Прочитайте онлайн Операция У | ГЛАВА 20. Каменев и вражеская агентура. При нём.

Читать книгу Операция У
2516+638
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 20. Каменев и вражеская агентура. При нём.

Майор Зайцев присутствовал на допросе Петрова Василия, совместно с Тараскиным и уже минут через десять понял, что они тянут пустышку: Вася был чист, как стеклышко, если не считать осоловелого вида. Последнее обстоятельство Сергей понимал и поэтому испытывал к Васе сочувствие.

Как раз в это время позвонил телефон внутренней связи и Тараскин, взяв трубку и, выслушав короткую информацию, потом тихо сказал:

-У меня то же самое: пили пиво, подошел какой-то тип, угостил водкой, потом начал спрашивать про ночлег.... Ага, понял! Понял.

-Вот что, Петров, - сказал Тараскин, положив трубку, - На, подпиши бумагу о невыезде - и вали отсюда.... Понял?

Когда Вася исчез за дверью, Тараскин позвонил предупредить дежурного, а потом они с Зайцевым поднялись в кабинет Дроздова. Тот пребывал в полном расстройстве, что было видно по сизым нитям дыма, висевшего в кабинете.

-Ну что, Андрей Ильич? Рушится ваша вражеская агентурная сеть? - с ухмылкой произнес Зайцев и тоже достал сигарету, - У вас что-то в местной резидентуре сплошные алкаши. Это что, новое веяние в работе контрразведки?

-Да ладно тебе, - со злостью махнул рукой Дроздов, - Сам ничего не понимаю. Почему Каменев подошел именно к Иванову и Петрову. И Деревянко тоже к ним подходил! У них что, на роже что ли написано: заходи - гостем будешь!

-На роже у них написано только то, что мужики не прочь выпить, - рассудительно заметил Тараскин.

-Эка невидаль! - усмехнулся Дроздов, - Можно подумать, что у тебя это не написано.

Тараскин насупился и отошел в угол, по пути доставая пачку сигарет из кармана.

-Смотри, Андрей, - вмешался Зайцев, - В первый раз, то есть год назад к Иванову и Петрову во время распития пива подошел агент иностранной разведки некто Деревянко. Так?

-Ну-у-у...

-Что он у них мог узнать или узнал во время разговора?

-Это я на память помню, - вмешался Тараскин. Он подошел к Зайцеву и, стряхнув пепел в пепельницу, стал загибать пальцы: - Сначала Деревянко сказал, что скорбит по усопшим, особенно по Ершову, поскольку якобы знал того с детства, потом они за них выпили, потом зашел разговор про ЧП на НИИ животноводства и они выпили за хорошие надои, потом Деревянко сказал, что он мастер-древорезчик и они выпили за лесное хозяйство...

-Короче, Сиклифасовский, - поморщился Дроздов, - Или, по крайней мере, убери вставку "и они за это выпили". Это и так ясно. Концовку давай!

-А концовка была простой: Деревянко спросил у кого лучше переночевать и те посоветовали ему Фиделя. Потом они пошли к речке и выпили еще бутылку водки...

-Да ладно, хватит, - пробурчал Дроздов. - Хватит про выпивку!

Тараскин пожал плечами и отошел к окну.

-Та-ак, - довольным голосом протянул Сергей, - То есть Деревянко свел весь разговор к тому, у кого лучше переночевать, так?

-Ну не совсем. Например, Деревянко узнал, что в НИИ ставят какие-то опыты..., - заметил Тараскин.

-Об этом знал весь город, - хмыкнул Дроздов.

-Вот именно, - кивнул Сергей, - Итак, ему нужно было логово и он примостился у Зиновьева по кличке "Фидель". Через год некто Каменев, предположительно агент западных спецслужб, также знакомится с Петровым и Ивановым в том же месте. О чем это говорит?

-Не знаю.... Наверное, пиво там хорошее..., - предположил Дроздов.

-Даю дополнительную информацию, - сказал Сергей, - Некто неизвестный с азиатской внешностью сначала пытается проникнуть в палату Гадюкина, а потом я встречаю его, или кого-то, похожего на дворника Фазиза Хайруллина у дома Зиновьева. Усекаете?

