Прочитайте онлайн Операция У | ГЛАВА 3. Достижение консенсуса, как фактор, способствующий достижению согласия сторон.

Читать книгу Операция У
2516+810
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 3. Достижение консенсуса, как фактор, способствующий достижению согласия сторон.

Михаил Сергеевич Горбачев приятно отличался от своих предшественников бросающимся в глаза здоровьем, внятной речью, постоянно пересыпаемой иностранными словечками типа "консенсус" и слегка навязчивой привычкой выходить в народ в незапланированных местах. (В таких случаях Сергей искренне сочувствовал сотрудникам "девятки").

Несколько настораживало постоянное присутствие рядом особы женского пола, которая явно не экономила на своих туалетах и лезла вперед Михал Сергеевича, которого и так за глаза называли "меченым".

Если супругу дорогого Леонида Ильича почти никто никогда не видел (и это было правильно, поскольку советский народ тогда еще не знали о шоковой терапии), то супруга Михал Сергеича появлялась на экранах телевизора чаще, чем сам Горбачев, наводя на определенные мысли, особенно при виде её гардеробов.

Если первая леди могла только перед камерой поменять по три платья или других аксессуаров, то подавляющее большинство советских людей в течение дня могло поменять только зубочистку, в лучшем случае шило на мыло.

Сергей понял, что здесь что-то не так и приготовился к новым поворотам партийной линии, которая в 85 году вылилась в борьбу за отрезвление всего советского общества. После этого Сергей понял, что Горбачеву скоро придет конец.

"Процесс пошел", - согласился с утверждением М.С.Горбачева капитан Зайцев, листая попадавшие к нему сводки из различных районов о массовых случаях отравления суррогатами и резко увеличившемся самогоноварении, что, в свою очередь, немедленно сказалось на наличии отсутствия сахара в магазинах.

Последующая за этим цепь катаклизмов, начиная со взрыва на Чернобыльской АЭС, столкновения кораблей, бесчисленных крушений самолетов и кончая отделением всех республик от СССР подтвердили давно известную в СССР истину: генсеков можно менять, но водку трогать не моги!

После того, как Горбачев замирился с Америкой, шпионов поубавилось и отдел полковника Лисицына был переориентирован на отлов шпионов-любителей, пытавшихся продать на запад всё, что имело отношение к обороне: от всевозможных сплавов металлов под видом сковородок до современных истребителей, проходящих по документации, как "дюралюминий неразрезанный".

Это было интересное время. Людей можно было сажать пачками и, причем, совершенно обоснованно. Посадили пару десятков, остальных интернировали.

Период охоты за сознательными предателями Родины продолжался вплоть до 91 года, после августа которого начался период выявления всяческих пособников ГКЧП. Про шпионов как-то позабыли, тем более, что председателей КГБ стали менять едва ли не чаще, чем в свое время Раиса Максимовна меняла наряды.

Сергея Зайцева переключили на проблематику оборонных предприятий, где он и получил звание майора.

Он уже совершенно спокойно относился к текущим событиям и высказываниям политиков разного ранга и ориентации - Сергей понял, что он тоже понять умом Россию не может, в силу чего приходилось смириться с мыслью о том, что остаток жизни придется прожить здесь.

Задача текущего момента состояла в том, чтобы остатка было как можно больше, а неприятностей как можно меньше.

В один из жарких летних дней премьер-министр России заявил, что текущий год будет последним годом экономического спада, за ним последует год стабилизации, а уж потом мы заживем...

Сергей слушал радиоприемник, сидя у себя в кабинете на Лубянке, лениво размышляя про себя, что такую туфту ему на уши не вешал никто, включая многочисленных подследственных.

Перед ним лежало досье на одного из сотрудников министерства внешних экономических связей, которого подозревали в установлении тайных контактов со спецслужбами Сьерра-Леоне, в результате которых России мог бы быть нанесен существенный ущерб.

Заниматься делом категорически не хотелось из-за жары, а также из-за того, что была пятница и о делах хотелось забыть. К тому же вечером он планировал уехать к приятелю на дачу, где предстояла шикарная рыбалка. Приятель уверял, что рыбалка там всегда удачная и просил взять с собой только выпивку - остальное будет.

Сергей зевнул и налил себе воды из пластиковой бутылки, стоящей в маленьком холодильнике. В это время зазвонил телефон внутренней связи.

- Слушаю, майор Зайцев, - схватил трубку Сергей.

- Сергей Васильевич, зайди ко мне, - голос полковника Лисицына звучал явно в минорных тонах.

- Слушаю, Максим Исаевич, - коротко сказал Сергей.

