Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 7

Читать книгу Операция
4216+926
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 7

Мы приземлились в круглой долине и сошли с ковра. Вокруг — ни души.

В целом этот бывший кратер огромного вулкана был по-своему красив. Он зарос травой, кустами и вечнозелеными деревьями, так что и не подумаешь, что раньше здесь бушевала лава. По краям впадины простирались утесы из песчаника, похожие на груды золота. На западном и восточном гребне на поверхность выступали пласты геологических пород. А сверху царственно раскинулось синее небо. Но палочка Джинни привела нас на опустошенный лавой склон. Перед нами лежала черная застывшая корка, твердая и горячая от солнца. Острые гранитные осколки с нетерпением ждали, когда мы споткнемся, чтобы вонзиться в тело.

Жизнь теплилась даже здесь — в тоненьких ростках, вьюнках и неприхотливой траве, серых плетях лиан и даже крошечных цветочках. Но все местечко было не из приятных.

— Тебе лучше оборотиться, Стив, — тихо промолвила Джинни, глядя перед собой. — Нам нужно быть во всеоружии.

— Лады!

Я только и ждал ее предложения. Я зашел за ковер. Наши агенты открыли багажник и вытаскивали свою аппаратуру.

— Если вы потеснитесь, я обернусь. Зато у нас будет, по крайней мере, хороший нос.

— А… а ультрафиолет вам не повредит? — поинтересовался Моу, размазывая по лицу крем от загара.

По-видимому, он не очень разбирался в оборотнях. Ну, нельзя же знать все на свете.

— Сам по себе нет, разве что я стану загорелым, когда приму прежний вид. Когда я снимался в кино, то приходилось подолгу торчать под довольно мощными эдисонками. — И добавил, чтобы занять время, пока они разгружали багажник: Обычно считают, что оборотни — ночные существа. А все потому, что полная луна вызывает определенную поляризацию, которая подстегивает нужные гормоны. Если рассвет застиг тебя в зверином обличье, то ты здорово влип. При дневном свете оборачиваться невозможно. Чего только не выкинешь, чтобы выжить еще целый месяц, до нового полнолуния. Потому за нами укрепилась дурная слава. Что, в свою очередь, повлекло жестокие расправы и в конце концов послужило нам на пользу.

— А, теперь понятно. Бюро, знаете ли, наняло нескольких оборотней.

— Вот именно, что нескольких. Мы не очень-то любим ходить строем, поскольку древние инстинкты в нас сильней, чем в ком-либо другом.

— Мне не приходилось еще встречаться с такими, как вы, мистер Матучек. Ни по службе, ни в обществе, — улыбнулся Моу. — А если и встречался, то не знал.

Я кивнул.

— Ну, для начала, нас и вправду мало. Кроме того, спрос на наши способности вовсе невелик. Цирк, шоу-бизнес. Чары и маготехника способны делать сейчас куда большие чудеса. Иногда мы можем пригодиться в полиции, в армии. Заповедники из кожи вон лезут, чтобы заманить кого к себе на работу, но уж больно паршивая там зарплата. Потому оборотни не спешат открываться, чтобы не было слухов и дурацких вопросов, и предпочитают менять облик только ради удовольствия или развлечения близких знакомых.

— У них есть тайные социальные группы, — заметил Свекаюший Нож. — Не просто львы, лоси или олени.

— Едва ли это касается Китая, — сказал Моу. — Недавно я слышал, что ученые до сих пор не сошлись во мнении, насколько это зависит от культуры, насколько от генетики. Насчет генетики — это моя догадка, поскольку японцы отличаются от нас.

Я удивился:

— А разве китайцы и японцы — не родственные народы?

— Не совсем. Предки японцев вышли из Юго-Восточной Азии. Мне говорили, что тигры-оборотни встречаются именно там.

Однажды я имел с таким дело, он был с Ближнего Востока.

— Вредные твари, хотя достаточно редкие. Человек должен быть невероятно высоким и крепким, чтобы носить в себе нормального тигра. Леопарды-оборотни, оборотни-олени, волколаки…

В голове всплыла прилипчивая студенческая песенка, на мотив „В старые добрые времена“:

„Мы с тобою волколаки, потому что — волки Локи, и мама волколак, и папа волколак, мы с тобою — волки Локи, мы с тобою волколаки“…

— Все, Стив, место свободно, — перебил мои мысли Боб. Он запыхался, пот проступил на буревестниках, полумесяцах и прочих картинках, которые красовались на его теле. Я с удовольствием отметил, что среди багажа оказался морозильничек и четыре термоса, вероятно — на ленч. Наверняка в термосах плескался охлажденный лимонад или чай со льдом, но я надеялся, что в морозильнике найдется несколько баночек пива.

