Прочитайте онлайн Операция У | ГЛАВА 27. Стихи о советской капусте или завершение операции. У!!

Читать книгу Операция У
2516+643
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 27. Стихи о советской капусте или завершение операции. У!!

Скорый поезд Москва-Минск во все времена прибывал в конечный пункт назначения точно по расписанию. Это выгодно отличало его от поездов, следующих не из Москвы или не из Минска. Такова уже была нерушимая дружба русского и белорусского народа, к которой, правда, Алекс Стоун имел такое же отношение, как планы партии к планам народа.

Утром, часов в 7 Алекс проснулся с ощущением легкого расслабления, которого он не испытывал уже долгое время, со времени нелегального проникновения в Белоруссию и Россию.

В купе СВ, которое он взял, на кровати сидел какой-то молодой, но достаточно бородатый человек и что-то судорожно писал на листе бумаги. Своим обликом он напоминал студента-революционера, готовящего прокламации к очередному съезду анархистов или, на худой конец, эсеров. Весь его облик дышал неземным вдохновением.

-А-а! Вы проснулись! - с энтузиазмом приветствовал он Алекса, увидев, как тот открыл глаза, - Очень рад, очень рад. Разрешите представиться: Гавриил Запольский - редактор газеты "За свободу!"

-За чью свободу? - хмуро переспросил Алекс, доставая со стола бутылку воды и делая глоток.

-За нашу и вашу свободу! Кругом кипят такие дела! Международный империализм протянул свои скользкие щупальца по всей планете! Мы не можем оставаться в стороне! Настает время решительных сражений! На этот раз мы раздавим гидру!

-Победа будет за нами! - подначил его Алекс.

-Вот именно! Вот послушайте, какие стихи я написал сегодня ночью. Это будет в завтрашнем номере:

СТИХИ О СОВЕТСКОЙ КАПУСТЕ

Капуста гниет в огороде

Арбузы не зреют в лесу

Растет недовольство в народе

И голод замучил лису

Не нужен нам берег турецкий

Не нужен билет на трамвай

А нужен надежный, советский,

Пахучий, большой каравай!

А вихри враждебные веют

И водка с похмелья гнетет

В колхозе по-прежнему сеют

По-прежнему хрен что растет

Покуда подобной напастью

Российский народ окружен

Жуем "Стиморол" (он есть, к счастью)

И в этом успех заложон!

Как хочется выйти на пашню

С собой прихватив пулемет

Вокруг ведь свое все, все наше

И враг нас ни в жисть не поймет!

И в светлые дали дорога

Откроется вдруг и навек

Поскольку могёт очень много

Советский, простой человек!

-Ну, как? - с тайной радостью спросил Гавриил, прочтя до конца.

-Впечатляет..., - покровительствованно бросил Алекс, беря с вешалки полотенце, - Только я бы еще добавил несколько строк про женские прокладки - это сразу привлечет к вам большую женскую аудиторию. С этими словами он пошел умываться. До Минска оставалось минут сорок.

Гавриил подпер себе челюсть рукой и глубоко задумался над текстом.

Минск встречал Алексея Ивановича залитой солнцем и зеленью привокзальной площадью и слегка залитым памятником Ленину, указующим вечную дорогу страждущим.

Для начала Алекс подошел к стоящей на площади пивной палатке и заказал себе две кружки пива с оригинальным названием "Минскае". Погода способствовала, и первая кружка была проглочена с очевидным удовольствием, тем более, что на эту процедуру взирало недремлющее око В.И. Ленина. После этого Алекс достал сигарету и профессионально огляделся.

Таксистов на площади было море израилеванное, причем все в ожидании того, что сейчас к ним ринуться толпы измученных пассажиров. Почему-то так происходило крайне редко и то только в тех случаях, когда пассажир был до крайности перегружен носильными вещами, женой с детьми или сильно пьян. В остальных случаях выражение лица и других частей тела таксистов позволяло сделать вывод об упадке ремесла мастеров баранки и четырех колес.

Несмотря на это брать такси Алексу было нельзя: он не исключал, что ему в затылок или чуть ниже дышат агенты контрразведки, поэтому его маршрут мог быть вычислен довольно легко, а предстояло подобраться как можно ближе к границе Литвы, не возбуждая излишнего любопытства.

