться он, людей для правильного подхода у него маловато, а следовательно я вынужден постоянно вмешиваться и лично разбираться в этой бочке…

Я заткнулся, поняв, что чересчур эмоционален в описании своих проблем, а это уже похоже на то, будто бы я жалуюсь девушке на свою судьбу, чего мне не хотелось. Как ни крути, но у меня есть свое понятие о гордости, и сетование на свою долю, согласно ему, является непозволительным проявлением слабости. Теме не менее, Скульд сделал вид, что все нормально и лишь поинтересовалась:

— Ситуация в Мире Людей тебя не устраивает?

Обдумав вопрос я был вынужден согласиться:

— Да. И более всего мне не нравится, что я в силу, ограниченности наших возможностей, пока не могу избавиться хоть от одной точки напряженности, а лишь отдалять неизбежное, в надежде на то, что после того, как закончиться наша эпопея с Истоком и джиннами, необходимые силы появятся. К тому же, вынужден признать, ряд проблем являются прямыми следствиями моих же решений. — заметив слегка удивленное лицо девушки я пояснил свою позицию, — К примеру. Кланы фулбрингеров. Все уже привыкли, что они за нас и особо не задумываются над тем, зачем же они нам собственно дались? Вроде как они поставщики рекрутов, и этой причины чтобы сражаться за них всем достаточно. Однако, начиная с ними работать, я преследовал несколько иные цели. Видишь ли, признаем ли мы то, или нет, но главным в нашей связке является именно мир Людей. Он — перекресток, связующее звено, плюс, изучая междумирье, мы пришли к выводу, что, к тому же, им исполняется роль элемента питания для остальных миров. Да и сами люди, пока, да и судя по всему еще на долгое время вперед, они будут нашим единственным источником рекрутов. Стоит нас отрезать от Мира Людей, и, рано или поздно, мы вымрем. Поэтому я и озадачился созданием якорей. Подчиняющим изначально отводилась роль как раз тех самых наших разведчиков, проводников нашей воли в мире Людей, они должны были постепенно уменьшать влияние шинигами, а что на деле? — Я невесело ухмыльнулся, — совершенно очевидно, что мне не удалось справиться с поставленной перед собой задачей. Только сейчас, в век информации, с грехом пополам начинает что-то налаживаться, в общем, гордиться нечем. Возможно я не прав, но по мне так я явно поторопился с решением идти на контакт. — помолчав пару секунд и, наверное в сотый раз, анализируя свои поступки и решения, перескочил на другую наболевшую тему. — Ну или, к примеру, всем нам знакомый Ичиго. Как ни крути, а по всем признакам из него получается пока только тянуть из нас соки, при этом не давая ничего в замен. Да и ладно бы, в конце концов, не так много ему и надо. Но! Я явно перестаю понимать логику его поступков. К примеру. По всем моим расчетам он должен был сидеть на жопе ровно еще около года. Записка, подкинутая ему нами, должна была лишь привлечь его внимание к тому, что, случись чего, пусть знает, где искать помощи. — Я фыркнул, и чуть ли не сплюнул от досады, вовремя одумавшись, представив, как такое мое поведение будет выглядеть со стороны. — Очевиднейший прокол, мало того что, я, очевидно, недооценил того влияния, которое мы, Королевство, все же оказали на него, в связи с чем это несчастное послание затронуло какие-то нужные струны в его души, так и он еще почему-то бросился на поиск решения проблемы, перебаломутив всех кого можно, вместо того чтобы обратиться сразу к нам. Благо, что за ним еще издалека наблюдала целая пятерка во главе с Вилл, и девушка на свой страх и риск по собственной инициативе, блестяще отыграла партию. Вот уж кто меня порадовал, так это она, тот факт, что я в последнее время стал активнее двигать вперед Айрона во многом еще и связан с тем, что, в перспективе, вместе эта парочка сможет действовать на необходимом уровне.

— Давно хотела тебя спросить, почему ты так печешься об этом Ичиго?

Мы обменялись оценивающими взглядами:

— А то ты не знаешь?

— Знаю, но все-таки мне хотелось бы услышать об этом лично от тебя?

— Ну, — я на секунду запнулся, подбирая правильные слова, — скажем так, Готей 13 на данный момент сильнейшее сообщество шинигами, а Ичиго видится мне ключевой фигурой в его судьбе, а возможно и Короля Душ, естественно мне не хочется терять на него влияния.

Норна кивнула, принимая мое объяснение, ну и то хлеб, и тут же задала следующий вопрос:

— А как ты сам оцениваешь следующие действия Готея?

