Прочитайте онлайн Папа на время, любовь навсегда | Часть 5

Читать книгу Папа на время, любовь навсегда
5016+612
  • Автор:
  • Перевёл: А. Н. Анваер
  • Язык: ru
Поделиться

5

Вивьен одолжила у своей соседки по палате зеркало и взглянула на свое отражение. Господи, как ужасно она выглядит в этой отвратительной белой больничной ночной рубашке. Сейчас приедет Рик Гамильтон, и Вивьен хотелось быть немного попривлекательнее. Однако что она успеет сделать за оставшиеся мгновения. Скорчив недовольную мину, Вивьен вернула зеркало и кое-как поправила рукой свои рыжеватые волосы.

Девушка до сих пор страдала от головных болей и головокружений, но знала, что это последствия сотрясения мозга.

Вивьен никак не могла понять, как она не заметила машину. Но что произошло, то произошло. Девушка просто хотела побыстрее вернуться к ребенку, и вот что из этого вышло. Никуда она не позвонила, а значит, работа ей теперь не светит.

А сейчас вот лежит в этой чертовой больнице, неважно себя чувствует и вообще оторвана от всего мира. И надо же, чтобы именно в такую минуту ее навестил Рик Гамильтон! Вивьен очень живо представляла себе его лицо, веселые карие глаза. Вообще, находясь в больнице, она часто думала об этом человеке. Девушка сразу поняла, что в Рике есть изюминка, которая безотказно действует на женщин.

Несомненно, она испытывала интерес к Рику, а то, что он взял с собой Расти и ухаживал за ним, еще более подогрело этот интерес. Да, это не совсем обычный человек, а у Вивьен была слабость к необычным людям.

Интересно, какое впечатление она произвела на него? Может быть, он взял с собой Расти именно потому, что она ему понравилась? Вивьен задумчиво уставилась в потолок. Она ведь попросила Рика присмотреть за ребенком всего пару минут. Да, смешная получилась история. Какие уж там две минуты, пришлось вообще забирать малыша домой!

Должно быть, Рику понравился Расти, и он с удовольствием взял с собой малютку. Это редкое для мужчин качество. Несомненно, Вивьен стоит с ним поближе познакомиться. Но если он увидит ее в этой жалкой палате, в страшной ночной рубашке, то вряд ли она произведет на Рика благоприятное впечатление.

Бессмысленно задавать себе вопрос, что бы произошло, если бы не случилась авария. Если бы да кабы… может быть, они подружились бы с Риком Гамильтоном, а может, и нет, кто знает? Все это дело случая, уж как кому на роду написано. Это судьба!

Только бы родители не ввязались во всю эту историю! Но врач заверил Вивьен, что против ее воли никого не будут извещать о болезни, так как травма не тяжелая и не угрожает жизни. Поэтому и впредь она будет сама решать свои проблемы. Но… состояние ее таково, что придется задержаться в больнице еще на пару дней.

Когда Рик появился в палате со знакомой корзинкой, в которой мирно угукал довольный Расти, Вивьен так резко подскочила в постели, что сломанные ребра моментально напомнили о себе острой болью. У нее даже перехватило дыхание. Но на лице играла счастливая улыбка.

— Вы действительно пришли, Рик, — тихо промолвила она.

— Я же обещал вам. Вы выглядите вполне сносно, Вивьен.

— А вы как думали? Наверно, вообразили, что я лежу здесь с перебинтованной головой?

Рик улыбнулся.

— Когда слышишь об автодорожном происшествии, то невольно рисуешь себе именно такие картины.

Рик поставил корзинку на стул, вынул оттуда Расти и передал ребенка матери.

Женщина моментально забыла о существовании Рика. На малютку обрушился поток материнской ласки. Но ребенок явно узнал свою мать и нисколько не забеспокоился. Рик молча стоял рядом.

— Больше всего на свете мне хотелось бы оставить Расти здесь, — сказала Вивьен. — Вы не возражаете, Рик?

— Тут я вам, при всем желании, не советчик. — Он озадаченно почесал подбородок. — К счастью, я никогда не лежал в больнице.

Вивьен внимательно посмотрела на мужчину снизу вверх.

