Прочитайте онлайн Папа на время, любовь навсегда | Часть 3

Читать книгу Папа на время, любовь навсегда
5016+610
  • Автор:
  • Перевёл: А. Н. Анваер
  • Язык: ru
Поделиться

3

Рику удалось-таки уговорить Кэрол переночевать у него в комнате для гостей. Нельзя сказать, что это было легким делом. Поначалу она была не в восторге от его идеи. Девушка оказалась крепким орешком, но в конце концов все-таки капитулировала. Рик страшно гордился своим успехом.

Они вместе застелили кровать в комнате для гостей. Рик уступил Кэрол свою пижаму и дал ей шелковый халат, подаренный ему матерью. Он ни разу не надевал его, ему казалось, будто халат больше подходит для женщины, и был свято уверен, что становится в нем похожим на салонного хлыща. Шелковый халат давно висел в шкафу, и Рик уже успел забыть о нем.

Около десяти до них дошло, что они не ужинали. Рик поехал в магазин купить пару сандвичей и гамбургеров. Кэрол сварила кофе, и молодые люди устроили скромный ужин. Рику все это страшно понравилось, он чувствовал, что помолодел лет на десять.

Обычно со своими подругами он ужинал в дорогих ресторанах с княжеским размахом. Большинству девушек это казалось верхом шика. За свою жизнь мужчина обошел все заведения от «21» до «Полковника». Он прекрасно разбирался, где можно получить свежайших устриц, а где сочный бифштекс. Рик не мог вспомнить, когда последний раз ел дома гамбургеры!

Однако для Кэрол такой ужин оказался в порядке вещей. Видно, она вообще была неприхотлива. Как ни странно, но Рику понравилось в ней и это.

Проснувшийся Расти снова начал плакать. Как же хорошо умела Кэрол приласкать и утешить младенца! Рик был просто наверху блаженства оттого, что девушка осталась у него. Во всяком случае, ему стало досадно, когда Кэрол скрылась в комнате для гостей, оставив его одного. Ему так хотелось сегодня ощутить в постели рядом с собой теплое, мягкое женское тело.

Ложась спать, Рик думал о Кэрол. Это его насмешило. Сам факт, что с ней можно спать, казался ему невероятным и забавным. В Кэрол было так много от старой девы. Рик сомневался, был ли у нее когда-нибудь мужчина.

От девушки веяло таким спокойствием, такой безмятежностью, что казалось, она вполне довольна жизнью и ничего больше от нее не ждет. На лице Кэрол лежала печать некоего самоотречения. Но если подумать, она была далеко не безобразной.

Ее серо-голубые глаза вспыхивали огнем страсти, стоило ей заговорить о детях, а каким нежным становилось лицо, когда она занималась с Расти. Рик был озадачен всем этим и, можно сказать, почти потрясен.

У Кэрол были очень здравые взгляды на жизнь. Общаться с ней было на удивление легко. Некапризная, такая естественная, и без показного кокетства. Она не пускалась на маленькие хитрости, на которые столь горазды другие девушки. Это многое упрощало.

Рик разделся, лег в постель и включил ночник. Кэрол была женщиной без тайны, а его всегда влекли именно тайны. Кэрол была как теплая ванна, которую приятно принять, придя домой с работы, чтобы снять усталость. С ней было уютно и спокойно, но она не возбуждала Рика.

Она не будила в нем того страстного желания, которое умели внушить Рику другие женщины. Он знал себя и свою страстную натуру. Но Кэрол представлялась неяркой, как луна в сравнении с солнцем, и не могла заронить в душу Рика искру желания.

С другой стороны, интуитивно Рик понимал, что девушка способна возбудить страсть, даже оставаясь такой подчеркнуто аскетичной и нечувственной. Она может нравиться мужчинам. Если бы только не носила эти ужасные вещи… У нее же совершенно потрясающая фигура. Зачем она так старательно ее прячет?

Рик устал думать о Кэрол. В конце концов, она осталась у него, чтобы ухаживать за Расти. Вот что было важным. С Джулией же он покончил раз и навсегда. Что пользы от ее сексуальности? У нее не было самого главного — сердца. Джулия оказалась просто холодной дрянью, такой она и останется. Какое счастье, что он расстался с ней.

