Прочитайте онлайн Паладины | Эпилог

Читать книгу Паладины
3816+1328
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Эпилог

16 мая 2002 года. Москва. Яхромской проезд

Они встретились в небольшом кафе в промышленном районе на окраине Москвы. Здесь и вечером не всегда бывало людно, а днем в заведение вообще мало кто забредал.

Человек, назначивший встречу, приехал на полчаса раньше, но в кафе зашел только за пять минут до появления второго участника разговора. Время он провел в неприметной грязно-белой «шестерке» с тонированными стеклами, припаркованной в двух кварталах от здания, где находилось кафе. Слушал радио, настроенное на милицейскую волну, и принимал по телефону отчеты своих сотрудников.

Второй участник переговоров приехал на встречу на метро, а от станции «Петровско-Разумовская» – на маршрутке. Это было необходимым условием встречи. Всю дорогу от гостиницы до метро он чувствовал слежку, что было вполне объяснимо, но неприятно. Редкие инструкции человек получал по мобильнику, оставленному для него у гостиничного портье.

На подходе к кафе его остановили двое невысоких парней и попросили заглянуть в грязноватый микроавтобус без номеров. Это соответствовало указанию, полученному по телефону, и человек согласился. В микроавтобусе его деловито ощупали, попросили вывернуть карманы, всю одежду тщательно проверили попискивающим прибором. Потом парни забрали телефон, полученный в гостинице, и провели в кафе.

Ожидавший невысокий мужчина средних лет с легкой проседью в русых волосах был одет в коричневый недорогой костюм. Типичный предприниматель, может быть, чиновник рангом не выше среднего. Кивком отпустив сопровождающих, он жестом предложил вошедшему сесть.

– Называйте меня Феликс, – с легкой улыбкой представился первый.

Если вошедший человек и был сконфужен обстоятельствами встречи, то виду не подал, грузно сел на предложенный стул и потянулся за меню.

– Вы можете называть меня… Конрад, Феликс. – Вошедший быстро пролистал меню, нашел нужную страницу и жестом подозвал официанта. – Однако, вы загоняли меня сегодня. Если я не выпью сейчас чего-то холодного, то грудь лопнет.

Человек, назвавшийся Феликсом, скептически посмотрел на человека, назвавшегося Конрадом, и, подождав, пока тот закажет бутылку минералки, начал разговор, ради которого они и встретились:

– Наш общий друг поручился за вас, Конрад. Он сказал, что вы желаете провести маленькую экспедицию, для которой вам необходимо специфическое оборудование.

Конрад кивнул:

– Иносказательностью вы похожи на моих восточных друзей, Феликс. Только они перед началом деловых переговоров заставили бы меня часа два поговорить о погоде и лошадях.

Феликс натянуто улыбнулся:

– И ваше, и мое время дорого. Незачем переливать из пустого в порожнее.

В ответ он получил легкую, хотя и слегка наигранную улыбку.

– Вы правы, Феликс. Я затеял небольшую экспедицию частного характера. Для этого мне необходим набор оборудования, специфика которого такова, что я не могу приобрести его в обычном супермаркете.

Конрад замолчал и медленно вынул из внутреннего кармана листок, сложенный вдвое.

– Я приготовил список, Феликс. Тут указаны марка оборудования и количество. В том случае, если вы можете поставить его в месячный срок, укажите напротив графы цену. Если позиция невыполнима, то предлагайте свои варианты.

Феликс взял список и пробежал его глазами.

– У вас хороший и недешевый вкус. Вы можете стать моим любимым клиентом, – усмехнулся он.

– Что из этого вы можете предложить? – Собеседник вертел в руках зубочистку.

Феликс задумался на десяток секунд, достал из нагрудного кармана карандаш и начал ставить на листке пометки, сопровождая их комментариями:

– «Вектор» – дорогая и редкая игрушка. «Гюрза» лучше.

Конрад удивленно поднял брови:

– У вас нет «Векторов»? Чем «Гюрза» лучше?