Пожав плечами, вновь повернулся к солнцу. Пожалуй я уже выговорился и мне не очень хотелось продолжать разговор, тем не менее на вопрос следовало ответить:

— Я слил им интересные сведения через фулбрингеров, с которыми они выходили на диалог, судя по нерешительным действиям второго отряда, информация достигла результата, так что полтора-два годя относительного нейтралитета Готея 13 нам, пожалуй, обеспечено. Это конечно тоже отсрочка, не более, но нам ее хватит.

Девушка кивнула, также повернувшись к солнцу. Скульд конечно не эмпат, но в силу специфики ее силы, могла успешно с ними конкурировать, и прекрасно знала, когда стоит прекратить вопросы. Подумав, я задал давно интересующей меня вопрос:

— Скульд, давно хотел тебя спросить, как ты стала арранкаром, ведь для этого нужно нервное потрясение, а с твоей способностью это практически невозможно.

Девушка хитро улыбнулась и лукаво посмотрела на меня:

— Ну, в твоем вопросе содержится и ответ. И вообще, должна же в девушке быть хоть какая-то таинственность?

Я минуты две обмозговывал ее ответ… потом пытался сообразить возможно ли то, до чего я додумался… затем пытался понять, чем это чревато для меня…, та-а-к. Норна аккуратно, едва заметно отодвинулась от меня и хотя выглядела она по-прежнему этакой хитрой и веселой девочкой, я отчетливо ощутил ее напряженность, и неуверенность. Ну, она тоже понимала, что рано или поздно я и сам дойду до решения:

— И давно ты за мной шпионишь?

— Ну-у-у… скажем так, с момента твоего второго рождения.

Ожидаемо. Я махнул рукой, давая понять, что смирился с ответом. Девушка ощутимо расслабилась и заметила:

— Извини, у меня уже вошло в привычку просматривать свое будущее, а твоя судьба оказала на меня слишком большое влияние во многих линиях вероятности, я не могла пройти мимо этого…

Я вновь кивнул, Скульд вздохнула:

— И все-таки я тебя так до конца и не поняла, взять, к примеру, твою нынешнюю реакцию. Другим бы было, мягко говоря, неприятно узнать, о том, что за ними следят всю их жизнь, а ты. От тебя по-прежнему тянет спокойствием, плюс добавилось некоторое понимание и одобрение. Почему?

— Я что, настолько легко читаюсь?

— Мной да.

— Ну, — я подумал и с некоторой веселой мстительность ответил, — не знаю. И вообще, должно же во мне оставаться хоть что-то таинственное?

— Тьфу на тебя, — беззлобно фыркнула Скульд. — Вредный ты тип.

— И не говори. Кстати, Скульд, учитывая специфику твоей настоящей силы, мне хотелось бы, чтобы ты кое-что сделала.

— Не буду спрашивать, откуда ты узнал о моей настоящей силе, но…без проблем, уже работаю.

Я с удивлением прислушался к исходящей от нее реатсу. Хм. И впрямь не стоит так зарабатываться, а то пропускаю очевидные знаки:

— Как с тобой просто, не успеешь попросить, вуаля, уже готово.

— В этом мы похожи.

Более в тот вечер ни о чем важном мы не говорили, и не ждали новых откровенностей от собеседника. Просто сидели, изредка перекидываясь парой фраз, гадая о том, как там поживает недавно отправленная к джиннам «в гости» экспедиция, и наслаждались минутами отдыха

— Подрыв! Всем укрыться!

В ночной темноте, едва разбавляемой светом луны, на самой границе видимости в течении нескольких секунд можно было различить мелькание силуэтов быстро перемещающихся существ, густо брызнувших в сторону от гигантского здания, одиноко стоящего посреди пустыни. Едва последние из этих бегунов скрылись в темноте, как со стороны крепости донесся громкий треск, а потом ее поглотила огромная колонна черно-синего пламени.

Подождав, пока пройдет ударная волна, Фауст неторопливо забрался на бархан и с глубоким внутренним удовлетворением оглядел дело рук своих. В реве духовного пламени и клубах поднятой пыли плавилось как свечка и оседало под своим собственным весом очередное укрытие джиннов. Что ж, Фауст не мог отказать себе немного полюбоваться на павшего врага, да и не считал эту привычку зазорной. Да и вообще, данный рейд проходил образцово показательно, а по своей результативности чуть ли не превосходил все вылазки последнего года вместе взятые. Тут арранкар взял себя в руки и, отвлекаясь от радостных мыслей, напомнил себе, что все не столь радостно, как хотелось бы. У него еще оставалась головная боль, с которой он пока решительно не представлял что делать. Хотя официально считалось, что всеми крупными войсковыми операциями руководила Королева, на деле же в последнее время Фауст все чаще назначался главнокомандующим корпусов отправляющихся в Мир Джиннов. Поэтому и проблемы, с которыми здесь сталкивались пустые, он считал своими, а не чьими-то еще, и пока ему прямо скажут что, это не так, он будет действовать соответствующе. Бывший квинси и при жизни не отличался покладистостью, а смерть и не подумывала исправлять его характер. Что же касается проблемы, с которой столкнулся первый арранкар Королевства, то ее мог бы назвать любой пустой, состоящей в этой организации. Последняя цитадель джиннов. Как не посмотри, она была в разы крупней, чем все остальные объекты врага. Полюс, когда ее проектировали, архитектора явно скрутил жесткий приступ паранойи, поэтому все те маленькие хитрости, что так им помогли в последние рейды, там не помогут. А уж про то, что только замеченный «гарнизон» этой крепости по своему числу как минимум в полтора раза превосходил то войско, что когда-то вынудило пустых отступить из их Цитадели, и говорить не стоило. Собственно благодаря этим причинам, Лордами было приятно нелегкое решение оставить основную твердыню врага на потом. После нескольких недель слежки за объектом а также бесперебойной работы недавно организованного штаба, проработавшего и отбросившего не один десяток планов, в конце концов, стало ясно, что взять «столицу» джиннов, пока существует система меньших крепостей, откуда в нее будут прибывать подкрепления в принципе невозможно.