Я сбросил ботинки и одежду, до самого вязаного исподнего. Закинув шмотки на сиденье, я забрался в багажник. Сверкающий Нож захлопнул крышку. Скорчившись в темноте, я нащупал поляризатор, который болтался на шее, и включил его.

И сбросил человеческий облик.

Потом постучал лапой по крышке. Боб выпустил меня. Сразу же поплохело. Я был обычным лесным волком, а не степным койотом, но подушечки лап у меня не уступали доброй коже башмаков. Вот жару терпеть было труднее. Потели у меня только лапы и черный нос. Я вывалил язык. Ветерок продул меня от кончика языка — совершенно непередаваемое ощущение — до самого обрубка хвоста. Еще больше допекал яркий свет. Глаза у меня, конечно, близорукие, зато очень чувствительные. Джинни поспешила ко мне, на ходу вынимая из кармана пару солнцезащитных очков. Она водрузила их на мой нос. Я заказывал эти очки у окулиста, так что видел теперь не хуже, чем раньше.

Не думайте, особо это ничего не давало. Приглушенное человеческое сознание обрадовалось, но я был теперь в основном зверем и полагался на нюх и слух. Потоки ветра шевелили волоски в ушах и гладили кожу на носу, сам вкус воздуха… Нет, словами не опишешь. Не придумали еще такой язык. В траве прошуршала ящерица. Нос сообщил, что это холодное и вкусное мясцо, но не мог же я щелкнуть зубами и ухватить зверька, как пирожное с подноса. Неподалеку грелась на солнышке гремучая змея, испуская острый тревожный аромат: не тронь меня! Вьюнок теплился под лучами солнца, от лавы шел терпкий запах древности…

— Готов? — спросил Боб. — Тогда двигаем.

Следующие несколько часов я помню смутно. Хотя я был быстрее и сообразительнее, чем в человеческом обличье, но мой интеллект дремал. Кроме того, я никогда не был колдуном. Знал кое-какие заклялки на каждый день, плюс необходимые по работе, плюс отдельные наговоры, подхваченные то тут, то там. Но Искусство моих спутников было гораздо сложнее и глубже, притом развивалось по трем разным направлениям.

Джинни нацепила черные очки и выпустила Эдгара в полет, словно это был ловчий сокол. Палочка в ее руке дрожала, выискивая след. Звездный свет на ее конце то разгорался, то почти гас. Жена бормотала что-то на незнакомом языке.

Сверкающий Нож танцевал. Орлиные перья на голове подрагивали, одеяло на плечах развевалось, словно его трепал жестокий ветер. Он тонко завывал, потряхивая тыковкой-погремушкой. Иногда он умолкал, прохаживался по опустошенной земле, нагибался, поднимал кусочек базальта и принюхивался. Потом некоторое время размышлял над находкой. Иногда Боб усаживался на камни, скрестив ноги, устремлял перед собой недвижный взгляд и совершенно отрешался от окружающего.

Моу медленно ходил кругами и тоже часто останавливался. Он держал папку с листами бумаги, на некоторых были китайские иероглифы, некоторые казались пустыми. К папке был прикреплен футляр с разными приборами. Моу сверялся с компасом, угломером и балансиром. Потом заглядывал в текст. Авторучкой делал какие-то пометки или зарисовывал окружающий пейзаж. Еще что-то писал — то ли расчеты, то ли заклинания.

Я же метался туда и сюда, держа нос по ветру или близко к земле. Жучки, суслик, нора земляной мыши, перо стервятника, брошенная кость… Я отшатнулся от маленького кустика. Он вонял собачьей мочой, чабрецом и скунсом. Ничего себе аромат!

Я обошел вокруг и наткнулся на первое доказательство. Но в это же время на ближайший камень опустился Эдгар. Ничего бы мы не обнаружили, если бы наши маги не колдовали — заклинали, тянулись, работали — в правильном направлении.

Следы кто-то постарался замести, но они были слишком отчетливы, чтобы исчезнуть так скоро. Я оскалился и наморщил нос… В полдневное небо полетел долгий вой.

Все кинулись ко мне. До меня еле доносились их возбужденные голоса: „Демоническая природа… Никогда не встречал такой силы… Я тоже, если не считать… Мистер Моу?.. Дайте рассмотреть получше. Если мистер Матучек чуть сдвинется в сторону…“ В нос попала пылинка, и я чихнул. В самый раз — нос освободился от проклятой вони.

