Прочитайте онлайн Операция У | ГЛАВА 4. Некоторые страницы из жизни Алекса Стоуна - агента и человека.

Читать книгу Операция У
2516+655
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 4. Некоторые страницы из жизни Алекса Стоуна - агента и человека.

Алекс Стоун был очень опытным агентом. В ЦРУ он работал уже почти двадцать лет и считался одним из самых лучших оперативных работников.

Он знал пять языков, включая наречия племен и народностей крайнего и не очень Севера, владел всеми приемами боевых искусств и совращения женщин, мог выжить без воды и пищи в течение длительного времени, хотя время никто не засекал.

Короче говоря, в любой отдельно взятой стране, включая страны Африки и Антарктиду, Алекс чувствовал себя как рыба в воде или как ковбой на лошади (по настроению), за исключением одной страны, где сдавали нервы даже у самых опытных и закаленных разведчиков. Этой страной была Россия, ранее входившая в состав СССР.

Алекс был в СССР несколько раз для стажировки под видом туриста, однажды даже вез нелегальное сообщение для резидентуры в Москве, но каждый раз ему было крайне неуютно в этой загадочной северной стране.

В период позднего брежневизма, когда он впервые приехал в СССР, он никак не мог понять, по каким критериям человеку присваивается титул "дорогой" и как переводится на английский язык "сраны сосискохо нахеря". Было также непонятно, является ли традицией для всего советского народа дарить друг другу в день рождения золотые звезды (вообще то, в принципе, Стоун был согласен, что тому, кто прожил в СССР 70 лет и даже 50, нужно давать звезду Героя Советского Союза).

После смерти верного ленинца и после смерти Ю.Андропова, которого на Западе побаивались, Алекс был в СССР в период мумифицирования Черненко и тоже никак не мог взять в толк, почему советские, а тем более кремлевские врачи выпускают на трибуну явно смертельно больного человека.

В период горбачевской эпохи иностранцам в СССР зажилось получше и Алекс посетил СССР три раза в составе торговых делегаций, но и тогда вызывало недоумение постоянное упоминание о консенсусе и неком процессе, который пошел.

По большому счету процесс, который был действительно заметен - это было появление на улицах большого количества проституток и неимоверный бардак во всем советском хозяйстве, который в одночасье всплыл наружу.

Директиву Горбачева - Лигачева о вырубке в стране виноградников ЦРУ, как он помнил, изучало и анализировало несколько недель, но так и не пришло к однозначному выводу, что за этим скрывалось.

Некоторые эксперты утверждали, что это делается для того, чтобы военная техника, особенно колесная, могла быстрей выдвинуться на передовые позиции, другие говорили о том, что в этих местах затевается большое военное строительство, скорее всего ракетных шахт. Третья группа специалистов говорила, что в тех краях просто не хватает дров.

Так или иначе, вопреки или благодаря стараниям бойцов невидимого фронта, в котором был и Алекс, произошла разрядка напряженности и обмена ракетными ударами можно было уже не опасаться. Пришлось осваивать смежные профессии.

Алекс прошел курсы повышения квалификации, после которых он уже довольно сносно мог отличать секретные материалы оборонных заводов от конспекта студента технического вуза, регулярно посещающего лекции.

Последняя длительная командировка по линии технического шпионажа у Алекса была в бывшую ГДР, где он успешно покупал у советских военных, покидающих страну, различные секретные сведения. Когда военные уехали, шпионить уже было не за кем и пришлась возвращаться.

С тех пор он работал в штаб-квартире ЦРУ в аналитическом отделе. Поэтому для него полной неожиданностью стало приглашение полковника Дриллера, заведующего русским отделом, вернуться на оперативную работу в его отдел.

- Сэр, я ведь уже три года не занимаюсь оперативной работой, - вежливо напомнил Алекс, когда они с полковником Дриллером сидели у него в кабинете и пили кофе.

- Алекс, ты же был одним из лучших оперативников.... Неужели так постарел? - усмехнулся Дриллер.

- Нет, я чувствую себя в форме, - возразил Стоун, - Тренировки, пробежки. Много читаю...

- На каком языке Алекс, если не секрет?

- В основном на английском, конечно. Но раз в неделю обязательно что-нибудь читаю на немецком и французском. Иногда попадаются интересные публикации на русском.

- И что в последнее время вам интересного попалось?

- Весьма любопытная публикация сэр, - усмехнулся Алекс, - В газете "Известия" была статья о том, что на одного из крупных денежных воротил завели уголовное дело по обвинению в крупных финансовых аферах...

- Ну и что? - поднял бровь Дриллер, - Обычное дело...

- Да, но он тут же был избран в их нижнюю палату - Государственную Думу. Простите, сэр, это традиция?

- Алекс, я пригласил тебя как раз в силу того, что ты один из немногих наших оперативников, кто неоднократно был в СССР в различные периоды времени, поэтому должен примерно представлять историю развития демократии в этой стране...