Рик проснулся утром от пронзительного крика Расти. Мужчина накрылся с головой одеялом, думая, что Кэрол сейчас подойдет к ребенку. Но к малышу никто не подходил, и он продолжал громко плакать. Крик не умолкал. Рик выпрыгнул из постели и бросился в гостиную, накинув на себя мохнатый купальный халат. В этот же момент из комнаты для гостей выпорхнула Кэрол. Рик ошарашенно уставился на нее. Перед ним была совершенно незнакомая женщина.

Ниспадавшие на плечи светлые волосы обрамляли узкое миловидное лицо. Девушка забыла надеть очки, и лицо ее выглядело таким же трогательным и беззащитным, как вчера, когда Рик снял с нее эти старомодные стекла. Очевидно, она привыкла спать обнаженной — пижамы на ней не было. Шелковый халат придавал Кэрол необыкновенную привлекательность.

— Я сплю как убитая, — смутилась девушка и взяла ребенка на руки. — Все хорошо, мой милый, — заговорила она с малышом. — Все просто отлично, мой маленький. Сейчас мы сменим тебе пеленочки, ты ведь этого хочешь, правда?

Рик отбросил со лба волосы и смотрел, как Кэрол расстелила на столе мохнатое полотенце и положила на него Расти. Приготовив новые памперсы, девушка сняла с малыша мокрые. Когда она наклонилась, под шелковой тканью явно обозначились округлости ее очаровательной попки. Рик едва удержался, чтобы не погладить ее.

Расти все еще плакал, но уже потише. Мало-помалу он успокаивался. Ласково разговаривая с малышом, Кэрол баюкала его, и тот наконец окончательно успокоился.

Она оглянулась и взглянула на Рика.

— Присмотрите пока за Расти. Я пойду выброшу мокрые пеленки.

Рик не возражал. Он просто потерял дар речи. Он смотрел на Кэрол во все глаза. Под халатом проглядывали ее упругие груди, подчеркнутые блестящей полупрозрачной тканью. Как он только мог вообразить такую глупость, что Кэрол абсолютно несексуальна? Это все от проклятых пуловеров, которые она все время носит. И, черт подери, у этой женщины было настоящее сердце! Почему она так скрывает это?

Рик баюкал Расти, когда вернулась Кэрол. Полы халата распахнулись, и мужчина успел заметить на редкость стройные ноги. В смущении девушка запахнулась. Рик усмехнулся.

— Кэрол, вы хоть знаете, что у вас потрясающая фигура?

Она провела рукой по волосам.

— Обязательно делать подобные комплименты в столь ранний час? Посмотрите, еще не рассвело. Вы меня смущаете. Я к такому не привыкла.

Кэрол забрала у Рика Расти, прижала его к груди и поцеловала в щечку. Укачивая ребенка, она стала расхаживать по комнате, ласково разговаривая с мальчиком. Каким добрым и женственным стало в этот момент ее лицо и каким привлекательным! Рик был просто очарован.

— Ваш взгляд, Рик, действует мне на нервы. Вы что, никогда не видели женщины с ребенком?

— Честно говоря, нет. Разве только в кино. Но это такая красивая картина. Я и представить себе не мог, что вы так любите детей.

— Я всю свою жизнь мечтаю иметь детей. — Кэрол сама испугалась своих слов. Она что, совсем с ума сошла, что говорит с Риком о таких вещах?

— А я вот никогда не помышлял о детях, — признался Рик. Он стоял, прислонившись к столу и скрестив руки на груди. — Когда Расти вдруг, что называется, свалился мне на голову, я воспринял это как обузу. Но понемногу, кажется, начинаю привыкать к этому сорванцу.

Расти больше не плакал. Своими пухлыми ручками он потянул на себя халат на груди Кэрол, от чего стали видны ее мягкие соблазнительные округлости.

Вспыхнув до корней волос, Кэрол разжала пальчики Расти и запахнула вырез халата, избегая смотреть в сторону Рика.

— Ну, теперь, кажется, его можно снова положить спать. Надеюсь, он больше не будет плакать. А я пойду приготовлю мальчику поесть.