— Кажется, это шэнь… Не слишком ясно отпечаталось, — медленно произнес Моу. — Может быть, что другое… нет, геомантия доказывает…

Мы рьяно бросились на дальнейшие поиски. Смутный, временами исчезающий след вел нас к далекой Твердыне.

— Возможно, здесь не обошлось без какого-нибудь о-бакэ, — услышал я бормотание Моу. И ничего не понял.

Сам я обнаружил след крупного толстого мужчины, от которого воняло как от обыкновенного человека, за одним исключением — я перепугался до чертиков. Спрятал покалеченный хвост между ног и, не издав ни звука, ткнулся носом в джинсы Джинни.

Моя жена и остальные спутники воспользовались собственным Даром. Эдгар сел на плечо Джинни и каркнул ей в ухо. Она мрачно кивнула.

— Боюсь, это не по моей части, — сказал Моу через несколько минут.

— По моей, — ответил Сверкающий Нож. — Нас предупреждали… — Он зыркнул на Джинни. — Это Койот?

— Совершенно верно, — ровным голосом отозвалась она. — Он встретил здесь кого-то, кто это был или что это было — неизвестно. Но встретились они именно здесь. А он, по дурацкой привычке, метил территорию.

А мне это казалось обычным делом!

— Фу Чинг назначил ему встречу? — предположил Боб.

— Неизвестно, — ответил Моу. — Давайте пройдем дальше.

Прошли. На горизонте показался купол Твердыни, его очертания дрожали и расплывались в жарком воздухе. Вокруг суетились крохотные фигурки — агенты ФБР. Вероятно, наши поиски подошли к концу.

Как оказалось, нет. Сверкающий Нож указал на последнюю улику — вытоптанную траву и раскиданные камни — и махнул мне рукой. Отчетливо слышались запахи людей. Их оставили Койот и его дружки. Тем не менее следы читались яснее некуда. Я услышал, как Боб начал объяснять остальным:

— Кто-то прилетел на метле и прошелся в сопровождении Созданий. Это был мужчина, насколько я могу судить по размеру следов. Стив, ты смог бы опознать при случае этот запах?

Я покачал головой. Через пару дней такой погодки не останется и намека на запах смертного существа. Потом я вздрогнул и зарычал. Отзвук? Оттенок? Нет, быть не может. К тому же мы, волки, не закладываем своих друзей.

Мы еще полазили здесь некоторое время, но почти ничего не нашли. Увы, мы дико устали и проголодались, и успели опустошить фляжки. Потащились обратно к ковру. Эдгар полетел вперед, и когда мы пришли, он уже был там.

— Ленч! — хрипло объявил ворон.

Мои спутники принялись готовить закуску. Я залез в багажник и оборотился. Мне здорово пришлось тренироваться, чтобы проворачивать подобное. И укромное местечко — еще далеко не все. Сначала я кувыркнулся на спину, чтобы поляризатор оказался на животе. Придерживая прибор левой лапой, я правой нажал на кнопку. Потом я зажал его под челюстью, позволив осветить мое брюхо, ноги и хвост. Не особо приятная процедура, зато весьма способствует трансформации.

Когда я вылез. Сверкающий Нож вызвал местный штаб и принялся докладывать обстановку на среднешумерском. Этот язык реконструировали с помощью техники оживления табличек, но до сих пор его почти никто не знал. Он был в ходу у военной разведки и ФБР, чтобы предотвратить утечку информации. Не только маги использовали свой специальный язык для заклинаний.

Когда он договорил, а я оделся, остальные соорудили бутерброды, картофельный салат и выставили охлажденные напитки. Вот черт, пива все-таки не было. Боб Сверкающий Нож на работе — настоящий бойскаут! Ну, я так хотел пить, что подошел и чай со льдом. Мы вытащили из „Лендровера“ переднее сиденье и устроились в тени ковриолета друг напротив друга, держа тарелки на коленях. Эдгар получил свою долю и усердно отщипывал клювом по кусочку. Показывая всем видом, что он заслужил эту награду.

Я снова мог нормально мыслить и теперь ждал объяснений.

— Так что мы там нашли? — вопросил я.

— Много чего, — отозвался Сверкающий Нож. — Вряд ли бы мы справились, если бы не вы с Джинни. — Ворон возмущенно уставился на него. — И Эдгар, конечно! Пока сюда доберется спецбригада, сама природа скроет все важные улики. Природа не терпит пустоты, она заметает след, уносит запахи и звуки, туманит мысли и стирает воспоминания. От имени всей страны выношу вам благодарность.

