Прочитайте онлайн Отель для подозрительных лиц | ГЛАВА II ПОЗДНИЙ ПРИЕЗД

Читать книгу Отель для подозрительных лиц
416+997
  • Автор:
  • Перевёл: И. Н. Гилярова

ГЛАВА II

ПОЗДНИЙ ПРИЕЗД

Трейси глядела в разгневанное лицо Джейсона Армстронга — в это время ее рот беззвучно открывался и закрывался, а мысли лихорадочно метались, подыскивая правдоподобное объяснение ее поступка.

У Джейсона Армстронга была узкая, продолговатая голова с тонкими, почти бесцветными волосами, гладко зачесанными назад. Крючковатый нос торчал на лице подобно птичьему клюву. Белинда и прежде говорила о его сходстве с какой-то хищной птицей, так что теперь Трейси показалась себе мышонком, очутившимся в когтях голодного орла.

Он потряс ее за плечи.

— Кто вам велел подняться сюда? — заорал он. — В эти комнаты нельзя никому входить. Как вы посмели беспокоить моего отца?

Трейси вырвалась из его рук.

— Извините, — пробормотала она. — Я не хотела ничего плохого. Я просто подумала, что ваш отец, возможно, захочет кофе. Я не знала, что он лежит в постели. — Тут она нагнулась, чтобы собрать с пола содержимое подноса.

— Оставьте! — в бешенстве завизжал Джейсон и, вытолкав ее, с громким стуком захлопнул дверь спальни. — Мой отец прикован к постели. Он страшно болен. — Его глаза сверкнули. — Разве вам не сказали, что сюда запрещено подниматься персоналу? Неужели вам никто об этом не сказал?

— Ну, да, вроде как… — промямлила Трейси, уже начиная приходить в себя от шока. — Кто-то мне в самом деле говорил, что сотрудники не поднимаются в пентхаус, но я решила, что их сюда просто не посылают. — Она с надеждой улыбнулась. — Я не поняла, что это им запрещено. Мне только хотелось быть полезной. — Тут она прибегла к своей самой невинной и широкой улыбке. — Значит, я ошиблась, да?

Джейсон Армстронг смотрел на нее так, словно не верил ей. Потом он немного успокоился; с его худых щек исчезла розоватая краска раздражения.

— Что ж, никакого вреда вы не успели причинить, — ворчливо произнес он. — Но больше сюда никогда не приходите, понятно? — Трейси кивнула. — Моего отца нельзя беспокоить. Ни при каких обстоятельствах. — Он показал пальцем на дверь. — Теперь ступайте, — велел он. — А я сейчас проверю, все ли у него в порядке.

— Как же поднос? — спросила Трейси.

— Я сам с ним разберусь. Ступайте! Живо!

Трейси направилась к двери. Там она остановилась и оглянулась через плечо.

— Пожалуйста, передайте ему — мне очень жаль, если я его огорчила, — сказала она.

Джейсон Армстронг отрывисто кивнул. Потом открыл дверь в спальню и вошел внутрь. До Трейси донесся его голос:

— Папа? Тебя разбудила эта глупая девчонка? — Ему ответил бормочущий что-то низкий голос, затем голос Джейсона Армстронга прозвучал снова: — Да, да, извини. Она новенькая. Я уже ей сказал. Больше этого не произойдет. — Старик сказал что-то еще, однако Трейси не смогла разобрать его слов.

Она нахмурилась. Почему Джейсон Армстронг назвал ее глупой девчонкой? Ведь это он сам орал и хлопнул дверью! С испорченным настроением она выскочила из пентхауса и стала спускаться вниз по лестнице.

Внезапно ее схватила чья-то рука и втащила в маленькую кладовую, пропахшую стиральными порошками и мылом. Рука принадлежала Белинде.

— Что произошло? — взволнованно воскликнула она. — Я решила подняться сюда и проверить, как у тебя дела. Джейсон Армстронг поднялся сюда пару минут назад, да?

