Прочитайте онлайн Паладины | Часть 4

Читать книгу Паладины
3816+1334
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

4

К удивлению Малышева, идти в бой пожелали практически все.

Ужас, сковавший воинов Христовых в последние ночи, ярость боя, горечь потерь, когда каждый из них потерял друга или родственника, прошедшего с ним от самой Европы, оказались лучшими агитаторами. Те, кто мог держать меч в руках, рвались на врага. Днем… Пока твари не могут проявить свою дьявольскую сущность. Когда правит Бог, а не демоны. Когда человек с верой в сердце может один противостоять легионам тьмы.

Так орали крестоносцы – от рыцарей до кнехтов. Даже Костя, сжимая зубы от боли, пробовал подняться.

Deus! Господь! Он помог им этой ночью, Он привел их сюда, Он направил их оружие. Возможно, все, что они сделали до этого, – всего лишь первый шаг к тому, чтобы сокрушить чертово отродье, живущее в этих адских горах.

В бой рвались все, но взяли не каждого.

Двадцать человек повели обоз в соседнюю долину. Пятеро проводников клялись, что вокруг на многие лиги нет ни мусульман, ни каких-либо других врагов, но Горовой приказал быть настороже всем, кто оставался. Мало ли что.

Остальные шли на врага.

Капище, по словам шейха, находилось в другой стороне от лагеря, но тоже в горах. Путь к нему не был таким сложным – по тропам легко проходили лошади, так что за пару часов до заката отряд должен быть в пределах храма посвященных. И напасть первым, обрушив коридоры, ведущие в глубокие подземелья, откуда народы гор могли получать подкрепления.

Ибн-Саббах верил в победу. И в нее верили остальные.

Крестоносцы шли в бой с песнями – кто-то шепча религиозные гимны, ну а кто-то с частушками или скабрезными песенками. Зато все – с поднятой головой.

Им предстояло победить, разбить страшного врага в его логове, задушить ту змею, которая, по словам папы Урбана, пославшего их сюда, отравляла жизнь всему христианскому миру. Эти фразу вспомнил один из двух уцелевших монахов. Так что обитель языческой богини стала не просто очередной целью очередного христианского барона или графа. Это была теперь одна из целей похода. Иерусалим… и капище.

– Не надо бояться давить змею в гнезде.

Воины повторяли друг другу эти слова своего предводителя, который служил не герцогу или графу, а самому папскому легату. Ему доверяли. За ним шли.

Костя не мог поверить своим глазам. Страх, оставленный чудовищами, уходил из христианского войска. Будто они все разом забыли, на что способны палицы врага, как грозно выглядит хирд гагиинаров, на какой тонкой ниточке висели их судьбы еще сегодня ночью.

– Чудеса! – шепнул он Сомохову, но ученому, человеку далекому, по его словам, от дел военных, было не до того.

Улугбек Карлович быстро просматривал свои записи, которые он вел с того момента, когда оказался в прошлом.

К капищу, как и обещал шейх, христиане вышли ближе к вечеру.

Небольшой подъем, по словам исмаилита, был началом дороги, ведущей к храму богини. Недалеко от тропинки виднелись развалины древней башни, где несли стражу пятеро лучников. Несколько лошадок, привязанных поодаль, связка копий, сваленная в углу, – все это говорило о крайней нерадивости.

Горовой сокрушенно покачал головой, когда бойцы шейха, пробравшись по скалам, одним залпом сняли всю заставу. Метровые стрелы буквально пришпилили стражников к земле, лишив их возможности не только подать знак, но и просто двинуться с места.

– Слишком просто.

Ибн-Саббах довольно ухмыльнулся:

– Это у меня люди хороши, а не они – плохие. Впрочем, это только начало дороги. Дальше нас ждут настоящие посты. А этот – так… Для случайных прохожих.

И верно. За перевалом обнаружилась первая серьезная преграда: дорогу перегораживала стена из сложенных камней, из-за которой в сторону прохода смотрели наконечники стрел. Их заметили и на этот раз были готовы.

Тут снова проявились знания шейха. Вперед выдвинулась старая телега, которую подручные Гассана волокли по всем кручам и тропам. Теперь на повозке были установлены щиты, вся она походила на передвижную стену. Похожую конструкцию делали люди покойного барона де Виля. Но там было стихийное решение, экспромт, а здесь все походило на заранее припасенную тактическую уловку.

– Скажи своим людям, что они должны помочь мне. Пускай станут за щит.

Тимофей Михайлович сам возглавил штурмовую группу.

