Прочитайте онлайн Оживленное движение | ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Читать книгу Оживленное движение
386+1492
  • Автор:
  • Перевёл: М. М. Виноградова

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Шаг первый: Дэнни осторожно перерезал кабель камер наблюдения и прикрепил к нему устройство, на пять минут создающее эффект «замершей картинки». Потом, когда все закончится, это устройство можно будет с легкостью извлечь и залатать кабель так, что и следов не останется.

Шаг второй: Дэнни перешел через дорогу и осмотрел вход. Врезной замок. Замок на стержнях. Цифровой код. Все узнаваемо. Стандартный набор. Никаких проблем. Как только дверь откроется, на подбор правильного четырехзначного кода у него отведено целых пятнадцать секунд.

Шаг третий. Дэнни вставил во врезной замок электронную отмычку, от которой тянулся тонкий проводок к коробке ручного управления. Дэнни активировал ее и услышал щелчок ключа в замке. Он повернул ключ, отводя защелку замка. Со вторым замком произошло то же самое. Дэнни отворил дверь, вошел и закрыл ее за собой.

Повернувшись к кодовой сигнализации, он принялся мысленно отсчитывать пятнадцать секунд. Четырнадцать. Он открыл крышку. Одиннадцать. Вынул маленькую черную коробочку. Девять. Прикрепил к особому терминалу миниатюрные зажимы. Пять секунд. Табло замигало. Три секунды. Одна за другой побежали цифры. Одна секунда.

Дэнни взломал код. Сигнализация отключилась.

Он прошел!

Дэнни стоял в двухэтажном здании. На первом этаже располагались складские помещения, а на втором — офисы. Он вытащил из кармана мощный фонарь с узким, но удивительно ярким лучом. С бешено бьющимся сердцем молодой человек прошел через ряд маленьких комнатенок, спустился по лестничному пролету, открыл очередную дверь — и оказался в кромешной темноте.

Луч фонаря выхватил какой-то деревянный ящик.

— Ба-бах! — усмехнулся Дэнни.

Всего ящиков оказалось двадцать. Каждый около двух метров в длину, метр в высоту, метр в ширину. Сбоку на каждом маркировка: «Сельскохозяйственное оборудование». Все, как описывал Флай.

Дэнни поискал взглядом какой-нибудь подходящий инструмент. Конечно, это рискованно. Чем дольше он тут находится, тем больше вероятность, что его поймают. Но ведь надо же точно знать, что в этих ящиках! Флай же сказал, что тяжелая артиллерия.

Отыскав гвоздодер, Дэнни взломал крышку. Ящик оказался набит полистереновыми шариками. Когда молодой полицейский смахнул их, внизу показалось темно-зеленое дуло шириной с дренажную трубу.

Заглянув глубже, Дэнни нахмурился. Даже в разобранном состоянии было ясно, что это какая-то ракетная установка.

Он перешел к другому ящику, открыл. Прорылся сквозь упаковку — и аж присвистнул.

Ракета.

Дэнни успел многое посмотреть. Он закрыл ящики, снова заколотил их и, осторожно пробравшись в переднюю часть здания, нашел телефонную розетку. Телефон работал. Отлично. Дэнни вставил туда жучок.

Через пять минут он уже снова сидел в ПОНе и, склонившись над ноутбуком, искал информацию.

Ага, вот эта — на экране высветилось изображение ракеты и пусковой установки. Рядом развернулся текст спецификации.

СТАРСТРИК (высокоскоростная ракета).

Обладает возможностью запуска с плеча. Комплекс разработан для поражения высокоскоростных и маневренных низколетящих самолетов и вертолетов огневой поддержки. Ракета имеет три копьевидных поражающих элемента, увеличивающих степень поражения.

Длина снаряда: 1,39 метра.

Диаметр: 0,27 метра.

Скорость: свыше 3 Махов.

Радиус действия: 4 км.

— Мечта любого мало-мальски продвинутого террориста, — сказал себе Дэнни и покачал головой. — Жаль разочаровывать вас, парни, но эти игрушки никуда не пойдут.

«Слон и Замок».

Южный Лондон.

Пустующая квартира оказалась гораздо хуже, чем описывал Мортимер. Она находилась на третьем этаже узкого длинного барака. Крошащийся бетон, изрисованные стены и кучи мусора повсюду, к которым примешивалась невозможная вонь.

Но Алексу с Мэдди все равно надо было ночевать там — на случай, если за ними вдруг вздумают установить слежку. Ну да, они вроде бы заговорили бандитам зубы — но это еще не значило, что теперь им доверяют.