— Как насчет бурбона? — смеясь, спросил Рик.

Девушка укоризненно покачала головой.

— Такое мог сказать только мужчина. Чего доброго, вы еще и ребенку предложите спиртное, чтобы он лучше спал ночью.

— Ну что вы, это же всего-навсего шутка.

— Ваше счастье.

Расти, прильнув к Кэрол, начал засыпать. Девушка осторожно уложила его в корзинку. Мальчик снова страдальчески сморщился, и она опять взяла его на руки.

— Мне кажется, что сегодня он больше не уснет, — предположил Рик.

— Его надо еще немного побаюкать, малыш недостаточно устал, чтобы уснуть. Дети требуют много времени и забот.

— У вас все это так здорово получается, просто отлично. Откуда у вас столько выдержки? — Рик удивлялся все больше и больше.

Кэрол с улыбкой посмотрела на Расти.

— Это вполне естественное человеческое свойство. Дети требуют терпеливого отношения, как, собственно, и некоторые мужчины.

— Я очень хочу, чтобы вы пожили здесь до тех пор, пока не вернется Вивьен — его мама. Как бы нам это устроить, Кэрол? Или вас кто-то ждет?

— Я уже говорила вам, что останусь на ночь.

— Я имею в виду не только следующую ночь. Вы так и не ответили на мой вопрос, хотя прекрасно его поняли.

Кэрол с вызовом взглянула в глаза Рика.

— Меня никто не ждет, — голос ее дрогнул.

Мужчина облегченно вздохнул.

— Значит, мы можем вместе провести сегодняшний день. Сегодня воскресенье, давайте возьмем с собой Расти и поедем на море или в зоопарк.

Кэрол от души рассмеялась.

— Расти еще слишком мал, чтобы везти его в зоопарк.

— Я не уйду в спальню до тех пор, пока вы не скажете, что останетесь.

— Вы давите мне на психику.

— Я просто очень прошу вас, вот и все. Вы же видите, как Расти привязался к вам. Он просто влюблен в вас. Неужели вы хотите его покинуть? Представляете, что он тут устроит, стоит вам только выйти за дверь! Вы не сможете поступить со мной так бессердечно, Кэрол.

— Вы всегда берете людей измором, Рик?

Мужчина уже был готов сказать, что способен на любые ухищрения, лишь бы взять измором саму Кэрол, но вовремя осекся. С ней такой номер не пройдет.

— Мне очень жаль, что у вас сложилось такое мнение обо мне. Я попал в клещи. Если захотите, я с удовольствием заплачу вам за работу в выходные дни.

После этих слов Кэрол пришла в ярость.

— Мне даже думать об этом противно. Как вы можете такое мне предлагать? Ведь речь идет о ребенке! А вы — деньги. Оказывается, иногда вы бываете абсолютно бестактны.

— Ладно, прошу прощения. Ну хотите, я встану перед вами на колени?

— Этого еще не хватало, — Кэрол прыснула от смеха.

— Итак, вы остаетесь? — Рик был настойчив.

Кэрол быстро взглянула ему в глаза. Он был неотразим в своем обаянии, и она сдалась.

— Хорошо, договорились. Но я делаю это только ради Расти.

— Ничего другого я от вас и не ждал. — Рик прямо-таки светился от удовольствия. Он знал, что перед его улыбкой не могла устоять ни одна женщина. Чутье подсказывало ему, что Кэрол не была исключением.

Внезапно он страстно захотел обнять Кэрол, прижать ее к себе и разбудить в ней желания, доселе ей, быть может, неведомые. Рик живо рисовал себе картину, как она поведет себя в постели. Да чего уж тут воображать, подумалось Рику, будет лежать как бревно, она же абсолютно фригидна.

При всей своей фантазии он не мог представить, как эта рассудочная девица дрожит от страсти. Однако у Рика появилось желание проникнуть в ее потаенные чувства, возможно, девушка не так проста, как кажется, и за ее ледяным спокойствием скрывается какая-то тайна.

Кэрол не обратила ни малейшего внимания на пристальный взгляд Рика. Она снова уложила малыша в импровизированную кроватку, и на этот раз Расти не протестовал. Он спокойно спал. Кэрол поправила на себе халат. И тут Рика проняло до мозга костей.

