Прочитайте онлайн Пересекая Пустоту [СИ] | Глава 17

Читать книгу Пересекая Пустоту [СИ]
3616+1322
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 17

После битвы с Айзеном прошел месяц, который хоть и не принес новых неприятностей, но был посвящен бурной деятельности внутри нашей организации. Я, как и оставшиеся арранкары в компании с вастерлордами практически безвылазно сидел по полюсам, контролируя обстановку и выполняя функции охраны, на случай если Айзен вернется. И хотя и шанс на подобное развитие события, на мой взгляд, был мал, по крайней мере до начала событий канона, но теперь, когда Велес недееспособен, рисковать мы не имели права. Правда нам, а так же и остальным жителям Королевства, подобная вынужденная дислокация, не мешала заниматься своими делами, и мы, в большинстве, сосредоточились на трех направлениях.

Во-первых, Орихиме при помощи 60 % всех медиков ежедневно ставила на ноги примерно по десятку бойцов, которых тут же подхватывали на руки, быстро проводили курс реабилитации, и включали в круговорот адьюкасов в Королевстве. Путем не трудной арифметики, можно было догадаться, что, учитывая тех, кого она успела поднять на ноги до прихода Айзена на полюс, вылечено было уже около четырех сотен бойцов.

Во-вторых, оставшиеся медики и маги, под моим непосредственным руководством, занялись, скажем так, реформой подготовки кадрового состава Королевства. Ранее, основной упор в обучении наших солдат шел на умение работать группами, теперь же надо было серьезно подтянуть индивидуальные навыки отдельных бойцов. Причин, побудивших меня, а так же и остальных Лордов пойти на этот шаг было несколько. Во-первых, мы начинали работать на перспективу, то есть тогда, когда Королевство все же решится побороться за влияние в Мире Людей, наш кадровый голод только усилится, мы не сможем позволить себе роскошь отправлять на все задания группы людей. Во-вторых, имея развитый научный отдел, временно частично оставшийся без работы, в связи с потерей большинства лабораторий, можно было не пускать на самотек освоение уникальных сил сквайрами и рыцарями Королевства, а поставить его по строгой научной программе, что должно было дать достаточно скорый и серьезный прирост суммарной мощи Королевства. Ну и последнее, и одновременно самое важное, у меня, наконец, дошли руки до обобщения всей имеющейся статистики смертности и ранений наших бойцов, набранной нами за все прошедшие годы этой войны. И по результатам этой работы я обнаружил интересную закономерность. Как оказалось, практически все наши солдаты гибли исключительно тогда, когда джинам удавалось либо разделить группу, либо выбить нескольких ее членов. Нарушение командной работы или выпадение из нее было смертельным со столь быстрым врагом, как джины. Если брать конкретные цифры, то легко заметить, что с вероятностью в 92 % распад группы вел к гибели или тяжелым ранениям всех ее членов. Так что почти всегда к концу боя мы имели множество полностью целых групп, несколько уничтоженных целиком, и лишь горстку выживших, но оставшихся без групп. Такую статистику следовало менять. Ну, а я, вдобавок, решил воплотить свою идею о поднятии уровня всех наших бойцов. Поэтому теперь все воины не только обучались по индивидуальным методикам, но и был увеличен уклон в сторону таких тренировочных схваток, как битвы один на один или один против всех. Надеюсь, такой подход позволит нам увеличить шансы бойцов Королевства уцелеть в любой схватке.

Ну а третьим направлением нашей деятельности стало изучение мира джинов. Или, как его практически сразу обозвали, Пустого Мира. Если честно до того, как я увидел изображения этого места, я считал, что Хуэко Мундо самый унылый среди всех мне известных. Теперь же я был склонен считать, что мне, в свое время, очень повезло попасть именно в мир Пустых, а не к в тот, где обитают джины. Мало того, что пустынность их мира, скажем так, была выведена на совершенно иной уровень, нежели чем в Хуэко Мундо, так там даже реатсу практически не было! Вернее она там была, но едва ли не в меньших количествах, чем в Мире Людей. В общем, «райский уголок», я бы на месте джинов тоже стремился перебраться в мирок поприятней. Кстати о птичках, в смысле джинах. Несмотря на то, что все получаемые нами данные и исследования, проводимые в новом мире, постепенно охватывали все большую его территорию, самих местных обитателей мы пока не видели. Возможно все дело в том, что такой бедный духовный фон был для них смертелен, а мы пока занимались исследованием района, предположительно, прилегающего к экватору. Я склонялся к мнению, что, учитывая анализ собранной нами статистики, пригодными для жизни джинам будут только прилегающие к полюсу территории, но специально не форсировал разведку Пустого Мира. Пока мы имели возможность изучать его не встречая сопротивления со стороны аборигенов, стоит исследовать все, что возможно, и только после этого приближаться к районам, где возможен риск встречи с джинами. Поскольку как только эта встреча произойдет и джины узнают, что мы не только ищем их мир, а уже, собственно, нашли, и теперь занимаемся разведкой территории, то игра пойдет по совершенно иным правилам. Правда, за счет такого подхода мы пока не имели возможности предугадать действия врага, но, ничего у нас и ранее ее не было, этой возможности.

Собственно на этом мои основные обязанности, как Лорда, управляющего отрядом разведки и научного развития, и завершались. Более никаких крупных исследований мы не вели, если не считать, конечно, трудов некоторых исследователей в свободное от основных обязанностей время, а наблюдение за Миром Людей и вовсе велось от случая к случаю. Если честно, то в редкие минуты, когда я мог с чистой совестью повалять дурака, на меня накатывало какое-то ощущение приближающейся беды. Однако кроме официальных работ и должностей у меня нашлись и «факультативные», в которые я, в таких случаях, стремился погрузиться. Как бы это не было смешно, учитывая мою должность, а так же «любовь» помахать посохом, мне пришлось выступать в роли спарринг-партнера для огромного числа пустых.