Боб всегда предпочитал расплачиваться на месте, не возвращаясь в кабинет. И все равно мне он нравился. Жаль, что мы не сходились во взглядах на многие вещи.

— А теперь, — продолжил он, — у нас есть прямое доказательство того, что Койот был причастен к событиям вчерашней ночи. Вероятно, демонам… гм, да, демонам не нужно было подходить ближе. Оттуда они спокойно могли ослабить защитные заклятия.

— Как?

— Очень осторожно, поскольку с виду ничего не изменилось и сигнализация не сработала, — сказал Моу. — Твердыня была защищена от магии западной, белых людей, индейцев и пара-нормальных воздействий. И не предусматривала ничего более сильного. Отсюда нападения никто не ждал. К тому же мы до сих пор почти ничего не знаем о магии Дальнего Востока. Полагаю, что эти Создания и позволили Койоту сыграть свою злую шутку.

„Именно, — подумал я, — подлинно азиатскую!“

— Но я могу с уверенностью сказать, — продолжал Моу, — что они не смогли бы справиться с задачей, если бы им не помогал и не направлял кто-то знакомый с местными условиями и местной магией. Вероятно, это был человек, который их и встретил.

— Вы несколько раз повторили слово „они“, — осторожно сказала Джинни. Кого или что, кроме Койота, вы имеете в виду?

— Ах, если бы я только знал!

— Я училась в Гарварде и Трисмегисте, а не в Беркли. Мистер Моу, вы упоминали шэня. Насколько я помню, это китайские Создания, порождения стихий, но не настолько, как их западные собратья. Можно поподробней?

Моу чуть не подавился бутербродом с ветчиной. Мы с Бобом тоже встрепенулись.

— Я и сам не до конца разобрался. — признался Моу. — Китайское „шэнь“ означает то же, что и английские „дух“ или „демон“, или добрый или злой „гений“ в средние века. Некоторые шэни принадлежат стихиям, как вы верно заметили, но люди не могут вызывать их так же свободно, как, скажем, гидр или саламандр. Другие… ну, не души, конечно, но какие-то части людей, тени, которые остаются после их смерти. И если им потом воздают почести или взывают о помощи, как к некоторым древним святым… ну, только святостью здесь и не пахнет… тогда со временем эти духи растут и могут сделаться необычайно сильными. — Он вздохнул. — Я могу проболтать весь день, но так и не добраться до сути. Посмотрите статью о шэнях в „Магической энциклопедии“.

— В отличие от местных святых шэни не обязательно бывают добрыми, так? нахмурилась Джинни.

— Именно. В большинстве своем они безвредны, но встречаются и недобрые создания. Как в Японии, только там для каждого есть свое название. Злые питаются страхом, который они внушают, и жертвами, которые им приносят, чтобы снискать расположение. Они сильно смахивают на западных демонов. Разве что их природа не духовна. Злые шэни могут причинять как моральный, так и физический вред.

— Как и демоны, — сказал я, кое-что припомнив. „Значит, с другой стороны, их можно убить!“

— Все ли шэни Уснули, когда наступил век железа? — не отступалась Джинни.

— Вроде бы все, разве что несколько осталось в каких-нибудь изолированных районах, — ответил Моу. — Когда они наконец Пробудились, злые шэни обнаружили, что здесь можно как следует развернуться. Хаос, который царил в стране после падения Маньчжурской династии, предоставил им огромные возможности. После того как трон Сына Неба перешел к Сунь, даосы организовали настоящий крестовый поход против шэней.

— Знаю. А кто не знает? Продолжайте, пожалуйста.

— Но остался нерешенным вот какой вопрос: куда девались уцелевшие злые твари? Были кое-какие догадки. Вот теперь мы можем сказать что-то определенное.

— Гм-м. Вы считаете, что, вероятно, под руководством доктора Фу они устроили провал нашей космической программы. Каким-то образом они сошлись с Койотом, который стремился к тому же…

Тут в разговор вступил Боб Сверкающий Нож.

— Точно! А свел их человек, который прилетел той ночью — проверял, хорошо ли сделана работа. А ведь неплохая версия наклевывается.

У меня все сжалось внутри. А про себя я решил, что операции „Луна“ необходима служба безопасности, пусть даже она ничего не сможет сделать.

— Когда мы шли по следу, вы упомянули еще какое-то Создание, — напомнила Джинни. — Я сама его почуяла, только не знала, как оно называется. Кажется, что-то более… жуткое. Вы произнесли еще какое-то японское слово.

