Прочитайте онлайн Папа на время, любовь навсегда | Часть 2

Читать книгу Папа на время, любовь навсегда
5016+611
  • Автор:
  • Перевёл: А. Н. Анваер
  • Язык: ru
Поделиться

2

Рик как раз успел заправить рубашку в брюки и застегнуть ремень, когда раздался звонок. Он последний раз оглядел себя в зеркале и пошел открывать. Джулия возникла перед ним в сногсшибательном брючном костюме из сверкающего шелка. Под тончайшим, полупрозрачным пиджаком не было ничего, кроме белого лифчика, который вызывающе выставлял ее грудь.

— Бог мой, ты выглядишь потрясающе, — выдохнул Рик и буквально втащил Джулию в прихожую.

Она улыбнулась и кокетливым жестом откинула со лба длинные гладкие светло-пепельные волосы. Девушка хотела произвести впечатление маленькой наивной глупышки, с раскрытым ртом ждущей чуда.

— Я безумно рада нашему вечеру, Рик.

В этот момент она услышала детский крик. Расти решил напомнить миру о своем существовании. Улыбку с лица Джулии будто смыло. Она пристально посмотрела на Рика…

— Что это такое?

Рик положил ей руку на плечо.

— Это мой сюрприз, дорогая. Сегодня вечером у нас еще гость.

— Ты что, считаешь меня дурочкой, Рик? Что происходит? Мне кажется, это плачет ребенок.

— Я всегда знал, Джулия, какая ты сообразительная девочка. Это действительно ребенок, и я страшно рад, что ты наконец пришла. В одиночку мне не справиться с этим маленьким паршивцем. Слушай, ему можно дать сгущенки?

— Скажи, ты что, спятил? Что все это значит, Рик? — Джулия рванулась в гостиную. Не заметить, а тем более не услышать Расти было невозможно. Девушка подошла к креслу, на котором лежал ребенок и стала внимательно его разглядывать. — Откуда взялся этот младенец, Рик?

— Это очень долгая история, но я расскажу ее вкратце, ладно?

— Это полностью совпадает с моим желанием. Кстати, ты не хочешь взять ребенка на руки? Я терпеть не могу орущих детей.

— Может быть, ты постараешься успокоить малыша? Очень трудно говорить, когда он кричит.

Джулия с таким интересом начала рассматривать свои отполированные ногти, словно не поняла, что ей сказал Рик.

— Ты же женщина и, наверное, знаешь, как обращаются с маленькими детьми. Если честно, то ты, Джулия, моя последняя надежда.

Она скорчила неподражаемую гримасу.

— Откуда взялся младенец? Это твой ребенок?

— Ну, конечно же, нет! Что за вопрос? — огрызнулся Рик.

— Ты что, получил его в подарок?

Мужчина глубоко вздохнул.

— Так ты возьмешься успокоить Расти или нет?

— Я не имею представления, как это делается, и у меня нет никакого желания этим заниматься. Я не умею обращаться с детьми. Вот так.

Рик слегка оторопел. Он по-прежнему находил Джулию весьма привлекательной, но сейчас она показала ему оборотную сторону медали, от чего мужчина пришел в замешательство. Такая Джулия ему решительно не нравилась. Очаровательная девушка превратилась в сварливую и злобную мегеру. Вздохнув, Рик взял Расти на руки, и ребенок сразу успокоился.

— Видишь, из тебя получилась отменная нянька, — усмехнулась Джулия. — Тебе очень идет этот ребенок.

— Ты говоришь о малыше так, словно это галстук.

Девушка со скучающим видом пожала плечами.

— Как мне кажется, это твои проблемы. Так мы, выходит, отправимся на Бродвей с этим довеском?

Рик сделал глубокий вдох и взял себя в руки.

— Я не предлагаю идти сегодня на Бродвей. Мы вообще никуда не пойдем. Я не могу оставить Расти одного.

— Очаровательно. — Джулия плюхнулась в кресло и закинула ногу на ногу. Открыв сумочку, она достала пачку сигарет.

— Надеюсь, ребенку не очень повредит, если я закурю.

Рик не удостоил ее ответом.

— Ну, рассказывай, — промолвила Джулия.

Продолжая ходить по комнате и баюкая малыша, Рик рассказал Джулии о Вивьен, о том, как они познакомились и что произошло дальше.

Джулия стряхнула пепел с сигареты.