Полковник Лисицын коротко кивнул вошедшему Зайцеву, разговаривая с кем-то вполголоса по телефону, потом положил трубку и приглашающим жестом махнул рукой в направлении стула. Сергей присел рядом со столом полковника.

Максим Исаевич еще несколько минут перебирал какие-то бумаги, затем поднял на Сергея глаза:

- Сергей, что ты знаешь о деле капитана Дубова из Нижнепропильского управления?

- Я-а? - почти искренне изумился Сергей, - Да ничего почти не знаю, я же не вел это направление. Так, краем уха слышал кое-что...

Полковник Лисицын внимательно посмотрел на Сергея:

- Странно, уши у тебя вроде нормального размера...

Максим Исаевич был явно не в духе, что всегда проявлялось в его несколько грубоватом юморе. Зайцев надеялся, что это не было следствием заявления премьер министра.

- Так ты ничего не знаешь по операции "Объект Х"? - снова спросил Лисицын.

- Отрывочно, Максим Исаевич, - чуть кивнул головой Сергей, - Знаю только, что это как-то связано с Нижнепропильской лабораторией и ЧП, которое там произошло год назад...

- А говоришь, что ничего не слышал, ничего не знаешь, - усмехнулся Лисицын.

- Привычка, товарищ полковник, - засмеялся Сергей, - Профессиональная привычка.

- Молодец, хвалю, - кивнул головой полковник, - а сейчас тебе придется поближе познакомиться со всеми материалами того дела. Вот, бери, знакомься...

- Почему я, ведь это не мое направление, - весьма вяло попытался воспротивиться Сергей.

- Как ты знаешь, по факту ЧП в Нижний Пропил в прошлом году выезжал капитан Белкин. Он трагически погиб в Нижнем Новгороде, куда отправился после Нижнего Пропила. Несчастный случай.

- Говорили, что ему на голову упал горшок с цветами, который выпал из окна на 6 этаже?

- Это еще не доказано, - поморщился Лисицын, - По одной оценке на него специально сбросили, но не горшок, а гантелю, по другой версии горшок выпал из окна на 7 этаже.

- Да-а, странные неточности, - задумчиво наклонил голову Сергей, - И, все-таки, почему я?

- Ты опытный оперативник, один из лучших в отделе. Потом ты все-таки занимался оборонными предприятиями, так что тебе это не совсем уж всё незнакомо. Потом тебе необходимо сменить ненамного обстановку - ты в последнее время что-то притормозил.

- Жарко же, - вяло буркнул Зайцев.

- Жарко. Ну, жарко. Бывало и хуже. Но ты просто увял, надо встряхнуться.... Какие у тебя текущие дела?

- Ну, я сейчас веду дело внешторговца Рабиновича о связи с разведслужбами Сьерра-Леоне. Очень перспективный материал...

Лисицын поморщился:

- Дохлое дело. И нудное. С этим Рабиновичем еще копать и копать. В общем, сдавай дело капитану Дятлову и приступай к изучению этих материалов. Три дня тебе на это. Потом поедешь в Нижний Новгород и Нижний Пропил. Надо будет повидаться кое с кем. Твое расследование пойдет под литерой "Операция У".

- "У" в смысле у-у-у? - уточнил Сергей.

- "У" в смысле "игрек", - буркнул полковник, - Есть сведения об активизации иностранных резидентов в Сибири. Вот недавно атташе по культуре посольства Танзании захотел там поохотиться. Неспроста...

- Максим Исаевич! Пятница ведь! Я завтра на рыбалку собрался! - взмолился Зайцев.

- На рыбалку - это хорошо, - согласно кивнул Лисицын, - На рыбалку обязательно езжай. Только смотри, удочку не сломай!

С этими словами полковник заразительно засмеялся. Сергей тоже хихикнул в кулак.

- Давай, значит, в среду ко мне, доложишь соображения, - резюмировал полковник Лисицын и, когда Сергей встал, спросил, - Ты по семейной части там никаких неприятных моментов не испытываешь? Консенсус?

- Полный консенсус, Максим Исаевич, - вздохнул Сергей.

- Значит, поедешь без напряжения, - полу утвердительно сказал Лисицын.

- Без напряжения. По крайней мере внутреннего, - кивнул Сергей, взял папку с документами и вышел из кабинета.

В среду Сергей ехал в скором поезде "Москва - Нижний Новгород" и думал о превратностях судьбы.

Если в Нижнем Новгороде он бывал и не раз, то в Нижнем Пропиле ему ни разу быть не приходилось, и было интересно побывать в глубине Сибири.

"В Сибири бабы что надо...", - подумал про себя Сергей и, вспомнив про субботнюю рыбалку, удовлетворенно улыбнулся.

Рыбки там были что надо! Особенно одна. Машей звали.