Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 46

Читать книгу Операция
4216+993
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 46

Балавадива ждал нас у начала тропы. Он был тоже одет по-походному, разве что на лицо легла тонкая паутина раскраски, а из-за пояса выглядывал магический жезл. Я решил, что остальные священные предметы он положил в заплечный мешок. Мы двинулись в путь.

Голая красноватая скала высилась над песчаной пустыней. Отвесные склоны поднимались все выше и выше, за много столетий ветер вырезал на них причудливые узоры. Вдалеке виднелись небольшие плато, а потом стены снова вздымались вверх, до самой вершины. Отсюда, от подножия, мы видели только общую картину — неприступную гору, которую мы должны преодолеть.

Небо затянули тяжелые свинцовые тучи. Солнце не могло пробиться сквозь их покров, и земля окрасилась странно-желтым светом. Завывал ветер. С каждой минутой его вой становился все громче. Похолодало.

— Вам лучше оборотиться, Стивен, — прокричал Балавадива, силясь заглушить рев непогоды. — Нам может понадобиться ваша сила во время подъема и после.

Досадно, ведь у волка свои пределы. Джинни взяла меня за руку. Мне стало легко и спокойно.

Я передал ей кулон с коммуникатором. Джинни поцеловала меня. Я вернул поцелуй. Я запомню эти минуты до конца жизни… кроме Эдгара, который теребил клювом мои волосы, склонившись с плеча хозяйки. Естественно, с самыми лучшими побуждениями.

— Вы идите, — предложил я, — а я догоню.

— Лучше отправиться, пока мы не устали, — кинула Куртис, — и погода еще не разгулялась. — Она оглянулась на Фьялара, который накинул самый маленький плащ — Бена — и ворчал, что он-де слишком длинный. — Все нормально?

— Йа, — буркнул он. — Вот уж Тор повеселится.

Он понятия не имел, что такое наши грозы. Они обычно разражаются летом, но могут налететь и в октябре. Нет, сегодня погода испортилась неспроста.

Мои товарищи начали подъем. Они вскоре исчезли за камнями. Я забрался в багажник, прикрыв его сверху сброшенной одеждой. Холод пробрал до костей. Посветил поляризатором и обернулся. Можно было особо не прикрываться, вокруг и так было темно.

Волчья шерсть и волчья кровь согрели меня. Я выскочил из багажника и завыл громче ветра. Вокруг пахло влажной землей, травой, оленем… Я полетел как стрела.

Тропа была вытоптана многими поколениями шаманов. Но неопытный следопыт вполне мог не заметить ее. Узкая, неприметная, она вилась меж камней вверх, как змея, готовая ударить. Может, зуни ходили по другой, более удобной тропке. Может, именно этот опасный маршрут должен стать частью нашей жертвы, нашего искупления. Не знаю. В моем зверином облике я вообще думал мало. И уже позабыл о вопросе. Я гнал вперед.

Вскоре я настиг спутников и приноровился к их шагам. Всем им уже приходилось подниматься в горы, и шли они медленно, размеренно и осторожно, чтобы не оступиться и не споткнуться. Берегли силы. Фьялару приходилось чаще переставлять короткие ножки, но он был выносливей остальных. В правой руке гном сжимал молот, который прихватил из кузницы. Дань религии, символ колдовства или просто нехитрое орудие битвы? Он ухмыльнулся, увидев меня. Джинни погладила меня по голове, Куртис потрепала по шее, Эдгар каркнул: „Привет!“ Балавадива, который шел впереди, оглянулся и приветствовал меня улыбкой. Мы шли.

Иногда мои спутники останавливались передохнуть, попить воды из фляжек и вбросить в рот пару горстей изюма. Джинни налила мне воды в углубление в камне, чтобы я мог свободно лакать, и дала кусок хлеба. Мы почти не разговаривали, тем более что голоса заглушал рев ветра. По сигналу священника мы снова поднимались и продолжали путь.

Небо стало совсем черным. То тут, то там разрывались молнии. Каждая белая вспышка высвечивала бесконечный склон горы. Гром гремел, как чудовищные колеса телеги, которая все ниже спускалась с небес на землю. Грохот отзывался в каждой клеточке тела. Ветер стонал, выл и рычал.

