Прочитайте онлайн Папа на время, любовь навсегда | Часть 4

Читать книгу Папа на время, любовь навсегда
5016+565
  • Автор:
  • Перевёл: А. Н. Анваер
  • Язык: ru
Поделиться

4

Кэрол поехала домой переодеться и взять чистое белье. Какое, однако, славное приключение выпало на ее долю! Рик ведет себя с ней совершенно по-другому. Он никогда не был настолько внимателен. Однако девушка просто не могла себе представить, что Рик сможет в нее влюбиться. Она же совсем не такая женщина, которые ему нравятся. Лучше вообще не думать о своих чувствах. Не стоит терять голову, здравый смысл прежде всего!

В конце концов, она хорошо знала Рика и знала, каким очаровательным он мог быть, если его интересовала какая-нибудь женщина. В его магазине она весьма часто наблюдала такие сцены. Рик был записным сердцеедом. О таких обычно пишут в дешевых романах. И вот этот человек вдруг что-то нашел в ней? Не много ли она себе вообразила?

По дороге домой Кэрол спрашивала себя, как ей быть в случае, если Рик будет проявлять по отношению к ней свои нежные чувства. От такой мысли девушке стало жарко. Сумеет ли она устоять перед его чарами?

Как Кэрол завидовала девушкам, с которыми встречался Рик! Она постоянно воображала себе, как он занимается с ними любовью. В такие моменты она просто начинала страдать от несбыточных желаний. И вот он попросил ее — не кого-нибудь, а ее — остаться у него на пару дней. Конечно, причина кроется в Расти, но во взгляде Рика скрывалось нечто такое, что не имело никакого отношения к ребенку. Это что-то не давало Кэрол покоя.

Она была совершенно беззащитна перед своими собственными чувствами. С одной стороны, испытывала страстное желание оказаться в объятиях Рика и была готова к роману с ним. Но, с другой — ее мучил страх, что после короткого романа она снова останется одна.

Кэрол не слишком верила в то, что ей удастся удержать Рика около себя. Она понимала, что в женщинах его привлекает прежде всего новизна. Она станет всего лишь одной из многих девушек, встретившихся ему на жизненном пути. Не надо было обладать выдающейся фантазией, чтобы понять, что произойдет после их сближения.

Но, может быть, игра и так стоит свеч? Разве это не здорово — один раз в жизни отдаться сумасшедшей любви, не думая о грядущем? До сих пор Кэрол была не слишком избалована мужским вниманием. На последнем курсе колледжа она, из чистого любопытства, связалась с одним парнем. Но тогда ее просто интересовало само ощущение, конечно, это была не любовь.

В течение последующих четырех лет у нее длился роман с мужчиной, годившимся ей в отцы. Несмотря на разницу в возрасте, а может, благодаря этому, Кэрол была влюблена в Дональда как кошка. Когда он умер от инфаркта, ей казалось, что мир рухнет. Но мир не рухнул.

Однако Кэрол постаралась остудить свои чувства. Слишком велик был страх обмануться и остаться одной. В таком состоянии духа она пришла работать к Рику. Нельзя сказать, что она влюбилась в своего босса с первого взгляда. Нет, это произошло постепенно и, пожалуй, незаметно для нее самой.

Чего, интересно, хотел от нее Рик, если, конечно, он вообще чего-то от нее хотел? Может, ему просто интересно узнать, какова она в постели. Но чтобы завлечь женщину в постель, надо быть очень нежным и предупредительным. Влюбиться же в нее Рик не мог. Ведь только вчера он сказал, как она отвратительно выглядит. Разве это не означает, что для него она никто?

Не успела Кэрол отпереть дверь, как ей навстречу бросилась Эва, женщина, с которой Кэрол делила квартиру. Эва Карсон, маленькая непоседливая толстушка с темными, коротко подстриженными волосами, была жизнелюбкой и обожала мужчин, которым это, в свою очередь, тоже весьма нравилось.

— Куда ты запропастилась? Я уже просто потерялась в догадках. Пришла вчера вечером, жду, жду, а ты даже ночью не появилась. Интересно, с кем это у тебя было свидание на всю ночь?

Кэрол усмехнулась.

— Не было у меня никакого свидания. Я провела ночь в компании мужчины и ребенка.

Эва укоризненно посмотрела на Кэрол.

— Это как прикажешь понимать? Ты что, связалась с женатым мужчиной? Не делай глупостей, из таких вещей никогда ничего хорошего не выходит.

