Прочитайте онлайн Операция У | ГЛАВА 21. Реализм и экзистенционализм в преломлении монетаризма

Читать книгу Операция У
2516+710
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 21. Реализм и экзистенционализм в преломлении монетаризма

Алекс долго шел боковыми улочками, которых здесь было явное большинство. Изредка он оглядывался, но сзади было чисто, если не считать попавшейся влюбленной парочки, пьяного мужика и урны, полной окурков. Было похоже, что он оторвался.

Алекс еще толком сам не знал, как лучше уходить из города, но сейчас было важно уйти от дома Фиделя как можно дальше, избегая освещенных мест.

Завернутая в пакет тетрадь с секретными записями была надежно застегнута в специальном кармане, что приятно согревало душу. Алекс уже видел себя в качестве начальника отдела в родном ЦРУ, с персональной секретаршей, исполняющей параллельно обязанности любовницы.

Из приятных дум его возвратил в реальность визг тормозов и последовавшая за ним тирада, состоящая преимущественно из труднопереводимых слов:

-Ты, что, б..., опи...ел, что ли? Куда прешь, ё.. тво. .ать! Совсем ох..л с горя, п...с, ё...ый!

(примерный перевод текста: "Сэр, вы переходите улицу в неположенном месте. Вынужден сделать вам замечание. Простите, сэр...)

Такой изысканный букет выражений Алекс не слышал даже во время подготовки в учебном центре, поэтому он с интересом обернулся. Сзади него стояла шестая модель советской автомашины под странным названием "Жигули", которую народ тем не менее называл "шаха". Следуя этой логике, автомобиль "Москвич 2141" следовало бы назвать "мата", но его в народе называли "конструктор "сделай сам"" или "московская недвижимость".

-Простите, вы ко мне обращаетесь? - вежливо осведомился Алекс.

-К тебе козел, у тебя глаза что, на ж... растут?! - сказал водитель уже более дружелюбно.

-Такую мутацию я еще не встречал, - улыбнулся Алекс. В голове у него уже созрел план отхода, - Слушай, старик, я тебе хочу сделать одно выгодное предложение...

-Бабам предложения делают, - сплюнул водитель и закурил сигарету, - Чего надо то?

-Мне срочно надо в Барнаул. Похороны завтра, понимаешь!

-Ни фига себе! В Барнаул ему надо! А может в Магадан? - присвистнул водитель.

-В Магадан не надо, - поперхнулся Алекс, - В Барнаул надо.

-До туда километров двести, соображаешь? Иди вон, жди автобус, доедешь до Новосибирска, а там поездом!

-Не могу я ждать. Потом автобусы сейчас не ходят. Короче, за каждый километр - по баксу. Идет!?

Водитель задумался и выпустил длинную струю дыма.

-Так ведь туда-обратно будет четыреста верст! - сказал он.

-Значит, четыреста баксов..., - словно в задумчивости кивнул Алекс.

-И еще пятьдесят за включение счетчика. О'кей? -видно было, что водитель уже готов был ехать даже в Магадан.

-Ладно, поехали, - кивнул Алекс.

Машина с визгом сорвалась с места и помчалась по спящим улицам.

-Ты здесь не гони! - заволновался Алекс, - В городе шестьдесят километров в час! За городом - давай. А то ГАИ остановит!

-Ха-ха-ха! - искренне рассмеялся водитель, - Е... я это ГАИ. Я сам из милиции. Только что сменился. Так что не боись, проскочим! Тебя как зовут то?

-Сашей..., - растерянно ответил Алекс, - Александр я...

-А меня Николай. Будем знакомы! Говоришь, на похороны едешь? Кто помер то?

-Бабуля, - хрипло ответил Алекс, - Бабуля померла. Любимая...

-Все там будем, - с философским спокойствием ответил Николай и вдавил педаль газа.

Машина резво понеслась вперед, рассекая темноту светом фар. Алекс сжался в комок и попытался сделать вид, что засыпает. Кажется ему это удалось, потому что проснулся он от того, что Николай тряс его за плече:

-Эй, Саня, вставай, приехали. Барнаул через десять километров. Тебя куда подкинуть?

-Ближе к вокзалу, - хрипло ответил Алекс, доставая доллары, - Там недалеко бабуля живет..., жила.

-Вечная ей память, - кивнул Николай, засовывая доллары в карман, - А ты неплохо живешь, а? Баксы имеешь.... Расскажи, где есть такие места?

Алекс был на грани провала. Он не знал, где в России есть места с долларами США, поэтому пришлось импровизировать на ходу:

-Я, эта-а..., сценарист я. Получил гонорар за очередной фильм. Поехал к брату, ну отдохнуть.... А тут - бац! Телеграмма: бабушка умерла, приезжай хоронить...