Допив пиво, Алекс зашел в первый попавшийся магазин широкого профиля и купил модную сумку на молниях, куда напихал всякого рода носильные вещи: носки, трусы, рубашки, водку, сувениры. Не была забыта и нехитрая снедь, являющаяся непременным атрибутом каждого путешественника. После этого можно было принимать решение.

Алекс с индифферентным видом вышел на центральную улицу и поднял руку. Через пять минут около него тормознул зеленого цвета "Жигуль" и водитель призывно глянул на голосующего.

-Тебе куда, паря? - не разжимая рта, в котором торчала сигарета, спросил водитель.

-Если договоримся, то далеко..., - лениво ответил Алекс и открыл дверцу.

-Далеко - это как? - уже более членораздельно спросил водитель.

-Мне в Лиду, - Алекс вопросительно глянул на того.

-В Ли-и-ду!? Однако! Это километров двести, однако!

-Однако знаю. Плачу соответственно...

-И сколько, по-твоему стоит Лида?

-Если привокзальная, то десять долларов, а если та, что мне нужна, то раз в десять больше. Ну, как?

Водитель рассмеялся:

-А ты парень не дурак.... Ладно, по рукам, только бензин твой, идет?

-Идет, если твоя тачка едет!

-Обижаешь, начальник! Машина - зверь! Не даром говорил мне великий и мудрый Николай ибн...

-Ладно, ладно, это я уже проходил. Заводи, поехали!

"Жигуленок" с ревом стартанул от бордюра и направился к выезду из города. Минск не даром был городом-героем. Там жили действительно героические люди. Алекс смотрел на проносящиеся мимо зеленые улицы, новые дома, широкие площади, заполненные митингующим народом различной направленности, и думал о том, что ему будет скучно покинуть эту доброжелательную мирную страну, иногда совершенно непредсказуемую, и еще в большей степени делающую противоположное тому, что по логике вещей было бы очевидно.

"В России и Белоруссии две беды: дураки и большие дураки" - cделал для себя неожиданный вывод Алекс и незаметно уснул.

-Эй, господин-товарищ! Вставай, нас обокрали! - услышал он сквозь сон голос водителя и понял, что всю дорогу благополучно проспал: давало знать о себе максимальное напряжение всех сил, а также две кружки пива, выпитые на привокзальной площади.

-Мы уже в Лиде? - сонно буркнул Алекс.

-Ага, прямо внутри, - хихикнул водитель, - Тебе куда?

-Давай на вокзал. Мне на электричку надо.

-Как скажешь, командир. Могу прямо в электричку ввезти. Хе-хе-хе!

Расплатившись с веселым водителем, Алекс посмотрел секретную карту приграничной полосы и выяснил, что ему еще предстоит проделать километров пятьдесят до границы, но ближе подъезжать с этим водителем было рискованно. Пришлось изучить расписание электричек и сесть на первую, следующую в направлении государственной границы. Конечная остановка была станция "Карповичи".

Выйдя из вагонов люд разбредался по близлежащим деревням, а Алекс зашел за кустик якобы для естественных надобностей, но оттуда можно было отлично оглядеться.

Расстилавшийся кругом пейзаж предрасполагал к кисти Репина или Шишкина: вокруг расстилались колосящиеся поля зерновых культур, для разнообразия разбитые островками деревьев и проселочными дорогами, где-то проглядывались крыши деревенек, но, самое основное, строго по направлению к государственной границе виднелся солидный массив леса, контрастно зеленевший на фоне голубого неба.

"Голубое, голубое, не бывает голубей..." - пропел вдруг про себя Алекс и понял, что эта тематика задела его как-то уж слишком сильно. "Надо будет срочно заняться сексотерапией" - подумал он и, еще раз оглядевшись, ленивым шагом направился в сторону леса.

На опушке он вытащил из сумки бутылку водки и огурец. Предстояло проделать ту же процедуру, что и при первом пересечении границы. Но сначала он снял с руки часы, легким движением руки вытащил из корпуса микромаяк и вмонтировал его в пластиковый пакет, где лежали данные опыта N77, содержащие этапы получения высоэффективного стирального порошка под кодовым названием "Дуся". Затем Алекс свинтил крышку с бутылки, сделал приличный глоток и закусил огурцом. Через пять минут он был готов двигаться дальше.