Дорога оказалась долгой и утомительной. Когда ночной автобус высадил молодых людей в пятидесяти метрах от их нового пристанища, часы показывали уже три тридцать утра.

— Ну и вонища, — поморщилась Мэдди, когда они обошли квартиру. — Тут явно сто лет никто не жил, а пахнет так, точно кто-то недавно сдох!

— Скорее всего, так оно и было, — предположил Алекс, отпихивая ногой скатанный в рулон ковер. Присев на корточки, он вытащил из носка крошечный мобильный телефон. Пора выйти на связь с Управлением.

У них накопилась уйма всякой информации.

Накрыв ноги одеялом, Мэдди лежала прямо в одежде на тощем сыром матрасе в грязной комнате. Вообще-то ей полагалось спать. Сейчас половина пятого — а в Белсайз-Парке надо быть ровно в восемь.

Но сон не шел. Мэдди догадывалась, что Алекс в гостиной испытывает точно такие же проблемы. У него-то, бедняги, даже матраса не было — один только ковер.

Слишком много всего произошло. В голове у Мэдди буквально просеивалась информация, выстраивались факты. Девушка пыталась выявить во всем этом хоть какую-то логику.

Звонок в Управление позволил разузнать кое-что о доме в Сент-Джонз-Вуде. Особняк принадлежал отсутствующему саудовскому биллионеру. Сьюзан Баксендейл сказала, что, по ее сведениями, особняк был оставлен агентству недвижимости — но до утра все равно никакой информации не получишь. Словесное описание мистера Эла никуда не привело. Сьюзан обещала послать к нему пару агентов, чтобы тайком проверить дом.

А как насчет убитого босса шайки угонщиков?

Пока ничего — все еще ведутся поиски.

Мэдди услышала какой-то слабый шорох из соседней комнаты.

— Алекс? — окликнула она. — Проснулся?

— Нет. Я еще не засыпал.

Девушка улыбнулась.

— Я тоже. Утомительный выдался денек, верно?

— Тебе так кажется? — иронически переспросил он. — Послушай, Мэдди, поспи, если можешь. Завтра наш первый день на новой работе — надо бы произвести хорошее впечатление.

Мэдди бросила взгляд на часы.

— Завтра? Алекс, нам надо быть там через четыре часа.

— Тем более немного поспи.

— Да и ты тоже.

Она повернулась на бок и натянула вонючее одеяло повыше — насколько могла терпеть запах.

Даже пара часов сна лучше, чем совсем ничего.

Дептфорд, воскресенье, 06:00.

Дэнни протер усталые глаза. КМОП-датчик снова пришел к жизни. В бледном утреннем свете тянулись длинные, глубокие тени. Рядом со складом остановился автомобиль. Те же двое мужчин.

— Ранняя пташка съедает червя, — пробормотал Дэнни. — Даже подслеповатая пташка, всю ночь накачивавшаяся кофе-эспрессо.

Он широко зевнул. Можно принять душ и переодеться. Но не сейчас, попозже.

Двое вошли в дверь склада.

Пальцы Дэнни легко заиграли на клавишах. Он улыбнулся. В наушниках громко и четко звучали шаги двух пар ног.

Штаб-квартира УПР.

Сьюзан Баксендейл прилегла вздремнуть в ком нате отдыха для дежурных. Она свернулась на узенькой койке, как кошка — вполуха прислушиваясь, не зазвонит ли телефон.

Он зазвонил ровно в 06:19. Сьюзан сняла трубку уже после второго гудка. Это оказался Дэнни — из ПОНа.

— У меня кое-что есть. На складе двое. В шесть-десять им звонили. Похоже, Генерал хочет проверить товар перед отправкой. Приедет туда днем.

— Понятно, — с Сьюзан мгновенно слетели остатки сна. — Я вышлю группу захвата. Под твоим командованием. Тебе нужен перерыв, я отправлю Джину сменить тебя.

— Флай был прав насчет содержимого ящиков. Там куча ракет «Старстрик», вместе с пусковыми установками. Я сам видел. Тяжелые — страсть.

Глаза Сьюзан сузились.

— Ты заходил туда?

— Ну… да.

— Вопреки приказу?

— Вроде того.

Хмыкнув, Сьюзан вернулась, собственно, к сути дела.

— Как тебе кажется, сколько агентов тебе понадобится?

— Если перестраховаться… с дюжину.

— Я это устрою. Дэнни?

— А?

