Прочитайте онлайн Папа на время, любовь навсегда | Часть 1

Читать книгу Папа на время, любовь навсегда
5016+605
  • Автор:
  • Перевёл: А. Н. Анваер
  • Язык: ru
Поделиться

1

Шел дождь. Нью-Йорк, скрытый пеленой падающей с неба воды, выглядел серым и сумрачным. В такую погоду Рик всей душой ненавидел свой город. Правда, и другие города в дождливую погоду выглядят не лучшим образом. Только Рик устроился в маленьком ресторанчике на Пятьдесят седьмой улице и раздумывал, стоит ли заказать к кофе бренди, как к его столику подошла молодая женщина.

Первое, что ему бросилось в глаза, — это рыжие, рассыпавшиеся по плечам волосы и ярко-синие глаза, лучившиеся на красивом лице. Женщина дружелюбно улыбнулась Рику.

— Можно мы с Расти присядем здесь? Свободных столиков больше нет. А мне просто необходимо выпить кофе.

Только сейчас Рик увидел корзинку, в которой лежал маленький ребенок с точно такими же рыжеватыми волосиками, как у матери. Малыш мирно спал, прижав к щечкам крохотные кулачки.

— Конечно, конечно, садитесь, пожалуйста. — Он приветливо улыбнулся.

Женщина поставила корзинку с младенцем на свободный стул, облегченно вздохнула и села.

— Ну и погодка, — сказала она. — Угораздило же нас поехать за покупками в такой день. Кажется, придется отложить поход по магазинам.

Мужчина без стеснения оглядел свою визави. Девушка ему определенно нравилась. Она отличалась необычной, притягательной красотой, к тому же на ее левой руке Рик не заметил обручального кольца, хотя, конечно, это еще ни о чем не говорило.

— Вы всегда берете с собой своего наследника, когда ездите в магазины?

Молодая мама посмотрела на ребенка и нежно улыбнулась.

— Я никогда не оставляю Расти одного. Малютка принадлежит только мне. Вы ничего не имеете против детей?

— Боже упаси, как вы могли такое подумать? — Рик нервно поправил галстук. Внезапно до него дошло, что по сравнению с этой девушкой он выглядит не просто солидно, но, пожалуй, даже старообразно. С другой стороны, если подумать, то двадцать девять — это не возраст.

— Это прекрасно, а то нам с Расти пришлось бы искать другое место. Мой мальчик очень спокойный и не доставит вам хлопот.

— Да вы не волнуйтесь, мне все равно надо будет скоро уйти, — заявил Рик.

Синие глаза смотрели на него в упор, и мужчина почувствовал себя манекеном, выставленным в витрине на всеобщее обозрение. К счастью, подошел официант, девушка заказала чашку кофе.

— С удовольствием заказала бы кусочек торта с кремом, — призналась она Рику, — но приходится заботиться о фигуре.

Он засмеялся.

— Женщины вечно этим озабочены.

— Уж очень велика конкуренция. Потом, ведь не знаешь, когда встретишь мужчину своей мечты, — многозначительно заметила соседка, откинув со лба волосы.

Рику ничего не оставалось, как снова посмотреть на младенца. Девушка перехватила его взгляд и слегка пожала плечами.

— У Расти нет отца, действительно нет. Я очень хотела ребенка и родила его для себя. Рандольф был не столь важен для меня.

Мужчина ухмыльнулся.

— Но чтобы Расти появился на свет, пришлось прибегнуть к его участию, не правда ли? Печальная необходимость.

Она слегка улыбнулась.

— Именно так. Но жить с ним я не хотела. Мы совершенно не подходим друг другу. Боже, я начала рассказывать вам такие интимные подробности, хотя совсем вас не знаю. Простите меня!

— Меня зовут Рик Гамильтон. Можете называть меня просто Риком.

— Только если вы будете называть меня Вивьен.

— Отлично, Вивьен.

Официант принес кофе, поставил чашку на стол и исчез. Этим вечером ресторанчик был на удивление полон. Официанты буквально сбивались с ног.

— Надо жить в Мексике, — сказала Вивьен, — или, по крайней мере, в Калифорнии, там так редко идут дожди.

— Но когда светит солнце, Нью-Йорк — совершенно особенный и неповторимый город. А ваша Калифорния — жуткая провинция, о Мексике лучше вообще помолчим.

— Нью-Йорк действует как возбуждающее, это правда, но для детей он не самое подходящее место. Я уже подумываю о том, чтобы в один прекрасный день уехать отсюда. — Девушка отпила кофе и посмотрела на часы. — О Господи, мне же надо срочно позвонить по очень важному делу. Понимаете, это касается работы. Рик, вы не будете так любезны присмотреть за Расти? Я вернусь буквально через пару минут.