— Да, успокойся. Во-первых, он не женат, а во-вторых, это не его ребенок.

— Ну, тогда я вообще ничего не понимаю. Что за история с тобой приключилась? И почему ты так уверена, что он не женат?

— Только потому, что я его хорошо знаю. — Кэрол начала рассказывать, но ее информация отнюдь не улучшила настроение Эвы.

— Рик тебя просто использует, это совершенно ясно. Вероятно, он чувствует, что нравится тебе. Это настоящий ловелас. Будь с ним осторожна. Нечего ему было брать младенца, тоже мне, благодетель нашелся! А ты-то зачем все это делаешь? Ребенок, что, твой?

— Но я пообещала вернуться. И я поеду. Я ему нужна.

— Господи! Ну почему ты вечно влюбляешься в мужиков, которые совсем тебе не подходят? Рик Гамильтон! Да он же ни одной юбки не пропускает.

— Ко мне, кстати, он еще не приставал, — сказала Кэрол.

Эва сочувственно посмотрела на подругу.

— Ну что ж, чему быть, того не миновать. Но если этот Рик не изменился чудесным образом, то, помяни мое слово, он бросит тебя сразу же, как только увидит другую симпатичную мордашку.

— Ты так это говоришь, словно он все время только и помышляет, как бы меня соблазнить и бросить.

— А разве это не так? Ты сама мне о нем все уши прожужжала. У этого типа один секс на уме. И ты на самом деле хочешь вернуться в его вертеп? Одумайся, Кэрол! И так уже, по-моему, слишком сильно привязалась к этому бабнику.

— Поздно, Эва. Пути назад нет. Мне надо выполнить свое обещание, — упрямо проговорила Кэрол.

— Ты что-то задумала. — Эва проницательно посмотрела в глаза подруге. — Ты его полюбила, да?

— Если он захочет меня, я решусь… без колебаний.

— Ты, видно, окончательно спятила! А я-то всегда держала тебя за разумную девочку. И вот, стоило только Рику свистнуть, как ты уже тут как тут. Но это же совсем не твое амплуа, Кэрол!

— Ты знаешь, как мне хорошо с ним. Я с таким удовольствием с ним разговариваю, и он очень мил со мной.

— Конечно, мил, а как же иначе? Он знает, чем можно вскружить голову женщине. Опыта в этом деле у Рика достаточно. Кэрол, выше голову, не поддавайся этому пройдохе!

— Ну ладно, я, собственно, пришла только переодеться, так как обещала Рику вернуться к обеду. Я так хочу к нему. — Девушка выскочила в свою комнату и заперла за собой дверь.

Рику в этот день тоже было о чем подумать. В принципе, его занимал один-единственный вопрос: что будет, если он всерьез свяжется с Кэрол? До сих пор, начиная роман с очередной женщиной, он никогда не задавался подобным вопросом. А вот теперь…

Во-первых, Кэрол его сотрудница. Не очень здорово заводить шашни на работе. А что будет, когда дело дойдет до разрыва?

Во-вторых, Кэрол не та женщина, которую можно привести с собой в гольф-клуб. Ни один из его друзей не станет любезничать с ней или со всех ног бросаться подносить ей стакан коктейля. Рик хорошо знал своих приятелей. Джонатан стал бы сочувственно ухмыляться и в свойственной ему иронической манере утверждать, что, видимо, Рик устроился по совместительству работником социального обеспечения, иначе невозможно объяснить его отношения с Кэрол. Этот Джонатан вообще изрядный подлец. Впрочем, и Пол не лучше.

В-третьих, Кэрол очень ранимая женщина, и Рик не хотел причинять ей боль. А что, если появится какая-нибудь мамзель, с которой он захочет пофлиртовать? Как тогда быть с Кэрол?

Подобные мысли приводили Рика в отчаяние. Это были вопросы, на которые он не знал ответа. До сих пор все его романы не требовали никаких размышлений, все проходило на редкость гладко. Думать было не о чем. А теперь все неожиданно повернулось по-другому.

Необходимо для себя решить, а чего он, собственно говоря, хочет. Кэрол не могла быть простым бесчувственным объектом его внезапно проснувшихся желаний. Она не могла стать сексуальным клапаном: захотел — открыл, захотел — закрыл. Нравилась ли она ему настолько, чтобы он захотел остаться с ней надолго или навсегда?

