Прочитайте онлайн Парижский десант Посейдона | Глава двадцать втораяРАЗМЕН ФИГУР

Читать книгу Парижский десант Посейдона
2016+1449
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава двадцать вторая

РАЗМЕН ФИГУР

Оглушенный, отброшенный взрывной волной, капитан Гладилин успел воспользоваться ранее врученным парабеллумом и попасть Акраву в обтянутое маской лицо, разнеся его вдребезги. Труп беспомощно повис на тросе, словно некий изощренный удавленник. Баз избежал этой участи, хотя и влетел в помещение ногами вперед. Очутившись перед Гладилиным, он еле сдержался, чтобы не вышибить «доктору Валентино» мозги. Ограничился пистолетом; Гладилин с мучительным мычанием отдернул руку: кисть временно парализовало.

Цедя сквозь зубы проклятия, Баз с размаху воткнул ему кляп, заковал в наручники. Одна из перчаток Гладилина порвалась, но этого было мало, чтобы оценить несоответствие между кожей лица и кистей. Нешеру, запрыгнувшему следом и видевшему, что стало с Акравом, стоило колоссальных трудов не размазать меткого доктора сразу по полу, стенам и потолку.

– Цепляй его, – прорычал он Базу.

Один из тросов был свободен и спущен специально для Валентино. Гладилин вращал глазами, налившимися кровью, и очень хотел что-то сказать, но не сумел бы сделать этого даже без кляпа.

Намер торопливо обследовал комнату в поисках тайников.

– Постой, – Нешер передумал.

Он выдернул кляп и приставил к голове капитана ствол.

– Я не буду считать, – произнес он по-немецки. – Либо ты прямо сейчас объяснишь, где у тебя кладочка, либо отправишься в ад.

Гладилин, ни слова не понявший, беспомощно захрипел. Нешер внимательно всмотрелся в его лицо.

– Немой, что ли?

Капитан догадался о смысле спрошенного по интонации и поспешно закивал бритой головой. Нешер пристально смотрел на Гладилина, и в нем начинали шевелиться сомнения. Однако разбираться было некогда.

– Тогда укажи! Где материал с эсминца?

Этого капитан снова не понял, но отреагировал единственным возможным образом. О чем бы ни спрашивала его эта дикая зверюжина, от которой за версту несло смертью, все главные действующие лица находились вне помещения. И капитан отчаянно дернул подбородком, указывая на дверь.

Тут подоспел и Намер:

– Код-код, здесь пусто.

Нешер прислушался к перестрелке внизу: она приближалась. С минуты на минуту завоют полицейские сирены, и туго придется всем.

– На крышу его, – принял он окончательное решение. Поднял длинный пистолет, выстрелил в замок, дверь дрогнула и приотворилась.

Баз и Намер поволокли Гладилина к окну, превратившемуся в уродливое отверстие; дым еще курился, пыль не осела.

Нешер, прижимаясь к стене, гибкой тенью выскользнул из комнаты и ненадолго замер, прикидывая, куда идти дальше. Он не следил за временем, его сознание вообще сузилось, и Код-код действовал автоматически, тогда как неуловимый психологический комплекс, собственно и составлявший его «я», отошел в сторону и бесстрастно наблюдал за происходящим.

Нешер знал, что времени прошло совсем немного, и оно еще есть в запасе, хотя и мало.

* * *

...Ни «Сирены», ни «Ашан» попросту не успели бы доискаться до настоящего доктора Валентино, однако для Лютера в этом не было никаких затруднений.

Когда он увидел, что подводный рубеж сокрушен, а какие-то отчаянные головы решились поднять шум и заявились с воздуха, Лютер понял, что тянуть и откладывать больше нельзя.

Все складывалось удачно.

Вход в каморку, откуда Валентино Баутце следил за двойником в своем недавнем обиталище, был замаскирован без особой изысканности, зато надежно, традиционно. Обычный комод с потайной панелью:

надавишь – и путь открыт. Именно так и поступил Лютер: надавил, юркнул внутрь; доктор Валентино выглядел возбужденным. Он ерзал в своем кресле и не сразу признал верного адъютанта, успевшего переодеться в спецназовца неизвестно какой службы. Он вздрогнул, увидев вооруженного громилу; в следующий миг Лютер поднял маску, и доктор вздохнул с облегчением.