Он осознал, что перед ним стоит полуобнаженная красивая женщина и он сходит с ума от страсти к ней. Она, конечно, смущается, но ее чувства намного сложнее, чем простое смущение. В животе Рика возник холодок, который постепенно распространился на поясницу. Да он просто сгорает от желания. Боже, он же не может оторвать взгляда от Кэрол!

— Нам надо постараться поспать еще хотя бы пару часов, — произнес Рик. Во рту было сухо, словно в пустыне. Кэрол была нужна ему как воздух. Под полупрозрачной тканью вырисовывались ее напряженные соски. Его так сильно потянуло к девушке, что он чуть не задохнулся от внезапно нахлынувшего желания.

— Да, надо попытаться еще немного вздремнуть, — она понизила голос, чтобы не разбудить Расти. — Может быть, действительно, малыш оставит нас в покое еще на пару часов.

Кэрол прошла мимо Рика к двери.

Бросив взгляд на ребенка, Рик поспешил за девушкой. У нее чертовски сексуальная походка, подумал он. Дьявол, как же он раньше этого не замечал? Виновато улыбнувшись, девушка закрыла дверь перед его носом.

Рик вернулся в спальню. Единственное, чего ему сейчас по-настоящему хотелось, — это принять холодный душ. На непреодолимое желание прижать к груди обнаженную Кэрол не проходило. Он что, сошел с ума? Влюбился в Серую Мышку? Надо отвлечься и подумать о чем-то другом, более приятном. Дик улегся в кровать, но Кэрол не шла у него из головы.

— Боже мой, где я нахожусь? Это что, больница? — Вивьен попыталась приподняться, но тут же с тихим стоном повалилась на подушку.

— Вы попали в дорожное происшествие, мисс Грей, и находитесь сейчас в госпитале имени Джорджа Вашингтона. — Сестра Лори, стоявшая в изголовье койки, пощупала пульс Вивьен.

— Сестра, я давно здесь? Где мой ребенок?

— Вы поступили вчера вечером. Сейчас придет доктор Мортон и поговорит с вами обо всем.

— Что со мной случилось? Почему у меня так болит правый бок?

— Вам все объяснит лечащий врач. Ни о чем не волнуйтесь, мисс Грей. Вы отделались синяком под глазом. Все могло быть намного хуже.

— Где мой ребенок? Где Расти?

— О каком ребенке вы говорите? Когда вы попали в аварию, с вами не было ребенка.

— Он остался в ресторане, — простонала Вивьен. — Мне надо разыскать Расти.

— Полежите спокойно, мисс Грей, пойду доложу обо всем доктору. — Сестра вышла из палаты.

Вивьен посмотрела в сторону и увидела, что, кроме нее, в палате находятся еще две женщины. Одна из них разглядывала Вивьен с большим интересом, а другая, отвернувшись к стене, спала. Девушка снова попыталась приподняться. Боже, голову словно железным обручем сдавило! Какой ужас! Сердце колотится как сумасшедшее. Надо немедленно искать Расти.

Вряд ли кто-то известил о происшествии ее родителей, живущих на Лонг-Айленде. В последнее время отношения с ними не складывались, и все из-за Расти. Уже три недели, как она ушла из дома и снимала квартиру на Двадцать восьмой улице. Не просто выгнали из родного дома, родители не желали ее видеть. Не надо им ничего объяснять, они будут только радоваться и говорить, что они, дескать, предупреждали, что добром все это не кончится.

Дверь палаты открылась. Вошел молодой темноволосый врач и, с улыбкой бодро подойдя к койке Вивьен, стал проверять ее пульс.

— Надеюсь, вы хорошо спали, мисс Грей? — спросил Джерри Мортон.

— В голове так жужжит, словно я проглотила пчелиный рой.

— Вас доставили к нам в бессознательном состоянии с диагнозом: сотрясение мозга. Чего же вы хотите? Хорошо еще, что грузовик лишь задел вас и просто отбросил в сторону.

— Мне долго придется здесь пробыть, доктор? — с тревогой спросила Вивьен. — У меня маленький ребенок, мне же надо ухаживать за ним.