— Самое простое решение — сдать ребенка в полицию. Там быстро бы выяснили, куда увезли мать. К тому же существуют специальные заведения, где могли бы нормально позаботиться о нем.

Рик удивленно посмотрел на Джулию.

— Я и не подумал о такой возможности. Как только Вивьен придет в себя, она, конечно, сразу начнет разыскивать ребенка. Первым делом обратится в ресторан, где она была с Расти. Я оставил там свой адрес. Мне показалось, что это самый простой выход из положения.

— Ты, видно, совсем спятил. К тому же испортил нам вечер.

— Бывает, случаются вещи, которые невозможно предусмотреть. У меня на руках остался малыш, и я должен о нем позаботиться. Ребенку действительно не повезло.

— Какой он противный, — заявила Джулия. — И эти рыжие волосы!

— У матери точно такие же. Но при чем здесь малютка. К тому же мальчику очень к лицу такой цвет волос.

Джулия, прищурив глаза, посмотрела на Рика.

— Ты хочешь дать мне понять, что находишь мать Расти очень привлекательной?

— Да мы успели переброситься всего парой слов. Я даже плохо помню, как она выглядит, — в голосе Рика послышались злые нотки.

— Но она успела произвести на тебя впечатление. Определенно, она тебе понравилась. Наверно, она красива.

— Ну, уродиной ее, конечно, не назовешь. Будем надеяться, что травма оказалась не слишком тяжелой и скоро она будет на ногах!

Джулия зло пожала плечами.

— Может быть, ее еще не сразу отпустят. В дорожно-транспортных происшествиях не всегда бывают виноваты водители.

— Кто говорит о вине? У тебя ледяное сердце, Джулия. — Рик возмущенно тряхнул головой.

— А с какой стати я должна интересоваться судьбой совершенно незнакомой женщины? Этот ребенок кажется мне просто отвратительным. Ты долго собираешься им тешиться? Позвони в полицию, и пусть они заберут Расти.

— Мне даже думать об этом не хочется.

На этот раз Рик действительно вышел из себя. Внезапно до него дошло, что Джулия одним своим присутствием действует ему на нервы. Какого черта он втемяшил себе в голову, что влюбился в нее? Он уже сам в это не верил.

— Расти останется здесь до тех пор, пока его не заберет мать. Я не допущу, чтобы его таскали с места на место, как какое-то полено. Малютка не виноват, что все так неудачно сложилось.

— Как это трогательно! В тебе вдруг проснулись отцовские чувства. Я сейчас расплачусь от умиления.

— Слушай, Джулия, почему бы тебе не пойти ко всем чертям? — почти добродушно спросил Рик. — Я думаю, что здесь ты оказалась по ошибке.

Джулия вытаращила глаза.

— Ты это серьезно, Рик? Ты хочешь поставить на карту наши отношения ради чужого ребенка?

— Ты угадала, Джулия. Именно это я и собираюсь сделать. Только сейчас до меня дошло, что ты за птица.

— Ну вот что… — Девушка швырнула сигарету в пепельницу. — Когда успокоишься, можешь мне позвонить, только не рассчитывай, что я так легко прощу тебе твою грубость.

— А ведь речь шла о такой малости, Джулия. Мне просто нужна была твоя помощь. Но теперь я вижу, что обратился не по адресу. Иди ищи кого-нибудь другого, кто согласится провести с тобой вечер. А я лучше попытаюсь найти человека, который поможет мне поухаживать за ребенком.

— Боюсь, что тебя ждет неудача, Рик. Я не знаю такой женщины, которая вот так, за здорово живешь, согласилась бы присматривать за чужим маленьким ребенком.

— Какое счастье, что у нас нет общих знакомых. — Рик окончательно охладел к Джулии. Он с нетерпением ждал, когда она наконец уйдет. Слава Богу, что между ними ничего не произошло! Его ангел-хранитель оказался начеку.

— Мой номер телефона у тебя есть, — с этими словами Джулия вышла, громко хлопнув дверью.

Рик облегченно вздохнул. Итак, с этим покончено раз и навсегда. Пусть Джулия ждет его звонка, сколько ей вздумается. Высокомерная, глупая и бессердечная тварь. Не стоит тратить на нее время.

Однако проблема оставалась нерешенной. Теплая, тихо хныкающая проблема лежала на руках Рика. Расти жалобно плакал, а мужчина чувствовал свое полное бессилие.