— Вы действительно хотите оставить у себя этого маленького мучителя? Я с радостью заберу у вас Расти.

— Мне кажется, он совсем не плохо себя чувствует у меня дома. Жаль, что сам не может этого подтвердить, — улыбнулся Рик.

— Во всяком случае, выглядит он просто великолепно. Вот уж не думала, что вы так здорово умеете ухаживать за детьми. Когда я оставила Расти на ваше попечение, то была уверена, что вернусь через пару минут. Иначе я никогда бы не доверила вам ребенка, — простосердечно призналась Вивьен.

— Это я прекрасно понимаю. Но расскажите лучше, как вы себя чувствуете. Голова прошла?

— Через пару дней меня выпишут из больницы. Травма оказалась не слишком тяжелой. Кроме того, меня успокоили вести о Расти.

— Ну, с ним теперь нет никаких проблем.

— Вы просто невероятно добры, Рик. Я никогда не забуду, как вы обошлись с моим малышом.

— Не надо громких слов и букетов. Я действительно очень люблю детей.

— Не хотите же вы сказать, что в одиночку справляетесь с мальчиком? Надо менять пеленки, греть бутылочки, делать тысячу всяких мелочей. Неужели вам все это по силам?

— За Расти присматривает Кэрол — это моя хорошая подруга. Она просто помешана на Расти.

— Она очень хорошая ваша подруга?

— Вы, однако, любопытны, Вивьен.

— Мне очень жаль. — Девушка глубоко вздохнула. — Я не хотела показаться нескромной. Ясно, что такой мужчина, как вы, не может быть одиноким.

— Я должен воспринять это как комплимент?

— Думаю, что да, — слабо улыбнулась Вивьен.

— Вы не слишком тяжело больны. И чтобы это заметить, не надо быть врачом.

— Я и не говорю, что мне очень плохо. — В этот момент малыш ухватил маму за палец и потянул его в рот. Вивьен не смогла сдержать улыбки. — Мой маленький, сладенький Расти. Вы просто не можете себе представить, как я люблю его.

— Если вы очень настаиваете, я могу оставить Расти здесь. Конечно, в больнице за ним будет надлежащий уход. Как вы думаете?

Вивьен перестала улыбаться.

— Может быть, будет лучше, если вы все же заберете его с собой. Я не могу доверять больничному персоналу. А у вас, чувствую, ему хорошо. Через два дня меня выпишут и я заберу ребенка.

— Ну вот и договорились, — сказал Рик. — А теперь расскажите мне поподробнее, как вы здесь оказались.

Час спустя Рик вместе с Расти покинул больницу. Вивьен оказалась чудесной девушкой. Ну, он-то заметил это с первого взгляда. К тому же она на редкость любящая мамаша. Да еще с хорошим характером.

Собственно говоря, ему надо было взять Кэрол с собой в больницу. В конце концов, это ведь она без устали ухаживала за Расти. Но Кэрол в силу застенчивости и слышать об этом не хотела. Кроме того, ее пугала больничная обстановка. Рик понял свою подругу и не стал настаивать. Он и сам не очень любил подобные учреждения.

Кэрол ждала их дома. И хотя Рик просто сгорал от нетерпения поскорее доехать, он тщательно соблюдал все правила дорожного движения. Закурив, вдруг с радостью понял, какое это огромное счастье, когда дома тебя ждут. Он полюбил достойную женщину.

Конечно, надо признаться, что Джулия тоже оставалась у него на выходные. Но они все время были вместе, вместе уходили из дома, вместе возвращались. А теперь Рик ехал домой, как женатый человек. В машине находился ребенок, а в квартире ждала жена. Пожалуй, не так уж плохо стать солидным человеком и обзавестись семьей.

Рик погрузился в приятные размышления. Кэрол будет ждать его дома. Они смогут делить радостные и горестные дни, у них будут очаровательные ночи. Существует ли в жизни что-нибудь лучшее? От романтических грез — размышлений о браке — отвлек Расти, который внезапно начал громко плакать. Крик был таким сильным и требовательным, что Рик сразу перестал мечтать.

Дети, конечно, очень милы, а когда они вырастают, то с ними уже не бывает особых проблем, но все же сколько они доставляют хлопот. Вообще, над таким решительным шагом, как женитьба, стоит сначала хорошенько подумать. Во всяком случае, как следует взвесить, что делать дальше и какой следующий шаг предпринять.