В любом случае Рик не хотел просто попользоваться ею. Ее бы это сильно ранило. Существовали другие девушки, просто созданные для того, чтобы спать с ним. Они хотели от Рика только этого и ничего другого. Когда он исчезал из их жизни, никаких трагедий не происходило. С Кэрол же такой номер не пройдет. Поэтому надо очень хорошо продумать, как вести себя с ней и чего от нее хотеть.

Вообще, он поступил как псих, ввязавшись в эту историю. Надо было взять Расти в охапку и отвезти в больницу. И все. И никаких проблем. И с Кэрол было бы покончено, раз и навсегда.

Но еще до звонка Вивьен Рику стало ясно, что от Кэрол ему нужны не только постельные утехи. В ней было нечто такое, что безумно ему нравилось. Почему он все время клюет на блестящую упаковку, в то время как содержание не стоит и доброго слова? С Кэрол можно было общаться. У нее в голове было нечто большее, чем рестораны, гулянки, тряпки и мужики. Она настоящая женщина.

К счастью, Расти мирно спал до самого прихода Кэрол. Посмотрев на малыша, Рик растрогался до глубины души. К розовым щечкам были прижаты маленькие кулачки, словно малютка готовился защитить себя от опасности. Рику страшно нравился Расти. Наверно, это здорово — растить ребенка и видеть, как из такой вот крохи вырастает настоящий большой человек.

Но тут пришла Кэрол. На сей раз она была одета в белую блузку и несколько потертые джинсы. Такой костюм делал ее совсем девчонкой — настолько молодо она в нем выглядела. Но в остальном не изменилась. А чего, собственно говоря, Рик ожидал от нее?

Он заметил, что на девушке нет бюстгальтера. Под тонкой тканью были отчетливо видны восхитительные груди.

Несколько секунд Рик не мог оторвать от них глаз.

— Я очень рад, что вы вернулись, Кэрол, — проговорил он.

— С Расти возникли какие-нибудь проблемы?

— Нет, он до сих пор спит. Вы что-то добавили в молоко?

— Во всяком случае, не бренди, — рассмеялась Кэрол.

— Давайте посидим на воздухе. — Рик открыл стеклянную раздвижную дверь, ведущую в садик, расположенный на крышке. Он очень любил свою квартиру. Вдоль перил росли деревья, что придавало квартире и садику мирный, прямо-таки деревенский идиллический вид. Кэрол он так заворожил, что на несколько минут она забыла, что находится в Нью-Йорке.

— Может быть, чего-нибудь выпьем? — предложил Рик.

— Да, пожалуй, шерри.

Кэрол решила не портить игру. Стаканчик шерри сделает ее более раскованной. Она до сих пор чувствовала некоторую неловкость наедине с Риком. И никак не могла понять, в качестве кого находится здесь. Девушка села в кресло-качалку и бегло просмотрела лежавшие на журнальном столике газеты. Через некоторое время вернулся Рик, поставил стаканы с шерри на столик и сел рядом.

— Сегодня в Нью-Йорке приятное утро, — сказал он, чокаясь с Кэрол. — Обожаю воскресенья.

— Да, я не припомню такого прекрасного утра.

— А много ли вы вообще помните? — Рик оценивающе взглянул на девушку. — Много ли было мужчин в вашей жизни?

Кэрол посмотрела на Рика сквозь свои ужасные очки.

— Вы не находите, что ваш вопрос бестактен?

Рик взял ее за руки.

— Дело в том, что я вообще хочу знать о вас все.

— Зачем? Мы здесь не для взаимных представлений, к тому же мне кажется, что мы и без того уже давно знакомы.

— Боже мой, ну забудьте вы об этом, Кэрол. Я не хочу быть для вас только боссом, вы это понимаете?

— Нет, — ответила Кэрол. Сердце ее бешено заколотилось.

— Кэрол, поймете вы наконец, что очень нравитесь мне? Именно это я и хотел вам сегодня сказать.

— Вы говорите это каждой женщине, с которой вас сталкивает судьба?

Рик снова встретился со странным взглядом Кэрол.

Он вздохнул.

— Вы совершенно неверно судите обо мне. Сейчас я говорю абсолютно серьезно. — Мужчина постарался вложить в свои слова максимум убедительности.

— Что вы имеете в виду? Посмотрите на меня! Я женщина не того типа, который вы предпочитаете и в которых вы обычно влюбляетесь. Но, может быть, я в вас ошибалась?

