Прочитайте онлайн Парижский десант Посейдона | ЭпилогЮЖНЫЙ РУБЕЖ

Читать книгу Парижский десант Посейдона
2016+1712
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Эпилог

ЮЖНЫЙ РУБЕЖ

Карачи – крупнейший пакистанский город, расположенный на побережье Аравийского моря. И чужеземцу там всегда есть на что посмотреть – но, правда, не всякому чужеземцу.

Иные – и при других обстоятельствах – были бы рады осмотреть монумент основателя государства Мохаммеда Али Джинна – мавзолей Куайди Азама, или Дом Медового Месяца. Не оставили бы их равнодушными построенные англичанами собор Святой Троицы и церковь Святого Андрея; любители зороастрийской экзотики не преминули бы наведаться к Башням Молчания, где зороастрийцы по давней традиции оставляли тела умерших на съедение стервятникам. Наверняка не остались бы без внимания Национальный музей, усыпальница Чаукунди и археологический музей Моенджодаро.

Однако встречаются гости, которым посещение этих мест заказано. Равно как и всех остальных, никакими достопримечательностями не являющихся.

Волей судьбы, а больше волей своих новых друзей-тюремщиков, один такой гость обосновался в стоявшем на отшибе неприглядном строении, которое на вид заслуживало лишь одного названия: лачуга. Таких лачуг в Карачи – тьмы и тьмы; есть сирые домишки для одиночного проживания, есть многоквартирные дома – во обоих случаях убожество остается неизменным и оскорбляет взор.

Наружность нередко обманчива.

Здание, в котором оказался заморский гость, было построено исключительно затейливо. Попасть внутрь оказалось бы весьма и весьма непросто, а уж выйти против желания его владельцев – и вовсе невозможно. Внешний феодализм в своей примитивной форме сочетался с внутренним капитализмом, который ухитрился сгнить до нанотехнологий. Особняк доктора Валентино (в плане защищенности) не мог идти ни в какое сравнение с этой хибарой.

Капитана Гладилина окружала мертвая тишина.

Помещение, в котором он находился, было полностью звукоизолированным; затененные пуленепробиваемые и звуконепроницаемые стекла давали возможность созерцать убогий пустынный дворик с чахлым деревцем в центре. Это было все, чем он мог довольствоваться.

С Гладилиным обращались с молчаливой учтивостью, одновременно показывая, что он здесь никто и не имеет права голоса.

Как и самого голоса вообще.

Говорить ему, впрочем, было не с кем.

К нему приходил лишь слуга-пуштун по имени Икбал – просто Икбал, без «расширения», приносил еду и питье; пуштун не знал языков – как и сам капитан. Объясниться с ним было решительно невозможно, да и не имело смысла.

Гладилин не имел ни малейшего представления, зачем он здесь и к чему его готовят.

В Карачи его доставил лично Лютер, но сразу по прибытии немец исчез, перепоручив Санту местным. Раскормленные бугаи в черных костюмах не вызывали желания сопротивляться. Капитану завязали глаза, и он не смог насладиться экзотическими видами, пока его везли на базу. Правда, он был благодарен уже за то, что обошлось без очередных химических вливаний. У него уже ныла печень от всех этих экспериментов.

На третий день заточения в тоскливое существование Гладилина вошло некоторое разнообразие.

Человек, посетивший его, вполне прилично изъяснялся по-русски и назвался Мохаммедом Джаландаром, сотрудником министерства иностранных дел. Капитан про себя усмехнулся: ага, из министерства, как же, держи карман шире!

Он ответил на рукопожатие и сам называться не стал – просто не знал, как себя теперь величать.

Последовавший диалог был не вполне полноценным.

Разговаривал гость, он же хозяин, тогда как Гладилин изъяснялся письменно. Для простоты восприятия мы опустим последний момент и представим их общение как беседу в ее обычном варианте.

– Надеюсь, что вы акклиматизировались, господин Санта, – дружелюбно сказал Джаландар, опускаясь в кресло.

– Здесь кондиционер, – ядовито отозвался Гладилин. – У меня не было возможности хорошо ознакомиться с местным климатом.

– Еще появится, – невозмутимо успокоил его тот. – Жалобы? Пожелания?

– Мне бы не хотелось и дальше подвергаться медицинским манипуляциям. Я сыт по горло. Позавчера мне опять кололи какую-то дрянь.

– Это всего лишь прививки. От желтой лихорадки и еще кое-чего. Сами знаете – юг, жара, здесь пышным цветом цветет всякая зараза. А наша санитария, увы, еще пребывает не на должном уровне.

Гладилин решил положить этой великосветской беседе конец:

– Послушайте, как вас там... Джаландар? Кончайте с увертюрами. Скажите прямо – на что я вам понадобился?

Джаландар погладил свои густые черные усы:

– Доктор Валентино – авторитетнейшая фигура. Его интересы распространяются едва ли не на весь земной шар.

– Перестаньте нести ахинею. Нашли мегазлодея. Мы с вами не в Голливуде. И кто это такой – Валентино?

– Ну, я немного преувеличил, признаю. Но интересы его и впрямь очень разнообразны. В Карачи у него тоже есть серьезные дела...

– И пусть! При чем здесь я? О ком вы говорите, черт побери?

– Да все при том же, – искренне удивился Джаландар. – И говорю я о вас. Ведь доктор Валентино – это вы, уважаемый Санта...

– Понятно, – процедил сквозь зубы капитан. – Мне уже ясно, что меня превратили в подсадную утку, подставили. Спасибо за определенность, теперь я хоть знаю, как меня зовут.

– Вы меня не поняли, – улыбнулся тот. – Ситуация изменилась. Доктора Валентино больше нет среди живых. Отныне вы – это и в самом деле он. Со всеми вытекающими привилегиями...

– Сидеть в клетке – это привилегия?

– Это вынужденное и временное ограничение. Если вас это утешит, скажу, что и сам доктор был большим затворником.

– И чем же думает ныне заняться ваш Айболит?

Джаландар непонимающе нахмурился:

– Как вы сказали?

– Ну, доктор ваш, – брезгливо пояснил Гладилин.

– Войной, – тотчас последовал ответ.