Придя к этому выводу, Королевство с немецкой педантичностью принялось за планомерное уничтожение всех известных объектов джиннов, попутно находя новые и так же ставя их в список на уничтожение.

Фауст, хмыкнул сравнивая свои знания из прошлой жизни с тем, что он видит в Королевстве. В Мире Людей войны между государствами даже сейчас идут неспешно, здесь же… Чуть более полугода войны, тридцать шесть боев разной степени ожесточенности, 64 окончательно уничтоженных воина со стороны Королевства, что-то около десяти тысяч уничтоженных стражей, и 36 крепости джиннов, сравненных с землей. Потери врага в живой силе уже никто не считал. Шло время, обе стороны набирались опыта осадных боев, были найдены все укрепления джиннов, ну и, наконец, сегодняшний день, как кульминация этой затянувшейся партии. Теперь впереди оставался лишь финальный раунд, и если честно Фаусту не очень хотелось думать, чего грядущая победа будет стоить Королевству. Даже самые оптимистичные прогнозы выглядели удручающе. Как и ожидалось, враг не очень активно цеплялся за малые объекты, куда больше горя желанием нанести как можно больший вред Королевству, одновременно и стягивая силы для обороны последних крепостей. И хотя три из всего четырех действительно охраняемых крепостей удалось срыть сравнительно легко, однако последняя… даже на расстоянии ста километров от нее уже начинало ощущаться духовное давление реатсу, сосредоточенной там.