— Да, — мрачно подтвердила Трейси. — Точно. Мне не повезло. Он наткнулся на меня там, внутри, и едва не сделал заикой. Вообще, этот человек здорово заботится о своем отце. Но он так отвратительно себя вел, что можно было подумать, будто я преступница или кто-то в этом роде.

— Я не из тех людей, которые напоминают, что предупреждали тебя, — с лукавой усмешкой ответила Белинда. — Но я все-таки тебя предупредила.

— Да, точно. Классно. Спасибо, что напомнила.

— Не стоит благодарности, — отмахнулась Белинда. — Мне вот что интересно знать. Тебе удалось увидеть Уилфреда? Он в самом деле сумасшедший? Правда ли, что пол застелен стерильной марлей?

— Он спал в постели, — ответила Трейси. — Вообще-то, я толком его и не видела. Но никакой марли на полу не было, все это враки, как я и предполагала. — Она нахмурилась. — И вообще, если мистер Армстронг-старший хоть чуточку похож на мистера Армстронга-младшего, тогда я просто счастлива, что не встретилась с ним. — Она потерла плечо. Оно все еще помнило железные пальцы Джейсона. — Если хочешь знать мое мнение, этот младший Армстронг — настоящий грубиян, и я в последний раз в жизни делаю что-либо хорошее для этой семейки!

Они уже собирались покинуть свое убежище, когда услышали стук ног Джейсона Армстронга, сбегавшего по лестнице. Они нырнули назад и дождались, когда он пройдет. Как только он ушел, девочки тоже отправились вниз.

— Нам нужно взяться за какое-нибудь дело, — сказала Белинда. — Мой отец будет недоволен, если нас в первый же день упрекнут в лени.

По лицу Трейси поползла лукавая ухмылка.

— Мне не терпится увидеть тебя в твоей прелестной униформе горничной! — засмеялась она, когда они спускались по лестнице.

Белинда злобно сверкнула глазами.

— И не говори! — простонала она. — Я буду выглядеть как последняя идиотка! — При своем плотном телосложении Белинда любила ходить в вытертых джинсах и зеленом пуловере. Мысль о том, что ей предстоит надеть короткое платье горничной, наполняла ее ужасом.

— Остынь, — со смехом успокоила подругу Трейси. — Такое платье тебе пойдет! И вообще, я тебя сфотографирую! Потом мы поместим эти снимки в нашем школьном журнале.

— Только попробуй! — зарычала Белинда. — Я тебя просто прикончу за это!

С громким смехом Трейси помчалась вниз по ступенькам, преследуемая подругой.

Для всего персонала Данрейвена этот день оказался долгим, суматошным и нервным. Вечером Белинда лежала пластом на кровати в их общей крошечной комнатке. У нее не осталось сил даже на то, чтобы снять униформу, состоявшую из черного платья с белыми оборками, крошечного передника и жуткой белой кружевной шапочки, которая торчала на ее голове подобно табуретке. Она смертельно ненавидела ее, и эта ненависть только крепла от того, что Трейси лопалась от смеха всякий раз, когда смотрела на подругу.

Комната была страшно маленькая, туда едва удалось втиснуть три кровати. Дверь отворялась ровно настолько, чтобы девочки могли протиснуться в нее только боком. Когда им требовалось подойти к окну, они просто перелезали через мебель.

— Куда нас поселили! — сетовала Белинда. — Когда я сказала папе, что мы хотим быть вместе, я и не ожидала, что нас втиснут в комнатушку размером с коробку для ботинок!

— Все не так страшно, — ответила Холли со своей кровати, где она возлежала в гнезде из подушек. Холли была оптимисткой и всегда во всем видела только хорошее. Ее кровать стояла возле двери, Трейси расположилась в середине, а кровать Белинды была втиснута под самое окно, смотревшее на фасад здания.