Здесь обязательно нужна женщина! И как можно скорее. Где бы найти человека, который бы знал, как обращаться с младенцами? Если Рик ничего не придумает, ребенок умрет от голода прямо у него на руках. Он слышал, что детям надо очень много пить. А вдруг это не так?

Кого он может позвать? Мать Рика жила в Коннектикуте. Конечно, она могла бы помочь полезным советом и по телефону, но Рик слишком хорошо знал свою мать. Как только он расскажет ей эту печальную историю, она тотчас сядет в машину, приедет сюда и надолго останется.

Нет, конечно, он нежно любил свою мать, но жить с ней под одной крышей больше двух недель было выше его сил. А она захочет остаться дольше и станет стеснять его свободу. Этого Рику очень не хотелось. Кроме того, матушка начнет капать ему на мозги, мол, ей очень хочется на старости лет понянчить внучат.

Итак, матушка отпадает. Кого еще можно позвать? Есть еще Джилл, с которой у него пару месяцев назад был роман. Но с ней можно вляпаться так же, как с Джулией. Ну почему он вечно связывается с какими-то легкомысленными девицами, которые способны думать только о дорогих тряпках, шикарных ресторанах и спортивных машинах? Да и вообще, существуют ли еще на свете разумные люди?

Вдруг он вспомнил о Серой Мышке. Так он обычно мысленно называл свою сотрудницу Кэрол Янг. Кэрол, без сомнения, была очень достойной девушкой, к тому же незаменимым работником. Бухгалтер и секретарь-делопроизводитель в одном лице. Пожалуй, без нее дела Рика давно пришли бы в упадок. Он бы просто запутался в них.

Единственная беда, от Кэрол вообще, как говорится, не пахло женщиной. Она была до безобразия правильная, поэтому не могла вызвать даже мимолетной мысли о женской привлекательности. Нельзя отрицать, что у девушки была потрясающая фигура, но она ухитрялась прятать свои прелести под немыслимыми балахонами. Абсолютно бесцветное лицо, светлые волосы, зачесанные назад, очки в тонкой металлической оправе, сделанные, очевидно, в середине семидесятых годов, — словом, ни грамма шарма. Кэрол была девушкой, на которую можно положиться, но в которую невозможно влюбиться.

Но, скорее всего, именно в Кэрол он сейчас больше всего нуждался. Ей было двадцать семь лет, и она умела принимать решения и брать на себя ответственность. Но может ли она обращаться с грудными детьми? Да и вообще, сегодня же суббота. Скорее всего, ее и дома нет. Но ждать Рик больше не мог.

Завернутый в толстое полотенце Расти имел совершенно несчастный вид. Следует попытаться. Да и кто знает, может, ему еще придется иметь дело с детьми. Вот этот же свалился на него как снег на голову. Надо быстро что-то решать.

— Не плачь, мой маленький, — успокаивал его Рик. — Я делаю все, что могу. Сейчас я что-нибудь придумаю. Мы с тобой поладим и будем жить припеваючи, пока твоя мамочка не выйдет из больницы.

Он осторожно положил Расти на диван. Ребенок уже только слабо попискивал, видно, здорово оголодал. Надо срочно найти женщину, способную помочь двум беспомощным мужчинам.

Слава Богу, что Джулия ушла, от нее сейчас было бы одно беспокойство. Рик больше не думал о сексе. Он схватил телефонную трубку и набрал номер Кэрол. Слушая редкие гудки, мужчина нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Наконец на противоположном конце линии раздался голос его секретарши.

— Кэрол, я попал в незавидное положение. Мне очень нужна ваша помощь. Вы не найдете для меня немного времени? Я сижу здесь с ребенком и не знаю, что мне делать.

Кэрол решила, что ослышалась. Ее шеф и ребенок? Это было что-то новое и из ряда вон выходящее. Девушка знала, что Рик Гамильтон неравнодушен к красивым женщинами и они способны произвести на него впечатление. Но ребенок?

— Через двадцать минут я буду у вас, — ответила Кэрол.

— Только не надо ради меня жертвовать субботним вечером. Если вы заняты чем-то важным, не приезжайте, Кэрол.

— Я просто сижу одна дома. Делать мне абсолютно нечего. И приехать к вам совсем не трудно.

— Вы умеете обращаться с детьми, Кэрол? Я не могу по телефону рассказать вам всю историю. Но ребенок очень маленький, и я совершенно беспомощен.

Кэрол негромко рассмеялась.

— Есть у вас в доме молоко или детское питание?