— Какое милое дитя! А я слышала, как оно надрывалось у вас в квартире. Откуда, думаю, у Рика ребенок? — Голова миссис Фэйлин, украшенная седыми букольками, склонилась над корзинкой с младенцем. Лифт тронулся с места. — Однако крикливая малышка.

— Это мальчик. — Рик решил быть вежливым, однако ответ прозвучал не слишком дружелюбно. Он не выносил миссис Фэйлин. Вечно она сует свой длинный нос, куда ее не просят.

— Мальчик, а такой крикливый! Я тоже всегда хотела иметь мальчика. Но, к сожалению, у меня ничего не получилось. Может быть, конечно, это зависело от моего мужа. Ах, мой Дональд всегда был таким болваном.

Шестидесятисемилетняя женщина склонилась над Расти, что-то пропела и, изобразив пальцами козу, ласково ткнула ребенка в грудь. Рик с удовольствием отрубил бы эту иссохшую руку.

— Вы же разбудите маленького. — Ему с таким трудом удалось успокоить Расти и убаюкать его. А теперь это страшная пародия на женщину влезла в лифт и машет руками перед ребенком!

— К вам, наверно, приехали родственники, мистер Гамильтон?

— Не угадали, миссис Фэйлин.

— Ну, значит, вы завели себе новую подружку с ребенком. В наше время этим никого не удивишь. Такой очаровательный малыш и такой горластый, ну просто прелесть!

— От крика у детей развиваются легкие.

Миссис Фэйлин захихикала.

— Вот так, не успели оглянуться, как вы уже стали отцом. — Она погрозила Рику пальцем.

Лифт остановился. Рик вышел на площадку, оставив старуху в лифте.

— Долго ли у вас будет мамочка с ребенком?

— У Расти нет мамочки. — Крепко держа корзинку, Рик открыл дверь в квартиру. — Я сам родил его две недели назад. — Он вошел в прихожую и захлопнул дверь перед опешившей миссис Фэйлин.

Кэрол уже спешила навстречу Рику. Улыбаясь, она смотрела на искаженное злобой лицо возлюбленного. Рик передал ей корзинку с ребенком.

— С кем ты разговаривал?

Мужчина бросил ключи от машины на столик.

— С соседкой. Она допрашивала меня, как следователь. Ужасная баба.

— Ее поразил ребенок, и она решила узнать подробности, да?

— Она так над ним плясала, словно хотела его съесть. Пришлось сунуть ей кое-что в зубы, чтобы она подольше жевала.

— А именно? — Кэрол с интересом ждала ответа.

— Я сказал ей, что сам родил Расти.

— Рик, иногда ты перехлестываешь через край. Что будет думать о тебе эта женщина? — Кэрол сокрушенно покачала головой. — И что она может сделать?

— Надеюсь, она догадается позвонить в «Нью-Йорк таймс». Такая идиотка, как миссис Фэйлин, может принять мои слова за чистую монету.

Кэрол весело рассмеялась.

— Ну и ну!

Расти открыл глаза, вопросительно взглянул на Кэрол и скривил ротик. Девушка быстро взяла его на руки, сунула ребенку в рот пустышку и стала прохаживаться с малышом по квартире, целуя его в щечки и что-то тихо нашептывая.

— Как дела в больнице? — поинтересовалась затем Кэрол, удобно устроившись с малышом в руках в одном из кресел, стоящих вокруг столика из орехового дерева.

Рик плюхнулся в соседнее кресло.

— Вивьен выглядит уже вполне прилично. Через пару дней она заберет у нас Расти.

— Жаль, — отозвалась Кэрол. Она нежно погладила пушок на головке ребенка. — Я уже успела привязаться к малышу. Мне он так нравится.

— Мне он тоже очень нравится. Но мы должны вернуть его матери. Вивьен тоже очень любит своего малыша. — Рик пожал плечами.

— Она правда хорошо выглядит? — В устах Кэрол вопрос прозвучал с явным подтекстом.