— Ну, ничего хорошего здесь нет, — фыркнула Трейси. Она лежала на полу и выполняла свой обычный комплекс вечерних упражнений. — Сейчас я едва не вышибла себе мозги, треснувшись лбом о ножку твоей кровати. — Ее голова показалась над одеялом Холли. — Эй, Белинда! Как ты думаешь, нам разрешат заниматься в гимнастическом зале, пока мы тут работаем?

— Не знаю, мне на это наплевать, — ответила Белинда, не отрывая голову от подушки. — Тут нет даже телевизора! — простонала она в свою очередь. — Могли дать нам хотя бы телевизор!

— Здесь его все равно некуда поставить, — засмеялась Холли. — И вообще, кажется, ты только что заявила, что смертельно устала и хочешь только одного — спать?

Через десять минут они уже лежали под одеялами и беседовали в темноте, обмениваясь впечатлениями о запретном пентхаусе Уилфреда Армстронга и о подозрительном поведении Гордона Рикмана.

— Что-то в нем есть такое… — сказала Холли. — Мне трудно объяснить это словами, но я могу поклясться чем угодно — с этим человеком связана какая-то тайна. — Она кивнула головой сама себе, так как подруги ее не видели. — Я намерена за ним следить, это точно.

Белинда проснулась среди ночи с пересохшим ртом. Пошарив рукой, она нащупала свои очки и посмотрела на маленький дорожный будильник, который ей дал на эти дни отец. Увидев время, она тихонько застонала от досады. Всего лишь половина второго.

Она попыталась снова заснуть, но, чем больше прилагала усилий, тем сильней ее терзала жажда. В конце концов, она не выдержала, слезла с кровати и стала пробираться на ощупь к двери. По дороге она ударилась большим пальцем ноги о кровать Холли и, схватившись за ногу, запрыгала от боли, стараясь не шуметь.

— Белинда? Это ты? — послышалось сонное бормотание подруги. — Что ты делаешь?

— Я хочу пить, — прошептала Белинда. — Спи.

— Заснешь тут, — проворчала Холли, глубже зарываясь в теплое одеяло.

Белинда кое-как добралась до двери и без дальнейших осложнений протиснулась в узкую щель.

Коридор был тускло освещен. Ближайшая ванная находилась на другом конце коридора. Белинда прошла на цыпочках мимо лестницы, спускавшейся в холл, тихонько проскользнула в ванную комнату и выпила несколько пригоршней воды прямо из-под крана.

Она вытерла руки и уже собиралась вернуться в постель, когда услышала хруст гравия под шинами, прозвучавший необычайно громко в ночной тишине. Заинтригованная тем, кто это приехал в конференц-центр в такое позднее время, она подошла к окну и взглянула вниз.

Маленькое окошко выходило на темный двор перед особняком. Белинда разглядела длинную дорогу, которая вела к удаленным воротам обширного имения Данрейвен. Справа виднелась автостоянка для гостей. Она была плотно заставлена двумя рядами машин; под ночным беззвездным небом все они казались серыми.

Автомобиль подъехал с правой стороны к широким каменным ступенькам, которые вели к парадному входу. Белинда разглядела, что у него четыре дверцы. Еще ей показалось, что он темно-синий, хотя было так темно, что она не могла утверждать это наверняка.

Из машины вышла черная фигура — мужчина, догадалась она по очертаниям. На приехавшем была куртка или пиджак, и больше ей ничего не удалось разглядеть. Он нес в руках какой-то предмет. Чемодан? Нет, что-то слишком массивное и округлое для чемодана — скорее это похоже на спортивную сумку. Мужчина поднялся по ступенькам и исчез за парадной дверью.