— Нет, и бриллиантов английской короны тоже, — попытался пошутить Рик. — Откуда у меня, черт возьми, может быть, детское питание?

— Ну, если ребенок у вас…

— Он находится здесь уже почти два часа. Это произошло так неожиданно.

— Рик, что вы натворили, откуда у вас ребенок?!

— Так получилось. Цепь нелепых случайностей, как говорится. Клянусь вам, я ничего не мог с этим поделать, и это не моя вина, Кэрол. Прошу вас, не оставляйте меня в беде. Мои нервы уже на пределе.

Кэрол была одета в твидовую юбку и длинный белый свитер. На весьма стройных ногах красовались стоптанные коричневые туфли, лет десять назад вышедшие из моды. У девушки был отважный, строгий и до обидного несексуальный вид. Но Рика это последнее обстоятельство совершенно не волновало. Он был страшно рад приходу Кэрол.

Девушка достала из сумки несколько пакетов, которые она стала распаковывать прямо в прихожей. На Рика это произвело впечатление.

— Вы столько всего накупили?

Кэрол поправила очки.

— А чему вы так удивляетесь, Рик? Готова держать пари, что ребенку позарез нужны чистые пеленки и памперсы. Кроме того, по телефону вы сами мне сказали, что младенец хочет есть. Сколько лет крошке, или сколько месяцев?

— Во-первых, его зовут Расти и это мальчик; а во-вторых, я не имею ни малейшего понятия, каков его возраст.

Кэрол смерила своего шефа скептическим взглядом. Она не впервые видела это лицо, эти горячие карие глаза, страстность которых не смягчали даже длинные пушистые ресницы. Рик радостно и приветливо улыбался открытой улыбкой, делающей его лицо юным и симпатичным.

— Где ребенок?

Он провел Кэрол в гостиную. Расти занимался тем, что пытался оторвать от обивки дивана пуговицу. Кэрол не могла удержаться от улыбки, увидев малютку.

— Какой хорошенький! А полотенце, конечно, ваше?

Рик задумчиво почесал подбородок.

— Пожалуй, оно не очень похоже на пеленку, да? — виновато спросил он.

— Ничего страшного. — Кэрол наклонилась над малышом и взяла его на руки.

В какой-то момент малютка будто раздумывал, начать ли ему кричать или не стоит. Подумав, решил, что все-таки не стоит. Расти первым делом постарался дотянуться до очков Кэрол. Кажется, этот монстр женского пола, чьего вида Рик не выносил, просто заворожил и очаровал малыша.

Ласковым жестом Кэрол погладила ребенка по головке. На лице девушки появилось выражение необыкновенной нежности. Рик был озадачен. Такой он никогда не видел свою секретаршу.

— Вы хотите оставить его у себя, Рик?

— Боже сохрани! Малыш останется у меня только на время.

Он рассказал Кэрол, что произошло с ним сегодня.

Девушка пришла в ужас.

— Несчастная женщина, — сочувственно произнесла она. — Но, может быть, мать получила не слишком тяжелые травмы! Она же будет беспокоиться из-за ребенка.

— Если, конечно, сможет волноваться, — произнес Рик.

— Бедное дитя, — проговорила Кэрол, укачивая малыша. — Сейчас мы дадим тебе попить, а потом поменяем пеленки.

Ребенок улыбнулся Кэрол, и это до глубины души растрогало девушку.

— Кэрол, признаться, я раньше думал, что вас ничем не проймешь, — заметил Рик. И добавил с облегчением: — Наконец смогу спокойно сесть и что-нибудь выпить. Я уже думал, что разорвусь. Просто не имел понятия, как проведу ночь.

— Подержите его. — Девушка положила Расти на руки Рику. — Выпивка подождет еще пару минут. Я сначала распакую то, что принесла с собой.

Дальше все пошло как по маслу. Рик только поражался. Он и не подозревал у Кэрол таких выдающихся способностей в этой области. Без всяких театральных жестов эта женщина вернула его жизнь в нормальное русло.

Кэрол принесла с собой все, что положено иметь молодой матери. Рику это казалось настоящей фантастикой. Он с интересом смотрел, как Кэрол смазывает малыша маслом, как подкладывает чистые памперсы. Расти не протестовал и больше не плакал.

На кухне девушка разогрела в бутылочке молочную смесь и уселась в кресло кормить Расти. Тот, довольно причмокивая, ухватился за бутылку, как опытный пьяница. Рик радостно улыбался. Потрясающая картина!