— Давай не будем все начинать сначала, Кэрол! Я едва знаком с Вивьен, между нами никогда ничего не было. У тебя нет абсолютно никаких оснований для ревности.

— Я просто спросила. — Девушка попыталась сгладить острый угол.

— Тебе определенно надо познакомиться с Вивьен. Тогда сама поймешь, красива она или нет.

— Собственного говоря, Расти не обязательно и дальше лежать в этой безобразной корзине. Надо купить ему кроватку или колыбельку. — Кэрол решила больше не касаться темы Вивьен. Действительно, смешно играть в ревность. Мужчины этого не любят, Кэрол знала это совершенно точно. Однако она ждала встречи с Вивьен с довольно неприятным чувством.

— Мы можем укладывать его на кушетку, — предложил Рик.

Девушка отрицательно покачала головой.

— С кушетки он может упасть. Это слишком опасно. Расти очень подвижный, ну прямо чертенок.

— Ну не можем же мы брать его с собой в постель, Кэрол!

— Я и не думала этого делать.

Рик вскочил на ноги. Его осенило.

— У нас в магазине есть колыбель тюдоровской эпохи. Я сейчас поеду и привезу ее.

— Это та чудесная колыбель шестнадцатого века? Мне казалось, что ты хочешь ее продать. Ты же знаешь, сколько она стоит! — Пораженная, Кэрол во все глаза смотрела на своего босса.

— Для Расти мне ничего не жалко. Когда он вырастет, то расскажет внукам, что младенцем лежал в колыбели, в которой баюкали английских королей. — Рик буквально загорелся собственной идеей.

— Но это очень старая колыбель, и, наверно, ребенку будет в ней не так уж удобно.

— А мы туда что-нибудь постелим для удобства. Сунем пару подушек и что там еще надо младенцу и — порядок.

— Ты готов так потратиться ради малютки, — продолжала удивляться Кэрол.

Рик небрежно отмахнулся.

— Господи, да есть о чем говорить. Ребенку здесь должно быть удобно.

Кэрол возмущенно посмотрела на Рика.

— Ты что, собрался поселить тут Расти навечно?

— Ну конечно же, нет. Когда придет Вивьен, мы отдадим ей ребенка, и делу конец.

— Маленький ненаглядный Расти, — промолвила Кэрол.

Рик привез из магазина колыбель. Это была прекрасная старинная вещь, тщательно отреставрированная. В некоторых местах деревянные детали были изъедены древесным жучком, но это только повышало ценность колыбели в глазах коллекционеров и служило доказательством ее подлинности.

Кэрол смастерила для Расти уютное гнездышко, положив в колыбель несколько маленьких подушечек. Малыш сразу дал понять, что здесь ему гораздо лучше, чем в корзине. Расти так естественно улегся в новое ложе, словно всю свою маленькую жизнь спал в колыбели английских королей.

Когда мальчуган наконец уснул, Кэрол заварила чай. Потом они с Риком сидели на террасе и отдыхали за чашкой чая. Кэрол было безумно хорошо, она просто умирала от счастья. Самое главное — рядом находился Рик, держал ее за руку и говорил ей нежные слова.

«В эту ночь я не останусь в комнате для гостей», — твердо решила Кэрол. Она будет нежиться в объятиях Рика и воображать, что он в нее влюблен. Они будут вместе все время — день и ночь — целую вечность. Девушка с головой погрузилась в свои мечты.

Конечно, очень возможно, что когда-нибудь это чудо пройдет. Рик, несомненно, безнадежно любит какую-то красавицу, и она не может составить ей конкуренцию. Может быть, он встретит другую женщину… Все может быть. Но пока он принадлежит ей и чувство их еще горячо и молодо. Она пока еще верит клятвам Рика. А о том, что произойдет потом, девушка старалась не думать — во всяком случае, ни сегодня, ни завтра. Пусть, в конце концов, будет то, что будет.

Вивьен в который раз спрашивала себя, не влюбилась ли она в Рика Гамильтона. За этими размышлениями она проводила немало времени, и теперь Рик не на шутку завладел ее помыслами. Как серьезно он отнесся к Расти! Это так не похоже на обычные грубость и равнодушие мужчин. Такое поведение невозможно себе вообразить, и в него трудно поверить.