— О, Кэрол! — Рик протянул к ней руки, обнял за плечи и притянул к себе. — Ты совершенно правильно поняла меня. Ты для меня лучше всех и обладаешь качествами, которые я очень ценю. Для меня ты образец женщины. Таких, как ты, больше нет во всем мире.

Эта искренняя тирада произвела на Кэрол нужное впечатление. Подобных слов она еще никогда не слышала. К тому же она не была уверена, что Рик говорит серьезно.

— Во мне ровным счетом нет ничего особенного. Я не подхожу тебе, Рик. Ты что, всегда используешь подобные ситуации?

Мужчину охватило нетерпение. Чего она хочет? Может быть, он ей совсем не нравится?

— Я вовсе не хочу использовать ситуацию в том смысле, как ты об этом говоришь. Ты воспламенила меня, я влюбился в тебя окончательно и бесповоротно и чувствую, что с тобой происходит то же самое.

— Ты играешь в какую-то непонятную мне игру.

Он снял руки с ее плеч.

— Если ты это воспринимаешь так, то я больше ничего не стану говорить. Я-то думал, ты поняла, о чем я веду речь. Кэрол, ты не такая, как другие, и именно этим меня пленила. Но, если я тебе противен, так прямо и скажи, не виляя. — Рик отпил глоток из своего стакана.

Кэрол в это время вступила в безнадежную схватку со своим чувством. Она сама была влюблена в Рика и очень хотела быть с ним. Она охотно разрешила бы Рику обнять себя, целовать и ласкать. Бог свидетель, она позволила бы ему и больше, намного больше.

— Ты очень нравишься мне, Рик, но одновременно я очень боюсь тебя, — засмеялась Кэрол.

— Ты меня боишься? Я что, Кинг-Конг или монстр Франкенштейна? — Мужчина был искренне огорчен и изумлен таким поворотом дела.

— Реакции этих чудовищ предсказуемы, а с тобой я всегда буду ждать какой-то неизвестной опасности. — В ее искренности не приходилось сомневаться.

— Скажи, этого всегда хотят все женщины? Гарантированной безопасности и пожизненной надежности? Наша вечность — это сейчас, Кэрол, здесь, в этот момент.

Как он это сказал! Кэрол была взволнована до глубины души. Она почувствовала непреодолимое желание отдаться Рику. Ощутила, как эта потребность дрожью пробежала по ее коже. Давно она мечтала оказаться в постели с Риком. Неужели эта мечта сейчас станет явью?

Рик решительным движением снял с Кэрол очки и притянул девушку к себе. Все еще ощущая ее легкое сопротивление, он приник жаждущим ртом к пылающим губам девушки. Кэрол почувствовала, как кончик его языка, нежно раздвинув ее губы, жадно проник в самые потаенные уголки ее рта. Кэрол так никто и никогда не целовал, и она со всей страстью ответила на поцелуй Рика.

Она больше не хотела ни о чем думать, единственным ее желанием было раствориться в этой неожиданно нахлынувшей страсти. Сейчас девушка безраздельно принадлежала только Рику.

Лаская ее плечи одной рукой, Рик другой скользнул в вырез блузки и уверенными движениями начал гладить грудь Кэрол. Дрожа от вожделения, она всем телом приникла к Рику, и он почувствовал, что теперь она хочет быть просто женщиной, без всяких условностей. Соски ее грудей напряглись и стали твердыми, как уголки надувной игрушки.

— О, Кэрол, как же я люблю тебя! Твоя кожа, твое божественное тело буквально сводят меня с ума, — жарко шептал он. — Я хочу тебя всю, без остатка. Я хочу, чтобы ты стала моей, Кэрол.

В этот момент пробудился Расти и во всю силу своих маленьких легких решил привлечь к себе внимание. Испуганная Кэрол отпрянула от Рика. Лицо ее побледнело, а тело охватил огонь неутоленной страсти. Она еще никогда так не возбуждалась от близости мужчины. Но пришлось вернуться к реальности. Нельзя же, в самом деле, игнорировать плачущего ребенка.

— Ну и бестия этот Расти, — улыбнулся Рик. — Выбрал самый подходящий момент.

— Он же еще совсем крошечный, — сказала Кэрол и, встав, побежала в гостиную. Колени ее подгибались. Ох уж этот Рик с его обходительностью!