Фауст глубоко вздохнул и прерывая невеселые мысли обвел взглядом собравшихся вокруг него офицеров, также молча наблюдающих за гибелью предпоследней крепости джиннов. Что новые, что старые Лорды, сейчас, после полугода войн, уже куда больше напоминают единое целое, чем в прошлом. Хотя в начале пришлось повозиться, да и сейчас все еще не идеально, но дело делается и прогресс на лицо. К примеру Гримджоу и Ноитра уже фактически притерлись к новым реалиям. Когда обсуждали их дальнейшую судьбу, Багира и Скульд, не долго думая, пришли к выводу, что клин нужно выбивать клином. Поэтому бывшее шестой и пятый Эспада получили столь желанной ими битвы куда больше, чем можно унести. Любое сражение, любой рейд не обходился без участия этой парочки. Очень скоро, всего через пару месяцев, после начала «программы адаптации» они поняли разницу между поединком и войной. А еще через месяц Фауст заметил интересные изменения, произошедшие с ранее чересчур буйными и активными арранкарами. Теперь они, явно научившись ценить мирное время, все больше времени проводили общаясь со своими новыми товарищам. Фауст в чем-то их понимал, сложно ненавидеть тех, кто не единожды спас твою жизнь. Следуя давней привычке сквайры Королевства по-прежнему часто своими телами закрывали попавших под удар арранкаров. А возможно и все дело в том, что пулл Урд был набран из самых сильных представителей отрядов, а у пустых, пусть и арранкаров, уважение к силе в крови? Неважно, главное, что эта пара перестала ассоциироваться с постоянной головной болью и даже начала приносить пользу. Насчет остальных арранкаров Фауст не знал, но из приписанных к его корпусу Старка, Ями, Баррагана и Улькиоры, проблем не представляли только первые двое, да и то условно. Старк был хоть и приписан к медикам, но не имея необходимых навыков скорее занимался их охраной. По мнению Ральтца, для пустого подобной силы подобное занятие было как минимум недостаточно, но уж лучше так, чем ничего. Так же несколько напрягала ситуация с Ями, у того обнаружился комплекс «хочу всем доказать, что я крут», плюс случались вспышки беспричинной жестокости. Да и его сила… Фаусту приходило на ум использовать его исключительно как мишень для залповой стрельбы джиннов. Но, как оказалось против того, что может устроить хотя бы сотня джиннов, не спасает даже иеро бывшего эспады. Так что после каждой битвы Ями так или иначе оказывался в руках медиков, и под строгим присмотром Старка. Жестоко, но по мнению Фауста он нашел нишу для применения Ями, и пока тот не научится контролировать себя, бывший квинси не собирался менять ситуацию. А вот двое последних Эспад внушали определенные опасения. Баррган хоть и лишился своей памяти (Риока прокомментировал эту оплошность со своей стороны «все что ни делается, то к лучшему», и Фауст был склонен согласиться с его мнением), по своему характеру по прежнему оставался невыносим, и уже трижды пытался оспорить приказы Велеса, за что трижды поближе знакомился с врачами. Чемпион Королевства не имел привычки к долгим беседам. Для Фауста все очевидней становилось, что Барраган чисто психологически неспособен к работе с командой, но что с этим поделать он не знал, да и не очень задумывался, по правде говоря. У него и своих проблем хватало. Схожие проблемы испытывал и Улькиора, но тот, будучи под постоянной и бдительной опекой Багиры демонстрировал определенный прогресс в своей социальной адаптации, и по мнению Леди, она лет за пять сможет перевоспитать своего подопечного. Что ж, флаг ей в руки, по крайней мере, лексикон бывшего четвертого эспады существенно увеличился, и он даже начал обращаться к некоторым из пустых Королевства по именам. Что тоже прогресс, причем существенный на фоне прошлых «мусоров». Потенциал Нелиель и Тии оценивался Фаустом, как приемлемый. Девушки в бою старательно пытались не мешать под ногами у военной машины Королевства пришедшей в действие, но будучи по характерам более мирными существами, не обладая столь прекрасно развитыми инстинктами убийц как у их бывших товарищей, или опытом новых соратников, все же скорее мешали, чем помогали, так что Фауст с легкой душой относился к тому, что фактически сейчас обе девушки выступали в роли свиты Королевы. Все же сейчас он, как и большая часть гвардии были вынуждены проводить большую часть времени вдалеке от сюзерена, а бывшие третьи эспады, в случае нападения на сюзерена, были не плохим прикрытием, да и судя по тому, что Фауст видел, они обе будут последними из новичков, кто поднимет руку на Верданди.

Что ж, все-таки хорошо, когда есть молодежь, на которую можно переложить часть груза ответственности.

Отогнав эти старческие мыли неприсущие, в общем-то, молодому, по меркам пустых, существу, Фауст поискал глазами Александра, вновь возглавлявшего магов этом походе. Искомый пустой стоял рядом с парой медиков, которые аккуратно восстанавливали его руку:

— Ну как там?

— Как видите, — пустой хмыкнул указав целой рукой на зарево пожара, — как мы и рассчитывали, все сработало. Правда я все же несколько недооценил мощность подрыва, ну да к счастью никто серьезно не пострадал. К сожалению, как вы знаете, все крепости разные, поэтому никогда точно не спрогнозируешь последствия своих поступков.

Александр пожал, плечами, как бы извиняясь, за свое ранение, вызвав тем недовольство медиков. Фауст кивнул, принимая объяснение, в конце концов не ему учить Серый отряд, как делать из работу, но все же, на всякий пожарный случай уточнил:

— Сердце крепости точно уничтожено?

Александр выразительно посмотрел на зарево пожара, но все-таки ответил на вопрос:

— Да.

— Великолепно, в таком случае отступаем.

