Прочитайте онлайн Парижский десант Посейдона | Глава шестнадцатаяРЕКА

Читать книгу Парижский десант Посейдона
2016+1459
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава шестнадцатая

РЕКА

Вечер был исключительно теплый.

Стемнело быстро; по Сене неспешно плыл прогулочный теплоход, залитый огнями. Над набережными разливался сладкий аккордеон; уличные кафе, все сплошь в огнях, были заполнены людьми – большей частью туристами, хотя хватало и парижан. Гуляющих тоже было достаточно; в такой толпе наверняка никто не обратит внимания на праздношатающуюся группу из семи человек.

«Сирены» заняли удобную позицию на набережной, откуда был прекрасно виден ярко освещенный подсветкой особняк на противоположном берегу, на набережной Анатоля Франса.

У двоих были бинокли, и это тоже никого не смущало.

Магеллан сосредоточенно крутил колесико; стоявший рядом Посейдон безразлично повернулся к особняку спиной, привалился к еще теплому от дневного зноя граниту и с сонным видом рассматривал прохожих.

– Ни щели, – сосредоточенно бормотал Магеллан. – Все задраено наглухо. Две видеокамеры над входом.

– Звукосниматель не поможет, – констатировал Посейдон. – Шторы-жалюзи. Смотри дальше.

Мина упоенно уписывал хот-дог. Капнул соус, и он быстро подставил ладонь.

– Командир, надо бы поближе подойти, прогуляться.

Посейдон размышлял.

– Не уверен, – сказал он в итоге. – Мы засветимся. Вполне вероятно, что нас знают в лицо.

– Нас-то не знают точно, – возразил Сильвер, и Медуза согласно кивнула.

– Это еще неизвестно, – многозначительно ответил Каретников.

Медуза не церемонилась:

– В Управлении – крот?

– Кроты везде водятся, – уклончиво ответил Посейдон. – Нет, мы не пойдем через мост. Все равно основная работа развернется под водой. Торпеда, пофоткай этот домик для приличия – и сваливаем отсюда.

Торпеда с готовностью погладил массивный фотоаппарат, который, томясь ожиданием, болтался у него на бычьей шее и – в виду могучего телосложения владельца – выглядел мелкой безделушкой.

– Разведку проведет Мина, – продолжил Посейдон.

Мина никак не отреагировал, умело заправив в рот остатки хот-дога.

У Флинта вытянулось лицо:

– Шеф, мы же договаривались...

– Пойдет Мина, – оборвал его Посейдон. – Дебаты отменяются.

– Не расстраивайся, – подал голос Мина. – Я постараюсь тебя обрадовать, Флинт. Я нарою такого, что тебе не придется скучать.

– Пойдешь с окраины, с юго-запада, – продолжил Посейдон.

– Жалость какая, – огорчился Мина. – А я-то надеялся впечатлить местных. Сигануть, понимаешь, с моста, да еще при полной выкладке...

– Не юродствуй.

– Да я вообще серьезен как никогда. Послушай, командир, а если там нет ни хрена? На дне?

– Будем ломать головы, – вздохнул Каретников. – Если ничего нет, то придется нам самим проделать. Окно в Европу.

Он бодрился напоказ.

Если никакого подобающего отверстия нет, то проделать его можно будет только при помощи серии последовательных взрывов. Радиоуправляемые заряды приводятся в действие с суши – иначе бессмысленно: самих и расплющит. Это вызовет серьезный переполох, и водная операция наверняка потеряет смысл.

– Катер, – произнес он негромко.

– Что – катер? – не понял Флинт.

– Катер видишь? Вон он, прямо перед особняком.

– Да вижу давно. И что?

– Пока ничего. Но я не думаю, что Валентино потерпел бы у себя под окнами какой-то посторонний катер, где может засесть кто угодно. Он уж нашел бы способ избавиться от неизвестного судна. Припугнул бы или там в префектуру наябедничал... Почему не сделал так?

– Это их собственный катер! – сообразил Сильвер.

– И я так думаю.

Флинт все еще не понимал:

– Хорошо, пусть ихний. Дальше-то что?

Каретников усмехнулся:

– Ты видишь причал? Пристань?