Но, как ни крути, а ребенок должен быть в тепле и сухим. Страсть страстью, но Кэрол не могла оставить малыша в беде. Она взяла его на руки, успокоила и поменяла мокрые пеленки.

Расти уцепился маленькими ручонками за щеки Кэрол и вдруг одним резким движением сорвал с нее очки.

— А ты у нас, хоть и маленький, но сильный мужчина, — рассмеялась Кэрол.

Расти издал непередаваемый радостный вопль, малыш был так счастлив, что Кэрол не удержалась, склонилась над ним и поцеловала в щечку. Какая прелесть эта мягкая, шелковистая детская кожица. Девушка преисполнилась невыразимой нежностью к младенцу. Уже в который раз она пожалела, что у нее нет своих детей.

Подошедший Рик молча смотрел, как Кэрол нянчит малыша, и не уставал поражаться, насколько красива женщина, ухаживающая за ребенком.

— Надеюсь, мой соперник теперь доволен? — смеясь спросил Рик.

— Сейчас он опять уснет, детишкам надо много спать.

Но Расти и не думал засыпать. Как только Кэрол пыталась уложить его, малыш немедленно начинал выражать свое возмущение. Прошло добрых двадцать минут, пока наконец ей удалось немного успокоить мальчика. Расти задремал. Девушка спела ему старую колыбельную песенку, и он наконец уснул. Тем временем Рик ушел на террасу. Когда Кэрол подошла к нему, мужчина задумчиво курил.

— Если мы будем вести себя тихо, ребенок не станет нам мешать.

Кэрол села рядом с Риком в кресло-качалку. Очки остались в гостиной на столе, и ничто не мешало Рику созерцать красоту своей секретарши. Эту красоту просто надо было заметить и оценить. Особенно нравились Рику полные, хорошо очерченные губы и ровные зубки Кэрол. Он бросил сигарету в пепельницу. Эту девушку нельзя не целовать.

Всем своим мягким и теплым телом Кэрол приникла к Рику. Он расстегнул блузку девушки и принялся ласкать ее нежную грудь. Кэрол отвечала на ласку, Рик чувствовал, что ей нравятся его прикосновения и она жаждет их. Он приник губами к соску Кэрол, и она застонала от страстного желания.

Кэрол позволила Рику расстегнуть молнию на джинсах и проникнуть рукой в теплое пространство между своими бедрами. Рик осторожно отодвинул в сторону белые трусики и начал гладить нетерпеливой рукой мягкие волосы на лобке девушки. Она раздвинула ноги и направила руку Рика в самое потаенное место. Кэрол изнемогала от желания.

— Пойдем в спальню, любимая. Я просто с ума схожу по тебе. Скажи, ведь ты тоже этого хочешь, правда, родная моя?

— Я хочу тебя, Рик, я тебя страшно хочу, — вырвалось у Кэрол.

Рик взял девушку на руки, понес в спальню. Открыв ногой дверь, он положил ее на кровать. Блузка и джинсы остались на террасе, в кресле-качалке. На Кэрол остались только маленькие белые трусики. Она лежала, разгоряченная желанием, и ждала Рика, пока тот торопливо сбрасывал с себя одежду прямо на пол. Полузакрыв глаза, в каком-то полусне, но очень внимательно Кэрол разглядывала Рика. Господи, какое у него стройное, прекрасное, мускулистое тело! Именно таким она всегда представляла себе Рика. Его возбуждение передалось ей, и девушка застонала от желания. Когда он лег рядом и начал снова ласкать ее, Кэрол стала просто задыхаться от страсти. Никогда еще она так не желала отдаться мужчине.

В порыве принять его всего, без остатка, в свое лоно, она крепко обняла Рика и приникла к нему всем телом. Ласковыми руками обследовала каждый участочек его тела. В это время Кэрол почувствовала на себе губы Рика. Он исступленно целовал ее, и с каждым поцелуем она все больше и больше разгоралась страстью.

— Как ты прекрасна, Кэрол, — шептал Рик, припадая к ее полным чувственным губам. — Я безумно тебя хочу, я просто теряю голову от твоей красоты!

Он нежно раздвинул ей бедра, приник к мягкому расслабленному телу и глубоко вошел в нее. Рик наслаждался теплом ее лона и не мог насладиться до конца. Кэрол застонала. Никогда еще любовь не доставляла ей такого раскрепощения и самозабвения. Они достигли вершины одновременно. Крик Кэрол был апофеозом экстаза, равного которому она никогда еще не испытывала.