– Мы уходим, герр Валентино, – Лютер говорил, как обычно, учтиво, но непреклонно. – Забирайте документы, у нас мало времени.

Доктор колебался. Тогда Лютер заорал на него:

– Что вы тянете, старый идиот? Катер готов! Вы предпочитаете, чтобы вас повесили евреи?

Пошевелив губами, Баутце выпростал из-под пледа руку с зажатым в ней пультом дистанционного управления, изготовленным по особому заказу. Навел на противоположную стену, нажал на кнопку. Створки, незаметные благодаря узору, бесшумно разошлись.

Лютер перевел дыхание:

– Отлично, герр Валентино.

Почти не целясь, он дважды выстрелил в доктора.

Его оружие тоже было снабжено глушителем, и все произошло в тишине. Лютер умышленно стрелял в голову, стремясь изуродовать патрона до неузнаваемости. Он преуспел в этом: голова Валентино превратилась в сплошное кровавое месиво. Пистолет был серьезного калибра, и оставалось лишь удивляться, каким образом остатки этой головы удерживаются на плечах.

Удовлетворившись зрелищем, Лютер занялся сейфом.

Четыре папки, два диска и еще деньги, наличка, – не слишком солидная сумма, но и такие деньги на дороге не валяются. Лютер расстегнул сумку, одним движением смахнул в нее содержимое тайника.

– Брось сумку и оружие, руки за голову, – послышалось сзади.

Лютер медленно подчинился, не оборачиваясь.

Нешер шагнул вперед, держа его на мушке.

– Повернись лицом. Не торопись.

Тот, не опуская рук, медленно повернулся. Нешер переводил холодный взгляд с Лютера на тело, раскинувшееся в кресле. В его глазах появилось удивление, смешанное с пониманием.

Лютер, не отрываясь, смотрел израильтянину через плечо.

Тот перехватил взгляд, вскинул автомат и стал поворачиваться, но сильнейший удар по голове сбил его с ног. В ту же секунду Лютер стремительно подхватил сумку и метнул ее Сильверу в лицо. Сильвер, на миг отвлекшийся на рухнувшего Нешера, не успел увернуться; Лютер прыгнул и что было сил ударил его в грудь, не находя времени вернуть себе оружие. Сильвер опрокинулся, а Лютер бросился бежать вниз по лестнице.

– Стой! – взревел голос Посейдона.

Автоматная очередь рассекла воздух в считаных дюймах от Лютеровой головы, но немец успел свернуть в коридор, и Каретников коротко выругался.

Ладно, беглеца встретят Медуза с Торпедой, а ему нужно заняться главным.

Взлетев наверх, Посейдон едва не врезался в Сильвера, который уже поднялся на ноги и матерился сквозь зубы.

– Он сумку оставил, командир, – сказал он, пытаясь оправдаться.

Посейдон быстро просмотрел содержимое сумки, вошел в потайное убежище, оценил вид доктора Валентино и девственную пустоту зияющего сейфа.

– Похоже, успели, – пробормотал он и уложил добычу в водонепроницаемый пакет. Перевел взгляд на неподвижного Нешера:

– Это что за клоун?

Сильвер страдальчески пожал плечами:

– Не могу знать. Но тот, что сбежал, был у него на прицеле.

Каретников усмехнулся:

– Ну и чудесно. Свалим все на этих добрых людей...

Он взялся за рацию:

– Торпеда, Медуза, уходим. Прием, как слышите. Мина, Магеллан, идем домой... Добивайте, кого встретите, но никаких погонь...

...Ударил гранатомет, и Посейдон, толкнув невезучего Сильвера, грузно рухнул на пол. Винтовую лестницу разнесло в щепки, в стене образовалась дыра. Баз, окутанный клубами едкого дыма, рванулся на выручку к командиру; бежавший за ним Намер уже наводил ствол на Каретникова. Посейдон выстрелил, и Намер споткнулся, пуля попала ему в ногу. Командир «Сирен» и сам не мог сказать, что побудило его отказаться от стрельбы на поражение и бить по ногам. И еще он похвалил себя за то, что успел уложить документы в ранец.