С какого-то непонятного мне выверта массового сознания, с тех пор как уснул Велес, подавляющее большинство подданных Королевства, не иначе как с перепоя решили, что теперь я являюсь сильнейшим бойцом. Смешно, ведь даже по самым скромным моим прикидкам Урд, Багира и Верданди, были как минимум равны мне. Однако девушки совершенно не стремились оспорить мой новый статус, как ни странно даже вечно готовая подраться по любому поводу Урд. По-видимому, понимая, чем им придется заниматься, в случае если их примут за чемпионов. Более того, арранкары сами записались в очередь желающих скрестить со мной клинки, клешни, жала, ну или что там у кого есть. Ну что ж, сказал гоп, прыгай. Есть возможность получить нужные данные по реатсу своих бойцов, из первых рук, воспользуйся им, мне же потом будет легче планировать их развитие. Поэтому львиную долю своего времени я теперь получал люлей от своих товарищей и подчиненных, не забывая выдавать сдачу. Довольно скоро мне стало ясно, что я сам уже достиг своего потолка в развитии физических параметров своего тела, по крайней мере, простой спарринг не давал мне практически ничего кроме поддержания формы, что пустому и так не очень нужно. Зато, используя эти бои, я мог лучше понять природу сил моих соперников, а так же прогресс в освоении этой их стороны. Что, в свою очередь, помогало мне грамотно скорректировать их тренинг-программу в сторону большей эффективности.

Как оказалось, по своим физическим данным я умудряюсь проигрывать даже подавляющему большинству старейших вастерлордов, вроде того же Фауста, правда, за счет ограниченности их арсеналов, серьезных проблем они мне не доставляли. Правда, мои схватки с высшими меносами в целом оставили у меня положительные впечатления. За счет того, что все они имели гигантский боевой опыт, а так же не плохо освоили школу рукопашного боя, в обязательном порядке преподаваемую всем, начиная со сквайров третьего круга, все эти бойцы были серьезными противниками, к тому же не плохо освоившими свои силы. Так что я даже на некоторое время встал перед вопросом, а чему собственно их учить, сверх того, что они умеют? К сожалению, очень сложно предсказать, что им понадобиться уметь, когда и если, они станут арранкарами. Поэтому многие мои тренировки могут оказаться лишними, а то и вредными. Тем не менее, курс обучения кидо среднего и высокого уровня, а так же повышения навыков контроля реатсу и использования основных навыков любого пустого (Серо, Сонидо, Иеро, Бала), получил каждый из них. Хотя от последнего было и не очень много толку, все это они и так знали в совершенстве. Основную отдачу я ожидал от индивидуальных тренировок, в спешном порядке подготавливаемых для вастерлордов, но и там многие уже могли похвастаться неплохим прогрессом и без постороннего вмешательства. В общем, я все отчетливее понимал, что мне просто жизненно необходимо как можно скорее добиться шинигамимики, или, желательно арранкаризации, подавляющего большинства подданных Королевства, после чего понадобится еще как минимум год на то, чтобы привить им необходимые навыки на хотя бы приемлемом уровне. Но так как у меня не было ни времени, поскольку, едва только последний больной покинет госпиталь, и восстановит свою боеспособность, мы будем обязаны начать активнее действия против джинов, пока и те, в свою очередь окончательно не восстановят потери, полученные в последнем бою. А так как, естественно, установки по превращению пустых в арранкаров, у меня не было, то, за неимением лучшего, я, при поддержке моего отряда, также заинтересовавшегося новым направлением деятельности, занимался составлением индивидуальных тренировочных программ.

А вот с девушками арранкарами все обстояло с одной стороны проще, а вот с другой сложнее. Все они были уже состоявшимися бойцами, и мне было прекрасно видно, чего им не хватает для своего усиления. Вот только эти списки оказались удручающе большими.

Скорость Багиры не уступала, а, пожалуй, местами и превосходила то, что я видел у Айзена, но вот всем ее техникам серьезно не хватало убойности, что я решил исправить, начав всерьез учить девушку хадо и пропускать свое серо через клинок. К тому же эти занятия помогали отвлечь ее от своей меланхолии, в которую она погрузилась после того, как Велес впал в кому. Пожалуй, это событие и стало основной причиной того, что девушка мне так легко проиграла. Как не крути, но ее возможность предсказывать действия противника, хоть и частично компенсировалась моим ускоренным восприятием, но все-таки должна была не позволить ей проиграть столь сокрушительно.

Урд была, потенциально, самым опасным врагом. Но после того как я, уже лет тридцать как, создал бакудо защищающее меня от звуковых колебаний, то мог не бояться схваток с ней. В чем еще раз и убедился. Учитывая то, что девушка так и не придумала контрмеры моему бакудо, итог был очевиден. Вывод — необходимо повысить уровень владения серо, сонидо и, желательно, кидо к тому же нужен был какой-то толчок, который заставит девушку расти над собой, ведь если она сама того не захочет, то никакие тренировки не принесут ей пользы. Поэтому я старался весь бой демонстрировать скуку, и действовать нарочито небрежно. Кстати выяснилось, что у нее оказался очень слабый стиль владения копьем, который был целиком и полностью заточен под рефлексы и не имел под собой никакой академической базы. В-общем, сложно сказать, кто из нас двоих был более недовольным результатами тренировочных боев. Урд проигравшая, несмотря на то, что по всем формальным показателям была сильнее. Или я, осознавший, что вот уже более века имею рядом со мной существо, обладающее великолепным, но совершенно не раскрытым потенциалом, и при этом и пальцем не пошевеливший, чтобы исправить эту несправедливость. Впрочем, если она всерьез займется своим самосовершенствованием, а я придумаю более удобные методы использования звуковых колебаний в бою, то очень скоро она сможет с легкостью победить меня. Мощь ее ударов уже сейчас внушает уважение.