Рик был необычайно нежен с Кэрол. Ласкал ее, тихо нашептывал на ухо столь необыкновенные слова, что девушка буквально таяла от счастья. Он вел себя с ней не так, как ведут себя с женщиной, которую берут только лишь для того, чтобы удовлетворить сексуальные потребности. Нет, здесь было нечто большее. И Кэрол еще больше переполнялась ощущением безграничного счастья.

Рик же был просто потрясен. Даже во сне он не мог себе представить, что она окажется такой непосредственной, страстной, чудесной. Почему это он воображал, будто она настолько зажата и закомплексована, что не способна испытывать наслаждение? Почему, черт побери, он думал, что она фригидна?

Кэрол оказалась сущим вулканом. Под слоем льда бушевал огонь. И Рику это безумно нравилось. Более чем когда-либо он чувствовал, что влюбился в Кэрол… То, что случилось между ними, произошло на самом деле, это был не сон, а прекрасная явь. Боже, как же дорога стала ему ее любовь!

У обоих не было никакого желания вставать и думать о чем-то еще, кроме их любви. Это было совершенно новое, возбуждающее и всепоглощающее чувство, которое требовало все новых и новых открытий.

Они лежали в постели два часа и из этих ста двадцати минут не скучали ни одной секунды. Они испытывали неодолимую и непреходящую потребность в ласках и любовных прикосновениях, каждое из которых позволяло им все больше и больше познавать друг друга.

Рик был поражен тем, насколько возбуждала его Кэрол. Ему показалось, что она может открыть ему нечто новое в сексе. При этом все в ней было так естественно и правдиво. Для них не существовало в любви никаких границ, и чем больше они ласкали друг друга, тем больше им хотелось этого. Когда они слились, Рику пришлось укротить свой пыл, чтобы сразу не достичь вершины наслаждения. Он замедлил движения, ласкал ее грудь кончиками пальцев, и только, когда Кэрол застонала от блаженства, мужчина ускорил движения. Ему доставляло удовольствие созерцать, как наслаждается его возлюбленная. Но вот и Рик почувствовал, что уже не может удерживаться, и в ту же секунду они одновременно достигли пика страсти.

Когда Кэрол пошла в ванную, она все еще дрожала от пережитого возбуждения. Девушка была оглушена испытанным счастьем, ощущение было такое, будто она одним глотком выпила бутылку бурбона. Она чувствовала себя просто необыкновенно, словно заново родилась! Все остальное в этот момент для нее просто перестало существовать — остались только она, Рик, их счастье и любовь. Господи, какую же непотребную чушь плела ей Эва. Эти часы с Риком стали воплощением того, что она раньше переживала лишь в своих мечтах и сновидениях. Что бы потом ни случилось, ее не волновало. Зато теперь она точно знала, какое это наслаждение — настоящая любовь.

Кэрол вышла из ванной в халате кофейного цвета. Рик сидел на постели и курил.

— В этом халате ты способна сразить меня наповал. Когда я вчера увидел тебя в нем, мне сразу захотелось обнять тебя. Ты фантастически в нем выглядишь.

Она присела на краешек кровати и протянула руку за сигаретой. Рик щелкнул зажигалкой и дал ей прикурить.

— Я отнюдь не красавица, Рик. Я женщина ниже среднего, ты не сможешь меня долго любить.

— Какая ерунда! — Он привлек Кэрол к себе и прижался лицом к ее щеке.

Это был такой чистый и нежный жест, что Кэрол окончательно поняла: она влюбилась в этого человека как кошка.

— Для меня ты самая красивая в мире женщина. — В этот момент Рик говорил истинную правду.

И действительно, Кэрол сейчас выглядела совсем не так, как раньше. В глазах появился блеск и новое выражение. Ее лицо светилось каким-то внутренним светом. Волосы, падавшие на лицо, придавали Кэрол очень женственное и соблазнительное обаяние. И это была та самая Серая Мышка — объект его насмешек?

Сейчас перед ним сидела девушка, в которую он впервые в жизни влюбился от всего сердца. Рик желал ее такой, какой она была, и хотел сохранить это желание навсегда. Пусть его друзья из гольф-клуба думают по этому поводу что им заблагорассудится! Сегодня он обрел женщину, которую нельзя было даже сравнивать с его знакомыми дамами. Да, он был влюблен в Кэрол и хотел снова и снова доказывать ей это.