Прочитайте онлайн Папа на время, любовь навсегда | Часть 8

Читать книгу Папа на время, любовь навсегда
5016+559
  • Автор:
  • Перевёл: А. Н. Анваер
  • Язык: ru
Поделиться

8

— Но почему именно Африка? Это же край света. Мне кажется, что ты улетаешь на Марс, ведь в Африке до тебя не доберешься.

Кэрол и Роберт сидели за столиком ресторана отеля «Хилтон». Они мирно ели и пили вино. Наконец подали кофе.

— Это необходимо. — Роберт серьезно посмотрел на Кэрол. — Я уже давно обдумал этот шаг. Он нелегко мне дался, Кэрол. Но именно там, в одной из беднейших стран, я смогу полностью выполнить свой профессиональный долг. Ведь моя профессия — не просто работа. Для меня это нечто большее. Я обязан помогать людям.

Кэрол глубоко вздохнула.

— Ты можешь делать это и здесь, Роберт. У нас Бог знает сколько больных, которым нужен врач, не думающий только о долларах. Поедешь куда-нибудь в Огайо, Теннесси или Мичиган, станешь врачом, который в любое время дня и ночи приходит на помощь страждущим. Ты не думаешь, что такая работа сделает тебя счастливым и нужным людям?

— У нас в Штатах достаточно врачей. А в Африке их не хватает, каждый на счету. Представь себе, сколько там детей, страдающих от недоедания, сколько болезней происходит от недостаточного питания. Им надо помочь. Там я действительно буду нужен.

— Америка — такая чудесная страна. Ты будешь мучиться от ностальгии.

Роберт рассмеялся.

— Я ожидал от тебя совсем другой реакции, думал, что ты, как и я, воодушевишься моим поступком и загоришься той же идеей. Я хочу сделать тебе одно предложение.

— Что за предложение? — спросила она, ни о чем не подозревая.

Роберт несколько раз передвинул с места на место пустую чашку. Потом, не глядя сестре в глаза, заговорил:

— Я хотел попросить тебя поехать вместе со мной. В качестве секретаря или помощницы — на твой выбор.

Кэрол была ошарашена. Этого она не ожидала.

— Ты хочешь взять меня с собой? Звучит так, словно ты предлагаешь мне совершить бессмысленную глупость.

Теперь изумился Роберт.

— Как ты можешь такое говорить, Кэрол? Я и в самом деле думал, что мое предложение тебя обрадует.

Кэрол взяла из пачки сигарету. Роберт бросил курить уже три года назад.

— Ты хотел бы, чтобы я на всю жизнь осталась старой девой, да, Роберт? Девушкой, которой не на что больше надеяться?

Он нежно прикоснулся ладонью к руке сестры.

— Что за мысли лезут тебе в голову? Мне и во сне не приснилось бы такое. Ты красивая молодая женщина, тебе всего двадцать семь лет. Откуда у тебя такие дурацкие комплексы?

Кэрол затянулась сигаретой.

— Вообще-то я нахожу великолепным то, что ты задумал, — произнесла она. — И обратись ты ко мне с таким предложением еще две недели назад, я бы, пожалуй, приняла его. Я вовсе не против помогать беднякам в Африке. Все знают, как плохо дело со здравоохранением в странах «третьего мира». Но теперь я не могу уехать из Нью-Йорка. Здесь живет человек, которого я люблю.

— Знаю, Кэрол. Я сразу догадался, когда увидел вас с Риком. То, что он не просто твой хороший друг, видно невооруженным глазом. Надеюсь, что это у вас надолго.

— Я тоже на это надеюсь. Кто знает, может быть, в один прекрасный день я действительно приеду к тебе в Африку. Такое тоже нельзя исключить.

— Ты не уверена в Рике?

Кэрол посмотрела мимо Роберта, уставившись неподвижным взглядом в зал ресторана, и покачала головой.