— Насколько я понимаю, с вами сейчас все более-менее в порядке, однако…

— Когда я смогу уйти домой?

— Не будьте столь нетерпеливы, дорогуша. Еще пару дней вам придется провести здесь. Причем не из-за перелома двух ребер, а из-за сотрясения мозга. Вас надо понаблюдать.

— Почему у меня так болит бедро?

— Там ушиб. Иногда болит больше, чем перелом. Вам надо успокоиться и отдохнуть. Если боль станет нестерпимой, мы как-нибудь с ней справимся.

— Доктор, мне надо найти ребенка. Я не могу отлеживаться здесь, не зная, где мой Расти. Я оставила его в ресторане…

Врач посмотрел на сестру Лори, которая с бесстрастным лицом стояла рядом с ним.

— Скажите нам, как называется ресторан, и мы наведем справки о вашем ребенке.

Когда сестра и врач вышли из палаты, Вивьен захотелось завыть в голос. Как она могла влипнуть в такую историю? И ей еще повезло. Она внезапно вспомнила о симпатичном молодом человеке, сидевшем с ней за одним столиком в ресторане. Она оставила Расти на его попечение, когда пошла звонить. Но можно ли надеяться, что он взял ребенка с собой? Конечно, он сдал малыша в полицию. Вивьен страшно заволновалась.

Через две минуты вернулась сестра Лори, подошла к кровати и погладила Вивьен по руке.

— Я поговорила с хозяином ресторана. Он знает, где находится ребенок. Его взял с собой некий мистер Гамильтон. Сейчас я принесу вам телефон, и вы сможете прямо переговорить с этим человеком.

Вивьен испытала ни с чем не сравнимое чувство облегчения. Она благодарно улыбнулась сестре.

— Это как раз тот молодой человек, с которым я сидела за одним столиком. Боже мой, если бы с Расти что-нибудь случилось…

— Но, как мне кажется, ничего страшного с ним не произошло. Сейчас я принесу телефон. — Сестра вышла из палаты.

Рик и Кэрол сидели и завтракали, когда зазвонил телефон. Рик вышел в прихожую и снял трубку. Звонила Вивьен. Кратко рассказав, что с ней стряслось, она сразу же спросила про Расти.

— Не тревожьтесь о своем малыше, Вивьен. Я взял Расти к себе. Сейчас за ним ухаживает очень хорошая молодая женщина. Ваш сын в полном порядке. Успокойтесь, у вас нет никаких причин так тревожиться.

— Боже, какое счастье! — вырвалось у Вивьен. — Док сказал, что мне придется провести в больнице еще пару дней. Может быть, вы привезете Расти сюда, тогда я сама смогу за ним присмотреть.

Рик задумался и посмотрел на Кэрол, сидевшую за кухонным столом. Как только он отдаст Расти, так сразу же исчезнет и Кэрол. А вот этого он совсем не хотел.

— К чему создавать проблемы на ровном месте, Вивьен? Я же сказал вам, что с малышом все в порядке. Он чувствует себя здесь прекрасно, почти как дома. Если хотите, я могу сегодня заехать в госпиталь и показать вам Расти. Но мне кажется, что ребенка не надо оставлять в больнице. Ручаюсь вам, здесь ему обеспечен прекрасный уход.

— Зачем вы это делаете, Рик?

— Просто я очень люблю детей. Безумно люблю. А Расти такой смышленый и красивый мальчишка!

— Но я хочу его видеть. Хочу видеть в любом случае. Да и потом, почему я должна вам доверять?

— Но послушайте, Вивьен, если бы вы не доверились мне вчера, то не оставили бы на мое попечение своего ребенка, разве не так?

Возразить было нечего. Девушка вспомнила, что ей действительно очень понравился Рик Гамильтон. Она отчетливо представила себе этого симпатичного молодого мужчину. Может, хорошо, что все получилось именно так? Если она сейчас настоит на том, чтобы Расти привезли в больницу, то, вполне возможно, больше никогда в жизни не встретит Рика, а ведь она так многим ему обязана.

— Но мне просто неловко обременять вас своим ребенком. С моей стороны это форменная безответственность.