— Уверен, что за это время с малюткой ничего не случится, ручаюсь вам.

— Вы просто прелесть, Рик. — Вивьен встала и направилась к стойке бара, чтобы выяснить, где телефон.

Рик видел, как она о чем-то долго говорила с хозяином заведения, потом направилась к выходу из ресторана и исчезла. Мужчина закурил, посмотрел на мирно спавшего Расти. Так вот они какие — младенцы! До сих пор Рик видел таких маленьких детей только по телевизору, и сейчас ему было немного не по себе. Что будет, если он возьмет вдруг и проснется, увидит, что матери рядом нет, и станет кричать и плакать? В фильмах дети всегда так громко плачут! Рик на минуту представил себе, что тут начнется, когда Расти поднимет крик.

— Спи, маленький, ради Бога, спи, — тихим умоляющим голосом произнес мужчина.

Ребенок лежал спокойно. Только один раз вздохнул во сне, почмокал губами, но не издал ни звука. Рик посмотрел в окно. Зачем Вивьен вышла на улицу? Ведь ей надо было только позвонить.

Мужчина подал знак пробегавшему мимо официанту. Сейчас он закажет себе еще одну чашку кофе. Придется дождаться Вивьен, она, конечно, вернется через пару минут. Подошедший официант принял заказ. Рик затянулся сигаретой и оглядел зал ресторана. Приглушенный гул голосов, позвякивание ножей и вилок, взрыв звонкого женского смеха. Внезапно Рик подумал о сегодняшнем вечере, о Джулии и об их планах. Сегодня Джулии пришла в голову странная фантазия погулять по Бродвею.

Они пошатаются по улице, приземлятся затем в каком-нибудь баре, потанцуют, потискаются, а после он отведет Джулию к себе домой. Было время, когда он спал с ней, потом Джулия ушла, и Рик потерял ее из виду. И теперь снова появилась на горизонте, вела себя, словно жеманница из романов прошлого века, при этом горячо уверяя Рика, что влюблена в него. Вот сегодня он убедится в этом.

Где, в конце концов, застряла эта чертова Вивьен? Официант уже давно поставил перед ним чашку с дымящимся кофе. Рик выпил его, а девушка все не возвращалась. Мало-помалу мужчиной овладевало нетерпение. Он не очень сильно разбирался в поведении детей, но понимал, что Расти вот-вот проснется, а этого момента он совсем не жаждал.

Ко всему прочему, Рику пора уже было отправляться домой — надо принять душ и переодеться. В восемь он должен быть у Джулии, а сейчас уже пошел седьмой час. Рик подозвал официанта.

— Вы случайно не знаете, куда ушла молодая дама, которая хотела позвонить?

— Видите ли, в данный момент от нас нельзя никуда позвонить, сегодня утром произошел неприятный инцидент. Один из посетителей напился и вел себя как сумасшедший. Он-то и разбил телефон, который пока еще не починили. — Темнокожий официант улыбнулся, обнажив ослепительно белые зубы. — В телефонной компании нам пообещали сегодня же исправить поломку, но до сих пор никто не приехал. Так что леди не могла позвонить от нас.

— Значит, она пошла на улицу, — произнес Рик. — Спасибо за справку. А вы не знаете, где здесь ближайший телефон-автомат?

— В паре сотен метров отсюда, на левой стороне улицы.

Рик кивнул, и официант отошел. Дьявол, о чем можно так долго болтать по телефону, раздраженно подумал мужчина. Он еще раз с озабоченным видом посмотрел на младенца. Куда, черт возьми, запропастилась Вивьен?

Рик узнал это четверть часа спустя. Двое молодых людей вошли в ресторан и, усевшись за освободившийся столик, принялись о чем-то с жаром рассказывать официанту. Тот охотно поддержал беседу. Рик начал нервничать. Он не связал появление юной парочки с исчезновением Вивьен, но сидел, как на раскаленных углях. Громкий разговор еще больше выводил его из себя. Прошел уже целый час, как девушка ушла. Официант подошел к его столику.

— Мне очень жаль, сэр, но вы напрасно ожидаете леди. Я только что узнал, что с ней произошло несчастье и «скорая помощь» увезла ее в больницу. Судя по тому, как ее описывали молодые люди, — это именно та леди, которую вы ждете.

Рика словно со всего маху ударили в солнечное сплетение.

— И вы совершенно уверены, что это была та самая молодая дама, которая сидела за этим столиком?

— Совершенно уверен, сэр. На ней была такая же синяя куртка.

— Ясно, — сказал Рик. — Великий Боже, но это же чудовищно! Что будет с ребенком?

Кто-то подозвал официанта, и он, извиняясь, пожал плечами и отошел. Рик достал из пачки еще одну сигарету. Что делать с Расти? Кроме того, надо узнать, в какую больницу отвезли Вивьен, но как это сделать, ведь он не знает ее фамилии?