— Я не могу назвать это недоверием. Возможно, это скепсис, а может быть, просто страх. Или же я сама себя так настраиваю.

— Зачем ты это делаешь? Посмотри, как ты великолепна. Помолодела на несколько лет, стала выглядеть намного лучше, чем раньше. От тебя исходит какая-то волшебная аура.

— Ты просто хочешь сделать мне приятное своими комплиментами, Роберт. То же самое говорил и раньше. Ты всегда пытался вселить в меня уверенность.

— Но ты же моя сестра, — оправдывался Роберт.

— Не все братья и сестры относятся друг к другу так же, как мы. Я знаю, что некоторые становятся взрослыми чуть ли не с самого детства и с них все время что-то спрашивают.

— Это исключено, — произнес Роберт.

— Я не хотела тебя ни в чем упрекать, наоборот, всегда радовалась, что между нами такое взаимопонимание. Поверь мне, я с большим удовольствием стала бы твоей помощницей. Африка — замечательная и таинственная земля. И если человек ощущает свою нужность, то он поистине счастлив.

Роберт пожал плечами.

— Но Рик Гамильтон оказался сильнее.

— Да, — подтвердила Кэрол. — Может быть, это связано с ребенком. Ты же знаешь, дети всегда были моей слабостью. Иметь от Рика ребенка — что может быть замечательнее?

— Так у тебя уже такие, далеко идущие планы? — Роберт был явно озадачен.

— Ты считаешь, что в моих мечтах есть нечто нереальное?

— Да нет, что ты. Твои мечты совершенно нормальны. Надеюсь, они сбудутся.

— Но я же чувствую, что ты разочарован.

Роберт взял в руки чашку.

— Не стал бы называть это разочарованием. Я и не рассчитывал, что ты сразу примешь мое предложение. Просто была некоторая надежда.

— Но все равно ты разочарован моей реакцией. Мне очень жаль, что так получилось. Но отложить — не значит отменить. Кто знает, может быть, пройдет пара недель — и я снова буду одна и вольна решать, уезжать мне из Нью-Йорка или нет. Тогда я возьму и куплю билет на ближайший рейс до Найроби или куда там ты поедешь. Ты же скажешь мне, где будешь работать.

— Но пока я еще в Нью-Йорке, — поправил сестру Роберт.

— Надолго ты уезжаешь? На сколько лет твой контракт? — Она напряженно ожидала ответа.

— Пока точно не знаю. Но не меньше чем на пять лет. Однако, кто знает, возможно, я останусь там навсегда. Этого нельзя исключить.

— Что нельзя исключить? — Кэрол не верила своим ушам.

— Ничего. Ты понимаешь, речь идет об условиях работы, о коллегах, о профессиональной свободе. И если я увижу, что у меня что-то получается, что я действительно могу принести пользу, то почему бы мне не остаться в Африке надолго, может быть, на всю жизнь?

— Неужели нет такого человека, ради которого ты хотел бы вернуться домой? — поинтересовалась Кэрол.

— Никого, сестренка, — Роберт покачал головой, — ни одного человека.

— Хочешь сказать, что за все эти годы ты не полюбил ни одну женщину?

Роберт так громко расхохотался, что пожилая дама, сидевшая за соседним столиком, с негодованием обернулась в его сторону.

— Ну и вопросики ты задаешь. Конечно, у меня было несколько романов. Но ни один из них не смог заставить меня изменить мои планы.

— Может, все было бы проще, если бы ты женился и поехал в Африку вместе с женой, — задумчиво произнесла Кэрол.

— Женщины есть и там.

— Да, негритянки.

— Не только. Но эта проблема меня не волнует. Она разрешается обычно сама собой.

— Когда-то в детстве ты мечтал стать летчиком, помнишь?

— Об этом обычно грезит большинство мальчишек. Ты же не стала медсестрой.

— Африка, Африка, — повторила Кэрол. — Кто знает?