— Давайте не будет говорить об этом, Вивьен. Сегодня, ближе к вечеру, я навещу вас, и вы сами убедитесь, что Расти действительно в полном порядке.

— Ладно, — согласилась Вивьен. — Я принимаю ваше предложение. Вы и правда потрясающий парень, Рик.

— До вечера, Вивьен.

Рик вернулся к столу. Кэрол пила уже вторую чашку кофе. Она вопросительно посмотрела на Рика.

— Это звонила мать Расти?

— Она лежит в госпитале имени Джорджа Вашингтона. Сегодня вечером поеду к ней.

— Вы хотите отвезти ей Расти?

— Что она будет делать с ребенком в больнице? Я обещал привезти ей малыша, чтобы она взглянула на него и успокоилась. А когда Вивьен выпишется из больницы, то заберет сына. Известно, что такое эти муниципальные больницы. Кто там будет как следует смотреть за ребенком?

— При каждой больнице есть что-то вроде детского сада. Худо-бедно, но за детьми там ухаживают.

— Все равно, думаю, что Вивьен испытала облегчение, приняв мое предложение.

— Может быть, у вас есть какие-то задние мысли?

Но у Рика были такие невинные глаза, что Кэрол невольно рассмеялась.

— Сейчас я думаю только о Расти.

— У вас действительно доброе сердце, Рик. Взять на себя такую обузу, как чужой ребенок.

— Если мы заговорили о добросердечии, то вас надо поставить на первое место, Кэрол. Вы сможете еще поухаживать за Расти?

В ответ Кэрол ласково улыбнулась, вспоминая милую мордашку малыша. Рику она таких улыбок не дарила.

— Мне очень понравился ребенок. Когда он на меня смотрит и улыбается, мое сердце тает, как масло на солнце. Я с удовольствием посижу с ним, сколько потребуется. Он такой славный сорванец.

Рик облегченно вздохнул.

— Оставайтесь у меня, пока Вивьен не выпишут из больницы. Нет, в самом деле, это будет просто здорово. Вам не придется далеко ездить за едой для Расти, магазин напротив, да и вообще…

— Рик, вам очень трудно ответить «нет».

— Ну вот и скажите просто «да». — Он взял ее за руку. — Мне так хорошо, когда вы здесь. Вы мне очень нравитесь.

— Что-то раньше я не замечала этого. — Кэрол не отняла руку.

— Может быть, я всегда смотрел на вас как на нечто само собой разумеющееся. Но теперь я будто впервые вас увидел. Вы действительно мне очень нравитесь, Кэрол.

Девушка почувствовала, как сильно забилось ее сердце. Посмотрев на Рика, она поняла, что он говорит правду. Но верилось в эту искренность с трудом. Кэрол была совершенно сбита с толку.

— Пожалуйста, останьтесь, — голос Рика звучал умоляюще и очень нежно.

Великий Боже, она же влюбилась в Рика Гамильтона. И, кажется, уже давно. Но до сих пор ей удавалось подавлять в себе это чувство. Кэрол всегда была уверена, что ее внешность не может ни на кого из мужчин произвести впечатление. Поэтому конкурировать с другими женщинами она не могла, да и не хотела. Уж во всяком случае, не с теми супермоделями, которыми периодически увлекался Рик. Но то были легкие интрижки. Теперь же Кэрол видела в его глазах неподдельный, живой интерес. Ее это глубоко тронуло.

— Мне кажется, Расти уже хочет попить из бутылочки. — Кэрол поднялась из-за стола.

Рик внимательно наблюдал, как девушка разогревает молочную смесь. На ней вновь был надет этот невыносимый свитер и отвратительная твидовая юбка. Но теперь Рик смотрел на Кэрол совсем другими глазами. Стоило ему только представить ее в шелковом халате, как в нем просыпалось страстное желание заключить девушку в объятия. Кэрол такая женственная, такая неподдельно искренняя, такая нежная и настоящая. Конечно, выглядела она не столь ослепительно, как, скажем, Джулия. Но зато от Кэрол исходили какие-то волнующие флюиды, согревавшие его душу. Рик закурил. Кажется, он готов влюбиться в Кэрол, влюбиться серьезно. Он задумчиво пригладил свои светлые усы.