Прочитайте онлайн Паладины | Часть 1

Читать книгу Паладины
3816+1496
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

1

Улугбек все чаще проводил время с ибн-Саббахом. Конечно, в его положении выбирать не приходилось, но общение с исмаилитом было приятно ученому, мысли, которые тот высказывал, казались интересными, а подход к жизни и оценки происходящего – незаезженными. Иногда их беседы затягивались далеко за полночь.

Отряд мятежного посвященного кружил где-то между холмами, петляя и меняя направление движения. Возможно, так шейх пробовал запутать погоню. На ночь останавливались в мазанках пастухов и бедных крестьян, избегали постоялых дворов и караван-сараев и объезжали все встречающиеся города и большие селенья.

Услышав вопросы о местоположении отряда, его предводитель только улыбался, а все его спутники отрицательно крутили головами. Либо им не велено было разглашать эту тайну, либо они и сами ничего не знали.

Сомохов терпел. Ведь в мыслях ученого оставалась еще одна загадка, которая не давала покоя. Однажды вечером Улугбек Карлович не удержался и прямо спросил у беглого вождя сектантов, чего тот от него хочет.

Гассан рассмеялся и предложил сесть рядом. Обычно они ели всухомятку, но сегодня нукеры раздобыли двух баранов и мешок риса, так что измотанным путникам предстоял пир. Это, а может, другое что-то настроило посвященного на добродушный лад.

– Ты интересный человек, неродившийся. – Он улыбался весело и открыто. – Но иногда мне кажется, что передо мной сидит зрелый муж, а иногда – что вопросы задает ребенок.

Он налил в пиалу чаю и откинулся к стене.

Улугбек покорно ждал разъяснений.

– Ты хочешь ответов?

Ученый кивнул.

Ибн-Саббах задумчиво покачал головой:

– Ты ждешь ответов, а я расскажу тебе сказку. – Он подвинул к себе блюдо с лепешками и, разломив одну из них, предложил часть собеседнику. – Так вот, давным-давно одна маленькая птичка служила при дворе большой мудрой змеи. Служила долго и никак не могла понять, почему она, способная летать под небесами, должна прислуживать той, которая не может оторваться от земли. Однажды птичка взмахнула крыльями и, взлетев на дерево, обрушила на свою бывшую повелительницу град упреков. Мол, я была твоей рабыней, а теперь – вольная. Злая ты, и все такое прочее.

Гассан отхлебнул из своей пиалы и подержал паузу, наслаждаясь эффектом. Он заметил, что лоб археолога наморщился от усилий понять сказанное.

– Змея грустно вздохнула и покорно сказала, что она всегда знала, что птичка мудрее ее и достойна большего. Поэтому отныне змея будет ее рабыней, пока не заслужит прощения. Птичку порадовали слова бывшей хозяйки. Она надулась от гордости, слетела вниз, дабы потешить свое самолюбие видом удрученной бывшей госпожи, и через секунду оказалась в животе у старой мудрой змеи.

Черные глаза вперились в лицо ученого. Тому стало неуютно.

– У этой притчи есть три морали… Если хочешь, я растолкую их.

Улугбек Карлович не смог ответить, но его собеседник и не ждал ответа.

– Первая: любая победа может в любую минуту обернуться поражением. Вторая: не верь врагу. – Он снова наполнил пиалу чаем. – И третья: если дела идут не так, как должно, а неприятелю неймется, так дай ему то, что для него дорого, а для тебя не стоит ничего. А если такого нет, то пообещай…

Ибн-Саббах задумчиво потер бородку.

– Ничто так не расслабляет, как вид поверженного противника. Дай врагу лицезреть себя слабым, чтобы отвести его взгляд. А сам в это время точи саблю. – Исмаилит спохватился: – Впрочем, я что-то заговариваться стал. Ты – умный человек, тебе ведь не надо объяснять очевидное?

Улугбек Карлович повторил вопрос, который жег его последние дни:

– Для чего я вам?

Сверкнули глаза.

– Вы, франки, играете в затрикий?

Сомохов кивнул.

Араб потянулся.

– Тогда вы должны знать, что в этой забавной игре любая пешка при определенных условиях может стать ферзем, главной фигурой на поле.

– Я не понимаю…

Ибн-Саббах потер ладони:

– Главное, понимаю я… Вас кто-то хочет использовать как эту пешку, двигая через все поле.

– Для чего?

Гассан ухмыльнулся:

– Для победы, конечно. Своей победы… Теперь каждый хочет только полной победы, а вы – те самые пешки, которых не хватало на доске…