Кроме того, Рик и внешне вполне во вкусе Вивьен. Он прекрасно выглядел и был очень обаятелен. Кроме того, мог бы стать чудесным отцом для Расти. А мальчику так нужен отец.

Брак с Риком поможет Вивьен решить и массу семейных проблем. Родителей охватила неописуемая ярость, когда она сказала, что ждет ребенка. Казалось, с того момента прошла уже целая вечность.

Отец настаивал на том, чтобы Вивьен вышла замуж за Рандольфа. Тот, конечно же, не стал бы отказываться и последовал бы за Вивьен, как собака за хозяином. Отец Вивьен — хозяин компании по производству пластмасс, мультимиллионер. Рандольф никогда в жизни не упустил бы возможность назвать старика Грея своим тестем.

Но Вивьен не желала видеть Рандольфа в роли своего супруга. Пожалуй, этот человек годился только в любовники. К тому же она очень хотела родить ребенка. Словом, Рандольф свое дело сделал и больше от него ничего не требовалось.

Господи, чего только ее родители ни предпринимали, чтобы заставить ее выйти замуж! Вивьен до сих пор улыбалась при воспоминании об этом. Но она все же настояла на своем. Она хотела ребенка, а не Рандольфа в мужья.

Мать очень расстраивалась, что, будучи беременной, Вивьен забросила занятия филологией, а отец кричал, дескать, не потерпит в доме незаконнорожденного. Иногда он переходил все границы приличия и становился невыносимо вульгарен. Но Вивьен пережила и это.

Потом Расти и в самом деле появился на свет. Поведение родителей разительно изменилось, как только мать и отец стали бабкой и дедом, они необычайно возгордились этим обстоятельством. Первые два месяца все шло просто отлично. Вивьен с Расти жили на родительской вилле на Лонг-Айленде.

На беду Вивьен, семейство Грей было большим и дружным. Бесчисленные дяди и тети, встречаясь между собой, донесли всей родне, дескать, в тихом омуте черти водятся и что эта недотрога Вивьен родила внебрачного ребенка. Родственники буквально осаждали родителей.

Война вспыхнула снова. Родители опять начали настаивать на замужестве. Но Вивьен уже и думать перестала о Рандольфе. Он просто стал ей безразличен. И о браке с ним не могло быть и речи.

Она считала, что ее родители ведут себя как замшелые консерваторы. Что такого, если у ее ребенка не будет отца? Не травить же ее за это собаками. Когда отец отказался содержать дочь, выяснилось, что у Вивьен есть наследство от деда. Словом, они с Расти могли существовать самостоятельно, и притом совсем неплохо.

Собственно говоря, Вивьен всегда была взбалмошной девчонкой, которая стремилась взять от жизни все, что только можно. Так повелось с самого детства. В пять лет у нее появился пони. Отец не смог отказать своей хорошенькой дочке и купил ей лошадку. Потом желания и наклонности Вивьен потекли в другом направлении.

Девушка захотела иметь шикарный голубой бриллиант от Тиффани. Она буквально чахла от этого немыслимого желания. И что же? Она добилась своего. К восемнадцатилетию родители подарили Вивьен кольцо с голубым бриллиантом. Следующим в списке желаний Вивьен стоял спортивный «ламборгини». Она получила и этот подарок, который через некоторое время разбила вдребезги. Слава Богу, хоть сама осталась цела и невредима.

Точно так же настал момент, когда Вивьен начала страстно мечтать о ребенке. Семья не разделяла ее устремлений, заодно стремясь избежать лишней ответственности и дополнительных обязанностей. Но Вивьен и слышать ни о чем не хотела, кроме того, она не собиралась связывать себя узами брака с одним-единственным мужчиной. Она хотела пожить на всю катушку. Замуж Вивьен выйдет тогда, когда устанет и решит отдохнуть от развлечений. Таков уж был характер у этой милой девушки.

Она родила себе ребенка и отстояла его в борьбе с обстоятельствами. Для нее, пожалуй, не существовало никаких преград на свете. В конце концов, рассуждала сама с собой Вивьен, все идет как нельзя лучше. То, что родители снова взъелись, нисколько ее не тревожило. Внезапно девушку озарило, что неплохо было бы устроиться работать в магазин детской моды. Собственно, именно туда она и звонила в тот злополучный день. Самое досадное, что она опоздала. На свободное место уже успели кого-то взять.