Под шквалом стрел, утыкавших щиты, крестоносцы приблизились к заставе на десяток шагов и с ревом бросились в атаку.

Рыцари в кольчугах, будто бумажные самолетики, перемахивали каменную преграду, обрушиваясь на сгрудившихся за стеной стражников. Спустя десяток секунд там был выбит плацдарм, еще через десяток – очищена площадка, через минуту же бой был закончен. Полусотня, пробовавшая закрыть путь в долину, лежала порубленная на куски. Лишь некоторые успели сбежать. Ветераны крестового похода, профессиональные воины, прошедшие огонь и воду, разметали стражников так же легко, как волки ягнят.

Не останавливаясь, отряд двинулся дальше.

– А теперь – время для ваших громовых утех. – Шейх указал рукой на открывавшийся вид.

Выход в долину пересекала река. Горная, несущаяся вниз, грохочущая валунами и перекатами, способная измочалить и выбросить бездыханным самого подготовленного воина. И имевшая только один мост. Крепкий, каменный, закрытый мощными воротами, над которыми нависала галерея сторожевой башни. Все высокое, толстое, построенное давно и на века.

– Они уже подняли тревогу, но завалить ворота еще не успели. Если вышибить их быстро, то мы прорвемся к храму.

Шейх приплясывал в седле. Горячий жеребец под ним крутился, приседал, нервно раздувал ноздри. Чувства всадника передались и лошади.

Улугбек уже разворачивал холстину, прикрывавшую ствол пушки.

– Ближе! Надо подъехать ближе.

Телегу с пушкой крестоносцы прикрыли щитами и поволокли к воротам. Их встретила туча стрел и яростные крики осажденных. Не надо было быть полиглотом, чтобы понять, что им обещают кару, жестокую медленную смерть… Им и их союзникам.

Шейх демонстративно развернул широкое полотнище, усеянное арабской вязью, свое личное знамя. Рядом Костя держал баннер рыцаря Тимо, рисунок на котором был прост: красный крест на белом фоне и ничего больше. Знак похода.

Видно было, что к стражникам, собравшимся за стенами, постоянно подходят подкрепления.

Грохнула пушка. Ядро, пущенное с полусотни метров, выбило пару досок в створках ворот и выломало одну из стальных полос, скреплявшую их.

Сомохов выругался и начал перезаряжать «Адама».

Внезапно над верхним краем башни раздался скрежет, звук удара, и толстенный валун врезался в один из щитов, прикрывающих телегу с пушкой. Двух кнехтов за ним раскидало почти на десяток шагов. Их тут же нашпиговали стрелами. Над башней пронесся торжествующий рев.

– Твоему приятелю неплохо бы поторопиться, – ухмыляясь, заметил шейх напрягшемуся подъесаулу.

– Ты знал?

Ибн-Саббах пожал плечами:

– На все воля Аллаха.

Казак сжал кулаки, но встревать в перепалку не стал.

Второй выстрел пушки оказался удачней. Ядро разворотила одну из стоек, вывернув правую створку ворот.

– Deus lo volt!

Крестоносцы, прикрывшись щитами, бросились в узкий проход. Стрелы полетели в них еще чаще.

Костя пошатываясь подошел к Горовому и протянул винтовку:

– Стреляй, Тимофей!

Подъесаул перевел слегка безумный взгляд с протянутой ему винтовки на Малышева, оттолкнул винтовку… И, выхватив саблю, помчался в глубь схватки.

Костя сквозь зубы выругался. Чудит товарищ! Он намотал на руку ремень. Слегка шатало, но если собраться…

В тесноте сторожевой воротной башни защелкали револьверные выстрелы. Это Улугбек Карлович довел своих людей до пролома, в который уже хлынули рыцари Венегора. Последними к воротам устремились бунтующие посвященные и те христиане, которые до этого момента держались в резерве рядом с Горовым.

Костя, опершись на оставленную телегу с ранеными, выстрелами сносил всех, кто пробовал руководить обороной со стен башни. Получалось плохо, стрелял он даже хуже ученого. Но зато сумятицы добавлял.

Бой, так же как и на перевале, закончился быстро.

Ярость нападавших была почти осязаемой.

Выбив стражу из нижнего яруса, спешенные рыцари и кнехты прошлись бушующим потоком до самой крыши, рубя всех, кто оказывался на дороге, и скидывая вниз тех, кто пробовал сопротивляться.

– Быстрее! Скоро солнце садится! – Ибн-Саббах уже вел свой отряд к массиву, возвышающемуся в нескольких полетах стрелы. Храму богини.