Вернувшийся к его столику официант тоже не имел представления, куда увезли Вивьен. Хорошенькая головоломка! Рик порядком растерялся. То, что ребенка нельзя бросить на произвол судьбы, — это было ясно. Но что же предпринять?

Он еще раз посмотрел на маленький комочек и внезапно растрогался до глубины души. Все — решено! Он возьмет ребенка с собой и попытается разыскать Вивьен. А пока кто-нибудь поухаживает за Расти, может быть, та же Джулия.

Как только Вивьен выйдет из больницы, она, конечно, придет сюда, чтобы узнать, что с ее малышом. Рик был твердо убежден в этом. Может быть, девушка получила не слишком серьезную травму, кто знает. И ее отпустят из больницы и будут лечить амбулаторно. От этой мысли настроение Рика несколько улучшилось.

Конечно, убеждал он себя, пройдет совсем немного времени, и Вивьен объявится, чтобы найти сына. В любом случае надо будет оставить в ресторане визитную карточку и позаботиться, чтобы Вивьен быстро узнала его адрес. Ничего более путного Рику в голову не приходило.

Уладив с официантом этот вопрос, он взял спящего ребенка и покинул ресторан. Вероятно, никогда в жизни Рик не выглядел так комично, как в тот момент, когда с младенцем на руках подходил к своей машине. Он и ребенок! У Джулии отпадет челюсть.

Крик Расти мог размягчить камни. Рик как раз вытирался после душа, когда до него донесся этот вопль. Торопливо опоясавшись красным полотенцем и откинув со лба влажные светлые волосы, мужчина босиком кинулся в спальню, где на кресле лежал в своей корзинке младенец. До сих пор ребенок вел себя тихо и мирно спал.

Теперь он орал во всю глотку. В полнейшей беспомощности, Рик склонился над ребенком.

— Успокойся, маленький, ну успокойся же! Никто не делает тебе ничего плохого. — Рик соображал, а что хорошего он может сделать, чтобы младенец перестал кричать. Черт возьми, надо же так вляпаться! Что вообще делают в таких случаях?

Мужчина стал лихорадочно вспоминать действия героев фильмов, рассказы знакомых. Наконец он извлек Расти из корзинки и решил укачать его. Взяв ребенка на руки, Рик понял, что младенец весь мокрый. Ясно: его надо перепеленать. Великий Боже, знать бы еще, как это делается!

Вдруг он вспомнил: когда дети орут, мамаши всегда суют им что-то в рот. Рик перестал расхаживать взад-вперед по комнате и, держа Расти на руках, заглянул в корзинку. На подушечке лежала пустышка. Обрадованный, он попытался засунуть эту штуку в рот ребенку, но не тут-то было. Расти упрямо не желал сосать резинку. Он кричал и тужился, и Рику не оставалось ничего другого, как снова начать укачивать младенца. Боже мой, увидели бы его сейчас друзья из гольф-клуба!

Втравил сам себя в такую историю! Но у него не было выхода. Не мог же он, в самом деле, просто оставить мальчишку в ресторане? Он взял его с собой из сострадания, вот и поплатился. И теперь имеет то, что имеет.

Расти никак не хотел успокаиваться, и Рик почувствовал, что окончательно выдохся. Можно было себе представить, как неуютно чувствовал себя малыш в мокрых пеленках, да и пахло от него не очень-то здорово. Кисло-сладкий запах вызывал легкую тошноту. Но как высушить младенца, если в доме нет пеленок. Может быть, положить его на сушилку?

«Я совсем сбрендил, — подумал Рик. — Надо же сообразить — ребенка на сушилку, это ведь не пара носков. Но что же делать?» От крика Расти покраснел, как рак, а Рик начал опасаться самого худшего. Мужчина пытался разговаривать с ребенком, качал его на руках, расхаживая с ним взад и вперед по гостиной своего пентхауса. Все было бесполезно. Вдруг Рика осенило. Как он раньше об этом не подумал? Полотенце!

Он снова осторожно уложил Расти в его корзинку. Крик мальчишки стал нарастать устрашающим стаккато. Рик со всех ног бросился в спальню, извлек из стенного шкафа два толстых пушистых банных полотенца и тут же скептически покачал головой. Нет, в качестве пеленок такие полотенца не подойдут. Но неужели он не найдет ничего подходящего? Он поспешил обратно в гостиную. Красное полотенце слетело с его бедер, но Рик не стал его поднимать, ребенку, очевидно, было совершенно наплевать на его наготу. Потом все же обвязался полотенцем и склонился над Расти, который орал не переставая. Рик расстелил на столе белое банное полотенце, положил на него ребенка и начал его распеленывать. Это же надо было влипнуть в такую историю!