Пустые потянулись к Гарганте, а Фауст замыкая шествие анализировал прошедшую операцию. Завершением битвы за крепость джиннов всегда служил подрыв источника ее силы. Ох, и намучились же они с ними поначалу. Не имея необходимых методик, уничтожать их получалось только тогда, когда сам враг инициировал процесс самоуничтожения. Естественно, несмотря на то, что войско Королевства было готово к такому повороту событий, без потерь не обошлось. Но потом та деятельность, которой были заняты более половины членов Серого отряда начала приносить первые плоды, и пустые научились уничтожать сердца крепости сами. Не сразу, не всегда успешно, но, переходя от меньших крепостей к более крупным, количество необходимой информации росло, и, в небо Мира Джиннов раз за разом взмывали тонны песка и камня, знаменуя уничтожение очередной крепости. Таким образом, постепенно ужесточаясь, битвы ненадолго затихая перемещались из одного бункера джиннов в другой. Выяснялись любопытные закономерности в поведении врага, вроде конечного числа джиннов каждого вида, которые могут быть задействованы за раз. Постоянно перерабатывалась тактика ведения войны, как и для отдельных бойцов, так и для армии в целом. В общем, все шло своим чередом. Но накопленная статистика так же позволяла предсказать, что последние три битвы за особо крупные города-крепости должны были стать по настоящему серьезным испытанием. Фауст, отвечавший за проведения этих операций, Верданди, да и вообще все, кто отвечал за планирование, не видели способа уничтожить их без риска серьезных потерь. Но тут, неожиданно блеснули умники из Серого отряда. Прежде чем к ним нагрянула комиссия из Госпиталя, ученые, явно поехав по фазе, выдали три равно безумных плана, которые, однако, могли сработать. В итоге, первую крепость удалось уничтожить, атакуя мощными энергетическими ударами с разных сторон, что привело к потере стабильности свободной реатсу местности, тем самым, сделав возможным применение Хаоса. Получившийся кусок породы по своей структуре больше похожей на кусок дырчатого сыра, зачистить стало делом техники. Вторую крепость разрушили, заведя под ее фундамент несколько банальных подкопов, где позже подорвали три сотни стражей-камикадзе. Единственной сложностью было сделать этот подкоп незаметно для врага, но если все делать абсолютно вручную в течении пары недель, то возможно. Скажи кто Фаусту что и в загробном мире стандартные методы ведения войны действенны, не поверил бы. Ну а последнюю подорвали при помощи какого-то куска непонятной кидо-конструкции «позаимствованной» Александром у самого Риоки. При ее помощи перехватили контроль над системой самоуничтожения и заставили ее сработать. Фауст не безосновательно подозревал, что совпадение сроков появления медиков в помещениях занимаемых серым отрядом, и решения Александра лично активировать это кидо, в связи с чем он также отправился в рейд, было не случайным. Правда Риока, с которым Фауст все же решил связаться лишь хмыкнул и дал Александру индульгенцию. Если честно Фауст был рад, что его бывший подчиненный все же нашел общий язык со своим текущим начальством, и то не реагирует болезненно на взбрыки бывшего квинси. Александр, в свою бытность квинси, получил должность главы развдотряда именно потому, что умел действовать грамотно, находясь в отрыве от основных сил, и судя по всему, Риока это понимал и ценил.

Мысленно возвращаясь к только что увиденному им зрелищу, Фауст злорадно ухмыльнулся, кто бы не был их враг, сейчас он наверняка чувствует себя очень неуютно. Да уж ради этого стоило месяц безвылазно сидеть в этом мире, что, кстати, тоже противоречит обычной тактике Королевства в этой войне. Ранее после подрыва одного объекта врага они всегда уходили домой. Ну да все, когда-нибудь делается в первый раз, не так ли господа джинны? Все еще ухмыляясь своим мыслям, Фауст закрыл вход Гарганты за своей спиной. Он понимал, что грядущая, последняя битва наверняка прервет существование многих из тех, с кем он успел если и не сдружиться, то свыкнуться тоже, да и у него самого есть вполне серьезные шансы не пережить ее. И, тем не менее, как и положено военному он раз приняв решение, и вложив свою судьбу в руки тех, кому он мог доверять, не видел повода для сомнений. В конце концов, смерть за свои убеждения это далеко не худшее, что может случиться с разумным существом.

— Что ж, подведем итоги проделанной вами в Мире Людей работы, капитан Сойфонг, — медленно произнес однорукий командующий шинигами, выслушав доклад своего капитана спецотряда. — Иными словами за эти восемь месяцев, действуя аккуратно, единственное, что вы можете точно сказать об этом Королевстве, это то, что оно есть, и прикрывает подчиняющих? Так же вы предполагаете, что они превосходят нас технологически, поскольку их бойцы способны скрывать свое присутствие лучше, чем члены вашего отряда. Так же вы знаете, что они реально покровительствуют, по крайней мере, двум кланам подчиняющих?

— Да, — кратко ответила Сойфонг, остальные капитаны, созванные на очередное собрание, лишь с интересом прислушивались к этому диалогу, никоим образом не комментируя услышанное.

Слухи о том, что Эспада не единственная, и даже далеко не сильнейшая организация пустых, начали циркулировать в Сейретее практически сразу после того, как завершилась история с Айзеном. Несмотря на относительный успех, двое из мятежных капитанов пойманы, один уничтожен, осталось слишком много безответных вопросов. И хотя весь рядовой состав не только не знал ответов на эти вопросы, а даже путался в тех странностях, которые требовали объяснения, слухи, тем не менее, не затухали. Возможно они подогревались беспрецедентной по своему размаху работе второго отряда в Мире Людей, фактически целиком перебравшегося туда, а возможно и многозначительным молчанием капитанов и лейтенантов, в ответ на робкие вопросы по этому поводу (справедливости ради, надо сказать, что те знали немногим больше). И вот сегодня, высшие офицеры собрались, чтобы… с удивлением осознать, что, похоже, ничего нового они не узнают. Хотя нет, кое-что узнали. Как оказывается, сами пустые именуют свою организацию Королевством. Теперь бы неплохо еще узнать, что ск5рывается за этим названием.