Полянка дышала тишиной и спокойствием. Среди редких березок и дубков были разбросаны копешки сена, аккуратно сметанные на шесты, травка мирно шелестела под тихим ветерком. Компас на часах Алекса показывал, что граница находится где-то совсем рядом, метрах в пятистах-семистах.

"Ну, с богом! Да здравствует Америка!" - сказал еще раз про себя Алекс, сделал еще один глоток и двинулся через поляну, стараясь маскироваться под копешки и кустарники. Он уже почти пересек поляну и находился у входа в лес, как вдруг его шестое чувство подсказало, что недалеко кто-то есть.

Алекс мгновенно огляделся и заметил рядом большое дерево, на высоте около двух метров имеющее дупло. Недолго думая, он вытащил пакет и метким движением забросил его в дупло, затем быстрым движением ринулся в заросли.

-Стой! Хенде хох! Руки в гору! - услышал он окрики, тембр которых показался ему удивительно знакомым. Алекс остановился и обернулся: из-за одной из копешек выходили два человека в камуфляжной униформе с автоматами наперевес.

-Руки вверх, я сказал! - крикнул еще раз один из них и вдруг радостно рассмеялся, - Ты смотри, опять Алексей Иванович! Так его и тянет сюда! Всё с тех дней блуждаешь? Небось, километров пятьсот прошел, а?

Алекс узнал в подошедших Степана с пышными усами и белобрысого Петра, радостно хихикающего вдогонку:

-Слышь, Степан. Он, наверное, с перепоя шалаш с Лениным ищет. Ха-ха-ха!

Степан радостно загоготал и неспешно закурил сигарету.

-Ну, что, Алексей Иванович. Всё! Кранты! Теперь уж тебя точно в расход! А то у нас по этому показателю недовыполнение плана. Сымай барахло, сейчас посмотрим, что там у тебя...

Алекс устало сел на землю и стал снимать с себя всё, оставшись только в трусах и майке, благо день был жаркий. Петруха приступил к досмотру.

-Степан! Ты смотри! У него заграничный паспорт с визой в Литву и США. Это как понимать?

-Это как понимать, тебя спрашивают? - крикнул Степан.

-Хотел погостить у родственников в Литве, да вот заблудился, дорогу потерял. Пьяный я..., - пробормотал Алекс.

-Опять пьяный! Ты смотри! Да этот хмырь ни дня не просыхает! Его в наркошку надо!

-Ты же говорил, что у тебя родственник в Веревичах? - ехидно спросил Степан, - Что, раздвоился?

-Не-е, у меня и там и там, - безнадежным голосом произнес Алекс. Он уже понял, что не выпутается. Когда Петруха выудил из сумки доллары, стало ясно, что это конец.

-Ты смотри, Степан! Баксов полная корзина! Да он, гад, банк грабанул!

-Погляди-ка еще там, в одежде, может еще чего найдешь.

Петруха вытащил бутылку водки и подмигнул Степану, потом за подкладкой куртки нащупал еще что-то. Алекс вдруг понял, что это справка из психдиспансера и внезапно заплакал детскими слезами, пуская пузыри и катаясь по траве.

-Чегой то он? - опасливо отодвинулся Степан, - Белая горячка, что ли? Ещё укусит...

Петруха развернул изъятую бумажку и пробежал её глазами.

-Всё ясно, - махнул он рукой, - Вот, читай: "маниакально-депрессивный психоз в вялотекущей форме".

-А-а, ну тогда понятно, чего он здесь все время бегает. У него же психоз-то вяло текёт, а то дальше бы убежал. Ладно, давай суй баксы по карманам, дернем по сто пятьдесят и на заставу его. Там как раз какая-то ориентировка пришла. Может под неё и подпихнём!

Степан надел Алексу наручники, предварительно надев ему штаны и рубашку, выпили остатки водки, закусили колбаской, которую нашли в сумке и неторопливо пошли через лесок, изредка подталкивая Алекса стволами автоматов.

-И всё-таки Степан я тебе еще раз говорю: шлепнуть его тогда надо было, - сплюнул Петруха.

-Балда! - презрительно ответил Степан, - А баксы где бы мы тогда взяли!?

Над идущими разливалось голубое-голубое небо. Не бывает голубей.

"Широка страна моя родная!" - напевал про себя Петруха, легко шагая, и был где-то неизмеримо прав.