-Полностью, - кивнул Дроздов, - Происки международного империализма?

-И сионизма тоже..., - вздохнул Зайцев, - Опять Фидель, его хата, понятно?

-А китаец причем? - вздохнул Дроздов, - Или монгол?

-Вот это нам и предстоит выяснить, - щелкнул пальцами Сергей, - Сейчас должен подойти Гандыба, я думаю, что у него будет довольно интересная и ценная информация...

-А где он был? - осторожно поинтересовался Дроздов. Он уже окончательно потерял нить рассуждений, запутавшись где-то между Фазизом Хайруллиным, Фиделем, Деревянко и Каменевым. Где-то сбоку, вдобавок, мешался Гадюкин с тетрадкой.

-Я послал его ко вдове Гадюкина. Домой. Думаю, что перед ним у неё уже был посетитель. И даже знаю, кто...

В это время дверь в кабинет отворилась и на пороге вырос старший лейтенант Гандыба, немного запыхавшийся.

-Разрешите, товарищ подполковник? - не нарушая субординации, выдохнул он.

Дроздов махнул рукой.

-Докладываю, товарищ майор. У вдовы Гадюкина действительно сегодня был посетитель. Зовсим недавно!

-И кто же он, Нестор? - с видом победителя улыбнулся Зайцев.

-Зиновьев, по кличке "Фидель". Тетрадь какую-то искал...

Зайцев закашлялся и судорожно стал тыкать сигарету в пепельницу, потом схватил графин, наплескал воды в стакан и жадно выпил.

-Вот видите! - немного отдышавшись, сказал он сдавленным голосом, - Я был прав: все сходится на Фиделе!

На самом деле он ожидал услышать о Каменеве или, на крайний случай, о неведомом человеке азиатской внешности, но многолетний опыт контрразведчика приучил его оборачивать даже проигрышные моменты в выигрышные.

-Служба наружного наблюдения, надеюсь, ведет Каменева? - спросил Дроздов у Тараскина. Тот утвердительно кивнул:

-По пятам идут, можно сказать. Никуда не уйдет!

-И где он сейчас?

Тараскин подошел к рации оперативной связи и, включив передатчик, проговорил:

-Сова, Сова, ответьте Дрозду. Как слышите? Прием...

В микрофоне щелкнуло и раздался приглушенный голос:

-Я Сова. Слышу вас Дрозд, прием.

-Где ведомый? Прием...

Щелчок микрофона, тихий голос:

-Ведомый зашел в дом Зиновьева по Трубогнутой 6 и находится там уже час. Какие указания? Прием...

Все присутствующие в комнате одновременно посмотрели друг на друга, не решаясь первым дать команду, за которую, может быть, потом можно будет лишиться кое-чего.

-Продолжайте скрытое наблюдение.... Информируйте о всех передвижениях. Как поняли, прием..., - наконец решился Дроздов.

-Понял Вас, я Сова. Буду на передаче.

Несколько минут все молча смолили сигареты и поочередно прикладывались к графину с водой. Наконец, Дроздов не выдержал:

-Что это всё значит, ангидрит вашу мать!

Сергей Зайцев встал с кресла и с задумчивым видом посмотрел в темноту улицы, освещаемую фонарями. За окном было довольно пустынно - только редкие прохожие проходили в этот час мимо, да и те старались пройти другой стороной улицы. Воздух был тепл и свеж.

"Сейчас бы на дачку, с бабами!" - помимо собственной воли мелькнула мысль у Сергея и он усилием воли отогнал её прочь.

-Что это значит? - переспросил он, - Это значит, Андрей Ильич, что агент Фидель либо совершает преступление, либо исполняет свой гражданский долг. Последнее для вас, как я понимаю, предпочтительнее...

Дроздов побледнел и вытащил из пачки очередную сигарету. Щелкнул микрофон:

-Я Сова, я Сова. Дрозд, как слышите? Прием...

-Слышу вас, Сова, я Дрозд, говорите..., - Тараскин состроил серьезное, озабоченное лицо.

-В доме по известному адресу погас свет. Жду указаний. Прием...

Все, сидевшие в комнате, переглянулись еще раз.

-Може они спать легли? - предположил Гандыба.

