Прочитайте онлайн Паладины | Часть 7

Читать книгу Паладины
3816+1506
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

7

Когда Костя подъехал к Горовому, тот стоял, отрешенно глядя вослед шагающему от ворот предводителю франков.

– Ты чего, Михалыч?

Казак стряхнул оцепенение:

– А? Ничего… Задумався. – Он удивленно посмотрел на Костю: – А кто с лазутчиком?

Малышев успокоил товарища:

– Я четверых оставил. Все – проверенные, опытные ребята. Не сбежит этот ублюдок.

Горовой досадливо крякнул, но спорить или отчитывать оруженосца не стал.

Пилигримы споро готовились к дальнейшему походу. Как-то так получилось, что оставшиеся в живых крестоносцы из отряда барона де Виля присоединились к воинству Горового. Сам барон не принимал в подготовке никакого участия. Поникший, опустошенный, он молился над телом своего последнего сына. Бозэ желал похоронить его как можно быстрее, но обязательно на освященной земле. Двое монахов уже начали обряд, стоя на небольшой поляне, под стеной селения. Сюда же подтянулся обоз и сносились трупы христиан, погибших в бою. Немногочисленные жители, согнанные из своих домов, рыли глубокие общие могилы.

Крестоносцы перевязывали раны, наполняли бурдюки с водой, ловили лошадей и грабили дома побогаче. За время боя большая часть населения успела спрятаться в окружавших город кустарниках, так что криков насилуемых женщин в этот раз почти не было.

С собой прихватывали только ценные и легкие вещи: серебро, золото, каменья, специи. Тащить добычу предстояло большей частью на собственном горбу, потому тяжесть брать никто не желал. Кнехта, выбросившего щит и водрузившего на телегу красивое кресло с золотой инкрустацией, едва не повесил собственный сюзерен. Места на повозках предназначались только для раненых или немощных пилигримов и добычи господ. Рядовым паломникам предстояло самим заботиться о транспорте для трофеев.

Выступили под вечер.

Барон в последний раз помолился над холмиком с наспех сбитым крестом, пообещал туземцам вернуться и сжечь селение, если кто-то надругается над христианским кладбищем. Местные жители слушали молча и угрюмо. Так же молча они разбрелись по домам.

Крестоносцы двинулись в путь. Горы были близки, как никогда.