-Да-а, жизня, - покачал головой Николай, - А брат не поехал?

-Да не может он. Инвалид. Из Афгана без ноги вернулся. Куда ему...

-Да-а, - опять вздохнул Николай и закурил очередную сигарету, - А ты какие фильмы написал?

-Да последний еще не вышел. Называется "Секретные материалы". Но скоро выйдет...

-А еще чего написал? Из того, что уже поставили?

-Ну-у, Петровку 38 смотрел?

-А то!

-Так сценарий я написал!

Николай искоса посмотрел на него и неожиданно сплюнул в форточку:

-Ну-у командир, ну ты и дал! Сразу видно, что ни хрена в нашей жизни не рубишь!

-Это почему?! - вскинулся Алекс, обижаясь на недооценку его возможностей, - Почему это?!

-Да потому.... Взять, к примеру, эпизод, где этот, как его, Герасимов, у бутылки горло отшибает. Херня! И мальчишество. Потом эта, баба его. Он её еще и трахнуть не успел, а она уже бежит в больницу, плачет на ходу. Где ты это видел, а?

-Так любовь же! С первого взгляда! - энергично возразил Алекс. Он тоже закурил.

-Да хоть и со второго! У нас вон один попал в аварию на задании - неделю в реанимации лежал, потом два месяца в больнице. Так ни одна сволочь, кроме нас, не пришла. А баб у него было-о-о!

-Значит не любили!

-Любили, еще как! Потом у тебя там менты какие-то..., - Николай поморщился, - Дружка их подстрелили, а они бандюгу этого даже не поломали малость.

-Как это? - не понял Алекс, - Нельзя же!

-Нельзя..., - Николай иронически улыбнулся, - У нас вон одного подстрелил придурок один. Спьяну, из ружья. Так мы его впятером полчаса обрабатывали. В результате: сломан нос, рука, три ребра, еще там чего-то. А заключение? Упал на улице. Пьяный был. Вот так. Ладно..., ты уж в следующий раз проявляй реализм, понял?

-Понял, - угрюмо ответил Алекс. Он понял, что в этой стране ему никто его прав при задержании никогда не прочтет.

-Ну что, Сергей Васильевич? С успешным вас окончанием операции! - радостно-возбужденно проговорил Дроздов, после того, как получил донесение, что подозреваемый в шпионаже взят с поличным и помещен в изолятор ФСБ.

Тетрадь с записями секретного характера, а также бутылки и окурки изъятые из дома Фиделя в качестве вещественных доказательств отданы в лабораторию на экспресс-анализ по отпечаткам пальцев, химическому анализу и другим показателям, которые могли рассказать многое, даже то, о чем подозреваемый никогда не подозревал.

-Да-а, Андрей Ильич, можно сказать, что с окончанием, - устало согласился Сергей, - Есть, правда, некоторые сомнения...

-До завтра, дорогой, до завтра, - замахал руками Дроздов, - Все устали, вымотались. Надо отдохнуть, а завтра возьмемся за этого Каменева. Заодно и результаты анализов будут известны. Тараскин..., Федя! Проводи наших гостей в наш домик. И прихвати по дороге пива. На завтра. Понял?

Тараскин, последние полчаса продремавший в кресле, вскочил на ноги:

-С кем связаться, товарищ подполковник?

-С Гандыбой! - усмехнулся Дроздов, - Утром, когда за ними зайдешь. В наш домик. Усек? И чтоб без дураков там!

-Усек, Андрей Ильич.... Пойдемте, Сергей Васильевич. Нестор! А ты что сидишь?

Гандыба, как и Тараскин, продремавший полчаса, вскочил на ноги и сделал вид, что давно слушает разговор.

-Жду ваших распоряжений, - на всякий случай сказал он.

-Ты храпишь, Нестор Петрович? - мягко спросил того Зайцев.

-Я? - недоуменно переспросил Гандыба, - Ну, бувае маненько...

-Так вот распоряжение одно: сегодня не храпеть! Ты понял?

-Понял, - кивнул Гандыба, - Только это не помогает.

-Чего? - переспросил Зайцев, - Чего не помогает?

-Да ничого не помогает. Понимаю, не понимаю - все равно храплю!

Зайцев выругался про себя и они пошли на выход.

Дроздов вытащил из ящика стола бутылку коньяка, налил рюмку и медленно выпил её. Он думал о том, как завтра будет докладывать начальнику управления о поимке резидента иностранной разведки.

Это навевало на сладостные мысли.