Но Вивьен не привыкла унывать. Она тут же стала обдумывать другие возможности. В конце концов, зачем ей куда-то наниматься? Если она продаст доставшиеся ей в наследство от деда акции, то денег хватит на то, чтобы открыть свой собственный бутик где-нибудь Сити. Не получится там — не беда, на Нью-Йорке свет клином не сошелся, можно попробовать раскрутиться и в другом месте. Если правильно провести рекламную кампанию, то клиенты прибегут сами, в этом Вивьен была свято убеждена. Идея захватила ее с головой.

Но в следующий момент она вспомнила о Рике Гамильтоне. Этот парень невероятно ей понравился. Она страстно захотела его иметь при себе, познакомиться с ним поближе, то есть в постели. У него сильные руки, но видно, что они могут быть очень нежными. Вивьен безумно любила, когда ее нежно ласкают. Она всю свою короткую жизнь мечтала об африканской, безграничной, но очень нежной страсти. Видимо, Рик способен дать и то и другое — ласку и страсть. В этом Вивьен была полностью уверена.

Как здорово, что при ней находился Расти и все сложилось так удачно! Как только ее выпишут из больницы, надо будет купить что-нибудь новенькое — шикарное и возбуждающее, а потом показаться на глаза Рику. Да, еще непременно заглянуть в парикмахерский салон.

На следующем свидании с Риком ей необходимо выглядеть не просто хорошо, а фантастически хорошо. Мистер Гамильтон должен увериться в том, что Вивьен Грей — единственная настоящая женщина во всей Вселенной.

Вообще-то Рик говорил о какой-то подруге… это было единственное обстоятельство, которое несколько озаботило Вивьен. Но такую проблему, по всей вероятности, не так-то трудно будет решить. В конце концов, они не женаты.

Вивьен, не задумываясь, сразится с соперницей. Она поборется за Рика. Это придаст ее жизни некоторую новизну. До сих пор мужчины сами падали к ее ногам без всякого труда с ее стороны. Почему, собственно говоря, Рик должен быть исключением?

Вивьен была способна запросто увести мужчину от другой женщины. В ее глазах это выглядело нормально, она не находила в этом ничего зазорного. Если Рик — бесхозный мужчина, то не надо зевать, пока его не увела какая-то более ловкая девица.

Такая уверенность в своих силах основывалась у Вивьен на том, что до сих пор все в ее жизни протекало очень гладко. Все, чего она желала, доставалось без особого труда. Вивьен не совершала роковых ошибок и не переживала горьких разочарований. Ей не приходилось тяжело болеть и терять любимых. Все события, которые происходили в ее жизни, по большей части оставляли ее равнодушной и не вызывали в душе сильных потрясений. Даже рождение Расти прошло без особых хлопот и далось Вивьен на удивление легко.

Что и говорить, ей в жизни всегда везло. Поэтому девушка стала самой настоящей эгоисткой и считала, что удача должна сопутствовать ей всегда и во всем. Постоянное везение внушило Вивьен мысль, будто она выдающийся и необыкновенный человек. Подруги часто жаловались ей на жизнь, рассказывая о своих неудачах и падениях. Сама же она никогда не переживала ничего подобного. Вивьен постоянно пребывала в приподнятом, веселом настроении и очень любила жизнь. Но больше всего на свете она любила самое себя и ни от кого этого особенно не скрывала.

Эта Кэрол, кем бы она там ни была, — не препятствие. Вивьен даже не снизошла до длительных размышлений об этой несчастной, которая вынуждена заботиться о Расти. Она твердо рассчитывала на себя и надеялась на удачу и собственную неотразимость. Она сделает все, что задумала, и добьется своего, чего бы это ни стоило. Происшествие с Расти — это улыбка Фортуны.

Рик прекрасно отнесся к ней и к ее ребенку. Это просто фантастическое везение, что он так любит детей. И, кроме того, Рик ведь понимал, что Расти не существует сам по себе — у него есть мать. Это особенно импонировало Вивьен. Она не могла дождаться, когда же ее наконец выпишут из больницы.