Самым неприятным для меня противником, как не странно, оказалась Верданди. Девушка по полной воспользовалась фактором неожиданности и тем, что я не знаю свойств ее занпакто. Несмотря на долгое просиживание за административной работой, девушка совершенно не потеряла сноровки, и что самое важное не разучилась думать в бою. Ну а ее занпакто, оказался очень коварным. Кто бы мог подумать, что красивые серебряные перчатки, на глаз совершенно не выглядящими приспособленными для боя, окажутся столь опасным оружием. Как оказалось, эти аксессуары на самом деле целиком состоят из чего-то вроде металлической нити. Причем девушка была способна мгновенно создавать из своей реатсу неограниченное число этих нитей на расстоянии до десяти метров от себя, и управлять ими по своему желанию. Ее занпакто носил имя Сильвер Арана, и оправдывал свое имя. Честно скажу, я пережил пару весьма неприятных минут, пока в ходе этого поединка вынужден был выпутываться из кокона, в котором неожиданно оказался, и который к тому же, активно старался порезать меня на тысячу и более кусочков. К счастью прочность этих нитей оказалось не слишком велика, да и пробить ими даже мое не самое крепкое иеро, к тому же дополняемое плащом, дело весьма затруднительное. Как оказалась, увеличение число нитей вело к потери их прочности, ну и естественно к повышению сложности управления. Однако количество неглубоких порезов полученных мной за этот промежуток времени исчислялось трехзначным числом, а освобождаться из ловушки и вовсе пришлось, используя на себе невербальный Куро Хицуги. К сожалению, после потери эффекта неожиданности, девушка не смогла мне ничего противопоставить и через десять минут после начал поединка, сама сдалась, но все равно я был искренне впечатлен ее навыками.

Последний поединок я провел с никем иным, как четвертой девушкой арранкаром, если так можно выразиться, восходящей звездой Королевства, Нелиель Ту Одершванк. Девушка с недавних пор полностью вылеченная, уже занимала пост Лорда Королевства, правда пока без отряда и временно состояла в отряде Урд. Вообще история этой зеленовласой воительницы с момента ее знакомства с Королевством, была одной из немногих светлых страниц последнего времени. Сказать то, что она пришла в восторг от состава и целей Королевства, это все равно что промолчать. Думается мне, теперь мы ее даже силой отсюда не выковыряем. Впрочем тот, кто первым заикнется о таком поступке, сам рискует вылететь отсюда. Нелиель, умудрилась покорить сердца и вызывать светлые эмоции у подавляющего большинства знакомых с ней воинов Королевства, и даже два придуривающихся пустых за ее спиной не портили этого впечатления. К тому же, можно сказать, что она всем сердцем приняла наши идеалы, и теперь была одним из вернейших подданных Королевы. Преданная одними своими «друзьями», и внезапно попавшая в окружение адекватных, как не смешно, но дружных, и объединенных общей целью существ, эта девушка очень старалась оправдать оказанное ей Верданди доверие. Одним из минусов этого рвения для меня оказался наш спарринг, несмотря на мое ворчание давший множество поводов для размышления. Если честно, проводя с ней бой, я даже засомневался, а действительно ли мой путь становления арранкаром более совершенен, чем используемый Айзеном. А уж ее умение возвращать к тому же еще и усиленное серо, изрядно попортило мне нервы. Помножьте этот навык на хорошую скорость и силу удара, и получите бывшую Треста Эспада. Самый сложный противник для меня из всей обоймы бойцов Королевства.

Если честно результат этот схваток ввел меня в состояние легкой грусти. Все девушки действительно имели великолепный потенциал. И вполне возможно, что через пару-тройку лет интенсивных тренировок я, скорее всего, буду проигрывать им всем. Ведь и сейчас мне удается выигрывать только за счет того, что очень прилично освоил все аспекты своей силы, и практически полностью реализовал свой потенциал.

Однако то дела будущего. Сейчас же я, к своему крайнему недовольству, действительно оказался сильнейшим бойцом Королевства. А это означает, что наша реальная сила на данный момент куда ниже, нежели чем мне казалось ранее. И виноват в таком положении дел, опять же я. Так что мне не оставалось ничего кроме как загрузить всех попавших под мою руку пустых огромным количество тренировок по самым различным направлениям, а так же раз за разом анализировать состояние воинов и придумывать все новые и новые методы подготовки. Как результат, обе полярные крепости теперь куда более походили на два огромных тренировочных лагеря. Что, конечно же, не могло пройти мимо внимания наших гостей.