Мужчина прекрасно разбирался в торговле антиквариатом. В этом деле он всегда умел принять правильное решение, даже прослушал когда-то несколько семестров по истории искусства. Словом, здесь он был непревзойденным докой. Но в детях не понимал абсолютно ничего. До сих пор просто не возникало необходимости ими заниматься.

Когда на младенце не осталось ничего, кроме распашонки, Рик попытался, как мог, вытереть его. От процедуры взрослому мужчине едва не стало плохо. Как только женщины все это переносят? Видно, они более крепкие орешки, чем мужчины. Да, подумал Рик, женщины достойны большого уважения и даже благоговения. Молодые матери способны творить чудеса, в этом им не откажешь.

— Ну вот, теперь тебе стало намного легче, маленький, — нежно произнес Рик.

Действительно, Расти перестал кричать. Кажется, до него дошло, что рядом находится человек, который не причинит ему никакого вреда. Оказывается, хорошие намерения ничуть не хуже доброго дела и действуют почти так же безотказно.

— А теперь, Расти, полежи спокойно, а я сейчас приду. — Рик взял бумажные пеленки и ползунки, вынес их на кухню и выбросил в мусоропровод. Когда он вернулся в гостиную, его чуть не хватил удар. Ребенок самостоятельно перевернулся на живот и пополз к краю стола. Еще доля секунды, и младенец загремел бы на пол. Одним прыжком Рик подлетел к столу, снова потеряв при этом свою красную набедренную повязку. В бешенстве поддел ногой упавшее полотенце и отшвырнул его в угол. Сейчас мужчину занимали другие проблемы.

Он кое-как завернул малыша в чистое полотенце. Да, сноровки не хватило, Расти чувствовал себя явно неудобно. Детское личико скривилось, похоже, он сейчас снова разорется. Пришлось опять говорить ему ласковые слова и, расхаживая по комнате, укачивать.

Было понятно: ребенок голоден. Рик лихорадочно вспоминал, что могло быть в холодильнике более-менее путного. Но поскольку мужчина редко ел дома, то на кухне, кроме кофе, хлеба, масла, яиц и ветчины, пожалуй, больше ничего не было. Ах, да, в холодильнике есть апельсиновый и томатный соки. Но можно ли маленькому пить апельсиновый сок?

Сгущенка! Рик вспомнил, что у него точно есть сгущенное молоко. Но дают ли его детям? Он почувствовал, что еще не дорос до высокого звания молодого отца.

Мужчина не хотел совершить какую-то ошибку. Ну почему он не держит дома детское питание? От одной этой мысли он едва не расхохотался. Знакомый аптекарь Джек умер бы от инфаркта, вздумай Рик купить у него детскую молочную смесь. Да и зачем холостяку детское питание?

Между тем Расти мало-помалу успокоился. Своими маленькими ручками он стал хватать волосы, кое-где украшавшие грудь Рика. Мужчине даже показалось, что ребенок улыбается. Он посмотрел на малыша, и вдруг его посетило незнакомое доселе чувство. Рик понял, что сейчас он единственный защитник ребенка. Это была совершенно особая нежность, которой он никогда раньше не испытывал.

— Теперь мы опять положим тебя в корзиночку, — ласково проворковал Рик. — Пора было привести себя в порядок и одеться. Вот-вот явится Джулия.

Он успел позвонить ей, и девушка обещала прийти. Если бы у них были нормальные, ровные отношения, то следовало бы, конечно, перенести свидание. Но Рик не стал сообщать Джулии по телефону, что именно произошло. Он просто сказал, что случилось нечто из ряда вон выходящее.

Как бы то ни было, он не хотел принимать ее в голом виде. Такой бесцеремонности Рик не допустит. Джулия воспримет это как провокацию. Да и вообще, кто знает, как сложится вечер, все же здесь находится младенец.

При всем при том Рик сгорал от желания переспать с Джулией. Он был просто очарован ее кокетством. Хорошенькая, как куколка, она могла вскружить голову любому мужчине. Он, во всяком случае, можно сказать, влюбился в нее. Конечно, это не было большим, всеохватывающим чувством. Но он желал ее и находил очень эротичной. Джулия соответствовала его сексуальным склонностям, и он не хотел упускать такого шанса.

Как только Рик уложил ребенка в его походную «колыбель», личико Расти немедленно сморщилось. Концерт возобновился с новой силой. Рик занервничал.

— Спокойно, Расти, — рявкнул он. — Скоро я опять подойду к тебе.

Ребенок был, видимо, так напуган тоном Рика, что мгновенно замолчал. Но едва мужчина вышел за дверь, как малыш снова принялся за свое. Но Рик на этот раз решил проявить твердость. Все, что мог, он сделал. Его терпению тоже есть предел. Должен же он, в конце концов, высушить волосы и одеться.