Меж тем капитан Сойфонг добавила:

— Я прошу разрешение на применение силы против подчиняющих клана Хи-юри.

— Отказано, — такой ответ заставил многих их капитанов тем или иным образом выдать свое удивление. — капитан Сойфонг, вам объяснить почему ваше подразделение называется отрядом специальных операций? — и не дожидаясь реплики Сойфонг, Генрюсай сам же ответил на свой вопрос, — рискну предположить что потому, что он способен выполнять эти специальные операции. Капитан Сойфонг, мне безразлично, каким образом вы будите выполнять свою работу, но вы должны проворачивать свои дела в Мире Людей так, чтобы о прямом вмешательстве Готея 13 могли только догадываться, и уж тем более никаких прямых улик, или масштабных акций захвата. — Командующий прервался и жестким голосом, закончил, — вот уж не думал, что мне на старости лет придется учить вас, как работать, капитан Сойфонг.

— Нижайше прошу прощения, — прошептала девушка, смертельно бледная от пережитого нагоняя. Все остальные вежливо молчали, предпочитая не вставать поперек дороги начальству, справедливо опасаясь получить головомойку и в свой адрес.

Меж тем Герюсай отойдя от вспышки гнева (или ее великолепной имитации), уже спокойнее произнес:

— Ладно, оставим пока это «Королевство» в покое, вам удалось получить подтверждение информации, полученной вами от Главы Хи-юри?

— Да, но конкретной информации так же немного. Достоверно известно только то, что Вандрейх состоит из квинси, и то, что впервые ее обнаружили десять лет, вовремя чистки устроенной «нашими коллегами» в Европе. Так же, если проследить их активность, можно понять, что они, скорее всего, движутся либо сюда, либо в восточный Китай.

— Вот как, — командующий не выглядел удивленным этой информацией, — в таком случае основное ваше направление должно быть перенацелено именно на Вандрейх, судя по всему, наш старый враг вновь зашевелился. И да, Капитна Сойфонг, займитесь налаживанием контактов в Мире Людей, не хорошо что мы узнаем об угрозе, только столкнувшись носом к носу с ней.

— Да. Слушаюсь.

Ямамото Генрюсай обладая более чем тысячелетним опытом управления Готеем не мог не уметь правильно расставлять приоритеты. К тому же он даже несколько уважительно оценил действия этих пустых, в существовании которых он никогда и не сомневался. Информация полученная от Сойфонг, Шихоин Йоруичи, Урахары Киске, Куротсучи Маюри и неожиданно Уноханы Ретцу, давала возможность оценить как минимум размах действий этих пустых. И он внушал опасение, пустые чересчур хорошо укрепились в Мире Людей. Однако едва их существования стало доподлинно известно Готею, как тут же, через подконтрольных им подчиняющих, они передают ему весточку о надвигающейся угрозе, по сравнению с которой Айзен не выглядит опасным. Что ж, для начала стоит разобраться с квинси, и уж естественно не рискуя оказаться меж двух огней, а потом можно заняться и этим самозваным Королевством. Эта было не первое и даже не десятое сообщество пустых, с которыми сталкивался Ямамото, так что у него были все основания предполагать, что он знает, как с справиться с подобной угрозой, если она не самоустраниться раньше сама собой, что тоже не редкость, если говорить об обществе пустых.

Унохана, зашла в свою комнату в несколько расстроенных чувствах, совет капитанов, с которого она только что вернулась, прошел сумбурно, и практически бесполезно. Вернее стало ясно, что существует две организации, одна из которых точно агрессивно настроена по отношению к Готею, а другая лишь вероятно. Ни о составе, ни о располагаемых ими силах речи не шло. Как результат для бойца, вроде нее, и так всегда привыкшего быть настороже, мало что изменилось. А если принять во внимание то, что она была прекрасно осведомлена об обоих этих врагах и до собранья, то итог и вовсе неутешителен, только зря потраченное время.

То, что в комнате было что-то неправильное, капитан осознала, лишь только вошла в нее. Веранда выходящая в сад с небольшим декоративным озером в центре. Пожалуй, ее любимое место в Сейретее. Причиной, заставившей ее насторожиться, оказалась небольшая вазочка с цветами, и небольшой листок бумаги, лежащий под ней. В письме было написано на удивление мало:

Берегите себя. Если возможно все же присмотрите за теми, о ком я просил. Искренне надеюсь еще когда-нибудь встретиться.

Не прощаюсь.

Унохана грустно усмехнулась. Ирония судьбы, которая, как известно, чаще всего жестока. Незнакомый подчерк не мешал капитану определить, кому могло принадлежать это послание.

Аккуратно переставив вазочку с цветами на свет, капитан неторопливо присела рядом, молча любуюсь игрой серебряного света на водной глади. Сегодня она знала, что тьма из противоположного угла двора не заговорит с нею.