Как любовно и нежно обращалась Кэрол с малышом! Она делала все так ловко и непринужденно, что, казалось, ее призванием было ухаживать за маленькими детьми. Рик налил себе виски с содовой и с удовольствием наблюдал за действиями Кэрол. С ее приходом у него потеплело на душе.

После того как ребенок поел, девушка взяла его на руки и, расхаживая с ним по комнате, стала тихо баюкать. Расти заснул как-то неожиданно. Кэрол осторожно уложила малютку в корзинку, выпрямилась и поправила очки.

— Вот так. Теперь мы можем какое-то время отдохнуть.

— Вы просто волшебница, Кэрол, — Рик говорил совершенно искренне. — Просто ума не приложу, что бы я делал без вас. Наверно, просто умер.

Она посмотрела на Рика и нервно поправила прическу.

— Скажите, почему вы позвонили именно мне. Рик?

Он отпил из стакана.

— Я вообще не знал, к кому мне кинуться за помощью. Мысль о вас пришла мне в голову совершенно случайно. Однако я не предполагал, что вы с таким блеском проведете эту операцию. Я даже представить себе не мог, что вы так хорошо знаете обязанности молодой мамаши. Вы меня просто поразили, честное слово.

— Я всегда хотела иметь детей, — призналась Кэрол и задумчиво умолкла.

— Этого я не знал.

Девушка торопливо заговорила:

— У моей сестры трое детей. Я время от времени бываю у нее в гостях. Иногда мне приходилось вместе с сестрой ухаживать за малышами. Так что неопытной сиделкой и нянькой меня не назовешь.

— Садитесь, выпейте со мной, — предложил Рик. — Я просто не знаю, как мне выразить вам свою благодарность.

— Я вообще не пью.

Рик нетерпеливо вздохнул.

— Я так и думал. Но для такого случая сделайте исключение. Бурбон с содовой не вскружит вам голову и не свалит с ног.

Кэрол улыбнулась и села на диван. Рик подал ей стакан, и они чокнулись.

— Я пью за замечательную женщину, за вас.

Кэрол снова задумалась.

— Мне не нравятся такие комплименты, Рик.

— Даже если это говорится всерьез? Я действительно просто очарован вами, Кэрол. Уже не чаял, что сегодня под этой крышей воцарится мир и покой. Без вас я ничего не смог бы сделать.

— Я не сделала ничего особенного. Не могла же я бросить вас на произвол судьбы. Подумать только: вы и ребенок! Это же несовместимо!

— Звучит не слишком лестно. Вы, кажется, не очень доверяете мне. — Рик испытующе посмотрел на девушку.

— Нет, что вы, вам вполне можно доверять. Почти во всем. Но в том, что касается ухода за детьми… В таком тонком деле холостякам доверять нельзя. Это же очевидно.

— Скажите, а вы постоянно носите очки? — Рик неожиданно сменил тему разговора.

Как раз в этот момент Кэрол собиралась поправить очки, но рука ее остановилась на полпути.

— Да, я страшно близорука.

Аккуратным движением Рик снял с девушки очки. У Кэрол оказалось очень нежное, молодое и беззащитное лицо.

— Какие у вас красивые глаза.

— Пожалуйста, перестаньте меня смущать. Я не из тех девушек, которые с восторгом бросаются вам на шею, — раздраженно произнесла она.

Рик улыбнулся.

— Ну, на это я и не рассчитываю. Но в других очках вы выглядели бы гораздо лучше.

Кэрол забрала у Рика свои очки.

— Вы нашли очень милый способ напомнить, насколько я непривлекательна. — Она гордо вскинула голову, в глазах ее появилось холодное и отчужденное выражение.

— Да нет же, я вовсе не хотел этого сказать. Вы очень и очень привлекательны. Просто вы совершенно не следите за собой.

— Я не та женщина, которая только и думает о том, как завлечь мужчину.

Рик тяжело вздохнул.

— Я просто стараюсь вам помочь, Кэрол. Почему вы не хотите носить вещей, которые были бы вам к лицу?

— Давайте лучше поговорим о ребенке или о его матери. Я совершенно неинтересный предмет для беседы.

Пожалуй, Рик и сам не смог бы объяснить, почему вдруг испытал к Кэрол столь горячую симпатию. Ему очень нравились ее доброта, способность понять другого, ее неповторимая мягкая женственность. Кэрол совсем не походила на девушек, с которыми мужчина привык общаться, она была иной.