- По-моему здесь не демократия, а уголовщина, - хмыкнул Алекс, закуривая, - Беспредел.

- Вот, вот, - оживился Дриллер, - Вы хорошо знаете их выражения! Короче говоря, у меня есть предложение: что скажете, если я вам предложу через полгода командировку в Россию?

- Легальную или нет? - Алекс безучастно выпустил струю дыма.

- Нелегальную. Получение визы исключается...

- Сэр, я в аналитическом отделе весьма неплохо себя чувствую. Воздух России мне вреден.

- В случае удачно проведенной операции исполнитель получит полмиллиона долларов, - небрежно бросил полковник.

Стоун оживился:

- Такой ценный материал?

- Прежде вы должны дать согласие...

- Согласен. Продолжайте.

- Вы ведь занимались промышленным шпионажем? - спросил полковник Дриллер и, не дожидаясь ответа, продолжил, - В одной из лабораторий Сибирского отделения РАН в прошлом году было получено неизвестное вещество, обладающее уникальными свойствами: оно сгорало практически мгновенно и без остатка, без дыма.

- Идеальное вещество для твердотопливных ускорителей, - вставил свое замечание Стоун.

- Вот именно, - кивнул Дриллер, - Но это еще не все. При осуществлении реакции синтеза, судя по имеющимся данным, был получен быстродействующий отравляющий газ без запаха, вкуса и цвета!

- А откуда данные по этому делу? - Алекс закурил вторую сигарету.

- Вы знали Джона Вуда? - в свою очередь задал вопрос Дриллер.

Стоун наморщил лоб, потом мотнул головой:

- Нет..., вроде нет.

- Агент "Тампакс" был заброшен еще в СССР, в горбачевские времена. У него были прекрасные документы и великолепная легенда. Мы его сориентировали на получение данных по секретной лаборатории в Нижнем Пропиле. Это в 80 милях от города Верхний Пропил, резиденции "Тампакса"...

- А Верхний, этот, как его... Пропел, это где?

- Это примерно в ста милях к югу от Новосибирска. Я надеюсь вы знаете, где Новосибирск?

- Да, - кивнул головой Стоун, - Это примерно в четырех тысячах миль от Японских островов. Строго на Запад. Послушайте, а нельзя ли поближе к делу, сэр? И чашечку кофе с коньяком?

- Я в вас, Алекс, никогда не сомневался, - засмеялся полковник и, позвонив секретарше, заказал кофе, потом продолжил:

- Джон Вуд провел блестящую операцию, завладел секретными материалами лаборатории, но потом по неизвестным нам причинам он стал игнорировать указания центра и повел расследование собственным путем. Он захотел удостовериться в правильности полученных материалов экспериментальным путем. В результате он погиб вместе с материалами. Вы читали о взрыве под Нижним Новгородом?

- Что-то припоминаю. В газетах было. В советских, причем. А-а, вспомнил, что-то о взрыве удобрений на полях! Там еще была одна запоминающаяся строка: "...По оценкам западных специалистов мощность взрыва составила десять килотонн."

- Чушь, - поморщился Дриллер, - Это они потом сами взорвали в другом районе для отвода глаз. На самом деле взрыв был значительно слабее, но его засек наш спутник и сделал снимок. Так вот, по спектральному анализу этот взрыв что-то близкое к реакции аннигиляции!

- Ни фига себе! - выкатил глаза Стоун, - Дело пахнет Нобелевской премией!

- Вот именно, мой друг, - ласково сказал Дриллер, отпивая кофе, - Поэтому я думаю, что тебе надо срочно изучить досье по операции "Лаборатория". После этого предстоят долгие тренировки, причем одна очень специфическая. Ты готов?

- Всегда готов! - Стоун твердо кивнул головой.

- Я не сомневался в тебе, мой мальчик, - Дриллер ласково хлопнул Алекса по плечу и поднял рюмку с коньяком:

- За успех!

Когда Алекс ушел, полковник Дриллер достал из ящика стола сигару и молча раскурил её. Он всегда закуривал сигару, когда впереди предстояло новое, волнующее дело.

Полковник вспомнил, как шесть лет назад он вот так же разговаривал с Джоном Вудом, напутствуя того на полную неведомых опасностей нелегальную работу в СССР, и как они вот так же выпили по рюмке коньяка.

Дриллер вспомнил, каким талантливым учеником был Джон, как прекрасно тот усваивал материал занятий, готовил домашние задания, овладевал русским языком, особенно матерным.

Единственное, в чем себя корил полковник - это слабая подготовленность Джона в дисциплине "налаживание контакта с потенциальным носителем информации при помощи спиртных напитков", впрочем в то время этой дисциплины, как самостоятельного предмета, в учебной программе еще не было.

"Надеюсь, Алекс будет удачливее.... И подготовленнее.", - подумал про себя Дриллер и заказал секретарше еще одну рюмку.