-Логично, - кивнул головой Зайцев, - Время уже двенадцать часов, можно и спать лечь. Только не спят они...

-А чого ж они делают? - развел руками Гандыба, - В темноте и горилки не выпьешь!

-Чую, неспроста все это. Что-то происходит. Зачем Зиновьев тетрадку искал? А? Где твои наружники, Тараскин, - забеспокоился Зайцев. Тот подошел к микрофону и забормотал:

-Сова, Сова. Я Дрозд. Где расположились люди? Прием...

Щелчок:

-Дрозд, Я Сова. Слышу вас. Один в машине, один у ограды. Свет так и не зажигался. Жду указаний. Приём...

Зайцев поглядел на Дроздова, тот поглядел на Гандыбу, Гандыба выпил стакан воды. Зайцев вздохнул и сказал Тараскину:

-Пусть осторожно заходят в дом. Оружие наизготовку. Может быть огневой контакт.

Тараскин вздохнул и пробормотал:

-Сова, Я Дрозд. Действуйте по третьему варианту. Готовность номер один. Как поняли? Прием...

-Понял вас Дрозд. Я Сова. Вариант три, готовность один. Отбой до контакта...

Микрофон щелкнул и затих.

Двое агентов ФСБ с пистолетами наизготовку осторожно вошли вовнутрь ограды. Вокруг было темно и тихо, если не считать далеких звуков с соседней улицы, где, очевидно, шла какая-то гулянка.

Сделав несколько шагов, они уже приготовились открыть дверь, как вдруг из конуры, невидимой в темноте, со злобным лаем бросилась какая-то шавка и вцепилась одному из них в ногу.

-А-а-а, падла! - завопил тот, отбрыкиваясь, - Пусти, сука! Пашка! Давай в дом!

О скрытности речь уже не шла. Оперативник Паша с грохотом вломился в дом и зажег свет. Преставшая его взору картина его успокоила.

-Слышь, Дим, иди сюда. Погляди на натюрморт. Да дай ты этой падле по рылу!

Послышался собачий визг и оперативник Дима, чертыхаясь, вошел в дом.

Фидель спал по-прежнему за столом, уронив голову в тарелку с капустой. В одной руке он сжимал незажженную сигарету, во второй держал пустой стакан. На столе в художественном беспорядке были разбросаны куски колбасы, рыбьи очистки, консервные банки и окурки сигарет. Монументально возвышались полупустая бутылка водки и две бутылки пива.

-Да-а, погуляли..., - заметил Паша, - А где же ведомый?

-Да вон он спит, - махнул рукой Дима, - На кушетке. Нажрались, сволочи. А Фиделю я лично морду набью за порванные брюки и укус!... Пойдем, посмотрим, что там.

Они подошли к спящему Сунь Высуню и осторожно перевернули его на спину. Из кармана выпала тетрадка с надписью "Описание модулирования полимерных реакций на базе высокомолекулярных фенолосодержащих соединений при повышенных значениях давления и температуры".

-Смотри, Паш! - шепнул Дима. Паша понимающе кивнул и, достав рацию, пробормотал:

-Я Сова, я Сова. Дрозд, как слышите? Ведомый обездвижен, компромат при нем. Дальнейшие указания? Прием...

Рация щелкнула голосом Дроздова:

-Что значит обездвижен? Какой компромат? При нем, тьфу, прием...

-Пьян до беспамятства. При нем тетрадь явно секретного характера. Прием...

-Берите ведомого. Вещдок в пакет: сохраните пальчики. Где Зиновьев? При нем? Прием...

-Спит. Будить бесполезно. Приём... или при нём?

-Хрен с ним. Давайте в управление. Пришлем бригаду на осмотр места. Отбой.

Дима с Пашей переглянулись и, аккуратно положив тетрадку в полиэтиленовый пакет, закурили.

-Слышь, Дим. А чего-то этот на нашего ведомого непохож: смотри какая рожа - глаза как у японца.

-Это он от водки опух.... Всю морду перекосило. Чего, сам что ли не знаешь? Вон сколько выжрали...

Паша вздохнул и, загасив окурок, бросил его в печку.

-Ну ладно, потащили, что ли? - сказал он.