Пошел дождь, ударил град, выхлестывая из наших тел последние искры тепла. Он леденил кровь, застилал глаза, сбивал дыхание. Мы не услышали крика Балавадивы, зато заметили, как он махнул рукой на очередную голубую вспышку. И сделали как он — растянулись на земле, чтобы не стать мишенью для молний. Фьялар замахал молотом.

— Развлекаешься? — заревел он. — Но, Тор, это уже не смешно, чесслово!

Я решил, что гном говорил по-английски, чтобы приободрить нас. Эдгар спрятался под камень.

По тропинке хлынул поток воды. Бурный ручей, глубиной не больше дюйма, но ярости ему было не занимать. Земля, на которой лежала Куртис, моментально пропиталась водой и подалась. Она заскользила в сторону, к краю откоса, а внизу ждали острые камни. Пилот попыталась ухватиться за ближайший валун, но тот покатился следом.

Я подобрался и прыгнул. Лапы заскользили по вязкому месиву. Я ухватил плащ Куртис и потянул. Она замерла на самом краю обрыва. Я изо всех сил пытался удержать женщину в этом неустойчивом положении.

Поток все хлестал. Потом совершенно неожиданно, как и началось, это безумие прекратилось. Дождь и град прошли, ветер успокоился, небо просветлело, ручей иссяк. Мы с Куртис — оба на четвереньках — отползли подальше от края.

Она встала и обняла мою промокшую шею.

— Я снова твой должник, Стив, — хрипло прошептала она. — Надеюсь, ты будешь почетным свидетелем на моей свадьбе… я уговорю жениха… а потом крестным отцом.

Даже в волчьем обличье я был тронут.

Я выдал что-то вроде: „Шашибо“ и помахал обрубком хвоста. Джинни подняла мою морду и поцеловала прямо в нос.

— Могучий Греттир не смог бы справиться лучше! — воскликнул Фьялар. Балавадива благословил меня.

Мы начали карабкаться дальше. Мы с гномом представляли еще то зрелище его борода и моя шкура обвисли и покрылись грязью. Ничего, терпеть можно. Ледяной ветер доставлял другим больше неприятностей, но плащи защитили их от дождя и теперь кое-как не давали промерзнуть. Правда, ни Джинни, ни Куртис сейчас не смогли бы занять первое место на конкурсе красоты.

Стало чуть полегче. Узенькая тропка превратилась в широкую каменную ложбину, разве что усеянную лужами. Тучи отступили, открыв ясное голубое небо. Ветер утих. Стало слышно лишь скрип камешков под подошвами и хриплое дыхание. Стало холоднее, но это был добрый холод — словно порыв морского ветра.

Солнце закатилось за Аризону. Ночь наступила внезапно, выкатив на небо мириады звезд. Они давали достаточно света, чтобы видеть проход, зато все остальное потонуло во мраке. Поскольку я был зверем, то мог бежать быстрее своих спутников. Но я шел рядом с женщинами и настороженно прислушивался.

Время от времени они заговаривали с Валерией. Девочка была исполнена надежд. В ее возрасте никто не верит, что может умереть. Она поспала, крепко затянув ремни, поела и выпила воды, позаботилась о Свартальфе и прилежно занялась упражнениями с Фотервик-Боттсом. Когда голубой шар Земли и серебристый — Луны — приблизились, она вообще приободрилась.

Но Луна стала расти, заслоняя собою все небо, так что стали ясно различимы все кратеры и горы на поверхности.

— Она опускается, — сказала Джинни. Голос жены дрогнул.

— Мы не успеем, — горестно выдохнула Куртис. — Если бы мы точно знали положение корабля….

— Боги-боги, — простонал Фьялар. — Долго нам еще тащиться?

— Два часа, если не собьемся с. тропы, — тяжело уронил Балавадива. — На вершине нам еще нужно будет добраться до места, где собрались Возлюбленные Боги. Когда девочка сядет на Луну, они затянут призывную песнь. Неизвестно, сможет ли она снова взлететь без земного предмета в ускорителе и будет ли лететь быстро. Я не уверен, что для этого подойдет любой предмет, который она достанет из кармана.

— Я скажу ей, — добавила Джинни. — Если она не сможет увернуться, то пусть попытается изменить полет, сядет в другом месте. На светлой стороне Луны могут жить только демоны. Она должна дотянуть до темной стороны.

— В любом случае мы должны успеть раньше, — обыденным голосом сообщил священник. — Пока мы ничем не можем ей помочь. Если дойдет до сражения, мы должны быть на месте.

— Значит, вперед!