Десять чертовых месяцев! Если бы я мог, то наверно поседел бы, но вот проблема, я уже и так седой. Однако сейчас из склепа занимаемого Серым отрядом и откуда временами вылезают мумиеподобные представители этого подвида пустых, донесся торжествующий вопль нескольких десятков сорванных глоток. Звучало это жутко, но мне, как и всем довольным существам, собравшимся вокруг меня, было на это плевать. Спустя практически год постоянной работы над одним и тем же чертовым проектом, у нас получился готовый прототип. Остается лишь довести его до ума, и внести ряд запланированных и уже подготовленных изменений. Испытывая облегчение от осознания того, что я, несмотря ни на что, успел, на радостях объявил всем принимавшим участие в работе трехдневный отпуск.

Когда все разбежались я с каким-то отрешенным удивлением обнаружил, что мне, как ни странно, но мне совершеннейше не хотелось разговаривать с кем-нибудь, скорее наоборот, хотелось по скорее вернуться к покинутому проекту. Я хмыкнул и перебросил с Инсом парой шуточек по поводу этого моего состояния. Свершилось то, что должно. Я дошел до того одержимого состояния, когда твоя работа становится куда более интересной, чем окружающие тебя люди.

Отчитавшись перед Верданди и приняв поздравления от друзей, я спустился обратно на временно пустующий полигон. Посреди него стоял дымящийся кубик из невзрачного черноватого камня, с гранью в 22,636 сантиметра, кто бы мог подумать, что столь титаническая работа может уместиться в столь мизерном объеме материи? К тому же в этом невзрачном кусочке так или иначе применены фактически все мои знания, и не только мои, но и всех ученых, работавших со мной. Забавно Урахаре или Айзену пришлось затратить несколько десятков лет, чтобы создать Хогиоку, мне же понадобилось чуть менее года, чтобы создать нечто диаметрально противоположное. Правда мне помогали, причем весьма ощутимо, но все же простая народная истина «ломать — не строить» вновь подтвердила свою жизнеспособность.

Я присел на пол рядом с прототипом и, взяв его, покрутил в руках. Что ж, основная работа завершена, теперь стоит выполнить некоторые дополнительные задачи, чтобы этот артефакт сделал то, что нужно мне, а не просто выполнил свою общеизвестную роль…

— Здравствуйте, Айзен-сан!

— Риока? — запеленатый по рукам и ногам Соске с интересом скосил глаз в сторону, откуда донесся голос. — А я все гадал, когда ты доберешься до сюда.

— Хм, — молодо выглядевший пустой, выбрался на круг света перед шинигами, чтобы тому было удобней с ним разговаривать, — стало быть, вы не сомневались в том, что я найду способ вас посетить? Польщен.

— Скажем так, — хмыкнул Айзен, — если бы была на то возможность, то я поставил бы на твое прибытие большую часть своих денег.

Арранкар вновь хмыкнул, оценив смысл фразы, после чего с профессиональным интересом осмотрел ленту, которая сковывала бывшего шинигами. По результатам этой деятельности он с некоторым удивлением посмотрел на самого Айзена.

— Забавно. Что-то мне подсказывает, что вы не заинтересуетесь помочь мне в обмен, на ваш побег отсюда.

— Нет, — знаменитая полуулыбка бывшего капитана пятого отряда даже сейчас, в его текущем положении, была полной превосходства. — Меня и здесь все устраивает.

— Да уж, выиграли время, для того чтобы получше подготовиться к схватке с судьбой, не так ли? — ответная улыбка арранкара была на удивление открытой. — Кстати должен признать, что последняя ваша речь вогнала меня в тоску. Эмоции вы транслировали хорошо, но вот над текстом вы явно недолго работали.

Риока откуда-то притащил стул и уселся напротив шинигами, тот же в ответ на его заявление сначала фыркнул, а потом рассмеялся:

— Ну уж извини, шпаргалку я раньше потерял.

Оба тихо рассмеялись, как будто сейчас прозвучала хорошо понятная им обоим шутка. После чего, помолчав минуту, Айзен задал интересный для него вопрос:

— Что, настала и ваша проверка судьбой?

— Ну, я бы сказал, что она и не прекращалась, хотя да, сейчас наша проблема такого масштаба, что, волей-неволей приходится играть Ва-банк, если хочу остаться за столом. Я ведь прав, наши проблемы в чем-то схожи?

— О да, что такое Король Душ, Риока? Не с этим ли вопросом, ты столько времени доставал меня. Нашел ли ты ответ?

— Может быть, и всё же, что он для вас?

— А я уже высказывал свою точку зрения, помнишь, та самая раскритикованная тобой речь?