– Есть. Но «Гюрза» мощнее, ресурс ствола и кучность попаданий у нее значительно лучше, дешевле патроны.

Заказчик подумал и согласно кивнул:

– Хорошо. «Гюрза» так «Гюрза». Еще есть замечания?

Феликс черкал список.

– АК-47 – старье. За ним не ко мне, а к антиквару. Если вы настаиваете на таком калибре, то лучше АК-103. «Печенег» хорош, но дорог. Могу предложить ПКМ или, если денег не жалко, НК-21, «Хеклер-и-Кох» немецкой сборки.

– Я бы оставил «Печенегов».

– Нет.

Конрад кивнул:

– Согласен на ПКМ.

– Хм… В срок до месяца могу не уложиться.

– На много?

– Плюс неделя.

Покупатель думал ровно секунду.

– Если только неделя, то я подожду.

Феликс еще раз пробежал глазами список.

– АПБ – дорого, но выполнимо. Все остальное ерунда. За все вместе с вас двести девяносто тысяч евро.

Конрад возмущенно вскинул брови:

– Однако, дорого.

Феликс улыбнулся:

– Да, не дешево. Но вы заказываете не ПМ китайской сборки. На всем оборудовании снята маркировка. Доставка контейнером до любой железнодорожной станции севернее Ростова и западнее Екатеринбурга. Это бесплатно, что-то вроде скидки. Оплата – безотзывный аккредитив нашему общему другу. Я приступлю к работе, когда он сообщит мне, что получил все деньги. Ему же сообщите, куда и на чье имя посылать груз. Итак?..

Конрад думал.

Феликс оценивающе окинул взглядом фигуру собеседника и повторил вопрос:

– Вы согласны на мои условия?

Заказчик медленно допил минералку и встал.

– Мне рекомендовали вас как квалифицированного специалиста, но перед встречей я тоже немного изучил рынок. Ваши цены неприемлемы. У меня хватает денег, но не вы один предлагаете подобный товар. Прощайте.

Он развернулся и медленно зашагал к двери. Феликс молча смотрел в удаляющуюся спину, пока потенциальный клиент не дошел до середины зала кафе. После чего скрипнул зубами, быстро налил себе сока из пакета, залпом выпил и окликнул:

– Стойте!

Конрад так же медленно развернулся, подошел к столику, сел. После чего заговорил, растягивая слова и делая ударения на конце предложений:

– Набор, необходимый мне, стоит от ста сорока до ста восьмидесяти тысяч. За срочность я готов доплатить пять, за доставку еще десять. Итого – сто девяносто пять тысяч.

Феликс хмыкнул:

– Двести тридцать. Никто не сделает это быстрее меня, если вообще кто-либо возьмется.

Конрад осуждающе покачал головой:

– Двести я еще могу себе позволить заплатить, даже двести пять.

– Позвольте себе двести двадцать, иначе нам будет очень тяжело договориться.

Оба замолчали, нервно буравя друг друга тяжелыми взглядами. Продавец забарабанил пальцами по столешнице стола, покупатель закрутил между пальцев зубочистку.

Первым возобновил разговор Феликс. Он широко развел руками и довольно неискренне улыбнулся:

– Вы научились так торговаться у своих восточных друзей? Это хорошая сделка, я не хочу ее потерять, но и продавать себе в убыток я не могу. Двести десять, или уйду я.

Конрад выдержал паузу, вздохнул и протянул руку:

– Хорошо. Пусть будет двести десять. Деньги я переведу завтра.

…Вечером в гостинице, сбросив по факсу платежное поручение в небольшой литовский банк, человек, назвавшийся Конрадом, набрал международный код. Ответили ему не сразу.

– Ола, месье Рудольфо, как дела? – Голос в трубке телефона принадлежал довольно известному торговцу раритетами Хорхе Каллистикко.

– Спасибо, мистер Каллистикко. Вы выполнили мою просьбу?