— Нет, если уж решаться на такое предприятие, то только с открытой душой. Какая польза, если, поехав со мной, будешь рваться в Нью-Йорк, к Рику? Ты станешь нервничать и чувствовать себя глубоко несчастной.

Кэрол с преувеличенным вниманием разглядывала свои руки.

— Он прекрасный человек. Раньше у меня было о нем превратное представление, хотя я его совсем не знала — это было чистое предубеждение. Мне действительно будет очень тяжело жить без него.

— Ничего не планируй на вечность, Кэрол. Ничто не вечно под луной. Но если вдруг наступит день, когда тебе станет воистину невыносимо и тяжело, то знай, что где-то в Африке есть человек, который ждет.

— Я буду помнить и никогда не забуду. Роберт.

— Вивьен, ради Бога, что… Но что это я? Входите, пожалуйста.

Вивьен, в своем светло-желтом платье и белых летних туфельках, выглядела радостно-приподнятой. Грива светло-рыжих волос пахла весенней свежестью. От кожи исходил аромат лаванды. Было не похоже, что эта женщина только что выписалась из больницы.

— Я пришла к вам только потому, что здесь Расти, — произнесла она.

Улыбаясь, Рик закрыл дверь.

— Ничего другого я и не подумал. Вы выглядите молодцом, Вивьен. Честно говоря, сегодня я вас не ждал. — Рик проводил ее в гостиную.

Увидев колыбельку, она сразу же направилась к ней. Нежным взглядом Вивьен смотрела на Расти. Ребенок спал крепким сном, не подозревая, что рядом с ним мать.

— Какая чудесная колыбель! Где вы ее взяли, Рик? Она, должно быть, стоит уйму денег.

Рик усмехнулся.

— Это колыбель Тюдоров. Видите ли, я торгую антиквариатом.

— Об этом мы с вами не говорили. — Вивьен посмотрела на Рика лучезарным взглядом. На губах ее играла соблазнительная улыбка. — И еще о многом другом, Рик.

— Просто не имели такой возможности. Насколько я помню, у нас не было времени на долгие разговоры. Вы ушли и пропали.

— Это была глупейшая история. Но мне крупно повезло, я почти не пострадала. Можно присесть?

— Боже милостивый, к чему все эти церемонии? Садитесь куда вам удобно.

Вивьен уселась в кожаное кресло и с любопытством посмотрела на полупустой стакан Рика.

Он перехватил ее взгляд.

— Может быть, вы тоже что-нибудь выпьете?

— А что это?

— Кока-кола с ромом.

— С удовольствием выпью глоток.

— Официант уже спешит к вам.

Вивьен огляделась. Внимательно рассмотрев мебель и всю обстановку, она решила, что Рик — мужчина со вкусом. Но если он торгует антиквариатом, то иначе и быть не может. Поблагодарив, девушка взяла из рук вернувшегося Рика стакан с напитком.

— Как вы пережили пребывание в больнице? Там ужасно, правда?

Вивьен отпила глоток.

— Придет время, и я избавлюсь от этих кошмарных воспоминаний. Больница — очень унылое учреждение. Находясь там, начинаешь думать, что одной ногой ты уже в могиле. Но, может быть, я слишком впечатлительна?

— Нет. Я не знаю ни одного человека, который сохранил бы о больнице светлые воспоминания. — Рик уселся на диван. — Но вы оставили все это в прошлом. И, должен вам сказать, прекрасно перенесли это испытание.

— Собственно говоря, мне предлагали остаться там еще на пару дней. Но я больше не могла выносить больничную обстановку. Мне очень захотелось к Расти. Поэтому я и стремилась как можно быстрее выбраться из этого ужасного места.

— Как я вас понимаю. Добро пожаловать в мой дом. — Рик поднял стакан, и они с Вивьен чокнулись.

— Теперь мне ясно, почему Расти освоился здесь. У вас так хорошо!