— Сумеете ли вы ухаживать за Расти, если я вас хорошенько проинструктирую? — Кэрол снова решительным жестом надела очки. — Ведь может пройти еще несколько дней, пока его маму выпишут из больницы.

Для размышлений Рику не понадобилось и секунды.

— С этим мне не справиться, во всяком случае, без вас, Кэрол. В этих делах я абсолютный профан. А вдруг Расти подавится, когда я начну поить его из бутылочки? Нет, так дело не пойдет. Пожалуйста, не оставляйте меня одного.

Девушка рассмеялась.

— Но не могу же я жить у вас.

— А почему, собственно говоря, нет? — Рик буквально воспламенился этой идеей и тотчас же ее высказал: — Слушайте, если у вас нет неотложных дел в выходные дни, то почему бы вам и в самом деле не остаться у меня? Ручаюсь, мы найдем, о чем поговорить. Я не справлюсь с Расти один. У меня просто ничего не получится, как бы ни старался. Он такой крошка, я все время буду бояться, что просто раздавлю его.

— Когда речь идет о детях, так думают многие мужчины. Причем лучшие из них. Остальные вообще не забивают себе голову подобной чепухой.

— Обстоятельства сложились так, что у меня нет другого выхода. Однако все равно, спасибо за комплимент. А вообще я вам нравлюсь?

Кэрол отвернулась. Ей не хотелось обнаружить свое смущение.

— Что за вопросы? Вы же мой шеф.

Рик отпил из стакана и откинулся на спинку дивана.

— Я меньше всего хотел бы услышать такой ответ. Видите ли, я так мало о вас знаю, а между тем мы работаем вместе уже целый год, и хорошо работаем, должен признать. Но как же мы далеки друг от друга.

Лицо девушки снова посерьезнело. Глаза стали колючими, это было заметно даже сквозь толстые стекла очков.

— Значит, вы решили таким экстравагантным способом налаживать отношения со своими сотрудниками? Такого я еще ни разу не видела.

Рик засмеялся.

— Ей-Богу, Кэрол, этого я тоже не хочу. Ну что вы цепляетесь к словам? Почему вас настораживает даже такой простой, ясный вопрос?

Подумав, Кэрол решила ответить:

— Конечно, вы нравитесь мне. Если бы это было не так, я не стала бы у вас работать. Чтобы хорошо справляться с делами, я должна чувствовать гармонию.

Рик снова озадаченно посмотрел на девушку.

— Значит, вы считаете, что я способен дать вам такое ощущение?

— Мы хорошо сработались с вами, а это очень важно.

Рик внимательно рассмотрел Кэрол. Ее не испорченная косметикой кожа была гладкой и свежей. Правда, без макияжа девушка выглядела несколько бесцветной, вероятно, поэтому он и прозвал свою секретаршу Серой Мышкой. Другие втирают в кожу килограммы косметики, а вот Кэрол поступала не так, предпочитая выглядеть естественно. От девушки веяло подлинной чистотой.

— Что случилось? Вы так на меня смотрите, как будто у меня на щеке выросла бородавка.

— Нет, просто я вдруг понял, что у вас необыкновенно чистая кожа.

— Тяжело вам, наверно, было найти во мне что-то хорошее, — в голосе Кэрол опять прозвучало раздражение.

— Что с вами, Кэрол? Вы страдаете комплексом неполноценности? Это проходит. Вы вполне достойный человек и способны нравиться другим. А если вы еще как следует оденетесь, то мужчины будут терять из-за вас голову.

Кэрол торопливо допила виски и закашлялась. От выпитого она слегка захмелела.

— Давайте раз и навсегда договоримся и поставим все точки над «i». Я знаю, как выгляжу, и знаю, как действую на окружающих. Вы выводите меня из равновесия, и лучше оставим все как есть. Я останусь сама собой. Учтите, кто начинает воспринимать меня по-другому, просто перестает для меня существовать.

— Очень прискорбно слышать такие жестокие слова из столь прекрасных уст, — произнес Рик.

— Опять вы за свое. Я не похожа на тех девушек, которых вы обычно приводили сюда. Поймите это наконец.

— Ну вот, — усмехнулся Рик, — вы уже попрекаете меня моими подружками.

— Как я могу в чем-то вас упрекать? У меня есть глаза, и я вижу, что время от времени вы симпатизируете разным девушкам. Правильно?

Он почесал подбородок.

— Давайте лучше поговорим о ребенке.