– Да нет, – озадаченно признался тот.

– И какие делаешь выводы? Взгляни на набережную – сплошной камень. Ни единой лазейки.

– Им туда не забраться, – до Флинта наконец дошло.

– Молодец, соображаешь. Валентино – дряхлый старик. Предположим, им приходится бежать. Как они погрузят старую развалину в катер?

– Уж больно мудрено, – усомнился Мина. – Бежать куда легче все-таки по суше. Я так полагаю.

– Я думаю, в особняке живут предусмотрительные люди. И люди очень подозрительные, буквально до паранойи. Они не исключают возможность сухопутной операции. Если особняк берут в кольцо – хоть тот же Моссад, – то уйти не удастся ни по суше, ни по воздуху. Ведь четыре этажа всего; их мигом снимут с крыши, если они захотят воспользоваться вертолетом. Никто не ждет, что они уйдут... на дно.

Мина уже все понял:

– Понятно, командир. Я найду.

* * *

По прибытии в Париж отряд обосновался не в гостинице, а в конспиративной квартире на рю Риволи, просторной настолько, что там разместилась бы и рота спецназа. К приезду «Сирен» все необходимое снаряжение уже ждало их. Посейдон подумал, что в данном случае, пожалуй, вовсе и не было никакого дипбагажа. В российском посольстве наверняка уже имелись соответствующие припасы на все случаи жизни. Впрочем, он был не уверен, что посольство имеет отношение к операции.

Можно было только покачать головой при виде поклажи, которую предстояло переть на себе Мине. Огромный рюкзак, наводящий на мысли об упакованной надувной лодке вкупе с палаткой. Снаружи, кстати, все выглядело именно так.

Юго-западная окраина Парижа была выбрана не случайно. Во-первых, оттуда было ближе до особняка. Во вторых, трудно было представить кого-либо в подобном облачении, ныряющим в воды Сены посреди города.

– Шеф, позволь мне с ним, – попросил Торпеда. – Если все обстоит так, как представляется, то... там может оказаться все что угодно.

Каретников в сомнении покачал головой:

– Нас и так слишком мало, Торпеда.

– А если он попадет в переплет? Не вернется? Пойдет следующий, да? И тоже сгинет? Пусть Мина делает дело, кто бы возражал. Я буду держаться в отдалении и, если что, – смогу вернуться и доложить. Обещаю не лезть в мясорубку.

Посейдон долго думал и в итоге решил согласиться, признав, что в доводах Торпеды есть свой резон.

– Хорошо, убедил. Мина будет за старшего. Никуда не соваться, дистанция пять метров. Если... – Он запнулся. Ему предстояло сказать нечто крайне неприятное и жесткое. – Если Мина угодит в капкан, я запрещаю его вытаскивать. Ты понял меня, Мина? Я понятно выразился?

– Ясное дело, – пожал плечами тот. – Не стоит волноваться, я выпутаюсь. Не в таких переделках бывали.

– А ты, Торпеда, хорошо меня понял? Это тот случай, когда операция важнее жизни одного из участников. Ты обязан вернуться и рассказать о случившемся.

– Так точно, командир, я все понял.

Голос Торпеды звучал убедительно, но Каретникова трудно было обмануть. Он внимательно посмотрел бойцу в глаза, и Торпеда невольно отвел взгляд. Он даже чуть покраснел.

– Торпеда, – внушительно сказал Посейдон. – Ты знаешь, что я с тобой сделаю, если ты ослушаешься?

– Да понял я все, – пробурчал тот.

– Хорошо, если так. – Посейдон посмотрел на часы. – Выходите через полчаса. Времени у вас до девяти ноль-ноль утра. Если вы к этому моменту не вернетесь, вся группа последует за вами на свой страх и риск. И потери тогда могут оказаться куда больше. Это ясно?

– Я выплюну загубник, если увижу, что он рвется меня выручать, – пообещал Мина.

– Не надо дурного геройства, ты лучше выберись оттуда, – проникновенно посоветовал Каретников.

* * *

Стояла ночь, когда Мина и Торпеда расплатились с болтливым негром-таксистом и вышли на шоссе. Движение по-прежнему было оживленным, но пешеходов не наблюдалось.