— Очень рад, что вам у меня нравится. Мне кажется, я буду скучать без Расти. Хотя он умудрился испортить мой новый свитер.

Вивьен изобразила на лице ужас.

— Как это случилось? Он что, срыгнул?

— Да, именно так это и произошло. У малыша особая манера выражать свои симпатии и антипатии.

— Вы хотите сказать, что вам пришлось самому кормить Расти?

— А что в этом особенного? Это мое хобби — кормить младенцев.

— Вы просто прелесть, Рик. Больше всего на свете мне хотелось бы оставить Расти здесь, у вас. — Казалось, Вивьен говорит совершенно серьезно. У нее уже была готова подходящая история для Рика. Естественно, она тоже останется здесь, якобы вместе с Расти, хотя бы ненадолго. Она пустила в ход все свое женское очарование. Когда Рик узнает ее поближе, он окажется на крючке, проглотив наживку. Девушка уже живо представила себе все, что произойдет дальше.

— А я думал, что вы сразу захотите забрать ребенка с собой.

Вивьен грустно опустила голову. Она нервно открывала и закрывала застежку своей синей сумочки.

— Что случилось, Вивьен?

— Ах, Рик, я просто ума не приложу, куда мне забрать Расти. Сегодня мне с ним придется остаться на улице. Я не рассказывала вам, что у меня очень натянутые отношения в семье? Родители просто-напросто выгнали меня. Я как раз хотела устроиться на работу, из-за чего и пошла тогда звонить. Потом рассчитывала найти себе квартиру. Но вы же знаете, что произошло вместо звонка.

— Так вы хотите сегодня вечером уйти с ребенком в никуда?

— Ну найду же я комнату в маленькой гостинице? Вы и так сделали для Расти очень много. Я не хочу, чтобы он и дальше действовал вам на нервы.

— Об этом не может быть и речи. Мне действительно очень нравится ваш ребенок, а Кэрол просто без ума от него. Пару дней мы живем, как настоящая семья.

— Может быть, вы подскажете мне, где мы с Расти сможем провести ночь?

Рик подумал о Кэрол. Она была очень великодушной женщиной, весьма отзывчивой к другим людям. Это он понял уже давно. Девушка наверняка не станет возражать, чтобы Вивьен с малышом осталась на ночь у них. Что в этом страшного?

— Расскажите мне о вашей семье, Вивьен. Вы поссорились с родителями из-за ребенка?

— Стоит ли говорить об этом? Тема нерадостная. Мои родители — люди твердолобые и консервативные. Они считают, что женщина с ребенком должна обязательно иметь мужа. Но мне не нужен никто, кроме Расти. Конечно, с ним трудно, но я сама этого хотела. Мои родители не желают этого понять.

— И вы выбросили белый флаг.

Вивьен неестественно рассмеялась.

— Именно так и получилось, — пробормотала она.

— А что за работу вы искали?

— Ну, это уже похоже на форменный допрос. — На этот раз Вивьен рассмеялась от души.

— Нет, что вы. Я просто хочу представить себе, что, собственно, с вами произошло.

— Я хотела устроиться в бутик детских товаров. А вы хотите мне что что-нибудь предложить?

— Вы учились?

— Вы действительно хотите знать обо мне все. — Вивьен положила ногу на ногу, прекрасно зная, как это движение действует на мужчин. У нее были потрясающе красивые ноги. Незаметным движением Вивьен подняла юбку чуть выше колен.

Рик прекрасно все заметил и подумал, что Вивьен умопомрачительно красива. Если бы он не был связан с Кэрол, то приложил бы все усилия, чтобы переспать с Вивьен.

— Конечно, на правах вашей круглосуточной няньки я хотел бы знать о вас как можно больше. — Рик усмехнулся.

— Я учила иностранные языки до тех пор, пока не родился Расти. Потом мне пришлось оставить учебу. Продолжу ее, когда ребенок подрастет. Но пока он требует моего постоянного внимания. Я все время должна быть рядом с ним.