Вообще, у меня сложилось на удивление интересные отношения с молодежью, которую я сюда пригласил. Вся троица вела себя несколько не так, как я ожидал от виденных мною канонных персонажей. Менее всего выбивался из привычного образа Чад, он все так же тенью ходил за Ичиго, редко вмешиваясь в ход событий, однако я заметил, что он иногда может и несколько укоротить энтузиазм последнего, если тот, на взгляд темнокожего гиганта, поступал не правильно. Орихиме… толи на нее как-то странно повлияла атмосфера Госпиталя, толи я неверно составил ее психический портрет, но сейчас, находясь у нас, наша гостья выглядела серьезной и сосредоточенной девушкой, которая, закатав рукава тратившей все свое время на вытаскивания с того света очередного бойца Королевства. Мой долг перед ней все растет, и я уже не смогу откупиться какой-нибудь малозначимой услугой. Только не тому, кто с такой ответственностью подходит к лечению подданных Королевства. Главным же сюрпризом оказался Ичиго. Его поступки, на первый взгляд выглядящие, как баловство, на мой взгляд выстраивались в пусть и простую, но достаточно интересную систему, преследующую вполне определенную цель. Для начала, его уже шесть раз вылавливали на полпути к Полюсу или у самой кромки Барьера Бурь. Казалось бы ничего странного, в такой подборке целей для путешествий, ведь это единственные места, куда его не пускают. Но что-то уж больно показная заинтересованность демонстрируется Ичиго. Ксати, забавный факт, несмотря на то, что Ичиго сознательно не скрывает свои эмоции, но его все еще не до конца сформировавшаяся природа реатсу несет в себе столько оттенков чувств и эмоция, что получается на удивление успешная ментальная защита. К слову, после шестого случая я все же сподвиг Верданди на пару со мной пообщаться с нашими гостями. В короткой беседе нам все же удалось объяснить им, что на Полюсе они оба банально превратятся в пустых, поскольку там находится сосредоточие нашей силы. Объяснить, почему им не стоит соваться в бурю, оказалось еще проще. А чуть позже, когда тренировочная лихорадка полностью поглотила крепости, Ичиго с восхитительным нахальством подкатил ко мне с предложением(!) провести подобный поединок и с ним. При этом остальные сквайры, рыцари и даже Лорды, как партнеры для тренировки его совершенно не интересовали. Я к тому времени и так, с некоторым раздражением, был вынужден признать, что даже для существа умеющего думать в десяток раз быстрее окружающих, в сутках все равно только двадцать четыре часа, и был совершенно не расположен на подобную трату бесценного времени. Любого вастерлорда Королевства Ичиго хватило бы за глаза, но все же решился провести этот бой, чтобы показать Ичиго, что ему еще есть куда расти, и следует найти противников попроще. Однако вовремя подавив свое раздражение, я по здравому размышлению решил, что подобный спарринг может оказаться неплохим способом наладить с Ичиго более дружественные отношения на будущее. Все же, большинство моих попыток на этом поприще были не очень результативными, все же я упустил в свое время момент, когда нужно было выходить с ним на контакт, но что поделаешь, хорошее отношение Куросаки ко мне никогда не было моей главной целью, вот теперь и расхлебываю результаты подобного подхода.

Сам бой не вызвал у меня ни малейших трудностей, все-таки Ичиго сейчас находился в своем самом ослабленном состоянии, как ни как но нахождение около у полюса, давало его пустому несколько больше сил, нежели чем в иных местах. А так сначала мы оба не использовали ничего кроме фехтования и сюнпо/сонидо, так что я смог неплохо оценить его технику владения мечом. И закономерно индикатировал ее практически полное отсутствие. Впрочем, справедливости ради надо заметить, что его никто и не учил драться на мечах, а для самоучки его навыки более чем достойны. Однако, на данный момент, Ичиго был все же слаб. Ему явно приходилось преодолевать некоторое внутренне сопротивление Хичиго, каждый раз при обращении к своей реатсу. Так что даже моих хилых физических данных хватало для того, чтобы, не напрягаясь парировать все его выпады. Впрочем, после пяти минут схватки и изучения стиля боя Ичиго, я был склонен считать, что и в иное время смог бы уклоняться от большинства ударов Куросаки. Самое грустное, что все дело было не в том, что они были такие уж корявые или медленные, совсем наоборот. Просто его движения были слишком уж очевидны. Ичиго не дрался на мечах, он позволял своему телу и мечу вести себя, полагаясь на свои инстинкты. А в таком случае, если его противник будет успевать наблюдать и анализировать моторику тела оппонента, а так же, знаком с таким понятием как инерция, то он без труда и безо всякого мифического шарингана, всегда будет знать следующий ход временного шинигами. Так что я счел возможным немного сыграть на публику, а в особенности на своего оппонента. Для Ичиго мое поведение, выраженное в скептической мине лица, и нарочитом минимуме движений, что особенно контрастно выглядело на фоне суетившегося вокруг меня шинигами, естественно показалось провокационным. Поэтому временный шинигами не стал тянуть резину и достаточно быстро использовал Банкай. Ну, что я могу сказать. Объем реатсу — около девяти тысяч душ, говорит сам за себя. Причем по ряду косвенных признаков, можно было прийти к выводу, что это далеко не конечное число, и в будущем размер резерва Ичиго увеличится многократно. Так же присутствует более чем отчетливый привкус реатсу пустого, и просто изумительные физические данные духовного тела. А ну да, еще присутствовал ужасающий, своей незаметностью, контроль над всем этим богатством. Хотя чего я собственно ждал? Капитаны, да и Вастерлорды годами учатся управлять такой силой, притом они не получают ее сразу, а сначала тренируются на шикае. Каким бы гением не был человек, за три месяца никто не способен освоить управление реатсу на хоть сколько-то приемлемом уровне. Это как человеку, не имеющему рук с рождения, вдруг прирастить их, дать меч и начать сравнивать с мастерами кендо. И да, еще пусть сзади этого новичка пусть кто-нибудь стоит постоянно хватает за рукава, мешая шевелить новыми конечностями. Через пару минут боя я даже стал подозревать, что Бьякуя умудрился проиграть Ичиго во многом потому, что, в общем-то, и не очень стремился к победе. Вскоре проблемы Ичиго с его внутренним пустым стали все заметней и я смог незаметно с облегчением выдохнуть. Хоть Ичиго и был далеко не самым опасным моим противником, но необходимость держать марку сильнейшего бойца Королевства сильно ограничивала поле для маневра. Так я так и не позволил себе высвободить занпакто, хотя в первые минуты использования Тенса Зангетцу, у меня были все шансы познакомиться с ним поближе. Из кидо же я ограничился использованием всего двух бакудо, Хайнава и Рикуджо Коро. Несмотря на свой низкий уровень, лучше всего зарекомендовала себя именно Хайнава, поскольку я специально подгадывал моменты для ее использования так, чтобы Ичиго влетел в нее на максимальной своей скорости, что и помогло мне протянуть время, которое однозначно работало на меня. Дождавшись, когда мой противник будет вынужден вступить в диалог с пустым, начавшим атаку на его сознание, я аккуратно вырубил временного шинигами. После чего с некоторым удивлением выслушал монолог Хичиго. Либо я ничего не понимаю, либо этот пустой не так уж и стремится захватить тело Ичиго. Несмотря на все его слова, действия были более чем странными. Куда больше времени он занимался поднятием мотивации Ичиго, чем попытками утвердиться в новом статусе. Словом слишком уж мутный персонаж, чтобы прогнозировать его поведение, и я еще раз уверился в правильности своего решения ставить именно на Ичиго, а не на его второе я. Придя к этому выводу, я при помощи двух Рикуджо Коро и одного посоха с чистой совестью сломал маску, появившуюся на Ичиго, и отправил парня к его подружке, размышляя над бренностью своего бытия. Всего через пару месяце этот человек превзойдет меня во всем, несмотря на мой более чем столетней длины путь к силе.