Посейдон отложил оружие и, не вставая, приподнял руки, демонстрируя миролюбие. Баз, готовый было прикончить обоих на месте, в последний момент сдержался. Но тут же увидел лежавшего без сознания командира, и Каретников с Сильвером физически ощутили заклокотавшую в нем ярость.

– No! – крикнул Каретников и отчаянно замотал головой. – Not we... – Его лингвистические познания были скудны, что не однажды ставило под угрозу продвижение по карьерной лестнице. – Russians, – он указал на себя и Сильвера, тихо лежавшего рядом.

Баз исполнился неуверенности.

И в этот момент с улицы донесся долгожданный вой полицейских сирен.

Посейдон, стараясь двигаться как можно медленнее, поднялся на ноги, показывая израильтянам пустые руки.

– Все в порядке, – произнес он успокаивающе. – Ребята, мы уходим. Не знаю, кто вы, но у нас к вам нет никаких претензий. И интереса тоже нет.

Баз не разобрал ни слова, а вот Намер, имевший родственников из бывшего Союза, кое-что понял. Они быстро обменялись репликами, затем повернулись к «Сиренам» спиной и взялись за Нешера.

– Быстро вниз, – сквозь зубы приказал Сильверу Посейдон.

Лейтенант не заставил приказывать себе дважды. Изнемогая от досады, он побежал по ступеням.

Оба перелетели через пролом, образовавшийся в лестнице после залпа гранатомета, и устремились в коридор, избранный для побега Лютером. Немца нигде не было видно, но «Сирен» это не слишком заботило. Они раздобыли то, за чем их послали, а все остальное имело второстепенное и сугубо утилитарное значение.

По мере продвижения обратно к «подземному» ходу Посейдон с удовлетворением отмечал многочисленные трупы, раскинувшиеся в диких позах. Все было залито кровью, в воздухе стоял запах пороховой гари.

Ребята постарались на славу.

И причем все обошлось без потерь – не то что в ладожских водах, хотя там им противостоял куда более малочисленный противник. Каретников любил честные столкновения в открытую, лицом к лицу, а вот загадок в стиле Агаты Кристи, где не понять, кто друг, а кто враг, он не жаловал, будучи человеком действия.

Ему было немного совестно за то, что все это его стараниями будет приписано неизвестным бойцам, свалившимся как снег на голову. И даже чуть-чуть обидно. Ну что ж – твоя слава часто достается другим, и хорошо еще, что в данном случае она, похоже, достанется людям достойным.

Они с Сильвером бежали и слышали, как где-то далеко позади энергично выламывают входную дверь. Без шума и скандала все же не обошлось, но русские ни при чем, и это главное.

Остальные члены отряда в нетерпении ждали их у входа в лаз, уже нацепив акваланги и готовые пуститься в обратный путь. Посейдон и Сильвер, ни слова не говоря, стали быстро облачаться. Перед уходом Каретников спросил лишь об одном:

– Этот живчик... прыткий который... достали его?

Мина покачал головой:

– Словно растворился, шеф. Нигде его нет.

– Ну, даст Бог, еще свидимся. Уходим, ребята, все в ажуре.

Они вошли в воду в тот момент, когда в особняк ворвалась французская полиция. Одновременно отчалил и вертолет, унося на борту База, Намера и связанного по рукам и ногам Гладилина.

Оглушенный Нешер не успел уйти.

Он стоял, шатаясь и держась за то, что осталось от подоконника, когда двое дюжих молодцев добавили ему по хребту. Нешер снова упал, хотя и не отключился. В глазах у него потемнело, он выдавил несколько французских слов, призывавших к благоразумию, но во всех странах мира в подобных ситуациях спецназ предпочитает не церемониться и не ломать голову над вещами, находящимися в компетенции людей совсем другого склада – аналитического, не боевого. Руки в гору – и шагай в машину без разговоров. После с тобой разберутся...

Нешер не оказал сопротивления.

Он хотел одного – связаться с остальными и хоть как-то озвучить свои смутные подозрения.

«Остерегайтесь Цефы», – вот все, что ему хотелось сказать.

Но Нешеру не позволили выйти на связь, разоружили вчистую и отобрали рацию.