Мина подумал, что напрасно они решили прибегнуть к услугам такси. Уж больно подозрительно все это выглядело: здоровяки-иностранцы, ни бельмеса не понимающие по-французски, с тяжелой поклажей, ночью, в безлюдном месте – странный какой-то получился туризм.

Потом он подумал, что люди на Западе не такие любопытные, как в России. Патриархальная родина по инерции продолжала чураться всего необычного. А западный мир давным-давно привык к разного рода экстравагантным выходкам. В Амстердаме, наверное, вообще было бы не о чем беспокоиться. Да и в Америке тоже. Франция более консервативна, но и здесь хватает изощренных выдумщиков. Если ты не нарушаешь закон, ты никому не интересен.

Они, разумеется, не стали просить везти себя прямо на берег. До Сены предстояло пройти чуть больше полукилометра. Этот путь Мина с Торпедой проделали в гордом одиночестве.

Добравшись до реки, они какое-то время провели в подлеске, изучая обстановку. Ни души. По Сене время от времени проплывали мелкие суденышки, и бойцы знали, что в темноте их с реки никто не заметит. А тьма стояла кромешная, какой в том же Питере никогда не бывает. Южная тьма, почти осязаемая на ощупь. Повезло и в том, что небо затянуло тучами, и не было ни луны, ни звезд.

Оба переоделись.

Не прошло и нескольких минут, как они вполне уподобились персонажам из классического голливудского боевика: люди-лягушки. Лягушкам, конечно, такая амуниция и не снилась, иначе они завоевали бы земной шар и эволюция пошла бы другим путем. Из оружия при бойцах были любимые АПС-55, помимо гарпунов, которые могли быть использованы не только в бою, но и в некоторых иных целях. Опытный Мина приблизительно представлял себе, с чем может столкнуться. К поясам крепились небольшие, размером с карманный фонарик сонары, выводившие информацию прямо на стекло маски. Они были нужны, в частности, для выявления неоднородности тех или иных материалов. Имелись при них и небольшие дисковые пилы типа «болгарок» со сменными эльборовыми дисками – крепче алмаза. В ножнах сидели кинжалы, которыми можно было завалить слона.

Мина махнул рукой и пошел первым. На погружение ушло несколько секунд; под водой сразу включились фонари.

Они не боялись проплыть мимо цели: перед уходом с набережной в нужном месте был поставлен крохотный радиомаяк.

Дно знаменитой реки потрясло бы непосвященного.

Чего тут только не было! Хлам всех мыслимых категорий, от старых тапочек и пивных бутылок до разбитых автомобилей. Дохлые собаки и кошки. Несколько человеческих трупов, обезображенных до неузнаваемости. Прямо сточная канава или кладбище, а не река. Впрочем, пловцов это не особенно удивило. Им приходилось уже осваивать не одну городскую реку, и картина везде была примерно одинаковой. В той же Неве, например, – поменьше автомобилей, зато побольше мертвецов.

Рыба почти не встречалась.

Вода была очень мутная, и видимость, как и ожидалось, оказалась соответствующей. Толстые лучи фонарей старательно пробивали водную толщу, но предписанной Посейдоном пятиметровой дистанции было явно недостаточно для эффективного контроля. Не сговариваясь, пловцы сократили ее до двух метров.

Плыть приходилось очень осторожно из-за риска напороться на какую-нибудь острую дрянь. Приближаться к поверхности не хотелось: пузыри воздуха могли демаскировать обоих.

Путь до маяка занял около двух часов.

Когда сигнал был пойман, Мина остановился и подождал Торпеду. Жестом он показал, что направляется к противоположному берегу, и напомнил о надобности держаться подальше. Торпеда ответил кивком.

Они свернули влево, и через несколько секунд внезапно испытали сильную дурноту.

Настолько сильную, что выносить ее – как оба поняли сразу – им удастся не дольше пары-тройки минут.

А то и меньше.

Но никто из двоих не остановился, и тем более не позволил себе всплыть.

Ситуация была знакомой и не однажды проигранной в ходе тренировок.

Происходящее лишь укрепило Торпеду и Мину в мысли, что их миссия не напрасна.