— Я хочу, чтобы сразу после окончания операции ты зашел ко мне в кабинет — обсудить твое отношение к полученным приказам.

— Жду не дождусь.

Сьюзан разъединилась. Предстояло много работы.

Белсайз-Парк, Хаверсток-Хилл, «Пикок Дилершип».

Широкие окна выставочного зала из белого камня протянулись на добрые двадцать пять метров. На ветру трепетали красные, белые и синие вымпелы. За блестящей, без единого пятнышка витриной из стекла и хрома — ряд роскошных дорогих автомобилей последнего слова моды. «Роллеры». «БМВ». «Бентли». Полированные крыши и бока отражали яркие лучи солнца.

Алекс и Мэдди вошли в шикарный выставочный зал. Бурная ночь и сон прямо в одежде добавили их маскировке достоверности — равно как и умывание холодной водой и без мыла. Голова у Мэдди чесалась, волосы стали сальными. Кажется, работа под прикрытием вредна для личной гигиены.

Они назвали имя мистера Мортимера, и элегантный продавец провел их к вращающейся двери.

— Вон туда, вниз, — процедил он, не скрывая отвращения. — Впредь будьте любезны заходить через черный вход.

Молодые люди спустились по каменной лестнице. Голые кирпичные стены все в пятнах от сырости. Облезлые, ржавые поручни. Ни следа роскоши выставочного зала.

Путь им преградили двойные двери со звонком и кодовой панелью замка.

— Вот это я понимаю, — пробормотал Алекс. — По сравнению с этим «фабрика» — так, кустарщина.

Мэдди кивнула. Вверху — само воплощение респектабельности эксклюзивного вест-лондонского салона. Внизу — нечто совершенно иное. Она позвонила.

Дверь открыл какой-то низкорослый человек в рабочем комбинезоне. За ним виднелось залитое светом пространство, по меньшей мере, вдвое больше фабрики в Клеркенуэлле и битком забитое автомобилями и механизмами. Запах бензина, машинного масла и краски смешивался с запахом дорогой кожи и воска для полировки.

Коротышка провел их в офис. Мортимер был уже там — разговаривал по телефону. Увидев Алекса и Мэдди, он махнул им рукой, приглашая заходить и садиться. Коротышка прикрыл за гостями дверь и удалился.

Закончив говорить, Мортимер взглянул на настенные часы и улыбнулся.

— На пятнадцать минут раньше, — заметил он. — Люблю энтузиастов.

— Мы вышли с большим запасом, — пояснил Алекс. — Боялись, вдруг из-за карнавала транспорт будет ходить медленнее.

Шла неделя ежегодного Ноттинг-Хиллского карнавала. Ожидалось до двух миллионов приезжих. На протяжении двух дней фестиваля западные районы Лондона превращались в сплошную толчею и давку.

Мортимер покачал головой.

— На нас это не влияет. — Он потер руки и оперся локтями о стол. — Ну, и к какому делу нам вас приставить?

— Мы крадем тачки, — окрысилась Мэдди. — А вы что думали? Разносим пиццу?

Мортимер слегка нахмурился.

— Вы произвели хорошее впечатление на шефа. Не знаю уж, почему. — Он поглядел на Алекса. — Кстати, он собирается нанести нам визит. Хочет устроить демонстрацию, как именно ты разделываешься с охранными сигнализациями последнего поколения.

У Мэдди похолодело внутри. Этого-то они и боялись. Алекс кое-чего смыслил в том, как проникнуть в запертую машину — или как включить зажигание без ключа. Но без блокировщика сигнализации с микрочипами охранной системы ему не справиться.

В голосе Алекса не слышалось и тени тревоги.

— Как приедет, так я готов. Когда он будет здесь?

— Ближе к вечеру, — сказал Мортимер. — А пока идите и разыщите Питера — того джентльмена, что вас впустил. Это мой главный помощник. Он даст вам какую-нибудь работенку. О да, и кстати, — продолжил он. — У нас тут в ходу три основных правила. Делать, что велят, не ходить без разрешения и не задавать вопросов. Надеюсь, вам хватит здравого смысла запомнить их.

Молодые люди вышли из кабинета. Питер с головой залез в недра светло-голубого «Роллс-ройса».

Алекс на ходу наклонился к Мэдди.

— Как только приедет мистер Эл, мы пропали! — прошептал он. — Если нас разделят, постарайся выяснить, кто он такой, и где живет, когда не в Сент-Джонз-Вуде.

Мэдди кивнула. Она знала: надо действовать быстро — время Алекса Смита и Мэдди Браун истекает с каждой минутой.