Если это делегат отцовской конференции, то он очень опоздал — пропустил и церемонию открытия, состоявшуюся в Большом зале, и вечерние заседания первого дня. Может, он просто приглашенный докладчик? Кем бы он ни был, подумала Белинда, никто не обрадуется его приезду среди ночи. Где его теперь размещать? Ведь все номера, вероятно, заняты.

Впрочем, это не ее проблема. Пока ее не выбрасывают из постели, чтобы поселить этого типа на ее место, она может не волноваться, где ночной гость будет спать. С такими мыслями она покинула ванную комнатку и тихонько пошла по коридору.

Проходя мимо лестницы, она услышала доносившиеся снизу голоса. Там разговаривали двое мужчин — негромко, но с напором. Ночное эхо усиливало звук их голосов. Белинда не могла разобрать, о чем шла речь, однако у нее создалось впечатление, что внизу шел какой-то спор. И что один из голосов определенно принадлежит Джейсону Армстронгу. По-видимому, он отчитывал позднего гостя за его бестактное появление.

Затем она услышала шаги на лестнице. Две пары шагов. О чем бы ни велся спор, Джейсон Армстронг, по-видимому, согласился разместить мужчину на ночлег. Белинда застыла от ужаса. Что, если они увидят ее тут в пижаме? Как будет неловко!

Она припустилась к своей комнате. Протиснувшись бочком внутрь — вовремя вспомнила об этом! — она тихонько прикрыла дверь. Прекрасно! Никого не разбудила! Впрочем, в абсолютной темноте Белинде не удалось безопасно пройти к своей кровати. Несмотря на все старания, она опять больно ушиблась — на этот раз коленкой о кровать Трейси.

— Ой! Как больно! Оууу!

— Белинда? — На этот раз послышался сонный голос Трейси. — Какого дьявола ты тут бродишь?

— Успокойся, — прошептала Белинда. — Я просто пытаюсь добраться до своей постели.

Теперь, когда Трейси проснулась, Белинда решила спрямить опасный путь. Не обращая внимания на сдавленные стоны и протесты подруги, она перелезла прямо через нее.

Наконец-то она смогла снова вытянуться на своей постели.

— Ты совсем спятила? — зло прошептала Трейси.

— Тссс! — зашипела Белинда. — Я пытаюсь заснуть.

Она свернулась калачиком. Через несколько минут до ее слуха с улицы донесся слабый стук. У нее не оставалось сомнений, что это стук захлопнувшейся дверцы автомобиля. Через несколько минут раздался шум заработавшего мотора.

Озадаченная, она выбралась из-под одеяла и оперлась локтями о высокий подоконник, отодвинув в сторону штору. Почему ночной гость так быстро уезжает?

Она всмотрелась в полумрак посыпанного гравием двора. Точно, темно-синий автомобиль тронулся с места. Поначалу Белинда решила, что он просто переезжает на стоянку, но машина свернула направо и скрылась за углом здания.

Там, позади, нет места для парковки — только заброшенные старинные конюшни и поросший травой склон, полого спускающийся к маленькому лесочку.

Кровать Белинлы заскрипела, когда она переменила позу на более удобную.

— Белинда! — послышался голос Холли. — Опять ты шумишь?

— Да я просто…

— Ради бога, спи! — зарычала Холли. — Ты доведешь меня до рукоприкладства!

— Простите! — Белинда вернулась на свое место. — Больше не издам ни звука. Прошу прощения. Спокойной ночи. — Она свернулась под теплым одеялом и затихла.

Через десять минут Холли услышала в темноте чей-то вздох.

— Трейси? Это ты?

— Да, — послышался раздраженный голос. — Никак не могу заснуть.

— Я тоже, — отозвалась она.

От окна доносилось тихое посапывание.

Холли возмущенно фыркнула.

— Просто не верится! — простонала она. — Уже спит! Разбудила нас, а сама спит!

Трейси тихонько засмеялась.

— Это очень в ее духе!

Холли тоже вздохнула. Они и не сомневались, что Белинда причинит им максимум неудобств!