— Я очень хорошо все понимаю, Вивьен. Вы работали где-нибудь, пока учились?

— Да, время от времени, по возможности. Вы же знаете, как это бывает. Я надеялась, что мне понравится в бутике. Но место оказалось занятым, когда я позвонила. У меня в гороскопе преобладает Сатурн.

Рик засмеялся.

— Вы в это верите?

— Не знаю, может быть, чуть-чуть. Я никогда серьезно не занималась астрологией. А кто вы по знаку зодиака?

— Водолей. В каком месяце родились вы?

— В июле. Я по гороскопу Рак. Мне подходят Рыбы и Скорпионы.

— Значит, у нас с вами нет никаких шансов. — Рик отпил из своего стакана.

— Все зависит от обоюдного желания, — со значением произнесла Вивьен. — Не следует придавать особого значения приметам.

— Как бы то ни было, в данный момент вы находитесь в тяжелом положении. Я это очень хорошо понимаю. И весьма разумно, что вы пришли ко мне.

— Мне пришлось сделать это из-за Расти. Я очень привязана к малютке и чуть не сошла с ума, когда ко мне вернулось сознание и я все вспомнила. Это была прямо-таки ситуация из фильма — доверила ребенка незнакомому мужчине, а сама исчезла. Вы, наверно, сильно испугалась, когда я не вернулась.

Рик в раздумье почесал подбородок.

— Ну, не могу сказать, что очень обрадовался.

— Вы же могли оставить Расти в ресторане или сдать его в полицию.

— Но я же не знал вашей фамилии. К тому же на тот вечер у меня было назначено свидание, и я оказался в цейтноте.

— И вы решили не бросать Расти в беде. Я вам очень за это благодарна.

— Вот и вы туда же, — произнес Рик. — Никто не верит, что один человек просто так может прийти на помощь другому.

Вивьен засмеялась.

— Но вы смогли, Рик. Могу себе представить ваше лицо, когда вы остались один на один с ребенком. Для холостяка это не самое удобное положение.

— Ну, от одиночества я никогда не страдал. Но не будем говорить об этом. Что было, то прошло. Само собой разумеется, что сегодня вы остаетесь у меня. Переночуете в комнате для гостей, а завтра подыщете себе подходящее жилье.

— О, Рик, я просто не знаю, как вас благодарить. Я очень надеялась, что вы именно так и поступите. Но я не представляла себе ваших условий — не знала, в какой квартире вы живете. А теперь у меня просто гора упала с плеч. А завтра посмотрим. Утро вечера мудренее.

То ли Вивьен говорила слишком громко, то ли Расти уже выспался, во всяком случае, малыш решил напомнить о своем существовании и заплакал. Вивьен вскочила и, подбежав к колыбели, взяла сына на руки и, нежно целуя, принялась его укачивать.

— Я снова с тобой, мой маленький. Мамочка с тобой. Не надо кричать, все хорошо.

— Может быть, он хочет пить? Мы сейчас погреем ему молочка.

— Да, было бы неплохо. — Вивьен улыбнулась Рику.

Рик опрометью кинулся на кухню. С сокрушенным лицом он почти сразу же вернулся. Вивьен сидела в кресле и тихо разговаривала с сыном.

— У нас нет молока. Кэрол, наверно, забыла его купить. Правда, у нас полно баночек с детским питанием, но он сегодня съел уже достаточно. Я сейчас мигом съезжу в магазин и куплю молока.

— А может быть, есть еще что-нибудь, что Расти мог бы попить?

— Есть томатный сок. Подойдет?

Вивьен состроила скептическую гримаску.

— Естественно, молоко лучше.

— Я мигом. Не может же малыш мучиться от жажды. Только не вздумайте уйти.

Вивьен посмотрела на Рика долгим нежным взглядом своих ярко-синих бездонных глаз.

— Я остаюсь у вас, — сказала она.