Вообще меня прямо-таки окружают неограненные алмазы и самородки, на фоне чего я явно заработал нехилый комплекс неполноценности. Правда Ичиго, даже на фоне всех остальных выделяется более чем заметно. И хотя он сейчас скорее напоминает необработанный кусок горной породы, из которой проглядывают очертания огромного, практически неограненного алмаза, для приведения которого в надлежащий вид придется затратить не один год, но зато результат будет не хуже легендарного гномьего Аркенстоуна. Интересная задача, но, слава Богу, не для меня. Мне и так есть огранкой кого заняться. Так что живи, Ичиго, и радуйся, что я решил практически не вмешиваться в твою жизнь, своих проблем выше крыши.

Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах. На следующий день Ичиго вернулся, как ни в чем не бывало, и предложил мне поработать его тренером. И что мне с ним делать, я ведь прекрасно осведомлен о том, что если уж какая-нибудь идея попадает под эту покрытую волосяным покровом оранжевой расцветки черепную коробку, то вынуть ее оттуда можно только вместе с мозгами. С другой стороны, если сейчас я упущу и эту возможность, то потом Ичиго станет слишком силен, и предвзят по отношению к пустым, чтобы меня слушать, чем не шанс? Однако смешно, именно в тот момент, когда я окончательно плюнул на судьбу Куросаки, который даже стал мне симпатичен своими мудреватыми попытками найти ложь в моих и Верданди словах, и рыскал в этих целях по всему Королевству, именно сейчас, он все же решил слегка раскрыться.

Ичиго вновь лежал на своей кровати, пребывая в глубокой задумчивости и размышляя об очередном жизненном уроке. Что не говори, но время, проведенное им в обществе пустых Королевства, перевернуло в его представлении многое из того, что ранее казалось незыблемым. К примеру, ранее он спокойно уничтожал пустых, не особо задумываясь над тем, кто собственно противостоит ему. Теперь же, пожалуй,… хотя нет, в его ударах не появится нерешительность. Однако каждый бой и каждая гибель пустого от его клинка будет ложиться очередным грузиком на его совесть. А сам он потом будет размышлять, а был ли у него выбор, можно ли было сделать что-нибудь, чтобы спасти его врага, не отправляя на перерождение, пусть и с очищенными грехами? Не самая приятная перспектива, но рано или поздно эта сторона его новой жизни должна была стать ему известной, и ему стоило бы сразу понять, что его враги это реальные живые существа, несмотря на свой теперешний вид, прожившие вполне возможно, достойную человеческую жизнь. И имеют возможность достойно существовать и далее, и они, ни в коем случае, не мобы из компьютерной игры, единственное предназначение которых умереть от его руки. Как уже было сказано ранее, не самое приятное знание. И именно Королевство было той призмой, через которую он смог увидеть другую сторону правды. Той правды, которая, если что, поможет пустым, присягнувшим Верданди не колеблясь выйти против Готея 13, получи они такой приказ, и смириться с гибелью своих друзей. Как сам Ичиго себе признавался, он подобной уверенностью в правильности своих действий не обладал. Именно по этому, он в свои последние посещения крепости пустых все больше и больше старался найти какую-нибудь причину, которая поможет ему посчитать лордов обманщиками, а не группой существ, с оружием отстаивающих свое право на существование.

Определенные результаты этой деятельности, были, но совершенно не те, на которые он рассчитывал. Было всего два места, куда его не пускали, а именно пустыня к северу от крепости, и в Барьер Бурь. И если со вторым все было и так ясно, более того сама эта авантюра была провернута исключительно для того, чтобы проверить реакцию пустых-провожатых на откровенно самоубийственные поступки подопечных, то с первым направлением все оказалось несколько интересней. Как оказалось, где-то там расположен источник той реатсу, которая и превращает эту местность в так не похожую на остальной Хуэко Мундо, сказочный ландшафт вечного танца песка и лунного света. И, как ему намекнули Риока с Верданди, по-видимому, устав наблюдать за его выходками, чем дальше он заберется на север, тем больше у него шансов превратиться в пустого. Тонко так намекнули, пожалуй, стоит процитировать слова Риоки:

— Чем дальше ты пройдешь на зов этой реатсу, тем больше получит сил твой внутренний бело-черный друг.

Откуда Риока знал о существовании этой проблемы? Побеседовав с пустыми и обобщив всю собранную информацию, Куросаки пришлось принять к сведению, что вполне возможно пустой знает о нем больше чем он сам. Как оказалось Риока представляет собой нечто среднее между Сойфонг и Маюри, если сравнивать занимаемые ими должности. Причем результат еще следует помножить на опыт равный таковому у Генрюсая-сана. Если же принять во внимание все слухи…выходило, что все подданные Королевства уже смирились с тем, что этот Лорд знает куда больше, чем положено простым существам, причем эта вера была настолько абсолютна, что некоторые ему приписывали пророческие способности. Плюс ко всему ходили и не менее интересные слухи о том, что именно этому Лорду недавно пришлось скрестить клинки с Айзеном, при этом то ли победив его, то ли просто заставив отступить. Именно эти новости и заставили Ичиго еще более плотно заинтересоваться этим пустым, в особенности оценкой его силы. Как-то неожиданно это занятие даже стало казаться более важным, чем необходимость вскрыть истинную лживую природу Королевства. С фактом отсутствия которой Ичиго уже в душе смирился. Однако парень не ожидал, что новой цели удастся достичь столь быстро и испытать навыки Риоки буквально на собственной шкуре.