— Хм. Не сказать, чтобы вы тогда четко ответили на этот вопрос, да и…

— Значит, ты все еще сомневаешься? — Айзен хмыкнул, а оживление появившееся в его поведении в начале диалога начало покидать бывшего шинигами, — что ж, думаю будущее разрешит твои сомнения.

— Скорее всего, — арранкар насторожился, прислушиваясь к чему-то после чего встал и рассеял стул, повернувшись он неожиданно изобразил небольшой поклон Айзену, — вы уж извините, но я позаимствовал ваших арранкаров, так что почти никто из них не погиб зря, спасибо вам за них. И да, Гина устроили в печально известное Гнездо Личинок. Как бы то ни было, удачи вам Айзен-сан, и надеюсь, вы дождетесь одного вам ведомого сигнала.

— Удачи и тебе арранкар Риока, — хмыкнул Айзен, закрывая глаза, — надеюсь, мы еще сможем поговорить о судьбе. Если же нет, то твое существование было интересным разнообразием на общем фоне.

Последнее предложение было произнесено уже в пустой комнате. Пустой ушел так же незаметно, как и пришел.

Я стоял на скале, удачно возвышающейся над всем сообществом душ. За моей спиной располагалось бывшее место казни, и все еще сохранявшийся здесь эмоциональный фон как нельзя соответствовал моему настроению. А вообще, уникальное место. А уж вид отсюда, позволяющий полностью разглядеть древний город, просто невероятен. Разговор с Айзеном ожидаемо не принес мне полезного знания или облегчения. А сейчас я занимался, казалось бы, давно забытым занятием. Я нервничал и сомневался. Скорее всего, это мое состояние было вызвано тем, что за прошедший год я вынужден был ежесекундно ворочать горами информации, а сейчас, когда все, что запланировано завершено, а новые проекты, на которые у меня скорее всего не хватит времени я начинать не хотел, мои мозги чтобы не работать в холостую начали думать хоть о чем. А, к черту все! Эх, если бы Скульд не предупредила, что времени осталось мало, вот бы я развернулся, ну да поздно жалеть о пролитом молоке. Может опять к Унохане заглянуть, поболтать о том, о сем? Хотя это уже может быть опасно, похоже, мои походы по Сейретею привели к тому, что шинигами наконец озадачились внутренней безопасностью. Ну да ладно, флаг им в руки и барабан на шею, может хоть теперь они так позорно не профукают первую атаку Вандрейха. На что мне впрочем, плевать вот прямо с этого высокого холма, не помню, как его называют.

Подо мной лежал Сейретей, место, как оказалось, более древнее, чем Инсанис, и вмещающее в себя куда больше, чем мне наивному казалось. Иногда, перед самым смертельным испытанием на человека нисходит состояние, когда ему все становится безынтересным, чтобы избежать его я и направился сюда, беспардонно взломал пару архивов, посетил тюрьму Айзена… меня даже вроде бы ищут. А-а-ах. Время, где же мне тебя взять, что бы хватило вдоволь на все мои мысли?

Почему, именно сейчас, когда все запланированное сделано, я начал сомневаться? От вопросов натурально трещит голова. Что если я чего-то не учел? Что если джинн вполне искренне предлагал сотрудничество? Не упускаю ли я чего-нибудь важного? И ведь сам понимаю, что бесполезно сейчас мучаться, пытаясь найти ответы на эти вопросы, но ничего не могу с собой поделать. Видно уж судьба у меня такая, до последнего сомневаться в верности своих решений, особенно тех, последствия которых могут быть столь масштабными. Да, именно моих. Несмотря на то, что официальный курс Королевства формируется Королевой и Скульд, но я уверен, что мог бы повлиять на их решения, однако… я не буду. Если я ошибся при создании нашего аналога Убийцы Бога, то скоро мне это будет безразлично. Если я не увидел чего-то важного, что ж, сейчас это уже не важно, прошу прощения за каламбур. Если я упустил возможность подружиться с Джинном… обидно конечно, но значит я дурак, потому что так, как он единственный раз предлагал сотрудничество, в лучшем случае предлагают кабальный договор. Так что вроде бы все верно. Вроде бы. Или нет?

Инс молчит, зараза, не собираясь вмешиваться в мой спор с самим собой, значит, он тоже не уверен, иначе обязательно не упустил бы случая повеселиться за мой счет. Что хреново, так это то, что я так и не разобрался с двойственностью его природы. Банально не было на это времени. Хотя о чем я, у меня ни на что его не хватило. Все мои последние решения это попытки той или иной степени успешности потянуть время. Ладно, если дело запахнет жаренным, то просто убью Алииса.

Сигнал, пришедший на жемчужину связи, я воспринял с радостью и облегчением. Ведь вызвать меня здесь могли только в одном случае. Началось. То, ради чего все затеяно, началось. Ну и, слава Богу, я устал ждать.