— О японских духах мне почти ничего не известно — ками, о-бакэ, что там еще… Они сильно отличаются от китайских. Оми, например, похожи на скандинавских троллей. Но вам должно быть известно, что японские синтоисты, как и даосы в Китае, стараются ограничить влияние так называемых нежелательных Созданий. Можно скептически относиться к методам работы этих учреждений — как я, — но обе стороны выступают в роли очистителей от скверны.

— Итак, демоны пытаются взять власть в свои руки. Отсюда логично вытекает, что японские и китайские злые создания заключили бы союз. Но вы, джентльмены, считаете, что они обратились за помощью к людям. Каким людям?

— Может быть, к доктору Фу, — быстро предположил Боб. — Хэй, мы славно потрудились сегодня. Давайте доедим и отправимся в более уютное местечко.

Мы с Джинни переглянулись. Эдгар тоже зыркнул в нашу сторону. Мы сообразили, что наш предводитель решил закрыть тему. Почему — неясно, но он определенно не хотел продолжения разговора.

Вскоре мы прибыли в Грант, изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами. Потом и вовсе замолчали. Ничего, кроме дела, нас не связывало. И все же, что бы мы ни думали в будущем, я был рад снова встретиться с Бобом Сверкающий Нож и познакомиться с Джеком Моу.

На парковочной стоянке мы распрощались.

— Я буду на связи, — туманно заявил Боб, но другого мы и не ожидали. Джинни, я и Эдгар вернулись к нашей метле.

— Что ты обо всем этом думаешь? — спросил я, когда мы поднялись в воздух.

— Думаю, что хорошо бы сейчас проснуться, — вздохнула она.

Бедная моя, ей досталось больше, чем мне, хотя держалась она молодцом. Я хлопнул жену по плечу.

— А как насчет выпить чего-нибудь холодненького?

— О, это лучшее предложение за весь день! — рассмеялась она.

Оказалось, что выполнить обещание не очень-то и легко. Бен отправился в горы с семьей лучшего друга. Бэл, которую мы достали до печенок приглядыванием за Криссой, уже не дулась на нас. Правда, она засела с подружками в кафе, где подавали шаурму.

Пришлось справляться самим. А потом наша младшенькая затребовала рассказов, шуток и ласки. Свартальф милостиво взял часть забот на себя.

Так что прошло почти два часа, прежде чем я взялся за почту. Джинни усадила Криссу смотреть фильм про ведьму Ванду и явилась как раз тогда, когда я бормотал… ну, скажем, „так-так-так“.

— Что там еще?

— Посмотри сама. — И я протянул ей послание.

Заголовок гласил: „Инспекция Обеспечения Подоходного Налога“. Над операцией „Луна“ в целом и нами в частности нависла угроза аудиторской проверки. Поскольку мы заявили, что часть наших домашних расходов является производственными затратами, то аудитор хотел бы встретиться с нами на дому. С наилучшими и так далее.

— Совпадение? — предположил я. — Или происки Врага?

— Понятия не имею. — На фоне белых стен и желтых светильников у Джинни резче проступили скулы. — Может, и совпадение.

— Наверное, тебе потребуется время, чтобы собрать все бумажки?

Слава богу, она переложила это бремя на свои плечи.

— Ерунда. Но… — Она посмотрела мне прямо в глаза.

Стив, чем больше я думаю о том, что случилось сегодня, тем сильнее убеждаюсь, что нам нужно повидаться с Балавадивой. Чем быстрее, чем лучше. Хорошо бы завтра. Пока я буду утрясать этот вопрос, свяжись с Барни Стурлусоном.

Она вышла. Я направился к телефону. На Срединном Западе уже ночь, но я его вызвонил.

— Н-да, — прогундосил он, заполняя весь экран. Крупная голова с седым ежиком покачивалась взад и вперед, так что он был похож на льва, только что подзакусившего шакалами. — Они уже лазают по всем „Норнам“. Не хочу тебя пугать, особенно после этого взрыва, но… Ладно, не дергайся и не забывай, что на нас работает опытнейший специалист по налоговой дьявольщине.

Мне полегчало. Ни мы с Джинни, ни „Норны“ не совершали никаких махинаций. Наверняка это просто досадная ошибка, но… Я позвонил в местный налоговый отдел и назначил встречу на послезавтра. Вернулась Джинни и сказала, что Балавадива примет нас завтра утром. Я даже подумал, не колданула ли она, чтобы все так удачно сложилось. Жена смешала джин с тоником, я налил себе пива, и мы отправились в патио, где решетки поросли жимолостью. Нужно ловить момент и наслаждаться жизнью, пока можешь.