Вообще, его, скажем честно, шалости, привели к тому, что он как-то проглядел тот момент, когда все пустые, населяющие этот город начали все активней и активней учувствовать в подготовке к какой-то войне. Подобное повальное увлечение выглядело бы более чем подозрительным, если бы не полтысячи раненных бойцов в их гробнице. Как позже объяснил Айрон, тративший большую часть своего времени на сопровождение Ичиго, и фактически являвшийся его гидом, командование пришло к определенным выводам по результатам последнего боя, и решило существенно изменить методику подготовки бойцов.

Если честно, пару дней понаблюдав за этими тренировками, Куросаки пришел к выводу, что Королевство, пожалуй, реально сможет потягаться с Готеем 13, причем весьма вероятно, результат этой тяжбы будет не в пользу последних. Он не знал, сколько бойцов у шинигами, но очень сильно сомневался, что средний уровень личного мастерства рядовых бойцов этих организаций будет равным. В конце концов, Ичиго даже поймал себя на мысли, что невольно желает удачи врагам Королевства, и надеется, что они подольше задержат на себе внимание этой военной машины. Однако это желание не помешало ему воплотить свой интерес в проверку потенциала Риоки (а заодно и Королевства, раз уж он на данный момент считается сильнейшим их бойцом). И о результатах этой проверки, пожалуй, лучше стоит забыть как можно скорее, как о плохом сне. Мало того, что внутренний пустой начал выходить из-под контроля в самый неподходящий момент. Так и во всем остальном дела обстояли не лучше. Проигрыш по всем статьям. Ичиго не смог даже оцарапать своего противника, при том, что тот даже не использовал свой шикай. Разница в уровнях была более чем показательна. Так что, едва оклемавшись, Ичиго твердо решил, что должен стать сильнее, чем сейчас, а для этого стоит разрешить свою проблему с внутренним пустым. А кто для этого лучше подойдет, чем другой, к тому же вроде и лояльно настроенный пустой? К тому же Ичиго подустал подозревать своих новых знакомых, поэтому пусть это будет их последняя проверка. С этими словами Ичиго направился на новый разговор с Риокой, для начала решив договориться о простой тренировке. Правда, последовавший за этим разговор, прошел совершенно не так, как ожидалось.

Начать можно с того, что даже Ичиго, не очень хорошо чувствующий чужую реатсу, сразу стало ясно, что Риока, не в восторге от предложенной роли. Несмотря на то, что пустой как обычно скрывал свою реатсу, выражения лица он контролировать не удосужился. Однако какая-то мысль, по-видимому, не позволила пустому сразу отказаться, и он, заявив собравшимся рядом пустым, что на некоторое время покинет их, предложил Ичиго прогуляться. Местом для диалога Риока выбрал небольшой кабинет, расположенный в примыкающих к госпиталю постройках. Предложив своему гостю присесть он около минуты разглядывал его, при этом явно будучи куда больше погруженным в свои мысли, нежели чем в изучение внешнего вида собеседника. Наконец что-то решив для, себя он начал беседу:

— Знаешь, Ичиго, в общем-то, ты не удивил меня своей просьбой, и я в целом не против немного потренировать тебя, вот только давай проясним две вещи. Во-первых, с чего ты вообще решился просить у меня помощи в твоей подготовке?

— На данный момент ты сильнейшей боец среди всех окружающих меня существ, так что и учеба у тебя будет наиболее эффективной, — как само собой разумеющееся, заявил Куросаки.

— Допустим, — как-то меланхолично протянул пустой, — хотя твое утверждение, как минимум, спорно, я не буду его опровергать, хотя и замечу, что тот же Урахара или, скажем, Йоруичи-сан, вполне возможно и сильнее меня. Но вот понимаешь ли ты, что требуешь от меня и на что сам подписываешься?

Подождав полминуты, и так и не дождавшись ответа на заданный вопрос, он вновь заговорил:

— Видишь ли, Ичиго, если уж я возьмусь за твою подготовку, то на полпути останавливаться не буду, более того я вполне возможно возьмусь за ломку уже привитых тебе навыков, чтобы, несмотря на некоторую потерю твоей боевой мощи в ближайшем будущем, получить более серьезный прирост силы через пару лет тренировки. Но и не это самое для тебя страшное. Ты уж извини, но я сейчас немного поезжу тебе по ушам. Во-первых, изучение всех боевых дисциплин у одного учителя, неизбежно наложит отпечаток не только на твой рисунок боя, но и на твою личность. Я не имею в виду то, что ты станешь пустым, или это твое внутренне Альтер-эго захватит тебя. Нет, все куда приземленней, впитывая опыт сражения бойцов Королевства, ты вскоре начнешь сражаться как пустой, а не как «благородный шинигами», а затем постепенно переймешь и наши взгляды, и жизненную позицию. Ты будешь удивлен, но наша философия жизни не только применима для человека, но и очень многим похожа на тот кодекс чести, которым живут шинигами или простые воины-люди. Причем заметь это изменение твоих взглядов на жизнь и так случиться, возьмись ты обучаться совместно с нашими бойцами, и без моего вмешательства, а я ведь не утерплю и обязательно постараюсь изменить твое мировосприятие и поверь, мне удастся добиться этого, причем при желании так, что этот процесс будет незаметным для тебя. Ну и, наконец, исходя из выше сказанного, ты рано или поздно встанешь пред выбором кого тебе поддержать в битве между шинигами и Королевством. Ведь даже если я тебе дам слово, что мы никогда не будем охотиться на людские души, и вообще никого не обежать в мире Людей без серьезной на то причины, и даже продолжим придерживаться этих и так принятых нами законов. То все равно, рано или поздно, эта война станет неизбежной, ведь пока есть Королевство будет и реальная угроза сложившемуся равновесию и власти жнецов. Вот такие дела, Куросаки-кун. Я хоть и не белый кролик, а тебя не зовут Алисой, но все равно подумай, стоит ли тебе прыгать в эту «кроличью нору»?