Человек, ранее называвшийся Конрадом, а теперь откликающийся на имя Рудольфо, говорил по-французски со старомодным акцентом. Испанец ответил с секундной заминкой:

– Да. Я нашел прекрасный образец полного конного доспеха пятнадцатого века. Милан. Отличное состояние. Даже золотая инкрустация кое-где сохранилась. Сталь дышит историей. – В голосе испанского антиквара проскользнули восторженные нотки. – За смешные деньги. Всего восемьдесят тысяч.

– Мы договаривались на сорок, мистер Каллистикко.

– Это антиквариат. Тут нельзя быть уверенным в ценах. Рынок узок. Возможно, я смогу подыскать что-либо подешевле… Скажем… в течение года?

Испанец давил наверняка: клиенту важны сроки.

– На доспехах клеймо Миссаглиа. Не Томмазо, но тоже весьма неплохо. Для Миссаглиа это не цена, месье Рудольфо.

Человек, называвшийся Конрадом, а позже Рудольфо, усмехнулся:

– Миссаглиа, говорите? Забавно… Хорошо. Когда я смогу получить доспех?

– Он уже у меня, месье. На такую редкость всегда есть покупатели. Не вы, так арабы или ребята из LA.

– Завтра я буду в Барселоне. Если раритет действительно так хорош, то завтра я его и оплачу. Потрудитесь получить разрешение на вывоз этого железа.

Испанец на дальнем конце провода довольно усмехнулся:

– Не старайтесь меня обидеть, мистер. Когда вы увидите доспех, вы поймете, что восемьдесят тысяч – не та сумма, в которую можно оценить это совершенство. А разрешение уже есть. Жду вас завтра. Скажем, часикам к двум. Подойдет?

– О’кей, мистер Каллистикко. До завтра.

– Ола, месье Рудольфо.

Поговорив с испанцем, человек, не кладя трубку телефона, выругался по-русски и набрал номер в городе Тула. Ответили сразу:

– Здравствуйте, Дмитрий.

– А! Здравствуйте-здравствуйте, Сергей Константиныч.

Ответивший на звонок был хозяином небольшой мастерской, специализирующейся на изготовлении сложных единичных изделий из металлических сплавов. В основном, конечно, подарочных кинжалов и наградных сабель.

– Помню наш разговор. Ну что, приступим к работе?

– Да, Дмитрий Семенович. Послезавтра я у вас с доспехом.

– Металл я обеспечу, да и в графике у лучших мастеров как раз окно образовалось. – Хозяин мастерской замялся. – Вот только сроки… На хорошую работу больше времени надо.

Конрад-Рудольфо-Сергей Константинович улыбнулся:

– Я оплачу сверхурочные и добавлю за спешность.

– Тогда ладно, Сергей Константинович. Ладно… Думаю, мы уложимся.

…До ночи он успел подтвердить заказ на покупку пары двухлетних арденнов, оплатил через тот же литовский банк уйму лекарств и прививок, подтвердил интернет-магазину заказ на длинный список книг по истории, медицине, химии и геологии.

Уже глубокой ночью он набрал нью-йоркский номер:

– Привет. Это я. Как дела?

– Нормально, хотя могли быть и лучше. – Ответивший на звонок голос был бодр, как может быть бодр человек, чей рабочий день только приближается к середине. – За пару сабель покупатели устроили на аукционе настоящее сражение. Солиды идут на ура, византийские цехины, безанты и арабские дирхемы – похуже. На все требуют акты экспертизы, а это – время… А вот с марками, по-моему, мы обрушили рынок. Больше двух тысяч уже не предлагают.

– Заканчивай побыстрей. Нам надо еще тысяч сорок. Через полтора месяца можно будет отправляться.

Человек на другом конце провода хмыкнул:

– Да меня от этого сарацинского городка уже коробит.

Конрад-Рудольфо-Сергей Константиныч сочувственно вздохнул и, сдерживая зевоту, поддержал собеседника:

– Терпи, дружище. Скоро домой.