То как спокойно и даже, пожалуй, цинично все это выложил Риока, серьезно выбило Ичиго из колеи. Хочет ли того этот пустой или нет, но только этой своей речью он уже дал ему один неплохой урок. До этого разговора Куросаки всерьез считал, что важна лишь сила для защиты своих друзей, а все остальное вторично. А теперь он понял, что, тот способ, каким он добивается этой силы, не менее важен, ведь этот выбор, как это не смешно звучит, определяет и круг его друзей. И раз, свернув не в ту сторону Ичиго, в конце концов, может оказаться в таком положении, что, обретя эту самую силу, обнаружит, что уже давно защищает совсем ни тех, кого хотел в начале. Куросаки понял, что хитрый пустой специально повел этот разговор так, чтобы он задумался о своих поступках. Ведь сейчас, оглядываясь назад, временный шинигами понял, что всерьез готов поднять свой клинок в защиту значительно большего числа людей и не только, чем скажем еще месяц назад. Кто же он тогда, Герой, всерьез считающий, что ему все по плечу, или же просто глупец? Последние слова пустого, которыми он завершил их разговор, заставляли Ичиго искать двойное дно во всех поступках окружающих его шинигами:

— Куросаки-кун, я бы посоветовал вам на некоторое время прекратить посещать нашу крепость. Я получил достаточно достоверную информацию, согласно которой склонен считать, что Айзен всерьез заинтересовался Каракурой, да и некий Куросаки Ичиго лично, тоже ему небезынтересен. Поэтому будьте-ка, поближе к своему дому. Может хотя бы ваше личное участие заставит шинигами найти другое место для своей маленькой и победоносной войны. Замечу, кстати, что, скорее всего, вам явно не избежать боя с Айзеном, — тут пустой ухмыльнулся, — можно сказать, что вы везунчик, не многим достается столь пристальное внимание сильных мира сего. — Пустой вновь прервался, как будто обдумывая, все ли он сказал? — И да, об ответе сообщите держателям одного небезызвестного вам додзе. Его хозяйка, уже вернулась, правда хозяина я задержу, ему и тут место есть.

— Риока-сан, а вы разве не выступите против Айзена?

— Нет.

— Но почему?

— Как я уже сказал, у нас и тут дела есть. Так что события во внешнем мире представляют для нас исключительно академический интерес. И я бы на вашем месте надеялся на то, что мы справимся со своими проблемами. Поскольку в случае нашего проигрыша, поверьте мне, станет кисло всем без исключений. И вы узнаете, что такое настоящая война в духовном мире. До свидания Куросаки-сан, желаю вам удачи.

Ичиго застонал, положив руки на лицо, он совершенно не знал, что ему делать. Проблемы накапливались как снежный ком, и чем дальше, тем меньше было уверенность Ичиго в правоте своих действий, и слова Риоки совершенно не способствовали душевному равновесию, ведь парень не хотел выбирать чью-либо сторону, единственное, чего ему хотелось это защитить своих родных и близких, но даже это оказалось не так просто.

Реатсу в пещере источника по своей консистенции не походила ни на что из того, что я видел ранее. Даже и без данных Инса я и сам прекрасно понял, что это существо, наконец, завершило процесс собственного лечения, и, можно сказать вышло на полную свою мощность. До этого момента Источник никоим образом не проявил своего желания выйти на связь, хотя какое-то подспудное влечение в это место нарастало с каждым часом, и от этого я чувствовал себя не в своей тарелке. Если честно, я никоим образом не надеялся на то, что пробуждение источника пройдет гладко, поэтому следуя старой народной мудрости не стал складывать все яйца в одну корзину. Не даром еще шесть часов назад, когда я понял, что Источник завершает свое преобразование, то сразу же оповестил всех Лордов, и в связи с эти попросил все эвакуироваться с полюса куда подальше. Благо всех самых сложных больных Орихиме уже поставила на ноги, поэтому мы могли себе позволить переехать в место побезопасней. Которым неожиданно оказался Мир Людей, а если быть точнее одна из баз Королевства, находящаяся на безлюдном островке по средине Тихого океана. И очень хорошо, что нам сегодня удалось пораньше отправить Орихиме домой, а Ичиго с Чадом и вовсе сегодня не явились, по-видимому, будучи конкретно загруженными проведенными мной разъяснительными беседами. Если честно, то мне уже и самому интересно знать, к какому решению придет Куросаки, все-таки я натолкнул его на очень интересные размышления. С Чадом все было куда проще, достаточно заставить его взглянуть на то к чему его все же приведет дальнейший образ жизни, а в частности общение с Ичиго и с Хи-юри.

Сам же я направился к северному полюсу, готовясь первым встретить реакцию того, что создал. Какой бы она не была. И вот сейчас, сидя перед порогом пещеры, я явно нервничаю, иного объяснения моему явному нежеланию сделать последний шаг, и все-таки зайти под своды пещеры, я найти не смог. Да и причин для постоянно лезущих в голову посторонних размышлений, тоже не много. Я просто не могу пересилить себя и сделать этот последний шаг. Причем и мне и Инсу одинаково не хочется его делать, что говорит о многом. Так надо отвлечься от этих мыслей. Пожалуй стоит сосредоточиться на чем-нибудь другом и только потом делать этот шаг.

Придя к этому выводу, я уселся на пол пещеры, прикрыл глаза и для начала проверил свое состояние. Мое духовное тело работало как часы, и все последние модификации так же не вызывали нареканий. Вообще понятие духовного тела весьма условно, фактически этот термин означает структурированное скопление реатсу, которое для простоты понимания и управления человеческим разумом имеет знакомые всем очертания человеческого, ну или не очень, тела. Правда внутри оно имеет несколько отличий от человеческого, но все стандартные органы, тем не менее, присутствуют в практически в полном комплекте, хоть и выполняют совершенно иные функции. При желании. Если очень поднапрячься то можно избавиться от этих рудиментов, и в таком случае тело, а в особенности его начинка и свойства, превращаются в этакий конструктор, свойства которого, при наличии определенных знаний можно менять в просто невероятном диапазоне. Самыми яркими примерами такой деятельности являются Маюри и Заельаппоро. Ну, и имея в руках такой инструмент, я не имел права пройти мимо. Правда, в отличие от этих индивидуумов, я решил не изгаляться над тем, что придумала мать природа, и обойтись не столь экстремальными изменениями вроде ушей-ножей Маюри, и прочей мути. Пока я лишь изменил положения большинства органов, по возможности укрепив их, а так же добился некоторого увеличения сопротивляемости чистой силе квинси, примерно процентов на 25–30, и силе шинигами, но всего десятипроцентное. Конечно, можно было бы полностью отказаться от органов, и увеличить степень сопротивляемости, но и то и другое действие имело свои минусы. Так, к примеру, мне пришлось бы тратить часть своей концентрации на поддержание своей жизни, если бы я отказался от органов. А увеличение сопротивляемости одной силе неизбежно ведет к сужению спектра тех от кого я защищаюсь (то есть я смог бы гарантированно защититься, скажем, от всех известных мне реатсу капитанов, но при этом лейтенанты бы уже имели определенное преимущество передо мной), и более того получение уязвимости от пользователей иных сил. И так уже мои изменения сделали меня более чувствительным к реатсу пустых, причем где-то процентов на тридцать.

В-общем, мне есть, чем гордится. Не имея природной предрасположенности к подобному занятию, я, тем не менее, смог добиться серьезных изменений своего духовного тела. И мне, как раз, есть чем заняться, чтобы ненадолго отвлечься от своих мыслей. Вот уже около полусотни лет у меня были две Цели, которые я преследовал, копаясь в своем теле, во-первых, увеличить свой резерв, пока практически безрезультатно, и попытка придать большую пластичность структуре своего тела, в идеале получив возможность подстраиваться под реатсу противника прямо в бою. Пока тоже безрезультатно, и для проведения подобных изменений мне было нужно провести более суток в своей лаборатории, к тому же я не мог нивелировать воздействия реатсу существ высшего порядка. Что ж, попробую чего-нибудь с этим сделать и займусь самосовершенствованием в самом прямом смысле этого слова.

Через три часа, я понял, что дальше трусить уже глупо, и что через двадцать один час мои друзья вполне возможно устроят спасательную экспедицию сюда. Я встал, глубоко вздохнул, скрипнул зубами, и шагнул в неизвестность. Тысячи эмоций, чувств и ведений обрушились на меня, и я на мгновение потерял сознание. И хотя в реальности не прошло и секунды, Богу этого места хватило этого времени, чтобы пообщаться со мной.

Гигантский объем информации, полученный мной, был куда больше, чем я мог усвоить и даже, несмотря на активированную ненависть, мне придется провести несколько часов, чтобы понять все то, что только что произошло. Пока же сопротивляясь могучему течению духовной силы, в водовороте которой я, оказывается, находился, и медленно двинулся прочь отсюда. Наверняка это существо искренне повеселилось, если оно это умеет, наблюдая за моими метаниями у воображаемого порога, который я в действительности давно переступил. Впрочем, сейчас это не важно, главное выбраться отсюда, что будет непросто, учитывая то, что даже сонидо срабатывает через раз.

Как я потом узнаю, мое шествие заняло восемнадцать часов, сравнимых для меня и с одним мигом и с вечностью одновременно. Как будто в насмешку существо, воссозданию которого я по своей глупости поспособствовал, решило дать мне каплю информации, как обо мне, так и об интересующих меня вопросах. Я понял, что мое появление в этом мире есть ничто кроме нелепой случайности, и что, скорее всего люди, погибшие в бермудском треугольнике не только гибнут, но исчезают из привычного мне мира. А возможно и нет и только я такой уникальный. Однако я узнал безликое существо, встретившие меня первым в этом мире и теперь с какой-то насмешкой давшего мне понять, что я все равно послужил той цели, ради которой оно мной и заинтересовалось. Я сам воссоздал его, и именно в благодарность за это оно и позволило мне уйти. Правда, это был лишь крохотный кусочек того, что я смог понять из предназначенного мне послания. И судя по всему, целиком этот подарок я так и не смогу оценить. По крайней мере, до тех пор, пока сам не поднимусь на следующий уровень существования.

Когда я с чудовищным истощением вывалился за границу ставшего теперь непреодолимым и для меня барьера бурь, то почувствовал, как этот божок снисходительно отвернулся от меня, и занялся своими непонятными делами, временно потеряв ко мне и к этому миру. Именно тогда я с некоторой радостью заметил боль Инса на грани сознания, все это время он держал барьеры моего разума и смог справиться с той задачей. Итак я все-таки сыграл в Франкенштейна, и проиграл. Более того, как и следовало ожидать, сыграли мной, а теперь выбросили и хорошо хоть оставили в живых. Следует признать, что свидание с Богом прошло крайне неудачно, и нам вновь придется полностью перекраивать свои планы, Плюс у меня вновь жуткий цейтнот, и даже, несмотря на то, что жесточайшей мозговой прессинг последних часов неожиданно дал мне пару интересных мыслей-решений, все равно все плохо. Единственное на что меня хватило, это сказать Верданди одной из первых подбежавших ко мне:

— Мы … должны… немедленно уйти… отсюда. Теперь …тут для нас опасней, чем… где-либо.

Совершив это последнее усилие, я перестал реагировать на внешние раздражители. Проще говоря, ушел в спасительный обморок.